Реклама 18+

«Перед «Челси» сказал себе: кайфуй, ты шел к этому всю жизнь». Чистяков – о длинном пути в «Зенит» и сборную

Теперь – лучший защитник РПЛ по игре вверху.

Осенью 2021-го «Зенит» пережил самые серьезные изменения в эпоху Сергея Семака. Тренер разбил связку Артема Дзюбы и Сердара Азмуна и перешел на 3-4-3 – благодаря постоянной игре Вендела в центре поля и подписанию Клаудиньо «Зенит» стал гораздо чаще играть низом.

Перемены в атаке сделали «Зенит» более ярким, но изменение основной схемы не прошло бы так гладко без качественной игры Дмитрия Чистякова. Когда «Зенит» играл в четыре защитника, Чистяков проигрывал конкуренцию Деяну Ловрену и Ярославу Ракицкому, а при трех центральных занял позицию страхующего.

28-летний Чистяков – воспитанник «Зенита», но путь к основе получился тяжелым. В середине 2010-х Дмитрий не всегда попадал даже в состав «Зенита-2» Владислава Радимова. Дальше – поиски себя в армянской «Мике», «Шиннике» и «Тамбове». Летом 2019-го случилась вспышка в «Ростове» – и дальше только рост.

В 2022-й Чистяков зашел в статусе не только основного игрока «Зенита», но и футболиста сборной России. Впервые Чистякова вызвал еще Станислав Черчесов, а в октябре 2021-го Дмитрий дебютировал при Валерии Карпине.

Александр Дорский поговорил с Чистяковым о пути в родной клуб, блестящей игре вверху (по ней Дмитрий – лучший центральный защитник России) и проблемах при начале атак.

Дебютировал в РПЛ только в 25 – до этого не хватало физики. Помогли поездка в Армению и игра в «Шиннике»

– Ты дебютировал в РПЛ только в 25 лет. Что не получалось до этого?

– Физически был не готов. Какой-то рост пошел, когда уехал в чемпионат Армении – там играл в аренде в «Мике». Но уже тогда мне был 21 год. После этого был «Шинник», в Ярославле стал еще покрепче. Плюс, конечно, стал постоянно играть – появилась уверенность.

– Как прибавлял в физике?

– В Армении много борьбы, в ФНЛ тоже ее больше, чем футбола. В молодежке «Зенита», в «Зените-2» все-таки гораздо чаще работали с мячом – в целом, это и хорошо. Например, в «Зените-2» за физическую подготовку отвечал испанец Дани Пастор, который не очень котировал тренажерку, он скорее был как фитнес.

Никогда не работал с большими весами, делаю упор на количество повторений, чтобы оставаться подвижным. Работал над верхним плечевым поясом – это позволило комфортнее чувствовать себя в борьбе. 

– Когда не попадал в старт даже в «Зените-2», не возникало мысли все бросить?

– Ха, честно говоря, и сейчас бывают моменты, когда хочется уехать в деревню и ничего не делать. Например, после неудачного матча. Ну, это так, почти сразу и проходит, уже думаешь: «Ты чего, дурачок? Тормози, успокойся, все нормально». Да, могу ошибаться, привозить, но впереди же еще много интересного. 

Конечно, лет шесть назад я не мог предположить, что вернусь и буду игроком основы. Но я и тогда, и сейчас стараюсь верить в то, что работа и следование установке тренера к чему-то приведут. 

Перехода в «Зенит» могло и не быть – летом 2020-го повредил колено. Избежал тяжелой травмы из-за хорошей растяжки

– В 15 лет ты попал в СШОР «Зенит» и переехал из Ленинградской области в Петербург. Тогда болел за «Зенит»? 

– До переезда в Петербург ни разу не был на «Петровском», но, конечно, болел, когда играли Кержаков, Аршавин, Радимов, Анюков. Потом уже стал ходить, когда была возможность.

Из РПЛ отложилась игра с «Динамо», когда за них играли Вальбуэна и Кураньи (3:2). Был топовый футбол, космический гол Вальбуэна за шиворот Лодыгину, победный гол «Зенита» в самом конце – реально круто, сейчас таких матчей в России маловато. 

Очень запомнился матч с «Андерлехтом» в Лиге Европы в 2010-м (3:1). Кажется, это самая холодная игра, на которой я вообще когда-либо был. Еще постоянно шел то дождь, то снег – катастрофа.

– Забавно, что в том матче играл Лукаку, против которого ты провел дебютную игру в Лиге чемпионов. 

– Да? Ничего себе, давно это было. Ну, видишь, тогда мне больше запомнилась погода. Думаю, ее запомнили все, кто был на том матче.

Это было больше десяти лет назад, тогда я не думал, что могу играть за клуб. Возможно, даже до сих пор не до конца осознаю, что это все реальность: «Зенит», сборная. Может, как-то по-детски звучит, но это действительно так. 

– Перехода в «Зенит» могло и не быть. В доигровке сезона-2019/20 в матче «Крылья Советов» – «Ростов» Полуяхтов влетел в твое колено. Со стороны казалось, что в нем порвалось все. Как удалось избежать серьезной травмы?

– Да, по трансляции все выглядело ужасно. После МРТ Луис Мартинес, который тогда в «Ростове» был тренером по физподготовке (сейчас помогает Валерию Карпину в сборной – Sports.ru), объяснил, что меня спасла хорошая растяжка. Сам чувствовал, когда нога пошла в обратную сторону: еще секунда, еще небольшое движение – и все, нога пополам.  

В итоге походил в гипсе недельку, потом два месяца закачивал колено. Учитывая то, как выглядело – очень легко отделался. 

– Когда выходил на первые тренировки после восстановления, испытывал страх?

– Во время первых тренировок – даже не контактных, а просто беговых – думал, что у меня не ноги, а какие-то ходули. Абсолютно непривычные ощущения, и это всего после пары месяцев без практики. Не представляю, что испытывают люди после крестов, пропуская по полгода. 

Но у меня довольно быстро вернулось привычное состояние.  

– Когда ты восстановился, в старте «Ростова» заиграла пара Осипенко – Хаджикадунич. Как объяснял причины непопадания в старт внутри себя? 

– Конечно, понимал, что на тот момент они были сильнее. Если кто-то сильнее меня, я это нормально принимаю, это часть футбола. Значит, мне нужно больше работать.

Наоборот, было интересно, как проявлю характер, смогу ли перебороть ситуацию, снова выгрызть место в старте.  

– И тут прилетает предложение от «Зенита». Учитывая, что тогда не попадал в старт в «Ростове», не было сомнений?

– После колена я вышел в матче с «Сочи», Карпин попробовал схему с тремя центральными защитниками. Мягко говоря, сыграл не очень – в перерыве заменили. 

Расстроенный приехал домой – звонит агент, говорит о «Зените». Конечно, я был в шоке. Понимал, что не готов физически, пацаны из «Ростова» сильнее меня – почему тогда приглашают меня?

Поговорили с девушкой, решили, что каждый день в «Зенит» не зовут. Естественно, был готов, что сначала буду в запасе, а в старте будут выходить Ракицкий и Ловрен. 

– Ты дебютировал за «Зенит» в гостевом матче с «Химками» – вышел на замену за десять минут до конца. Что был за день?

– Мы прилетели в Петербург, доехал до дома, взял собаку и пошел гулять в парк. Вот такой праздник. 

Не люблю что-то праздновать напоказ, главное – что у меня в голове. Конечно, порадовался за себя. А на прогулке с собакой и думается легче, прокрутил тогда еще раз весь путь до основы «Зенита».   

Говорили, что есть проблемы с началом атаки – как оценивает себя? Почему так хорош в верховой борьбе и как играть против Дзюбы

– Александр Григорян, с которым вы пересекались в «Тамбове», говорил, что тебе нужно прибавлять в начале атаки. Как оцениваешь себя на мяче?

– Мне кажется, все очевидно. Я никогда не был силен в начале атаки. Физически, в борьбе, вверху – да, что-то могу. Конечно, я пытаюсь прибавлять в передачах, но если у меня этого нет от природы, что сделать? Глобально – нет и нет. 

И говорить не надо – я же сам все понимаю. Лучше играть на сильных сторонах. 

– Что самое сложное для тебя при начале атаки?

– В некоторых моментах я не рискую, стараюсь сыграть понадежнее. Иногда затягиваю с принятием решения. Я не считаю себя футболистом, который может быстро выбраться из непростой ситуации. Для меня лучше, когда есть побольше пространства и побольше времени, чтобы подумать.  

Полтора года я играю в «Зените» вместе с Ракицким. Конечно, когда я смотрю на него, мне хочется играть так же легко, как он. Но у меня нет этого качества, поэтому не буду ничего придумывать. 

– Твое очевидное сильное качество – игра вверху, по выигранным верховым единоборствам ты лучший защитник РПЛ за последние три сезона. Откуда это взялось? 

– Кажется, всегда неплохо играл головой. Может, потому, что в детстве занимался легкой атлетикой, там мы прыгали в высоту. Виталий Кафанов, с которым работали в «Ростове», говорил, что я хорошо выбираю момент, когда мяч должен быть в нужной точке. Мне тяжело это объяснить научно, это какое-то чувство, я это точно не тренировал. 

Мне нравится борьба, нравится чувство после выигранного единоборства. Наверное, это тоже как-то влияет. 

– Против кого было тяжелее всего бороться в РПЛ?

– Против Дзюбы, когда я играл за «Ростов». В Петербурге мы получили 1:6 – тогда я почувствовал, насколько Дзюба силен. Я неправильно сыграл: прилипал и пытался бороться, где-то протыкать мяч. Дзюба ставил корпус – и все.

Против Азмуна тоже было тяжело, но он совсем другого плана. С ним все просто: либо ты его перепрыгиваешь, либо он тебя. У него же вся семья из волейбола, так что тоже прыгучесть от природы. 

На третье место поставлю Евгения Луценко. Тоже габаритный нападающий, хороший выбор позиции, игра головой – пару лет назад он реально разрывал. Помню, что он забивал из-под меня, но в том сезоне я был не единственный такой.  

– Для тебя принципиально быть лучшим по проценту выигранных верховых единоборств?

– Конечно. Было бы неприкольно, если у меня не было бы таких амбиций. «Ну, ладно, не стал лучшим» – что это за настрой? Так что мне хотелось, чтобы все так и продолжалось. Быть первым – классно.

До осени 2021-го практически не играл в три защитника. Считает, что ему проще страховать, а не выдергиваться

– До осени 2021-го ты часто играл в схеме с тремя центральными защитниками?

– Летом 2018-го ездил на сборы с «Рубином» Курбана Бердыева. Я поражался, как все игроки понимали, чего от них хотел Бердыев, как все слаженно. Конечно, я что-то слышал о схеме с тремя центральными защитниками, но детально мне о ней никто никогда не рассказывал. В «Рубине» смотрел, например, за Егором Сорокиным – он все делал очень легко, знал, когда куда нужно переместиться.  

Так что до прошлой осени опыта с тремя центральными практически не было – просмотр в «Рубине» да тайм за «Ростов» против «Сочи».

– Что было самым сложным при осеннем переходе на тройку?

– Когда рядом такой партнер, как Ракицкий, не так сложно адаптироваться. У Ярика – прекрасное начало атаки, у Ловрена – неплохое плюс борьба. Так что мне оставалось выигрывать верх, подчищать и отдавать мяч Ракицкому и Ловрену при начале атаки.

В перестроении есть отличия. Защитники должны держать расстояние между друг другом, в тройке оно другое – и в линии, и, тем более, когда один из крайних центральных защитников выдергивается. Наверное, находиться на нужной дистанции друг от друга было тяжеловато, но вроде бы в целом мы справились. 

– Семак говорил, что тебе и Ловрену проще выдергиваться, поэтому сначала он не знал, кого из вас ставить страхующим в тройке.

– Возможно, со стороны выглядит так. Внутри чувствую, что мне все-таки проще страховать, потому что для защитника я не такой медленный. Если у нас чуть ломается линия, я понимаю, что соперник отдаст передачу в освободившуюся зону, чаще успеваю закрыть ее. Пободаться с нападающим, побегать на пространстве – мне это нравится. 

Мысли перед дебютом в ЛЧ на «Стэмфорд Бридж». Неудачи на выезде в еврокубках – из-за страха ошибиться

– О твоем попадании в старт на «Челси» было известно заранее: Ловрен не прилетел в Лондон, у Барриоса тоже были проблемы. Спокойно спал перед дебютом в Лиге чемпионов? 

– В голове вроде бы все спокойно понимал: я точно играю, это первый матч Лиги чемпионов, против нас будет полный стадион, еще и играем против победителя прошлого розыгрыша. Но выходишь на разминку – и в голове сразу все перемешивается. Тогда сказал сам себе: «Кайфуй, прочувствуй эту атмосферу, ты же шел к этому всю жизнь».  

После первого выигранного единоборства у Лукаку стало попроще, подуспокоился. Но даже спустя пять месяцев не верю, что это все было со мной. 

– Чем поразил Лукаку? 

– Скоростью. Мощь, игра головой, левая нога – об этом знают все. Но я не представлял, что он еще и такой резкий. И если я выскакивал бы из-под него, он меня сразу бы разворачивал.  

Поэтому нужно было держать его перед собой. После матча я был очень расстроен. Гол забили из-под меня, из-за этого мы проиграли. Да, в остальном все было неплохо, но в главном моменте Лукаку меня переиграл.  

– Про «Ювентус» ты говорил, что с Дибалой и без него это две разные команды. 

– Дибала моментально принимает решения. Ему идет передача, ты выдвигаешься на него, оп – и тебя уже обыграли через стенку. Одно-два касания, ничего не сделаешь. 

В Петербурге Дибала не играл, думаю, все согласятся, что «Ювентус» нас не отвозил. В Турине Дибала добавил им резкости, Кьеза рядом с ним по-другому заиграл. Наверное, сыграла и поддержка их стадиона. 

– Ты прочувствовал выездные матчи в еврокубках, решающие матчи сборной. В чем наша главная проблема?

– Мне кажется, мы боимся ошибиться. Из-за этого зажимаемся и перекладываем ответственность на партнеров. Принимаешь мяч – у тебя минимум вариантов для продолжения атаки. Если попадаешь в такую ситуацию, естественно, что-то создать почти нереально. 

– Чувствовал зажатость в Мальме? 

– Наверное, и там чувствовал ее. 

В РПЛ мы привыкли контролировать мяч. В еврокубках даже «Мальме» пытается навязать что-то свое. Может, мы к этому не привыкли.

«Мальме» позади – сейчас есть только «Бетис». Третье место в чемпионате Испании – тут не надо никому объяснять их силу, будет очень трудно. Но, думаю, надо просто приехать, показать свой максимум. А там без разницы, кто в соперниках. Показать свой максимум – у нас нет других вариантов.

Почему в сборной Чистяков выходит только при переходе на трех защитников? Чем поразил Модрич

– Ты дебютировал в сборной при Карпине. Как объясняешь, что он выпускает тебя, когда нужно перейти на трех центральных защитников, а при игре в двойке главным сменщиком Джикии и Дивеева был Осипенко?

– Карпин работал и со мной, и с Осипенко – все о нас знает. Например, дома с Кипром играл Осипенко. Мне кажется, всем было понятно, что мы не будем отбиваться, а будем много контролировать мяч. Поэтому играл Осипенко, у которого передача лучше, чем у меня. 

Мой выход против Хорватии тоже логичен. Хорватам нужно было забивать, поле ко второму тайму испортилось, было много борьбы и навесов – наверное, тут я чуть полезнее. 

– Ты выходил во вторых таймах со Словакией, Словенией и Хорватией. Когда было тяжелее всего?

– Да во всех было сложно. Со Словакией и Словенией мы вели в счете, с Хорватией нельзя было пропускать. В общем, понимал, что даже минимальная ошибка вообще не вариант, поэтому играл максимально просто.  

Поэтому меня восхитил Модрич. Поле же реально было ужасным. Но он мяч впервые выбил куда-то только на 92-й минуте, когда Хорватия уже вела. В остальных случаях – передачи низом, осмысленные диагонали и вправо, и влево, с обеих ног. Просто красавец, мировой класс. 

Теперь наша сборная сыграет против Левандовского – тоже все понятно. Думаю, в России немного недооценивают Польшу, считая, что там есть только Левандовски. Зелиньски, Милик, Крыховяк, Глик до сих пор играет.

Польша – команда очень хорошего уровня, даже без Левандовского.  

ютуб/телеграм-канал/твиттер Дорского

Интервью Семака об эволюции «Зенита»: сложности Ракицкого и Ловрена при трех защитниках, как пришел Клаудиньо, нехватка разнообразия от Малкома

«Увидел финт Роналдиньо – побежал на улицу». Монолог Клаудиньо о дриблинге и любви к яркой игре

Фото: РИА Новости/Владимир Песня, Алексей Даничев, Максим Богодвид; fc-tambov.ru; matchtv.ru/скриншот; fc-zenit.ru; globallookpress.com/Petter Arvidson/Keystone Press Agency

+89
Популярные комментарии
Артем Хачатурян
+77
Дима искренний парень. Никаких тебе глянцевых формулировок и отточенных фраз, просто любит футбол и с удовольствием говорит о нем без стоп-кранов в голове. Классно!
igls54
+48
Кто-то при не самых выдающихся исходных дорастает до сборной, а кто-то шибко талантливый до скамейки Фиорентины
Я Антиспартаковец
+37
4:2 при относительно равной игре, перебитом не по спортивному принципу пеналю - это порнуха?
Ответ на комментарий Роман Шилов
От Челси пустили 3 плюхи! От Мальме смогли отскочить...В Турине сюжет для порнухи) Ну, что остается? Только Бетису по ногам колотить))
Написать комментарий 38 комментариев

Новости