Реклама 18+

Записки фаната или «Welcome!» Часть 5. Франция 2016

Скоростной поезд против электрички.

«Мы с тобой в Париже

нужны как в бане пассатижи...»

(из записей В. Высоцкого)

«Мы чужие на этом празднике жизни…»

(мнение О. Бендера)

Франция есть Франция. Независимо от диссонанса расовой пестроты и песочной архитектуры времен бесчисленных Людовиков и двух Наполеонов, Париж остается главным культурным памятником Европы, обязательным к посещению и восхищению. Мне посчастливилось там побывать, даже не раз, но я был не прочь вновь там оказаться, а мой верный спутник Виктор только мечтал осмотреть его самый известные достопримечательности. Повод нам предоставился в год проведения очередного европейского чемпионата по футболу.

Наша сборная с грехом пополам прошла отбор, вовремя сменив безумно дорогого итальянского тренера на согласившегося работать практически на чистом энтузиазме уроженца города-героя Волгограда, завершающие матчи были выиграны. Пригласительные на праздник были получены и можно было начинать изыскивать билеты, разрабатывать маршруты и планировать туристическую программу.

Поймать билеты оказалось еще сложнее, чем на предыдущие большие турниры, но нам повезло выиграть два комплекта на стартовый матч с Англией в Марселе и через обмен и ночные бдения в итоге образовался комплект на четыре матча от самого юга до севера этой немалой по площади страны. Предстояло пересечь ее от Марселя, расположенного на Лазурном побережье Средиземного моря, через Лион и Париж, самые населенные города центральной Франции, до Лилля на северо-западной границе с Бельгией. Улетать мы решили из Брюсселя, с учетом стоимости билетов и возможности заодно посмотреть столицу Евросоюза. От заключительного матча с Уэльсом в Тулузе решено было отказаться, чтобы упростить логистику и вернуться домой с учетом имеющихся семейных обстоятельств — я надеялся в случае выхода в финал детской команды сына успеть на это событие, более значимое для меня.

Затеянный мной обмен билетов имел многочисленные забавные и не очень последствия. Во-первых, мы оказались не на трибуне российского «фан-сектора», а, как полагали, среди обычных болельщиков. Во-вторых, я получил свои новые билеты в Волгограде (на удивление через фанатский блог я договорился об обмене именно с земляком и он мне без проблем отдал билеты под честное слово), а передать взамен должен был в уже в Марселе, так как они были на руках у Виктора. В третьих, это самый доверчивый земляк забыл все свои бумажные билеты в Волгограде, когда уезжал во Францию и ему повезло, что я уезжал позже и смог захватить их, так что ему, несомненно, повезло со мной. На этом не закончилось, но о последовавших после событиях — в свое время. Ни одно доброе дело безнаказанным не остается.

В назначенное время мы встретились с Котовым в Москве, добрались на такси до аэропорта «Шереметьево», ответили отрицательно на вопрос смуглого таксиста: «Не желаете ли покурить?», сразу разгадав что именно он нам пытается предложить. Свой французский вояж мы начали почти без допинга, только слегка подзаправившись в отменном бизнес-зале, заодно пополнив запасы легкой закуски и сладостей, которых нам хватило практически на весь «евро-трип».

На третьем бокале халявного российского коньяка мы посмеялись, вспоминая возвращение из Италии, когда очнулись по прилету почему-то в зале вылета на втором этаже и, самое удивительное, с багажом в руках! Причиной кратковременной потери памяти было объявление стюардессы при посадке в Риме о запрете употребления напитков в полете, так что только открытую литровую бутылку традиционного коньяка нам пришлось выпить на борту до взлета. Мы люди законопослушные, даром что с юридическим образованием.

В «Шарль-де-Голле» нужно было пересаживаться на рейс в Марсель, оказалось, что для этого нужно переезжать на беспилотном поезде, куда нас не хотели пускать из-за отсутствия распечатанных билетов и посадочных талонов. Вообще я в этот раз излишне доверился электронным средствах хранения информации, поленился зафиксировать все на бумаге и захватить с собой, о чем жалел раз за разом попадая в затруднительное положение. После долгих объяснений, выход в интернет также отсутствовал и предъявить изображения мы не смогли, откуда-то извлекли распечатки списков транзитных пассажиров и нас пропустили.

При этом возникла еще одна проблема — у нас отобрали запаянные пакеты с «Мартелем» и мы уже мысленно с ними попрощались, досадуя, что в связи с посещением «Лаунжа» не имели физической возможности употребить их в самолете или после посадки. Но пакеты «Дьюти-фри» вернули, пропустив через какой-то сканер, в отличие от одеколона Виктора, из-за чего он долго бухтел мне под ухом. Вот постоянно с ним проблемы, то нож забудет в багаж сдать и лишается его на контроле, то не может добиться размещения в заказанные номера и мне приходиться вытягивать его из заброшенных дыр, то затеет покупку сувениров в самом мрачном месте и мы вынуждены поспешно скрываться от нагрянувших мошенников. Зачем ему это нужно? В общем — не владеет языками, точнее не владел — он произвел работу над собой и в этой поездке вполне бегло общался с носителями английских диалектов.

Посадка на рейс «Эйр-Франс» в Марсель вот-вот должна была начаться, мы распечатали посадочные талоны и планировали переодеться в темно-бордовые майки сборной России, купленные специально к турниру, но разглядев в очереди внушительного вида мужчин в футболках сборной Англии с тремя львами на груди, решили пока присмотреться к ситуации с учетом полученного опыта в Польше. Все же слава английских футбольных фанатов и хулиганов неоднократно прокатывалась по Европе и была одной из самых распространенных и обязательных страшилок.

В эту поездку я в первый раз бронировал места через систему размещения в свободных комнатах обычных жителей, изъявивших желание разместить туристов, что было на порядок дешевле, чем в гостиницах или даже хостелах, но дело было для меня новое и пару казусов произошло по неопытности. В Марселе я ориентировался на цену в первую очередь и на рейтинг, слегка обращая внимание на пешую доступность по отношению к центру города. По этой причине я забронировал места в такой части Марселя, про который проживающая в нем россиянка сообщила следующие неутешительные сведения: «Ни разу там не была и Вам не советую. Это арабский квартал и вокруг бесплатное жилье». Хорошенькое дело. Менять было поздно, оплата уже прошла, так что мы понадеялись на свой опыт выпутываться из сложных ситуаций и решили положиться на судьбу.

По прибытию в Марсель мы столкнулись с тем, что и один из нас не удосужился взять распечатки плана расположения арендованного жилья, интернет в телефонах отсутствует, сумерки сгущаются и окружающие отказываются отвечать на вопросы, задаваемые на английском языке. В результате перетряхивания бумаг, Котов выудил какой-то листок, где была распечатка карты этого района Марселя и на котором мы по памяти восстановили требуемую точку. Вопрос отсутствия точного адреса и даже имени владельцы мы пока отложили, так как наступающая темнота пробудила в нас некоторые опасения, заложенные сообщениями о мрачных арабских кварталах.

Только с третьей попытки мы все же решились обогнуть цыганский табор, разбитый как это принято повсеместно непосредственно на тротуаре у вокзала, и легли на курс по направлению в окружной дороги, типа Садового кольца, сразу за которым и угадывались на схеме очертания требуемого дома. Время было около одиннадцати, уже стояла ночь, на ступеньках расположилась местная молодежь в основном не европейского вида и нам пару раз предлагали покурить, примерно то же самое, что и таксист в Москве. Напряженное ожидание худшего исчезло, когда мы сначала один раз, а сразу же после во второй встретили одиноких белокурых девочек лет четырнадцати, спокойно перемещающихся между домами. Ну не может такого быть в царстве преступности, мы взбодрились и через полчаса дошагали до большого шоссе, за которым определили требуемый дом и проникли за ограду через запертую решетчатую калитку в воротах.

Во двор мы проникли с каким-то местным жителем и остановились пораженные новой загадкой — внутри двора было несколько совершенно одинаковых домов, а мы не помнили ни адреса, ни фамилии, единственное что я запомнил, что имя было какое-то типично французское — Франсуа или около того. Запустивший нас во двор француз заметил наше недоумение и расспросил в чем дело, поняв из наших нестройных ответов, что речь идет о съемном жилье на сутки он уверенно показал нам подъезд и даже нажал кнопку вызова у соответствующей фамилии.

Хозяина звали Жан-Сирилл, так что я не ошибся с типичным для француза именем, он был самый настоящий француз, мало того — поэт и писатель, подаривший нам на прощание открытку с собственным произведением нам и посвященным. Он нас просто очаровал своим гостеприимством, несмотря на незнание английского и полное равнодушие к футболу. Мы общались через онлайн-переводчик и это не помешало нам подружиться и потом даже какое-то время переписываться.

В целях экономии мы арендовали одну комнату с большой кроватью, но у Жана было четыре комнаты и большая гостиная с красивой истинно-французской мебелью, наполненная бутылками, статуэтками, картинами и прочим имуществом музейного вида. Для размещения о предложил нам любые две комнаты на выбор, сообщив, что других гостей не предвидится, а сам он проживает этажом выше. Мы долго общались с ним, отведав последовательно несколько разных напитков, оставленных его постояльцами, посвятили его в цель нашего приезда и он проникся нашим настроем, даже начав после этого следить за футбольными новостями. Впрочем, три следующих дня новости из Марселя и Франции были посвящены исключительно футболу, а точнее живому общению английских, а немного погодя и русских болельщиков с окружающими.

Пожелав нам «Бон-нюи», Жан осведомился о предпочтениях на завтрак и на самом деле с утра приготовил нам яичницу с беконом и свежайшими круассанами, купленными специально для нас утром в булочной. Поразительный человек. Все его знаки внимания делались от чистого сердца и главным для него, мне кажется, было общение с новыми, незнакомыми людьми.

Получив в свое распоряжение четырехкомнатные апартаменты, мы уже ночью отправились каждый в свою резиденцию и с утра приступили к осмотру местных достопримечательностей, следуя советам закупленного гида путешественников с пешими маршрутами. Всю первую половину дня мы потратили на осмотр средневековых кварталов, церквей и крепостей, расположенных на возвышенностях приморского портового города. Вечером в «фан-зоне» мы договорились о встрече с моим незадачливым волгоградцем для передачи ему билетов, не подозревая, что в городе две «фан-зоны» - одна в старом порту, а вторая недалеко от пляжа «Прадо» в районе стадиона «Велодром» с белоснежными куполами кровли, похожими на паруса.

Мы отдали должное историческим местам, строго протопав по нескольким маршрутам в отдалении от оставленного на вечер самого лакомого кусочка в районе Старого порта, где виднелись верхушки мачт и куда стекались к морю все центральные кривые улочки. Попытки разобраться в транспортной схеме привели нас на площадь Сталинград, где теоретически была конечная остановка автобуса от нашего жилья. Жаль мы не поняли, что в ночное время по тем же маршрута идут автобусы с другими номерами и добираясь в центр всегда транспортом, обратно мы постоянно ходили пешком, общаясь с местным населением, у которого понятие ночи было условным. Играть на улице в футбол они продолжали круглые сутки.

Вечером первого дня, не считая даты прибытия, мы вырядились в российские футболки, настроили, наконец, связь и интернет и отправились к марсельскому порту. Туда мы прибыли на метрополитене, но выйдя из тоннеля, почувствовали неприятные призраки Моста Понятовского в Польше. Вокруг витал дым, по улице на мокрых мостовых валялись осколки стекла, слышались полицейские сирены и народ передвигался какими-то ошалелыми толпами. Если Вы помните отчеты о том турнире, так вот это было за день до распиаренного «нападения российских злобных фанов на мирных английских болельщиков» и про эти события почти не было информации.

Россияне, за редким исключением, еще не добрались до Марселя! А вот англичане вполне себе освоились, оккупировав все забегаловки в округе, налакались пива и более крепких напитков в барах и стали задирать французов арабского происхождения, что в итоге вылилось в многочисленные драки, потасовки и стычки с полицией. Только через два дня во Франции запретят продажу алкоголя в магазинах рядом с местами скопления фанатов и подачу пива в стеклянной посуде, а пока эти доступные снаряды периодически летали в разные стороны, разбиваясь с неприятным грохотом.

Тем не менее мы осмотрели Старый порт, периодически проталкиваясь через шеренги французских полицейских, одетых в черные панцирные костюмы. Вид полицейских вызывал жалость - многие были в возрасте, невысокого роста и неспортивного сложения, были также и женщины в том же нелепом одеянии. Обойдя по полукругу все обезлюдевшую «фан-зону» мы начали связываться с моим знакомым и выяснили, что они находятся совсем в другом месте и там все отлично, матч открытия уже начался и нас ждут!

Надо было как-то добираться в тот район, но все входы в метро были закрыты из-за беспорядков и мы долго слонялись, не понимая, что же нам делать. В итоге мы воспользовались каким-то автобусом и добрались до «Велодрома», откуда шла широкая аллея по направлению к побережью. Там действительно, в отличие от центра города, все было тихо и спокойно, люди прогуливались, но идти оказалось неожиданно долго и мы прибыли к самому окончанию матча. Французы как раз на излете забили свой победный год, мы отдали билеты, рассказали о творящемся в порту, а наши знакомые подивились избранному нами месту размещения. Окончание дня прошло без эксцессов, мы добрались до площади с родным мне названием и, прождав автобус около часа, предпочли в итоге прогуляться еще раз до дома Жан-Серилла.

На следующий день мы вновь с раннего утра отправились в Старый Порт, там навели порядок и открылся обычный рынок — ярмарка. Осмотрев достопримечательности по новому маршруту, мы затем поднялись к открывающемуся с любой точки Марселя красивейшее готическое здание Собора, оттуда определили местонахождение замка Иф и вернулись домой к полудню. В планах было еще искупаться на пляже «Прадо», сыграть в футбол в составе сборной болельщиков «Форума путешественников» и собраться перед матчем в баре, заказанным через тот же «Форум», для совместного выезда на стадион.

Искупаться вполне получилось, хотя вода могла быть и потеплее. Прямо напротив был четко виден остров Графа Монте-Кристо, что добавляло полноты ощущений. Мы не рисковали оставлять одежду с документами и в воду ныряли по-очереди. Позагорав и несколько раз окунувшись отправились на встречу с болельщиками к заказанному тут же на набережной бару. Запланированная встреча по футболу не состоялась, слишком много было желающих на меленькую пляжную площадку, а вот заведение было полно родных лиц, собрались болельщики нашей команды, приехавшие из России, Эстонии, Соединенных Штатов. Там мы услышали рассказы о нападениях на англичан, осуществленных прорвавшейся во Францию боевой фанатской группировкой, но частников тех событий среди нас не оказалось. После устроенных англичанами беспорядков днем ранее, мы отнеслись к этому вполне нормально, а местные французы вообще прониклись к нам небывалым расположением как раз после постановки «бритишей» на место.

На арену отправлялись автобусами, но приходилось еще долго потом идти пешком и предложений свободных билетов было предостаточно. На стадионе практически не оказалось французов, он был полностью набит англичанами в бел-красных или бело-голубых майках, а за нами остался только «фан-сектор», тоже внушительный. Мы опять, как и в Варшаве, оказались среди болельщиков соперника и вновь, уже под привычный свист и шум, исполнили громко российский гимн. Впрочем, в отличие от Польши отдельные российские флаги мелькали на трибунах в разных местах.

Мы познакомились с соседями, все были с островов, не сомневались в победе, а на их вопрос о нашем лучшем игроке я ответил что главные надежды возлагаю на их вратаря. Англии, как известно, не везет с киперами. Не сказать чтобы я полностью оказался прав, но доля правды в моих словах несомненно была, что по окончание матча с горечью признал тот же англичанин.

Матч особенно описывать незачем, все катилось к заслуженному поражению, было только обидно, что решающий гол был забит с придуманного штрафного. Но на последней минуте после сумасшедшей свечи одного из братьев-близнецов, капитана нашей команды В. Березуцкого, мяч залетел в верхний угол ворот опешившего Д. Харта, который полностью оправдал мои надежды. От внезапности мы буквально ополоумели и праздновали так, словно выиграли не то, что матч, а как минимум групповой турнир. Самым важным в выцарапанной ничье было то, что все последующие матчи приобретали реальный турнирный смысл, что важно хотя бы для настроя.

С окончанием матча вновь материализовались «варшавские призраки». Аккурат на том секторе, где должны были располагаться наши места, не затей я обмен, на границе с предположительно нейтральными болельщиками произошел прорыв десятка крепких парней, в шортах, черных майках и балаклавах на лицах. Англичан, скупивших все места около нашего «фан-сектора» как ветром оттуда сдуло и наши боевики демонстрировали точно такие же фигуры, как и их польские коллеги четырьмя годами раньше. Мне стало слегка не по себе, так как наше окружение явно неодобрительной восприняло такой «блиц-криг», мы убрали флаги и попытались незаметно исчезнуть, принеся свои извинения и тем самым отделив себя от хулиганов.

На выходе было вполне спокойно, правда мы особенно не стремились насладить ничейным результатом в прогулках по городу в центре, но в любом случае пришлось долго идти до станции, там еще искать мелочь для турникета, ехать в вагоне с жителями Британских островов и потом еще идти по привычному пути по арабскому кварталу.

Слухи о нашей победе, причем я имею ввиду именно происшествия в порту, а не ничью на стадионе, облетела Марсель и нас везде встречали одобрительными криками и опять же предлагали выкурить божественной травы. Чувствуя себя, если не победителями, то как минимум именинниками мы добрались до апартаментов и еще долго не могли уснуть.

Утром мы очень тепло простились с Жаном-Сириллом, что-то подарили ему на память, получили в ответ открытку с посвященным нам стихотворением на французском и отправились на главный железнодорожный вокал для проследования в Лион, известный как город ткачей в истории, второй по величине французский город, памятный мне победой в Кубе Кубков перед стартом мексиканского чемпионата мира.

Перед отъездом мы запаслись кусками хамона, который нам нарезали тонкими ломтиками. Купюру в пятьдесят евро брать отказались сразу, а двадцатку приняли только третью, не то, что они вызывали сомнения, просто к хрустящим банкнотам там не привыкли. Там же мы закупили домашних мягких сыров и в поезде собирались насладиться трапезой под коньячок.

В вагоне напротив оказались молодые парни в футболках с тремя львами и Виктор не преминул предъявить свои успехи в изучение английского языка. Парни слегка напряглись, когда выяснилось что мы болельщики из России: «Хулиганен?», но получив наши заверения в непричастности и извинения по поводу происшедшего на стадионе, обменялись впечатлениями по поводу матча. Ребята были с Манчестера, болели за «Юнайтед», но по молодости лет не знали о победе моего родного «Ротора» над их командой в прошлом. Все же, мне кажется, они нас побаивались.

В Лионе к нам должны были еще заглянуть наши знакомые все по тому же «Форуму», которым мы любезно предложили оставить вещи — они передвигались на автобусах, номеров не бронировали, а наша квартира была недалеко от центра и расположенных там же вокзалов. Скоростной поезд нас впечатлил 350 километрами в час и абсолютной плавностью хода. На станции «Сент-Экзюпери», расположенной не в городе, а в аэропорту, едва нами не пропущенной из-за вновь возникших проблем со связью, мы пересели на трамвай до центра, стоимость проезда на котором примерно равнялась цене билетов, купленных мной в нужный момент, на скоростной поезд «Марсель-Лион».

Наученные опытом, мы уже более ответственно подошли к размещению и распечатали у того же доброго марсельца все, что относилось к жилью в Лионе и Париже. Добравшись за несколько минут до места размещения, мы убедились, что поступили верно, так как даже этого оказалось недостаточно. У нас отсутствовал код от входа во двор, который был даже не огражден забором, а находился внутри квадратного здания, полностью перекрывающего доступ внутрь.

Мы кое-как списались с хозяйкой и она вышла открыть нам входную огромную дверь. Нанятая нами комната была мягко говоря небольшой, но внутри имелся отдельный санузел с душем за занавеской, кроме телевизора был холодильник, кровать и сантиметров пятьдесят свободного пространства по ее сторонам. Сама квартира была довольно большая и с такой же просторной гостиной. Хозяйка оказалась женщиной за пятьдесят, совершенно не говорившей по английски, но очень приветливой и пытавшейся нас понять. Переговоры закончились выдачей нам ключа от подъезда, на пластиковом брелке которого она написала код от входных ворот. Мы подключили интернет, изучили текущие новости, поразились арестам россиян после событий в Марселе и отправились на традиционный осмотр достопримечательностей.

Лион мне очень понравился тем, что кроме типичной французской архитектуры, практически идентичной парижской, в городе не было видно нигде лиц, внешне отличавшихся от общепринятого описания французов до середины XX века. Даже долбящие отбойными молотками мостовую рабочие выглядели потомками Атоса и Арамиса и объяснялись на языке поэтов и романтиков. В городе очень красивая центральная часть и полноводная река Рона посредине. Обойдя основные достопримечательности здесь мы забрались на высокий холм, где в окружение римских развалин находился средневековый замок и готический собор.

Разглядывая открывающийся оттуда вид и поедая черешню с дерева на древних руинах мы получили звонок от наших знакомых по «Форуму», которые прибыли по адресу нашего временного пристанища и собирались передать нам вещи. Обстановка была напряженная, мы порекомендовали им вознести свои взоры вверх и полюбоваться на вершину горы с Замком километрах в пятнадцати, где мы и находились. Проблемы размещающих вещи — дело рук размещающих. Как они объяснялись с мадам я понятия не имею, но вскоре поступило сообщение, что чемоданы сданы на хранение и мы договорились о совместном выходе на вечерний матч Бельгия — Италия.

Мы вернулись с прогулки, хозяйка сообщила о прибытие друзей с подозрением пытаясь понять — следует ли ей ожидать, что они также останутся у нее на ночлег. Я попытался заверить в ее отсутствие подобных планов, но не уверен что это полностью получилось, тем более что тут как раз завалились эти ребята. Они рассказали о переданном подношении в количестве одной бутылки водки и одной банки красной икры, после чего мы распили бутылку самогона и отправились на игру примерно на час позже запланированного времени.

Поездка напоминала Вроцлав, так же не торопясь мы долго ехали черте-куда на трамвае, так же долго было идти от трамвая до стадиона и такой же дождь пошел примерно за полчаса до игры. В отличие от Польши, здесь мы оказались как раз на полпути и спрятаться от ливня было негде, так что мы бежали по лужам под потоками, извергающимися сверху. Промокли насквозь. Извлеченные билеты имели жалкий вид и только чудом сработал заветный штрих-код на мокрых измочаленных листочках. А стадионе я выжал свою футболку, развесил куртку сушиться на перилах, а в кроссовки под носки запихнул оказавшиеся в кармане полиэтиленовые бахилы. Понемногу согрелся, но все же заболел потом.

Матч был достойный, бельгийская команда просто-таки имела впечатляющий состав и высочайшего класса поставленную командную игру, а итальянцы поразили тем, что никого и ничего не боялись и играли не от привычной обороны, а раскрепощенно и в свое удовольствие. Мы получили удовольствие, матч закончился уверенной победой Италии и надо было поскорее выбираться, так как нашим поклажедателям надо было примерно через два часа успеть на автобус. Мы расстались с ними, когда начался ливень и все побежали так быстро, как кто мог, но успели договориться о встрече у квартиры.

Добираться было около часа, так что мы шли быстро, но не бежали. В итоге вместо нужной остановки трамвая мы отправились по такой же аллее в другую сторону. Поняв оплошность мы повернули обратно, но к этому моменту у трамвайной платформы выстроилась длиннющая очередь в сотни метров, пробиться через которую не было шансов. Время шло, ребята уже наворачивали круги у дома, в нам еще до трамвая было как до Парижа. Мы плюнули на приличия и рванули по встречке, обойдя толпу по стороне, предназначенной для выхода и огороженной барьерами. Перелезая в авангард очереди под неодобрительный возгласы мы оправдывались: «Нам в Париж, по делу, срочно!» Было уже и взаправду не до шуток — до отправления автобуса оставалось меньше часа, мадам в квартире не было, либо она спала. Обстановка стремительно приобретала признаки напряженности.

В трамвае выяснилось, что дождь смыл с бирки ключа написанный ручкой пароль от входа, так что ситуация усложнилась максимально. Мы подбежали к воротам за пятнадцать минут до часа «X». На счастье у нас сработал «вай-фай», попавшие с кем-то внутрь наши знакомые открыли нам ворота, выбежав навстречу по сигналу в мессенджере, мы быстро открыли двери и они умчались на свой автобус. Все обошлось, они открыли недоступные нам ворота изнутри, а уж затем мы отдали им сумки, даже хозяйку искать и будить не пришлось, время было за полночь. Мадам, правда, написала мне в отзывах, что мне нужно быть аккуратнее со своими друзьями.

В Лионе мы посмотрели в «Фан-зоне» еще несколько матчей, в том числе сборной Польши и поразились количеству поляков в это городе. Все они были в «червоно-белых» цветах и шумно поддерживали команду. Еще меня поразило устройство туалетов в «Фан-зоне», они были расположены по кругу в виде огороженных, но открытых со всех сторон ячеек. Неужели во Франции так принято?

Закончив эту часть турне мы вновь прибыли на вокзал, но уже другой, расположенный в центре, прямо у нашей резиденции. Вокзал был заполнен болельщиками сборной Исландии, направляющимися в близлежащий Сент-Этьенн. Жаль, что не удалось побывать на матче исландцев, все же явление сборной Исландии и особенно их преданных поклонников, стало явлением во Франции. Каждый десятый житель ледяного острова прибыл лично поддержать свою команду!

При посадке возникла неожиданная проблема. Вагона с номером 18 не было в составе. Проблема осложнялась тем, что в скоростных поездах нельзя переходить из вагона в вагон, там нет переходов, а промежуточные остановки отсутствуют. Нас спасло объяснение таких же блуждающих пассажиров, порекомендовавших садить в вагон номер 8. Не знаю почему, но действительно там и находились наши места.

До Парижа мы добрались быстро около десяти часов, но тут вышла заминка, так как появляться в квартире на станции метро «Сталинград», неподалеку от Северного вокзала или «Гар де Норд», но звучащего в исполнении на французском языке совершенно непередаваемо, нужно было после шести вечера.

К этому времени у меня разыгралась температура, мы кое-как добрели до знакомого мне заведения быстрого питания на бульваре «Клиши» и я погрузился в полудрему. Передвигаться сил не было, осмотр Париж откладывался, да и на мессу не тянуло. Я вяло пил чай, мы глядели на огромного афро-француза, в элегантном костюме с видом хозяина разгуливавшего по ресторану. Он, вероятно, был старшим смены, но выглядел минимум префектом округа. Я отлучился в аптеку, где попросил известные мне по названию антибиотики. Аптекарь поискал в компьютере, потом в толстенном справочнике страниц на несколько тысяч страниц и сожаление мне объяснил, что такие лекарства могут дать только в госпитале. В итоге он все же дал мне какое-то жаропонижающее, типа парацетамола, которое на пару часов привело меня в чувство.

Времени до вечера было еще много и мы потащились с вещами осматривать центр, пройдя от Нотр-Дам до Лувра я почувствовал, что срочно нуждаюсь в общественном заведение общего пользования. Как назло слева были красивые, но бесконечные стены главного музея Франции, а справа река Сена, огороженная как на грех оградой. Мы добрели в центрального входа и тут я с радостью обнаружил людей, шныряющих по дворцовому парку с такими же высокодуховными лицами, как и у меня. Я был спасен и мы даже осмотрели еще и парк Тюильри с тремя Триумфальными арками в перспективе и виднеющимися Елисейскими полями. Минуло пять, действие лекарств прекратилось и мы отправились по адресу, указанному в распечатке.

На этот раз мы разгадали все ребусы, открыли пару кодовых замков и добрались до дверей. Нам открыл статный француз лет тридцати, не знающий английского, либо, скорее не понимавший того, что под этим подразумеваем мы. Мы протянули ему наши бумажки и он признал нас, предоставил комнату в распоряжение, выдал ключи и показал кухню, туалет и ванную. У нас ни разу никто не спрашивал паспортов, без разговоров выдавали ключи и просто показывали, куда нужно их положить при отъезде. Святые люди. Если не ошибаюсь, этот день я посвятил восстановлению подорванного здоровья, а Виктор без меня тоже никуда не захотел идти, Париж так в итоге и не произвел на него магического действия и я чувствую себя в этом повинным.

С утра мы отправились на Северный вокзал и отправились в Лилль, где наши встречались со сборной Словакии. Нужно было обязательно побеждать, но любой результат оставлял шансы на выход из группы. В Лилле было достаточно прохладно и я мы одели свои майки поверх курток. Я - красочный олимпийский свитер, привезенный из Ванкувера, а Виктор — мою футболку сборной России. Такое одеяние произвело привычный эффект и мы стали героями интервью одного из центральных российских телеканалов, где высказали отличную от общепринятой точку зрения по событиям в Марселе.

Город был очень красивый, но испорченный пьяными англичанами в центре, которые делали фонтаны из пива, залезали на фонари и столбы, пели свои песни и в окружение полиции провозглашали антироссийские лозунги, не выходя за пределы своих владений. Я попытался пробраться поближе, но почему-то постоянно упирался в каких-то неприметных людей. Рассмотрев дома фотографии по маленьким биркам я понял, что это были сотрудники английской полиции, негласно привлеченные для обеспечения порядка. Умеют работать, что тут скажешь.

Матч не задался совершенно. Мы проиграли сопернику ничуть не сильнее нас, просто они не обнимались после незначительного удачного действия, а в этот момент разыгрывали угловой. Замены в перерыве внесли перемены в игру, обострил игру А. Глушаков и мы имели шанс сравнять счет, полностью доминируя во втором тайме, но одного гола оказалось недостаточно и перед заключительным матчем с Уэльсом нужна была только победа, тем не менее все оставалось в наших руках.

После матча опять прошла встреча друзей по «Форуму», мы заказали большой стол в китайском заведении, где за 17 евро было доступно все, включая разливное вино трех видов. Хозяева просчитались, не предполагая прибытия российских туристов, привыкших использовать преимущества системы «все включено» посидели затянулись, мы объединили столики со словаками, вместе фотографировались и ко времени нашего с Виктором вынужденного ухода уже закончилось бесплатное вино. В нашем составе оказались болельщики, пересекшие вдоль и поперек всю Бразилию во время чемпионата мира и ночевавшие, по их словам, на пляже Капокабана, но и наши правдивые воспоминания про битву на «Мосту Понятовского» были восприняты благожелательно.

К этому моменту я почти выздоровел и никак не мог понять следующим утром, почему так болит горло. Котов напомнил, что я вчера закусывал вино мороженым. Это был, конечно, перебор, но опять же в целом, несмотря на поражение, встреча болельщиков прошла на Ура.

Вернувшись в Париж мы имели целый день в своем распоряжении и утро начали с осмотра отеля «Бирон», где жил и творил великий французский скульптор О. Родэн, имевший обыкновение вместо погашение долгов брать взаймы еще больше, но тем не менее получившего в пожизненное пользование особняк в центре французской столицы. Все его творчество было размещено в виде отдельных элементов на «Вратах рая», которые мы и обозревали из-за ограды, не дожидаясь открытия, что экономило время и деньги.

Затем мы отдали должное императору Франции Наполеону Первому, нашедшего наибольшее признание после изгнания и смерти, посетив «Дом инвалидов» с могилой самого известного француза всех времен по фамилии Бонопарт, пусть и происходящего родом из Корсики. От этого златоглавого комплекса мы направились в сторону Эйфелевой башни, без намерения ее посетить, так как очередь туда и в обычные дни стоит нереальная, что уж говорить о днях Евро.

Но по приходу выяснилось, что мы попали к самому открытию и впереди было человек двадцать, не больше. Не воспользоваться таким шансов было бы преступлением и мы долго катались на лифтах по ее этажам и высматривали с высоты наиболее известные места, в том числе стадион «Парк дэ Пренс», который мы таким образом посетили заочно.

Тем временем в Париж на матч с немцами стекалось огромное количество болельщиков сборной Польши, они были повсюду и обстановка очень напоминала Варшаву перед игрой с Россией, только вот полиции было поменьше. Те же распевания гимна, красно-белые цвета флагов, одежды и раскрашенных лиц. На этом основании было принято решение одеться перед предстоящим матчем по гражданке, то есть в куртки без атрибутики.

Вновь отобедав в полюбившемся нам ресторане с «черным хозяином» мы еще прогулялись по Монмартру, поднялись до самой Базилики, полюбовались на здание варьете «Мулен Руж», лавки стекающиеся от вершины к «Гранд Опера» и ближе к вечеру направились в парижский пригород с сомнительной репутацией Сен-Дени на главный стадион Франции и на свой последний в этой поездке футбол.

Стадион был достаточно потрепанный, как и все в этом квартале, хотя и очень большой. Вокруг крутились толпы поляков, немцев видно не было. Каково же было наше удивление, когда в момент выхода команд на поле и звучания государственных гимнов выяснилось, что не меньше половины болельщиков составляют поклонники сборной Германии, которые просто с достоинством многократных чемпионов мира и Европы не считали нужным до поры до времени растрачивать свои силы.

Матч завершился нулевой ничьей, но мы оказались в первых рядах за воротами и с удовольствием смотрели на М. Нойера и прочих немецких звезд, отмечая внезапно возросшую мышечную массу тщедушного прежде М. Гётце и сумасшедшие физические кондиции Ж. Буатенга. Матч был неплохой, но над командами не давлела обязанность выигрывать именно сегодня, так что ничейный результат всех устраивал с самого начала и никто из штанов не выпрыгивал. Заработали по очку, пошли дальше, не более того. Жаль, всегда хочется видеть игру на победу.

На перроне станции скоростных поездов мы безумно долго ждали поезда, слушая бесконечный повтор объявления, оканчивающегося словом: «Агош!», я даже после выяснил, что это означало слева или налево. Мы попытались еще добраться ночью до Эйфелевой башни, чтобы посмотреть ее в цветах флагов команд, победителей уходящего соревновательного дня, но от станции метрополитена видно не было, а сил идти не осталось.

Утром мы отбыли в сторону Брюсселя на привычном уже скоростном железнодорожном экспрессе и провели там весь день. Скоростные поезда Франции это великолепное достижение технического прогресса. За три часа от Парижа можно добраться в любую точку Франции, охваченную этой сетью. Если бы мы могли иметь такие скоростные поезда и магистрали, насколько бы изменилась Россия.

Столица Евросоюза приходила в себя от недавнего теракта и центр был малолюден, только многочисленные огромные группы бесцеремонных китайских туристов постоянно мешали фотографироваться своими часовыми сборами для групповых снимков. По улицам и площадям Брюсселя были рассредоточены многочисленные укрепленные точки полиции.

Неожиданно самобытная, с отделанными золотом фасадами зданий, старинная площадь города произвела отличное впечатление, Котову она понравилась куда больше одноцветного ракушечного Парижа. Мы разыскали маленький фонтанчик — символ города, прогулялись по старинным улицам, осмотрели подвернувшиеся строения и к вечеру разместились в пиццерии для просмотра матчей текущего дня.

В шоколадной лавке мы приобрели по гаечному ключу, там было множество изделий под слесарный инструмент из черного шоколада, но выглядело настолько реалистично и сделано так искусно, что жена Виктора спросила его с недоумением: «Зачем ты притащил домой эту железяку?» Котов был полностью удовлетворен! Мой подарок не выдержал испытания волгоградской погодой и превратился в неприглядный, но съедобный коричневый комок.

В аэропорт мы отправлялись с обычной станции метро и долго разбирались с билетами — надо их покупать здесь или нет, если покупать — то какие и так далее. В итоге купили и тут же после посадки в вагон зашли двое контролеров с какими-то щипцами угрожающего вида. По пути на большом расстояние долго светилась современная скульптура в виде куба или ромба с соединенными гранями вершин - символ организации со зловещим названием НАТО.

В аэропорту грустным пассажирам объявляли о забастовке грузчиков и предлагали написать адрес на багаже, обещая когда-нибудь доставить по месту назначения. Нас сие не касалось, так как в наличие была только ручная кладь, но потом и с прочим багажом нашему рейсу повезло, их обслужили. В бизнес-зал нас не пустили, так что обратный путь прошел во сне.

В Москве стояла длинная очередь на паспортный контроль, но у меня был поезд до Курска менее чем через два часа и пришлось опять пускать в ход свои умения пролезать в угольное ушко. Мы попрощались с Виктором до новых путешествий и новых турниров, я отбыл на финал детского Кубка, а он — домой в Петрозаводск. Сборная России, увы, разгромно проиграла заключительный матч, но нас не было на том матче. Я куда больше переживал проигрыш детской команды в финале по пенальти, который досматривал из-за ограждения, рефери не одобрил моего «французского» эмоционального настроя.

Всю историю сборной моего земляка - тренера Л. В. Слуцкого отлично иллюстрировала картинка заключительного провального матча с Уэльсом, когда валлийский форвард Гаррет Бэйл даже не убежал, а улетел от нашей доморощенной «звезды», и тот обреченно отказался от борьбы, словно осознав свое реальное место в мировом футболе. В тот момент мне казалось, что с футболом в России справедливо покончено и я полностью присоединялся к высказыванию нашего тренера, постоянно ему припоминаемому о не футбольном характере страны.

Но впереди был домашний чемпионат мира, который заставит многих поверить в чудо и напомнит сюжет многих сказок о волшебных превращениях. В футболе, равно как в жизни, все зависит от того, кто и с каким настроением воплощает мечты в реальность.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Записки фаната или Welcome!
+22
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+