Реклама 18+

Люди и поля, сформировавшие Кая Хаверца

Перевод статьи Лиама Туми для TheAthletic. Перевод выполнен автором телеграм-канала о Челси @NosKurtua, подписывайтесь!

Слегка дрожа с футбольным мячом в руке во время своего первого интервью на Стэмфорд Бридж, улыбающийся Кай Хаверц испытывал последние и, безусловно, самые приятные, новые впечатления с момента переезда из Леверкузена в Челси. Его первый хет-трик в профессиональной карьере навсегда останется моментом для наслаждения, а разочаровывающие матчи против «Брайтона» и «Ливерпуля» только усилили радость от выступления против Барнсли. “Я в восторге от Кая, он выполнил все, что я от него требовал”, – сказал Фрэнк Лэмпард после игры.

Отсутствие предсезонной подготовки плохо повлияло на первые матчи немца, но Хаверц продемонстрировал множество ярких моментов, играя в своей любимой роли «десятки» против, будем откровенны, не самой сильной защиты «Барнсли» в Кубке Английской Лиги. В этой игре он показал, на что способен и что может предложить своей новой команде. Помимо уверенного завершения атак и отличного взаимопонимания с Тэмми Абрахамом, Хаверц совершал легкие движения в свободные коридоры, отдавал острые передачи на открытых товарищей по команде и интенсивно прессинговал оборону соперника. Все это выделяет его как одного из самых желанных талантов Европы.

Эти качества также известны для многих людей там, где началось футбольное путешествие Хаверца — место, где каждое его новое достижение носится как знак гордости сообществом, которое его сформировало.

* * * * *

В мирной и живописной западногерманской деревне Мариадорф, примерно в восьми милях к северу от Ахена, поле, на котором Хаверц впервые демонстрировал свой впечатляющий талант, находится на последнем издыхании.

Ухабистое и неухоженное, оно должно было быть демонтировано в августе и заменено современным синтетическим покрытием за 1,3 миллиона евро. Финансирование должно было произойти за счет средств местных властей. Реконструкция была отложена до 2021 года, и поэтому Стефан Зандер, новый энергичный координатор молодежки ФК «Алеманния» Мариадорф, наблюдает, как молодые ребята бегают по потрепанной траве, радостно не обращая внимания на непредсказуемое поведение мяча.

“Мы надеемся, что получим новое поле в феврале, и мы надеемся, что придет еще много детей, – говорит он The Athletic, – может быть, мы получим нового Кая.…”

Сегодня суббота, и все молодежные команды ФК «Алеманния» Мариадорф проводят свои регулярные матчи, начиная с команды до шести лет, к которой Хаверц когда-то присоединился в качестве талантливого четырехлетнего ребенка, и заканчивая командой до 19 лет. Старшие команды играют на поле из красной золы, отделенном от травяного поля тонкой линией деревьев, где каждый контакт с мячом поднимает шлейф пыли. Звуки с матчей младшей возрастной группы — пронзительные крики, свистки судей, легкие удары бутс по мячу — разносятся по окрестным улицам.

Футбольный клуб служит одним из главных общественных центров Мариадорфа, и впечатляющее количество преданных своему делу местных жителей приходит посмотреть на различные команды — все они в основном состоят из мальчиков, родившихся и выросших в этом районе, — а также друзей и членов семьи игроков. Зандер говорит, что это одна из причин, по которой его потянуло в клуб, и именно поэтому 17 лет назад восхищение молодым Хаверцем распространилось так быстро.

“Раньше он играл в командах, где другие игроки были на два, три, четыре года старше, и он все еще был лучшим из них, – говорит Пол Брейер, бывший игрок ФК «Алеманния» и член Совета ветеранов клуба, – его лучшими качествами были техника и стремление бороться за каждый мяч. Он был маленьким игроком, но он не боялся, даже если соперники были намного больше, чем он. Это было невероятно.”

Дед Хаверца, Ричард Вайденхаупт-Пельцер, был в то время президентом ФК «Алеманния». Ему пришлось поменять правила клуба, чтобы позволить талантливому четырехлетнему ребенку играть с командой до шести лет. Одним товарищей Хаверца по команде и самых ранних друзей был Андре Хохмут, который сейчас играет за первую мужскую команду.

“Он всегда был на два года моложе остальных, но на поле этого не было видно, – говорит он, – Кай всегда был лучшим, и ему позволяли всегда делать на поле все то, что он хотел».

“После матча мы возвращались к нему домой и продолжали играть в саду. Это было всего в одной или двух минутах ходьбы, и у них был большой сад. Мы играли либо один на один, либо пытались сбивать гномов. Он выигрывал каждый раз.”

* * * * *

В доме, в котором жил Хаверц во времена ФК «Алеманнии» Мариадорф, до сих пор живут его родители, Ральф и Анна. Он находится менее чем в 500 метрах от здания клуба на тихой жилой улице, где небольшой дорожный трафик, и все дома ничем не выделяются по стилю. Снаружи дома Хаверца нет никаких табличек с фамилией, и ничто не указывает на то, что дом принадлежит семье футболиста-миллионера.

Родители Хаверца — Ральф, отставной полицейский, Энн адвокат — частные люди, которые никогда не привлекали внимания прессы, их постоянное присутствие в Мариадорфе объясняется тем, что они могут заниматься здесь своими повседневными делами как можно более комфортно. Они растили Кая, его брата Яна или сестру Леа, не для того, чтобы искать внимания и славы, которые стали неизбежными после успеха Кая в футболе.

На пресс-конференции, посвященной его переходу в «Челси», Хаверца спросили о его интересах вне футбола, прежде всего о его страсти к игре на пианино и любви к ослам. В детстве, он и его семья спасли одного из ослов от отправки на бойню, тем самым подогревая желание Кая защищать животных.

“Конечно, футбол – это одна из самых важных вещей в моей жизни, но, честно говоря, есть очень много более важных вещей в жизни, чем футбол, и я стараюсь сделать все возможное, чтобы помогать как можно больше”, – сказал он.

Те, кто знал молодого Хаверца, не сомневаются, что его родители заслуживают похвалы за помощь в формировании его мировоззрения.

“Его мать и отец были позади него всю дорогу, но главным всегда была школа, – говорит Хохмут, – они всегда подталкивали его сначала ходить в школу, а потом уже играть в футбол. Я помню, как однажды ему пришлось пропустить игру из — за домашних заданий – его родители просто сказали ему: «Первым делом – школа».

“У вас всегда есть игроки, которые, как говорят, будут одними из лучших в мире, и вдруг они исчезают, потому что у них есть другие интересы, девушки и т.д., – говорит Брейер, – но Кай – умный парень. Его результаты в школе были очень хорошими. Его семья дала ему эту атмосферу.”

Хаверц покинул ФК «Алеманния» Мариадорф в возрасте 10 лет, чтобы присоединиться к ФК «Алеманния» из города Ахен и проверить себя на более высоком уровне немецкого юношеского футбола. Его семья переехала в Ахен, чтобы облегчить себе жизнь. “Все говорили, что он был хорош, когда уехал в Ахен. Но дело в том, что многие игроки отсюда едут в Ахен”, – говорит Дирк Кнопс, который был связан с ФК «Алеманнией» Мариадорф в течение 10 лет и до сих пор регулярно наблюдает за молодежными и мужскими командами.

«Еще два года назад у нас было сотрудничество с Ахеном: хорошие игроки из Мариадорфа уходили туда, а игроки, у которых там не было шансов, приходили к нам. Это было нормально. Но потом Кай перешел в Леверкузенский «Байер», и, если посмотреть на его путь: игрок молодежной сборной в возрасте до 13 лет, до 14 лет, до 15 лет, то можно понять, что он лучше других.”

Леверкузен впервые связался с семьей Хаверц, когда Каю было восемь лет, и в конце концов Байер убедил их отправить сына в знаменитую академию клуба «Куртекоттен» — в часе езды от Ахена — три года спустя. “Это было нелегко, потому что в первые годы он ездил туда-обратно каждый день, – говорит Брейер, – его отец перестал работать полицейским и возил Кая на тренировки.”

Каждый шаг в футбольном путешествии Хаверца уводил его все дальше от Мариадорфа, и его семья теперь не была связана с новым клубом. Ян, который также прошел свой путь через молодежные команды ФК «Алеманния» Мариадорф, теперь работает в агентстве, представляющем его брата и Вайденхаупта-Пельцера, деда Кая, скончавшегося 15 лет назад. Ральф и Энн также поддерживают связь с Каем.

“В таком клубе, как Мариадорф, вы – семья, – говорит Брейер, – все друг друга знают. Мы встречаемся раз в год и приглашаем всех ветеранов клуба. В прошлом году моя 92-летняя мама, сидела рядом с бабушкой Кая, Марией, и говорила о нем. Мария показывала нам сообщения в WhatsApp от Кая, где он спрашивал, как она себя чувствует, и говорит, что надеется, у его родного ФК «Алеманния» Мариадорф все хорошо. Я думаю, что это хорошие отношения.”

Всякий раз, когда он возвращается в Мариадорф, Хаверца встречают дружелюбные лица. “Я видел его три недели назад, – говорит Хохмут, – у нас была тренировка, и Кай помахал мне рукой, когда я проезжал мимо него в машине. Он узнал меня, хотя теперь у меня есть борода!”

“Я видел его на заправке два или три года назад, – говорит Кнопс, – мы говорили минуты три-четыре: «Привет, как дела?»- и так далее. Примерно за полгода до этого я видел его в супермаркете — теперь он очень высокий, настолько высокий, что его голова высовывалась из прохода.”

* * * * *

В ФК «Алеманния» Мариадорф нет фотографий Хаверца или сувениры, относящиеся к его пребыванию в клубе. Этот клуб с большой 114-летней историей в низших лигах немецкой футбольной пирамиды, здесь выросло множество талантов немецкого футбола. Ханс-Петер Ленхофф играл в Кельне, Антверпене и Леверкузене в течение 16-летней профессиональной карьеры в 1980-х и 1990-х годах, в то время как уроженец Марокко Рашид Аззузи играл за Дуйсбург, Кельн и Грейтер Фюрт. Фотография этой пары висит на видном месте в атриуме.

Под этим изображением, в стеклянном шкафчике, наполовину скрытым лестницей, ведущей в бар, лежит аккуратно сложенная Леверкузенская футболка с именем, номером и подписью Хаверца, рядом с футболкой красуется маленькая фотография с автографами всех игроков команды. По коридору слева от бара находится небольшой кабинет с двумя письменными столами и стенами, увешанными фотографиями игроков из молодежной команды. Спереди и в центре – два сертификата, относящиеся к Fritz Walter Medal – награде, присуждаемой лучшим немецким игрокам своей возрастной группы: Хаверц выиграл серебро на уровне до 17 лет в 2016 году и золото до 19 лет два года спустя.

Кнопс был там, когда Хавертц получил первую награду в Менхенгладбахе. “Мы нашли его первую рубашку ФК «Алеманния» Мариадорф с номером 7 на спине, и я отдал ее ему”, – говорит он с улыбкой.

“Мы пытаемся (использовать историю Кая в качестве мотивации для юных футболистов), но у этой истории 2 стороны медали, – говорит Зандер, – если ты будешь использовать этот пример слишком часто, все дети будут думать, что они могут стать еще одним Каем Хаверцем.”

Во всяком случае, само здание клуба стоит как памятник росту Хаверца до статуса золотого мальчика Германии. Те достижения, которых он добился в подростковые годы, включая Fritz Walter Medal, привели к выплатам на сумму 16 000 евро от немецкой футбольной ассоциации каждому из клубов, сыгравших определенную роль в обучении и развитии Кая. Эта сумма может показаться ничтожной для «Байера» и даже, возможно, для «Алеманния» Ахен, но не для «Алеманнии» Мариадорф. Мы отремонтировали наш клуб на эти деньги”, – говорит Брейер.

ФК «Алемания» Мариадорф работала в затруднительном финансовом положении до пандемии COVID-19.

“Дед Кая был председателем правления немецкой компании, базирующейся в Гамбурге под названием Edeka, которая похожа на Aldi или Lidl (бюджетный супермаркет), – объясняет Брейер, – он заработал на этом много денег, и в то время (когда он был президентом) мы играли на один дивизион выше, и мы платили много денег. Игроки со всей области приезжали играть за ФК «Алеманния» Мариадорф, потому что мы платили.

Игроки сейчас работают. Кто в администрации, кто на других заводах и так далее. Мы платим им только небольшую плату, и деньги, которые мы получаем, основаны на пожертвованиях от разных людей.

Для ФК «Алеманния» Мариадорф никогда не будет лишней прибыль от сделки в размере 62 миллионов фунтов стерлингов, которая привела Хаверта из Леверкузена в Челси; правила Немецкой Футбольной Ассоциации гласят, что 16 000 евро – это максимум, что может получить любой бывший клуб игрока с точки зрения бонусов за его обучение и развитие. “Этого достаточно для такого маленького клуба, как наш, – добавляет Брейер, – нас это вполне устраивает.”

* * * * *

Клубный бар – это место, где первая команда ФК «Алеманния» Мариадорф вместе с нынешним президентом Гидо Ленцем, Брейером и несколькими другими ветеранами клуба собирается в воскресенье днем, чтобы посмотреть большой матч АПЛ «Челси» против «Ливерпуля». Настроение было мрачное: их команда только что проиграла 6-1 в соседней деревне Хельрат команде «Sportfreunde Duren». Это их третье поражение в трех играх в новой лиге, Landesliga Staffel 2.

Не все люди из ФК «Алеманния» были сосредоточены на экране проектора, когда команды выходили на Стэмфорд Бридж, и Хаверц в роли ложной девятки остается относительно незамеченным для зрителей в баре. Ленц, президент клуба, покидает свое место, чтобы провести послематчевое расследование с молодым итальянским тренером ФК «Алеманния», Габриэле Ди Бенедетто.

“Гвидо не разрешают сидеть здесь, потому что мы проиграли три матча подряд”, – шутит Брейер.

Внимание к игре еще больше ослабевает, когда становится очевиден осторожный характер игры «Челси» и заметно полное доминирование «Ливерпуля» во владении мячом, хотя глаза и уши зрителей оживляются всякий раз, когда Хаверцу или его соотечественнику Тимо Вернеру удается завладеть мячом с возможностью контратаки.

Красная карточка Андреаса Кристенсена за то, что он сбил Садио Мане, и последующее решение Лэмпарда снять Хаверца в перерыве – это повод для большинства прихожан бара поехать домой. Хохмут шокирован замене своего друга, а для многих других этот матч больше не представляет интереса. К тому времени, когда Вернер заработал пенальти, который сумел отбить Алиссон на 75-й минуте, только Ленц, Брейер и Хохмут до сих пор находились среди нескольких оставшихся зрителей.

Совсем скоро будущее ФК «Алеманния» Мариадорф станет светлее. Они получат свое новое поле, и даже если нынешний сезон закончится быстрым вылетом первой команды из лиги, следующий сезон должен быть лучше.

Существует аналогичная уверенность в том, что у Хаверца много счастливых моментов впереди.

Я всегда говорил, что если кто-то и доберется до этого уровня, то это будет Кай, – говорит Хохмут, – футбол у него в крови, и все знали, что он достигнет своей цели. Вы могли видеть, что в нем присутствует этот драйв. Он преуспеет в «Челси» на 100 процентов.

Золотой мальчик из Мариадорфа делает первые волнующие шаги к тому, чтобы еще раз доказать правоту своих близких.

(Фото на обложке: Darren Walsh/Chelsea FC via Getty Images)

* * * * *

Спасибо за то, что прочитали русскую версию материала Лиама Туми до конца. Надеюсь, вам понравилась история Кая и вы сумели погрузиться в атмосферу небольшого немецкого городка под названием Мариадорф.

Подписывайтесь на мой телеграм-канал, посвященный Челси, а также заходите в группу ВКонтакте, где мы публикуем интересные новости из жизни «аристократов».

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Нос Куртуа
+67
Популярные комментарии
Георгий Михеев
+2
Да нормальное для деревни поле. Я с ребятами на каникулах в свое время на таком же играл. Там все просто - бей вперед, игра придет -)
Ноно Гомес
+1
Классно пишут в Атлетик, приятно читать...
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+