Реклама 18+

«Это не просто дано от Бога»

"Это не просто дано от Бога"

Автор решающего гола на ЧМ об имидж-проблемах, своей роли в Баварии и йоге.

SZ: Господин Гётце, вызывали ли вы раздражение у своих партнеров по национальной сборной из Дортмунда?

Раздражение? Нет. Но с обеих стороны были шутки.

SZ: Как так произошло, что вы всегда забиваете своему бывшему клубу?

Правда? Я забил Боруссии на прошлых выходных и это было впервые после моего перехода в Баварию. Не так ли?

SZ: Нет, но в этот раз вы почти сделали дубль. Наверняка у вас до сих пор стоит та сцена перед глазами: пас Мюллера на Гётце, Гётце свободно стоит перед воротами и промахивается.

Мюллер неправильно подал мяч. (смеется) И, кроме того, я не хотел, чтобы Мюллер записал на свой счет голевую передачу.

SZ: После упущенного шанса вы сделали голевую передачу и потом забили еще один гол сами. Такая ошибка не тянет вас вниз?

Сразу после этого ты очень злишься, но я подумал: сегодня я получу еще один шанс.

SZ: Есть такое ощущение, что этот промах вас уже не беспокоит. А год назад вы бы опустили руки после такого?

Вероятно, так многие думают, но впечатление обманчиво. В прошлом году у меня было хорошее начало сезона с 5-6 голами в первых играх. Не было никакой причины опускать руки.

SZ: Тем не менее у людей уже тогда появилось стойкое чувство, что вы бы не исчерпали свой потенциал или даже находитесь в кризисе. Как вы это объясните?

Сложно сказать. Существует невероятно много недоразумений, связанных с моей персоной.

SZ: Вы долго ничего не говорили по поводу недоразумений.

Да, но все же я думаю, что лучше прояснить те или иные вещи.

SZ: Тогда начнем с самого начала. После Audi-Cup во время подготовки к сезону процитировали такое ваше высказывание относительно Пепа Гвардиолы: "Посмотрим, будет ли тренер больше со мной разговаривать".

Хороший пример, потому что видно, как мне сложно публично высказываться. Собственно говоря, иногда было бы необходимо после первого интервью давать второе, чтобы объяснять то, что сказал в первом и потом, наверно, нужно дать еще одно, чтобы объяснить и второе. Или некоторым журналистам нужно звонить до того, как они что-то напишут, и спрашивать: Что конкретно вы имели в виду?

SZ: Вам было бы неудобно, если бы у каждого был ваш номер.

Ясное дело. Этим я хотел сказать, как легко быть непонятым.

SZ: Объясните это еще раз на примере с той цитатой после Audi-Cup.

Вопрос был такой: "Как вы думаете, будет ли тренер разговаривать с вами больше в будущем?". В этом вопросе уже был подвох. Тогда я сказал: "Посмотрим, будет ли он со мной больше разговаривать". Это был ни о чем не говорящий ответ. Если процитировать этот ответ и убрать вопрос, то, конечно, все будет выглядеть иначе. Огромный простор для различных интерпретаций.

SZ: Когда вам было 18, 19 лет, вы были любимым подающим надежды игроком Боруссии Дортмунд, и вдруг оказалось так, что ваш образ на фейсбуке и твиттере реальнее, чем вы на поле. Можете ли вы оценить то, когда и почему ваш имидж так испортился?

Собственно говоря, на самом деле я не такой. Но я думаю, что это связано с моим переходом в Баварию. Я могу понять то, что фанаты Боруссии были разочарованы - но почему некоторые на меня обижаются? Здесь я могу только предполагать.

SZ: Попробуйте предположить.

Вероятно, люди думают: Он перешел только из-за денег. Он нехороший человек.

SZ: Или дело в том, что о вашем переходе в апреле 2013 стало известно в самый неподходящий момент - в день полуфинала ЛЧ Боруссии с Реалом, за день до игры Бавария - Барселона.

Да, тогда была высшая точка кипения между Баварией и Боруссией и посреди всего этого эта новость. Но то, что это было так открыто, было не в моих интересах. Я в этом не виноват.

SZ: Тогда вы промолчали и не объяснили свой переход. Это было вашей ошибкой?

Оглядываясь назад: да. Но нужно еще раз представить ту ситуацию: сезон идет к завершению, у всех в голове мысли о финале, и у меня были совершенно другие заботы. Я был травмирован, занят своим восстановлением и мне было грустно, когда я понял, что не смогу сыграть в финале в Лондоне. Сегодня я знаю: мне следовало объяснить свой переход еще до начала подготовки к сезону в Мюнхене. Я бы назвал свои причины и прекратил бы все спекуляции по этому поводу, тогда, возможно, все бы закончилось. Но это так будет и дальше постоянно неверно трактоваться.

SZ: Почему вы решили промолчать?

Хороший вопрос. Мне тогда только исполнилось 20, я был неопытным и поэтому я не придавал большого значения таким вещам, как общественное мнение. По моим ощущениям, я был молодым футболистом, который сменил клуб. И, возможно, я также думал: я не могу сейчас занять какую-то позицию относительно упреков в мой адрес. Хотя в дальнейшем я говорил об этом много раз, но не в таком широком контексте. Поэтому этого не услышали.

SZ: Вероятно, к 20-летнему игроку предъявляют завышенные требования в связи с таким "горячим" трансфером.

Наверно, можно так сказать. Представьте себе мою ситуацию: мой переход попал в крупные газетные заголовки, потом Боруссия проигрывает в финале Баварии, я травмирован и должен восстанавливаться во время отпуска и после этого я, все еще травмированный игрок, уже в новом клубе, который только что оформил требл. Я жил в отеле, новый тренер и многое другое. Всего этого было многовато. Тут ты скорее отстранишься, хотя было бы умнее все прояснить.

SZ: И тогда вы пришли на свою презентацию в "Adidas-клубе" Бавария в футболке Nike. Ваш образ был "идеален": хам, маркетинговый футболист...

...Притворщик, марионетка и так далее. Я знаю. Возможно, это сегодня можно воспринимать как состоявшийся в то время образ. И потому что я был травмирован, я не мог тут же сыграть против этого образа на поле.

SZ: У вас не было плохого предчувствия, когда вы вышли в футболке Nike?Перед пресс-конференцией у меня было больше мыслей о том, что я буду говорить, а не о моем внешнем виде. До этого я видел, что Криштиану Роналду также сидел в футболке Nike на пресс-конференции Adidas-клуба Реал Мадрид. И поэтому не подумал об этом, когда мой поставщик дал мне эту футболку.

SZ: Какой упрек в ваш адрес вы получаете сейчас больше всего? Как было сказано, если бы у вас была парочка лишних килограммов, слово "пышечка" разлетелось бы повсюду.

И, возможно, кто-нибудь еще бы отметил: его ухо слишком большое, его нос слишком маленький. Я привык к тому, что утверждать могут все, что угодно. Было важно, что мое окружение на моей стороне. Все остальное учишься не замечать. По крайней мере пытаешься.

SZ: В июле 2014 вы забили победный гол в финале ЧМ. Это должно было помочь вашему имиджу.Я думаю, что этот гол благоприятно сказался на моем имидже. Было бы странно, если бы это было не так.SZ: Но во время вашей первой игры после финала ЧМ, как назло в Дортмунде, вас освистали фанаты. Чтобы этого избежать, вы даже разминались при входе в раздевалку.Верно, в игре за суперкубок, это было странно. Тогда я надеялся, что мой отрицательный образ, наконец-то, был похоронен после ЧМ.

SZ: В то время сборная была для вас неким убежищем? В ней вы наслаждались всеобщим признанием.

Убежищем? Я не знаю. Но очевидно то, что я чувствую себя здесь комфортно. Тем не менее тут снова есть искаженное восприятие: нельзя забывать то, что мне было не так уж легко на ЧМ. Я играл в первых играх, потом снова нет, потом я вышел на замену в финале. Это был не только тот самый гол.

SZ: Вы допускаете тот факт, что из-за вашего невероятного таланта вы бы никогда не узнали, что такое плыть против течения. С юных лет вы всегда были талантливее других, вам все легко доставалось.

Якобы! Якобы мне все легко доставалось! Так это представляют другие.

SZ: Вы можете это исправить.

Я думаю, ничего не получается просто так. Все эти годы всегда были препятствия: уже в юности у меня были травмы и я не сразу добился высоких результатов. Когда я в 17 лет пришел в профессиональный футбол, я выглядел как маленький мальчик. Тогда у меня еще 8 месяцев были проблемы с тазовой костью. Потом было Евро 2012, на котором я едва ли сыграл какую-то роль, потом переход в другой клуб. В свои 18 лет я пережил много ситуаций, которые могли бы произойти позже. Немногие знают, как много работы и борьбы бывает даже у талантливых игроков.

SZ: Летом вы были по собственной инициативе в спортивном институте в Кёльне для особой физической диагностики - для того, чтобы быть в форме в решающем для вас сезоне?

Я просто хотел прибавить еще на пару процентов. Каждую неделю я занимаюсь по дополнительной программе, занимаюсь йогой и своим питанием. Для меня очень важно, чтобы люди это знали: То, что у меня есть, досталось мне не просто от Бога. Я много для этого работаю!

SZ: Место в стартовом составе против Дортмунда, ваша голевая передача, ваш гол, вас ценит Йоги Лёв: как вы думаете, сейчас тяжелые времена у вас позади?

Последние два года в любом случае были для меня процессом становления. Я совершал ошибки, но многие вещи, которые были искажены, нужно терпеть. Я научился как обращаться с этим и теперь знаю, что только я один несу ответственность за свою карьеру. Я думаю, я нашел свой путь.

SZ: Как сильно вас раздражает то, что некоторые воспринимают вас как бывшего игрока Боруссию, а не как игрока Баварии?

Я почувствовал себя игроком Баварии с первого дня! И я никогда не думал уходить куда-то еще. Даже этим летом. Этого не было и в мыслях.

SZ: Правдива ли та история, что незадолго до вашего перехода в Баварию вы были в восторге от того, что Пеп Гвардиола придет в Мюнхен?

Я был в восторге от того, как он строил игру в Барселоне. Это был совершенно новый тип футбола. Месси, Иньеста, вся команды была и есть невероятная. Когда я был юным игроком, я смотрел много видео на Youtube. Конечно, поэтому я очень хотел присоединиться к Баварии.

SZ: Как вы отреагировали на то, что в важных матчах Гвардиола часто оставлял вас на скамейке запасных?

Это было нелегко для меня, как раз в Барселоне, когда у нас было много травмированных игроков, я подумал: наверно, сейчас я попаду в команду. Но между нами не было и нет никаких проблем.

SZ: Бавария находится все ближе к переломному моменту: Лам, Рибери и Роббен стареют, Швайнштайгер перешел в другой клуб и позади ждет следующее поколение. Мюллер, Нойер, Боатенг, Алаба - их имена называют часто, ваше редко.

Я бы с удовольствием стал лицом Баварии. Я чувствую себя здесь очень-очень комфортно и я рад, что являюсь игроком Баварии. В свои первые два года здесь я сыграл положительную роль и хочу играть еще большую роль.

SZ: Почему летом ходили упорные слухи, что вы перейдете в Ювентус?

Я никогда не думал о смене клуба. Может это и хорошо, что другие клубы проявляют ко мне интерес, но у меня нет желания покидать Баварию.

SZ: Летом Бавария подписала Дугласа Косту и Кингсли Комана, новые фланговые игроки - это вызов для Марио Гётце? Как эти приобретения вам объяснил клуб?

Совсем нет. Клуб не должен объяснять каждому игроку каждый трансфер. Можно объяснить эти трансферы тем, что они хотят меня меньше видеть на фланге и больше в центре.

SZ: Какая позиция для вас идеальна?

Лучше всего я себя чувствую в центре и по возможности далеко впереди. Но если я могу сыграть на позиции 8, то это тоже мне подходит. Я часто играю слева или справа, но больше всего мне нравится играть в центре. Лучше на острие.

SZ: И если в финале Евро 2016 снова будет подача с левого фланга, кто будет забивать решающий гол из центра?

Я? Однако это было бы лучше всего для моего имиджа, если я слева - и потом сам же стою в центре.

 

Перевод.

Источник: Süddeutsche Zeitung, 07.10.15

Хотите следить за новостями немецкого футбола? Подписывайтесь: https://vk.com/dfb_ru

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Bundesvision
+8
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+