Реклама 18+

Новые правила в фигурном катании – подарок для Туктамышевой и Ханю, но с угрозой для Валиевой и Щербаковой

До больших изменений в фигурном катании остался месяц: в июне ISU проведет первый за 4 года полноценный конгресс – предыдущим попыткам мешала пандемия.

Постолимпийские конгрессы всегда особенные: если в середине цикла чиновники не склонны кардинально переписывать правила, поскольку скованы приближающейся Олимпиадой, то сразу после Игр градус радикальности повышается.

Повестка уже известна: Россия предлагает ужесточить условия перехода спортсменов в другие федерации (поправка предложена еще до отстранения фигуристов от соревнований); Эстония, Латвия и Литва – увеличить предельный возраст для чиновников ISU; Венгрия – устраивать юниорские чемпионаты Европы и четырех континентов. Один из главных вопросов – постепенное повышение возрастного ценза до 17 лет к следующей Олимпиаде.

Но некоторые нововведения стали известны заранее:

• в танцах на льду ввели новый хореографический элемент – прыжки с помощью ассистирующего партнера;

• для взрослых танцоров убрали обязательный паттерн – главное мерило технического мастерства дуэтов;

• специальным основанием для снижения надбавок за качество прыжка теперь будет смена ребра между прыжками в каскаде и касание льда свободной ногой, а понятию «плохой отрыв» дали дополнительную расшифровку;

• секвенцию планируют уравнять в оценивании с каскадом – но эта поправка вступит в силу, только если ее одобрит Конгресс.

Новые правила должны наказывать фигуристов с плохой техникой, но это иллюзия: санкции лояльны, а судейство не приспособлено к изменениям

Главное впечатление от свежих коммюнике ISU – полное отсутствие последовательности в подходах. Если судейство одиночников по задумке должно стать строже (как это сработает на практике – другой вопрос), то расклады у танцоров после отмены паттерна будут еще более субъективными.

На это уже обратила внимание Бетина Попова: «Паттерн-танец по одному рисунку — возможность для судей посмотреть, кто как покрывает поляну, кто как умеет использовать навыки катания. Когда этого нет, можно играться с правилами и конструировать программу под себя так, чтобы скрыть недостатки. Показать, что люди умеют кататься, когда на самом деле они не умеют».

По сути, именно паттерн был основным инструментом технического сравнения дуэтов между собой после отмены обязательных танцев. В его отсутствие судейство станет еще более субъективным – если не сказать манипулятивным – а качество владения коньком, которое всегда отличало танцоров, скорее всего, начнет падать, если правило закрепится надолго.

Лояльность к танцорам, по всей видимости, должна компенсироваться усложнением требований к одиночникам и парникам, которых предлагают наказывать вычитанием от -1 до -2 баллов в GOE за смену ребра и подставленную вторую ногу в каскаде. Кроме того, ISU уточнил, что понимается под плохим отрывом на прыжок (от -1 до -3 в GOE): лишние обороты на льду, а также отталкивание ребром на зубцовых прыжках – например, исполнение тулупа в технике акселя.

За последние четыре года это не первая попытка ISU реформировать судейство в прыжках. Во время пандемии звучало даже более революционное предложение – уравнять стоимость четверных лутца, флипа и риттбергера, а также удешевить тройной лутц. Изменения опубликовали в мае 2020-го, но уже в июне вернули прежние правила.

В свете того, что некоторые поправки ISU после Олимпиады-2018 были явно вдохновлены прокатами Медведевой и Загитовой, логично, что и в новых инициативах разглядели борьбу с доминированием российских фигуристок.

Кроме того, два года назад за неправильную технику тулупа Валиеву критиковала Оксана Баюл: «Вы не можете так прыгнуть четверной тулуп. Она, по-видимому, применила технику тройного акселя. Именно поэтому, когда они вырастают на шесть дюймов, прыжки не получаются». Аналогичные претензии у Баюл были и к технике исполнения каскадов Камилы.

С этой точки зрения поправки касательно подставленной второй ноги в каскаде можно считать тихим укором Щербаковой – на мемориале Панина-Коломенкина на эту особенность Ани в кисс-энд-крае указывал Глебу Лутфуллину (тоже делающему каскад с риттбергером) Алексей Мишин.

Строго говоря, оптимизация в прыжковой технике затронула далеко не только Щербакову и Валиеву. При бдительном судействе вопросы были бы и к Винсенту Чжоу, и к Даниэлю Грасслю, и к Алисе Лью, не заверши она карьеру.

Лучшая фигуристка США прославилась в 12, боролась с Валиевой и закончила в 16. Почему так и чем грозит ее уход?

Строгость правил ISU всегда компенсировалась необязательностью их исполнения. Причем в основе лежит не только лояльность к определенным фигуристам, тренерам или федерациям, но и техническое бессилие судей.

 «С нашей камеры ребро было точно плоским или даже слегка внутренним. Если же смотреть с верхней части арены или из-за спины, то здесь уже внутреннего ребра не видно», – это Йерун Принс оправдывается за ошибку в оценивании Алины Загитовой на одном из этапов Гран-при.

«Пошел повтор элемента на видеокубе — с абсолютно другого ракурса, не такого, как у нас. И что же? Смотрю и вижу — прыжок чистый, а мы уже выставили на нем недокрут. Ну и тут специалисты, такие: «Вот дерьмо!» Что ж, случается и такое», – а это его же признание о судействе проката Анны Погорилой.

Иными словами, пока ISU не адаптирует фигурное катание к новым технологиям – или, по крайней мере, не снабдит своих работников более качественными повторами – о глобальном изменении в судействе говорить сложно. Кроме того, даже предлагаемые сейчас сбавки в GOE достаточно несущественны для общей оценки, их можно компенсировать плюсами по другим критериям, а также самой сложностью набора.

Новые правила – подарок Туктамышевой и Ханю: программы Лизы станут дороже, а Юдзуру сможет экспериментировать с контентом

Если поправку четырехлетней давности об отмене бонусов за все прыжки во второй половине программы иногда называли «правилом Загитовой», то нововведение ISU об оценивании секвенций можно будет переименовать в «правило Туктамышевой». Правда, сначала его должен утвердить Конгресс – это специально оговаривается в коммюнике.

По действующим правилам исполнение прыжков в секвенции дешевле каскада на 20%. В случае принятия поправки секвенция будет оцениваться так же, как и любой каскад – по совокупности базовых стоимостей входящих в нее прыжков. И один из главных бенефициаров такого подхода – Туктамышева.

Каскады – уязвимое место Лизы. Да, в короткой она делает тройной лутц – тройной тулуп, но в произвольной после двух трикселей сил на него не хватает, поэтому Туктамышевой приходится исполнять ойлерный каскад с двойным акселем и секвенцию с ним же. Попытки собрать набор с более сложным каскадом в произвольной у нее тоже были – например, на ЧМ-2021 – но качество проката обычно менялось в худшую сторону.

За коронную секвенцию тройной лутц – двойной аксель в бонусной зоне Туктамышева получает в среднем 9,6 балла при базовой стоимости элемента 8,1 балла (в первой половине программы это принесло бы 7,36 без учета надбавок). Если поправку примут, стоимость секвенции Лизы изменится до 9,2 / 10,12 балла в зависимости от переноса в бонусную зону – и это до начисления GOE.

Разумеется, новые правила не приведут к полному отказу от каскадов из тройных прыжков в женском катании. Без них не обойтись в короткой программе; кроме того, упрощение каскадов без компенсации сольными ультра-си бессмысленно в контексте борьбы за высокие места.

Впрочем, если российских фигуристок не допустят до международных соревнований в следующем сезоне, контент с секвенциями станет более конкурентоспособным. На последнем ЧМ, например, Мэрайе Белл не хватило до бронзы 2,5 баллов. Большую часть из них она недобрала как раз на секвенции из тройного флипа и двойного тулупа, принесшей ей по базовой стоимости всего 6,88 – сопоставимо со средне исполненным тройным лутцем.

Либерализация отношения к секвенциям позволит также увидеть редкие сочетания прыжков – например, комбинацию из четверного тулупа и тройного акселя, которую несколько раз исполнял на соревнованиях Ханю. По действующим правилам такой вариант не слишком выгодный – всего на несколько десятых дороже куда более простого и надежного каскада четверной тулуп – тройной тулуп.

Наконец, изменение правил выгодно парникам со слабыми прыжками. В России таких становится все меньше – хотя поправки явно должны вдохновить Панфилову и Рылова, как только они оправятся от травм – но для мирового парного катания, находящегося в глубоком кризисе, новый подход к секвенциям может стать неплохим подспорьем.

Фото: globallookpress.com/Ma Ning, Darryl Dyck, Koji Aoki, Raniero Corbelletti, Cao Can

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Без недокрутов
+87
Популярные комментарии
Инесса Тюкалова
+177
Сейчас для наших спортсменов самая главная угроза, что их к соревнованиям не допустят в новом сезоне, а прыжки уже дело второе.
SundayM
+89
Уже все решили в один ясный февральский день - никакой Туктамышевой, Валиевой или Щербаковой в обозримом будущем на международных соревнованиях. А тут нарисуют все кому нужно и как нужно
Ответ на комментарий Маргарита В Сафронова
Не вижу никакой угрозы. Всё решаемо.
Бюрофакс атакует
+77
4А должен стоить в два раза больше, чем 3А, а не те крохи, которые дают сейчас.
Ответ на комментарий Ирина С
А про 4А - молчание: никакой соразмерности между затрачиваемой на его исполнение силой и энергией и оценкой. Если спортсмены начали показывать прыжок на соревнованиях и тренировках, то его мизерную оценку, определённо, стоит пересмотреть: хотя бы вернуться к изначальным 15 баллам или даже установить более высокую. Повышение стоимости 4А будет способствовать развитию ФК, так как при более привлекательной стоимости прыжка больше спортсменов будет рассматривать его в качестве элемента своих программ и изучать. Ощущение, что ISU все устраивает и оно не заинтересовано в продвижении ФК вперёд.
Написать комментарий 137 комментариев

Новости

Реклама 18+