Реклама 18+

Голеадор Богатырёв

В 1990-е Тимур Богатырёв наводил шорох в штрафных площадках клубов Высшей лиги. Болельщики со стажем помнят его 25 голов в первом российском чемпионате 1992 года за белгородскую команду «Ритм». После в не хватающей звёзд с неба «Жемчужине» он провёл 152 матча, в которых забил 37 голов. А потом… Впрочем, надо начать с Дагестана, где Тимур Гаджиевич родился.

вап

«Теннис мне даже больше нравился»

– До переезда в Белгород вы ведь в профессиональном футболе замечены не были.

– В Каспийске занимался большим теннисом. Хорошо получалось играть, прогрессировал быстро. Раз в два месяца выезжали в Воронеж, Сочи, ездили по всей России. У нас там всё было рядом на стадионе, и я успевал на футбол ходить – играл за заводскую каспийскую команду «Заря». Теннис мне даже больше нравился, чем футбол. Но умер тренер Борис Кузьмич Кузьменко (он даже в своё время судил Уимблдон боковым судьёй), после которого теннис никому в Каспийске стал никому не нужен.

– Как вас из Дагестана в Белгород-то занесло?

– После армии сюда позвал брат. Приезжай, говорит, занимайся футболом, а я буду тебе всем помогать. В Каспийске я начинал как крайний защитник, а в Белгороде в заводской команде «Сокол» поставили конкретно в нападение. На область забивал много голов. Через два года меня заметил «Салют», пригласил – и я согласился, хотя многие не шли в команды мастеров, потому что на заводах больше получали. Брат сказал, чтобы я за деньги не переживал и шёл в «Салют». Ну и там у меня пошло. Через два года перешёл в «Ритм», который тоже тогда профессиональной командой был, играл в чемпионате страны. На второй год во втором круге так получилось, что я за полчемпионата забил 25 мячей. Появилось множество предложений от именитых клубов. Я выбрал сочинскую «Жемчужину».

– Каково это было – из второй лиги сделать скачок в высшую?

– В первом круге за Сочи почти не играл, поначалу втягивался, ещё тяжело было. А потом тренеры и ребята в меня поверили, и во втором у меня пошло: забил девять мячей. Несмотря на то что играли со «Спартаком», «Динамо», ЦСКА, забивал практически всем. В первую очередь благодаря желанию и стремлению. Это было самым главным – без этого в «вышке» себя не проявишь.

– Свой первый гол в Высшей лиге помните?

– Московскому «Динамо». Вышел на замену, убежал от Омари Тетрадзе, чуть не на себе дотащил его до штрафной – и в дальний угол отправил. Выиграли тогда 4:1. Потом сразу же «Спартаку» забил, 2:2 с ним сыграли.

– А самый запоминающийся?

– Каждый гол в памяти, но особняком стоят эти первые – «Динамо» и «Спартаку». Только вспомните тот «Спартак», который в Лиге чемпионов в группе все матчи выиграл! Та команда наслаждалась футболом, а не мучилась. И забить им было очень достойно.

Каково это, выходить фактически против сборной России?

– Это было что-то! Весь на эмоциях, боялся, что это помешает сыграть. Но раскрепостился, быстро вошёл в игру. Тем более «Спартак» и «Динамо» из тех команд, которые и сами играли, и другим давали. Их принцип – выйти и играть в футбол. Против Ростова или Свердловска было тяжело: там и персональная опека была, и удары по ногам сзади.

– За границу вас не звали?

– В 1993 году был в корейском LG Goldstar. Два месяца я там играл, хорошие условия создавали. В Южной Корее был полузащитником, в каждой игре забивал один-два гола: с реализацией у них было тяжело. Собирались заключать со мной контракт, но я в последний момент отказался. В России тогда уже платили нормально. Меня позвали в хорошую команду – «Ладу» Тольятти. Хорошие деньги предложили. К тому же тяжело было жить в Корее. Всё время приходилось разговаривать на английском. Не мог привыкнуть к такому общению. Приехал, заключил контракт, меня Найдёнов (Арсен, тренер «Жемчужины» – прим. ред.) отпустил. А потом у него не стало нападающих – и сказал, что у меня действующий контракт. Опять пришлось играть за «Жемчужину». В Израиль ещё звали, но Арсен Юльевич не отпускал. Да и чемпионат там был гораздо слабее. Мне было 30 лет, когда Юрий Павлович Сёмин пригласил в московский «Локомотив», заключил со мной контракт.

– А почему в «Локомотиве» не играли?

– Тогда в «Локомотив» переходили Дмитрий Лоськов, Заза Джанашия и я. Пока «Локомотив» не перевёл за меня деньги «Жемчужине», я мог вернуться. И я ушёл, чтобы решить квартирный вопрос. Скажу честно, об этом шаге пожалел. Самая большая ошибка в футбольной карьере. «Локомотив» ведь более амбициозный клуб, а «Жемчужина» три раза закрывалась и столько же раз открывалась. Но угроза потери квартиры сыграла свою роль. Ну и в Сочи мне было комфортнее. Например, когда был в «Локомотиве» на сборах, то это едешь на тренировку часа два-три, а в «Жемчужине» пять минут – и всё. Это было тоже немаловажным фактором.

«Весёлая была команда»

В 1993 году в чемпионате России произошёл скандал: команды «Луч» (Владивосток) и «Океан» (Находка) вылетели из Высшей лиги. По слухам, эти клубы нарочно «сливали», чтобы не летать по девять часов на гостевые игры. Играла с командами и «Жемчужина».

– Что тогда произошло?

– Мы просто их обыграли. Думали, что, наоборот, судьи будут неравнодушны к «Жемчужине», но приехал Хусаинов (Сергей, арбитр международной категории – прим. ред.) и отсудил как есть, и с Владивостоком сыграли 2:2, а Находку обыграли 2:0. Если бы этого не сделали, то вылетели бы мы. Эти четыре очка стали золотыми для «Жемчужины».

Сочинская команда в итоге оказалась на спасительном 13-м месте и осталась в лиге. Дальневосточные заняли 15-е и 16-е, им пришлось играть переходные матчи и в итоге опуститься в первую лигу.

– Вас тренировал Арсен Найдёнов. Личность неординарная. Расскажите о нём.

– Ну, должность тренера у него тогда была больше административная. Он даже на тренировках иногда не появлялся. Было даже так: он заходит к главе города финансовые вопросы решить (тогда же всё за счёт городского бюджета решалось), а тот его не пускает. Так Найдёнов в окно залез! Вот теперь и представьте, какой это был пробивной человек.

– В «Жемчужине» был первый легионер в российском футболе из дальнего зарубежья.

– Помню, сириец [Ассаф] аль-Халифа. Я по-английски немного разговаривал, и он первое время даже жил со мной. Показывал ему, рассказывал. А потом он женился на сочинской девушке Татьяне и даже заговорил немного по-русски. Хороший, добрый парень, его сильной стороной как футболиста была игра головой.

– С вами играли Геннадий Тумилович и Гоча Гогричиани, тоже люди интересные. Что о них скажете?

– Тумилович, конечно, был хорошим вратарём. Сейчас на тренерской должности. Видел его в последний раз в Сочи, когда он туда приезжал с ветеранами минского «Динамо». Был очень несдержанным. А у Гочи я многое почерпнул в техническом плане. Брал у него всё лучшее, чтобы расти дальше. Если ты перестаёшь расти, то становишься никому не нужен.

– Некоторые случаи с ними уже стали легендами.

– В московском аэропорте ждём вылета, а Гоча жалуется, что у него сумка тяжёлая. Гена Бондарук ему два красных кирпича положил в сумку. На досмотре их достали, Гоча ничего не поймёт, матерится на грузинском... Смешно было. Потом всё без обид обошлось. А Тумилович мог вечером по базе на клубном автобусе кататься, не спрашивая ни у кого разрешения. Как-то мы отправили из Внуково телеграмму в клуб, что Руслан Суанов приглашается в молодёжную сборную. Попросили, чтобы телеграмму передали, когда мы будем уже в полёте. Пришла она в «Жемчужину»... Найдёнов два дня потом прятался от Руслана: тот был злой, что его в сборную не отпускают (смеётся). Да много всяких чудес было.

Весёлая у вас команда была!

– Да уж, команда у нас была хорошая. Эти истории можно часами рассказывать.

Продолжение читайте здесь: http://www.belpressa.ru/news/news/goleador-bogatyryov10841/

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Всё о спорте Белгорода
+3
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+