Что бывает, когда звездных центровых объединяют в одном клубе

Двум звездам в одной команде бывает тесновато. Особенно, когда обе звезды – в расцвете сил. И особенно, когда они играют на одной позиции. А уж если эта позиция центрового, которая подразумевает лишь одного человека, выходящего на ней играть...

Энтони Дэвис и ДеМаркус Казинс – одноклубники. «Сакраменто» получает взамен Бадди Хилда, один драфтпик средней степени привлекательности, истекающий контракт Тайрика Эванса (который сами не хотели заключать 4 года назад), а также талисмана «Нового Орлеана», которого планируется задействовать в роли стартового атакующего защитника.

В «Пеликанс» Энтони теперь будет считаться форвардом, ему реже надо будет толкаться в защите с толстяками и великанами; а Казинс будет в атаке привычно медленно двигаться к дуге, зная, что его нынче любимые трехочковые в случае промаха будет добавлять в корзину не какой-нибудь Куфос или Коули-Стайн, а один из лучших игроков лиги.

И все-таки как будут уживаться вместе два таких игрока? У Казинса второй USG% в лиге, у Дэвиса – шестой, при том что следующий центровой с высоким объемом использования в атаке – Брук Лопес – только шестнадцатый (и то благодаря тому, что больше в «Нетс» просто некому играть). Как поделят броски? Как будут распределять опеку в защите? Как им играть против смолл-болла? Будут ли вообще теперь в «Пеликанс» варианты маленьких пятерок?

Две звезды объединились, но все не так просто, как обычно. Конечно, если руководство «Нового Орлеана» (смотрите, как эта сделка разом отдалила друг от друга вроде бы держащихся за ручку и прыгающих по дороге безумия менеджеров НОП и «Сакраменто») подразумевает, что из постоянно травмированного Дэвиса и постоянно удаленного Казинса у них склеится один полноценный доминирующий бигмен, то все в порядке. Но, наверное, они хотят собрать современный вариант «Двух Башен», где на верхушке каждой башни стоит дальнобойная гаубица.

Как ведет себя команда, когда к одному стержневому игроку подвивают второй стержень? Случай Казинса-Дэвиса – ровно десятый случай в истории, когда одна играющая под кольцом звезда приходит в команду к другой такой же. Конечно, случаи, когда в команде объединяются Гарнетт и два О’Нила, у которых 105 лет на троих, мы не вспомниаем. Только те центровые (номинально или де-факто), кто должен продолжать свой звездный ход – теперь уже вместе.

Почему нет пары Амаре-Шак – потому что Шаку было уже 36.

Почему нет пары Яо-Мутомбо – потому что Мутомбо было уже 56.

Почему нет пары Майкан-Миккельсен – потому что Миккельсен был только четвертым по статусу игроком той команды.

Почему нет пары Уоллес-Уоллес – потому что никто не воспринимал их как суперзвездный дуэт в момент объединения.

Почему нет пары Рэндолф-Газоль – потому что «см. почему нет пары Уоллес-Уоллес»

Почему нет пары Картрайт-Юинг – потому что Картрайт уже не был звездой в 1985.

Почему нет пары Пэриш-Макхэйл, или Чемберлен-Термонд, или Уэббер-Шиди Уоллес, или Шиди Уоллес-Джермейн О’Нил, или даже Боб Петтит-Зелмо Бэйти – потому что либо они становились звездами по очереди, либо позднее объединения, либо вообще уже в разных командах, и ситуацию нельзя было назвать «к одному супербигмену подсаживают второго».

1956, «Сент-Луис»

Был: Боб Петтит (2 МВЗ до объедения, 9 после)

Пришел: Эд Маколи (6 МВЗ до, 1 после)

Вместе: 1 МВЗ у Маколи, 2 МВЗ у Петтита

Тип: обмен

В эпоху до появления счетчика 24 секунд многие команды использовали «двойной наконечник копья», но всегда лишь один из «больших» был лидером, а второй был вспомогательной единицей. В «Лейкерс» пара Майкан-Миккельсен довела этот формат до идеала, когда тренер Джон Кундла запретил грузному Миккельсену соваться под кольцо, когда там воюет еще более грузный Майкан.

Но по-настоящему звонкое объединение двух звезд-великанов произошло уже после того, как игру НБА ускорил лимит времени на атаку. В 1956 году в «Хоукс», где уже вовсю властвовал действующий Самый ценный игрок лиги Боб Петтит, перешел Эд Маколи, шестикратный участник Матчей всех звезд и MVP самого первого из них. Вместе они выиграли свои единственные перстни в 1958 году.

Петтит и Маколи оба были «недоцентровыми» – первый, хоть и был габаритным игроком и попал в две сборных сезона в статусе центрового (причем как раз в те два сезона, что играл с Маколи), всё-таки позднее считался форвардом. Второй же уехал в «Сент-Луис» из своей прежней команды, «Бостона», именно потому, что не устраивал своей тщедушностью прежнего тренера, Реда Ауэрбаха. И это ведет нас к следующей паре...

1956, «Бостон»

Был: Том Хайнсон (0 МВЗ до объединения, 6 после)

Пришел: Билл Расселл (0 МВЗ до, 12 после)

Вместе: 6 МВЗ у Хайнсона, 8 МВЗ у Расселла

Тип: драфт

Эд Маколи был одним из лучших игроков лиги первой половины 50-х, но при всей своей технике и результативности он был слишком тощим и слабым, из-за чего в итоге и завершил карьеру в 30 лет. Реду Ауэрбаху нужен был не просто бегущий центровой, но и такой, чтобы брал все подборы, скидывал их партнерам и сразу начинал быстрый отрыв команды (о прилагающемся защите и блокшотах никто тогда еще не подозревал).

На драфте 1956 года путем обмена Маколи он получил сразу двух лучших студенческих центровых – под «территориальным» пиком он выбрал Томми Хайнсона из колледжа Святого Креста, что рядом с Бостоном, а под пиком «Сент-Луиса» – Билла Расселла, идеального центрового в свою систему. Хайнсон попал в команду первым – он прошел с «Селтикс» всю предсезонку, в то время как Расселл уехал на Олимпиаду. Пока Билл ковал золото Мельбурна и знакомился там с молодым Александром Гомельским, Хайнсон убедил Ауэрбаха в двух вещах: что с его скорострельностью лучше играть форварда и что на следующие 10 лет Том станет «мальчиком для битья», получая от Реда заслуженные и незаслуженные упреки и порицания.

Расселл прибыл только в середине сезона, когда Хайнсон уже на полном ходу ехал к получению награды лучшему новичку года и к дебюту на Матче всех звезд. Поскольку Ауэрбах полсезона наигрывал Тома как форварда, место стартового центрового мгновенно (ну, как только он акклиматизировался после Австралии и парохода) занял Билл. Вместе этот фронткорт стал непобедимым – 8 чемпионств они завоевали вместе, еще 3 перстня Расселл получил, когда Том завершил карьеру в 31, потеряв мотивацию побеждать так часто.

1963, «Цинциннати»

Был: Уэйн Эмбри (3 до, 2 после)

Пришел: Джерри Лукас (0 до, 7 после)

Вместе: 2 МВЗ у Эмбри, 3 МВЗ у Лукаса

Тип: драфт

Нетипичная парочка – хотя у Эмбри и Лукаса целых 12 Матчей всех звезд на двоих, никто из них не был «альфой» команды. Да и как ей стать, если ей управляет один из главных «альфачей» в истории баскетбола – Оскар Робертсон?

Но ни Эмбри (который в студентах был одним из лучших в NCAA и по подборам, и по результативности), ни Лукас (ради которого когда-то существовала целая профессиональная лига АБЛ, что задержало дебют Джерри в НБА на год) не требовали лидерства, целиком отдавая клуб в распоряжение Оскара. Эмбри был главным «полицейским» НБА, встречая жесткими заслонами с такими же жесткими локтями – а в худшем случае и жесткими кулаками – всех, кто осмелится грубо сыграть против Оскара или другого одноклубника. Лукас смотрел на баскетбол как на реализацию своих великолепных умственных способностей и феноменальной памяти (он потом напишет уйму книг и пособий по тренировке памяти). Ему было интереснее наблюдать за мячом, чтобы предугадать отскок и взять подбор, чем за тем, как этот самый мяч проваливается в корзину.

Оскароцентризм «Цинциннати» в итоге и погубил клуб. Эмбри и Лукас стали чемпионами, но, как и Оскар, в других командах – Эмбри как запасной центр, подменявший великого игрока из предыдущего параграфа, а Лукас как запасной центр, подменявший великого игрока из следующего параграфа.

1965, «Нью-Йорк»

Был: Уиллис Рид (1 до, 6 после)

Пришел: Уолт Беллами (4/0)

Вместе: 3 МВЗ у Рида, 0 у Беллами

Тип: обмен

В 1964 году «Никс», над которыми уже тогда все смеялись за странные обмены и решения на драфте, улыбнулась удача. Во втором раунде драфта они взяли центрового Уиллиса Рида, который сходу взял «Новичка года», попал на Матч звезд, был седьмым в лиге по результативности и пятым – по подборам.

«Никс» не были бы «Никс» (они были бы тогда «Селтикс»), если бы не попытались сразу же все испортить. Им показалось, что Рид (206 см) слишком низкий, чтобы бороться с Чемберленом, и недостаточно прыгучий, чтобы бороться с Расселлом. И когда у «Никс» появляется возможность переплатить за Самого Распиаренного Игрока Эпохи, они этой возможностью не разбрасываются.

Уолт Беллами, наверное, самый «мусорный» член Зала славы баскетбола. Он привлек «Никс» тем, что показывал яркую статистику в первые четыре года своей карьеры в днищенской команде. Не сочтите «днищенская» за оскорбление – «Пэкерс», они же «Зефирс», они же «Буллетс» (плохой знак, когда у команды три названия за 4 года) были только что появившимся в лиге клубом расширения, первым таковым в НБА за 15 лет, и кроме Беллами там просто не было игроков уровня НБА.

Рида отодвинули на неродную позицию форварда, к которой он привыкал целый год. Пришлось ждать три года, пока на пост тренера не придет Ред Хольцман, объявит сдувшегося Беллами ненужным и не обменяет его токсичную карму в «Детройт». Уиллис Рид же стал самым культовым игроком в истории «Нью-Йорка».

1972, «Балтимор»

Был: Уэс Ансельд (2/3)

Пришел: Элвин Хэйз (3/8)

Вместе: 3 МВЗ у Ансельда, 8 МВЗ у Хэйза

Тип: обмен

Та история, которую в «Пеликанс» хотели бы повторить (за исключением переезда команды в другой город). Уэс Ансельд в сезоне-1968/69 казался единорогом... ну, скорее даже магическим носорогом – игроком, какого никто и никогда не видел. Центровой с ростом легкого форварда, пасами защитника и талией твоей бабушки, который собирает все подборы как пылесос – в первый же год в лиге Уэс получил награду MVP, которую тогда присуждали игроки. И они были более чем впечатлены новичком.

Проблема была в том, что Уэс был сильным, боевитым, работящим, ставил лучшие заслоны и делал лучшие пасы через всю площадку – но ему не хватало искусности и вариативности в атаке, а рост не позволял просто стоять у кольца. Представьте себе Родмана с руками Билла Уолтона. Уже во второй сезон его не позвали на Матч всех звезд, на третий «Буллетс» чудом выползли в плей-офф – но дошли до финала. В пару к Ансельду нужен был другой игрок, способный бесперебойно набирать очки и помогать ему на щите.

Таковым оказался Элвин Хэйз, проблемный бигмен «Рокетс». Вот что написали в Sports Illustrated: «Большинство тренеров признавались, что они скорее примут дозу мышьяка, чем Хэйза в свою команду». Это был капризный, вечно недовольный тренерами и одноклубниками эгоцентрик. «Это не сделка один-в-один, мы также выменяли личного психиатра Хэйза», – шутил тренер «Буллетс» Джин Шу после обмена. Никого не напоминает?

Но Ансельд снял с Хэйза весь груз бесконечных ожиданий. Теперь их было двое – и так собрался один из величайших дуэтов «больших» в истории, где умения одного идеально дополняли умения второго. Долгожданное чемпионство 1978 года – как кульминация этой истории.

1976, «Нью-Йорк»

Был: Спенсер Хэйвуд (4/0)

Пришел: Боб Макаду (3/2)

Вместе: 0 МВЗ у Хэйвуда, 2 МВЗ у Макаду

Тип: обмен

Та история, которую в «Пеликанс» не хотели бы повторить. И эта история напоминает игру в чепуху своей бессмысленностью.

Кто? Экс-MVP АБА Спенсер Хэйвуд, убивший в Билле Расселле желание тренировать и плотно сидящий на кокаине.

С кем? С экс-MVP НБА Бобом Макаду, на зарплату которого у «Баффало» не было денег, так что они просто скинули Боба и его 0 целых 74 сотых здоровых колена в «Никс» за чемодан наличных.

Где? В стареющей династии «Никс» Реда Хольцмана, у которого игроки всегда выполняли свою роль, легко жертвуя личным ради командного.

Когда? После одновременного ухода Рида, ДеБушшера и Лукаса на пенсию, но еще до ухода Фрэйзера, Монро и Брэдли.

Что делали? Пытались понять, кому из них играть в защите, потому что ни один этого не хотел.

Хэйвуд сказал: «В жопу вас всех, я женюсь на супермодели Иман, так что давайте мне мяч».

Макаду ответил: «Не-а. Ты вообще видел мои бакенбарды? Да я круче, чем сам Шафт».

Чем все закончилось? Команда развалилась, турбулентная борьба двух звезд вытянула все силы из обоих, по пути транформировав обоих из лучших игроков НБА в запасных ЛАЛ, и «Никс» еще целое десятилетие переживали по этому поводу. Но так ничему и не научились.

1984, «Хьюстон»

Был: Ральф Сэмпсон (1/3)

Пришел: Хаким Оладжувон (0/12)

Вместе: 3 МВЗ у Сэмпсона, 3 МВЗ у Оладжувона

Тип: драфт

В первой половине 1980-х «Хьюстон» решился на невиданную ересь: разломать команду-финалиста 1981 года, не платить Мозесу Мэлоуну его гигантскую зарплату, а слить сезончик и получить всеми признанную будущую легенду спорта Ральфа Сэмпсона (которого еще в 1980 году «Бостон» пытался убедить бросить колледж на первом курсе и идти сразу в НБА). Заполучив Сэмпсона таким образом в 1983 году, «Рокетс» решили повторить Процесс процесс и взять еще и Хакима Оладжувона, созревающего у них под боком в университете Хьюстона.

Оладжувон следовал по первым шагам Сэмпсона – тоже первый пик драфта, дебют на Матче всех звезд в первый же сезон – и все вокруг запели: «УАУ, у нас появились Башни-Близнецы, мы и не думали, что два центровых могут так гармонично сосуществовать». Будущее казалось настолько светлым, словно два великана дотянулись до солнца и перенесли его в Хьюстон. Еще больше всех убедил Финал-86, где «Рокетс» неожиданно зарубились с командой, которую кое-кто называет величайшей в истории. И другие команды бросились создавать свои дуэты бигменов (и только Дон Нельсон загоготал и стал играть вообще без центровых).

История показала кукиш любителям центровых (правда, Дону Нельсону тоже): появились «Детройт» с Айзеей Томасом и «Чикаго» с Крэйгом Ходж Майклом Джорданом, игра постепенно отдалялась от кольца. Хронические травмы Сэмпсона загубили ему карьеру почти сразу после того Финала-86. Два чемпионства Оладжувона были добыты им уже в качестве единственного центрового. На десять лет все вновь поверили в то, что если попытаться втиснуть двух центровых в одну команду, то один треснет, а второму нужно будет еще долго переживать такой эксперимент.

1997, «Сан-Антонио»

Был: Дэвид Робинсон (7/3)

Пришел: Тим Данкан (0/15)

Вместе: 3 МВЗ у Робинсона, 5 МВЗ у Данкана

Тип: драфт

Октябрь 1997 года, «Сан-Антонио» собирается на предсезонный лагерь. Впервые за долгое время внимание приковано не к легенде клуба Дэвиду Робинсону, а к новичку – первому номеру драфта Тиму Данкану. Никто еще не знает, как эта пара сыграется (и что благодаря этому в конечном итоге появится главный вопрос пост-джордановской эпохи – Данкан форвард или центровой?), но Попович всех успокаивает: такие универсальные игроки, твердит он, всегда найдут способ быть полезными в связке.

Начинается традиционная фотосессия, фотограф просит Дэвида и Тима быть посвободнее перед камерой. Ведите себя естественно, подвигайтесь, поболтайте. Он предлагает такой кадр: Дэвид Робинсон, как ветеран клуба, что-то объясняет новичку. И Робинсон начинает спокойно говорить на первую тему, что приходит ему в голову, – объясняет теорию относительности Эйнштейна. «Самое страшное, – говорит Попович, – что Тим, скорее всего, понимает, о чем речь».

Когда Данкан попал в «Сан-Антонио», сразу стало ясно, что нужно отбросить все примеры из прошлого, удачные и неудачные. Не нужно было пытаться впихнуть двух центровых на одну позицию – нужно было просто создать систему, которая не испортит лучшие качества двух уникальных игроков. «Как только мы увидели его чувство игры, его умение пасовать, то, насколько комфортно ему играть и лицом к кольцу, и спиной, мы поняли – они с Дэвидом уживутся, – говорил Эйвери Джонсон о Тиме еще до первой официальной игры тех «Сперс». – Неважно, кого из них называть центровым, а кого тяжелым форвардом, потому что они могут выполнить обе этих работы».

Когда два настолько великих, умных и неэгостичных баскетболиста попадают в одну команду, никакие квоты на позиции не помешают им творить чудеса.

2012, «Лейкерс»

Был: Пау Газоль (4/2)

Пришел: Дуайт Ховард (6/2)

Вместе: 0 МВЗ у Газоля, 1 МВЗ у Ховарда

Тип: обмен

Говорите что хотите, я до сих пор верю, что эта пара в теории могла сыграться. Но только не у того тренера и не с тем атакующим защитником. Не бывает в работающей системе Д’Антони сразу два бигмена, и непонятно, о чем думали в «Лейкерс», когда нанимали его. А в команде Кобе пара Ховард-Газоль могла превратиться разве что в современный вариант дуэта Эмбри-Лукас.

Что будет, если объединить пару звезд, взявших два титула на зацикленном на Кобе хафкорт-нападении, центрового, привыкшего играть в окружении четырех снайперов и заталкивать под кольцом одинокого соперника, и тренера с аллергией на 8 секунд и более? Вы получите команду, настроенную бежать, где никто бежать уже просто не может; центрового, который обнаруживает рядом с собой в «краске» еще одного бигмена и не понимает, кого и куда надо заталкивать; и рассерженную легенду клуба, который привык к двум вариантам: либо не бардак, либо бардак, который он будет разгребать сам. Коллективный бардак – явно не его стихия.

Потенциал той команды был уничтожен всеми возможными факторами – несыгранность фронткорта лишь стала следствием комка проблем, который никто не хотел спокойно распутать, но все вертели в руках, чем запутывали его еще сильнее.

2017, «Новый Орлеан»

Был: Энтони Дэвис (4/?)

Пришел: ДеМаркус Казинс (3/?)

Вместе: ?

Тип: обмен

У нас была команда Дэвиса. У нас была команда Казинса. Теперь у нас... команда Казэвиса? Дэвазинса? Бугиброви? О том, как (как хорошо; как гармонично; как долго) будут играть вместе два игрока, которым прочат статус «лучшего бигмена поколения», нам только предстоит узнать. А пока продолжаем переваривать самый громкий обмен этого десятилетия.

Ах да, НБА, вам пора менять эмодзи Казинса в Твиттере. Меняйте корону... на клюв?

Фото: Gettyimages.ru/Vaughn Ridley, Harry How, Ronald Martinez

+317
Популярные комментарии
carmelo hot sause
+163
Не вижу пары Олиник-Зеллер
erikss0n
+99
Начинается традиционная фотосессия, фотограф просит Дэвида и Тима быть посвободнее перед камерой. Ведите себя естественно, подвигайтесь, поболтайте. Он предлагает такой кадр: Дэвид Робинсон, как ветеран клуба, что-то объясняет новичку. И Робинсон начинает спокойно говорить на первую тему, что приходит ему в голову, – объясняет теорию относительности Эйнштейна. «Самое страшное, – говорит Попович, – что Тим, скорее всего, понимает, о чем речь».

Эта фраза сделала мой баскетбольный вечер
Lay′s
+73
Бомба обмен. Сипи3 летом вернуть в НО еще и ваааще была бы смотрибельная команда)
jazanetti
+63
Дэвис центровым (и то с большой натяжкой) стал только в этом сезоне ито не от хорошей жизни (деградации Ашика). Казинс лучшую, а точнее самую эффективную, на мой скромный взгляд, игру показывал когда играл чистого центра преимущественно спиной к кольцу. Тогда он собирал почти 12 подборов, против нынешних 10 и бросал 50 процентов с игры.

Вообще не вижу проблем в их совместном использовании, тем более что их usage в первую очередь был связан с отсутствием партнеров, которым эти броски можно было бы доверить.

Было бы очень круто, если НОП займут 8-е место, серия с ГС будет просто огонь.
Владимир Скоропацкий
+52
I have Davies. i have Cousins. Mmm БугиБровь)
Написать комментарий 78 комментариев

Новости

Реклама 18+