Реклама 18+

Наказывать Россию бессмысленно. Ничего не изменится, пока мы оправдываем обманщиков и отдаем детей допинг-тренерам

Авдохин – об отстранении на два года.

Российский спорт устал от допингового тумана, в котором существует последние 5 лет. Устали все – спортсмены, тренеры, болельщики.

Кажется, что все санкции – расплата за уже далекое прошлое (Сочи-2014, манипуляции с пробами, Родченков, государственная система), а сейчас наш спорт стал другим – честным и чистым.

Отчасти это действительно так. Россия даже частично признала печальные выводы из допинг-докладов, самые спорные персонажи мутного времени (Мутко, Нагорных, Балахничев, Чегин), на первый взгляд, отодвинуты от спорта, а риторика больших чиновников стала спокойнее и адекватнее.

«Россия готова перевернуть страницу спортивной истории, омраченную скандалами последних лет», – главный посыл, с которым Олег Матыцин год назад менял в должности министра спорта Павла Колобкова.

Но если вглядеться чуть глубже поверхностных заявлений и действий напоказ, то становится очевидно: Россия по-прежнему терпима к допингу. И особенно – к людям, которые на нем попались.

Дело даже не в измененной базе данных из Московской лаборатории, из-за которой мы получили наказание – это осознанный ход, последствия которого все прекрасно осознавали. Просто издержки от манипуляций с этой базой руководство сочло меньшим злом по сравнению с передачей подлинных данных, а прошлое атлетов оказалось важнее будущего. Так часто бывает в России, не только в спорте.

Что именно Россия изменила в базе данных? Тысячи снесенных файлов, подделанная переписка Родченкова

Грустный факт в другом – в России допинг по-прежнему нормален. Дисквалифицированные спортсмены вызывают не отвращение, а жалость. Они не становятся токсичными автоматически – хотя бы на время дисквалификации. Их фамилии и репутация никого не отпугивают (порой наоборот – притягивают), а спортивное взаимодействие с ними не является чем-то стыдным и радиоактивным, несмотря на то, что таким атлетам запрещена любая элитная спортивная деятельность.

Понятно, что в каждом конкретном случае есть обходные пути – под кодекс WADA, например, формально не попадают работа со спортсменами-любителями, участие в рекламных акциях, спортивные бизнес-проекты, а тем более политическая деятельность. И спортсмены, пойманные на допинге, успешно пользуются лазейками, формально ничего не нарушая.

Примеров, когда дисквалифицированные люди (их баны/отстранения действуют в данный момент – это важная деталь) остаются в спорте, становятся брендами, занимают важные должности и, кажется, вообще не рефлексируют – много.

Юрий Нагорных был правой рукой министра спорта Мутко – в докладах Макларена его называли человеком, курировавшим допинговую программу в Сочи-2014. В 2016-м его по-тихому спрятали из Минспорта, а уже через год бывший замминистра (который, говорят, несколько лет живет без загранпаспорта) стал получать неплохие посты. В 2017-м – в наблюдательном совете большого ЦСКА, в 2018-м – председателя спортобщества «Локомотив», в 2019-м – в совете директоров «Локомотива» футбольного, председателем которого может стать уже в ближайшее время.

А еще Нагорных – один из учредителей «Мозер Тим», важной команды по подготовке спортивных пар в фигурном катании. Ее возглавляет тренер Нина Мозер, а тренируются там, например, Евгения Тарасова с Владимиром Морозовым, а также несколько иностранных топ-пар.

• Несколько лет бездарно руливший нашей легкой атлетикой Дмитрий Шляхтин продолжал бы это делать и дальше, но спалился по-глупому, подделав медицинскую справку для прыгуна в высоту Даниила Лысенко. Бумага могла спасти его от дисквалификации за пропуск трех допинг-тестов.

Но не спасла, Международная федерация схему раскрыла, а Шляхтин вместе с собой утянул еще несколько чиновников из Всероссийской федерации легкой атлетики – всем пришлось ее покинуть с высоко поднятой головой. Никаких претензий к бывшему главе ВФЛА внутри России не возникло – ни за 5 бесцельно потраченных на восстановление легкой атлетики лет, ни за махинации с документами. Свой.

В нашей легкой атлетике, наконец, добрались до босса: поймали на фальсификации, он покрывал лидера сборной

• Фигуристке Марии Сотсковой, попавшейся на пропуске трех допинг-тестов, подделке медицинской справки и положительной пробе на фуросемид, грозит дисквалификация на 10 лет. Сейчас ее дело в стадии вынесения окончательного решения. Это не помешало ей объявить о наборе учеников в группу фигурного катания, а спортшколе «Лидер», включенной в реестр организаций, осуществляющих подготовку в Москве, принять ее на работу.

Говорят, на запись к Сотсковой уже выстроилась очередь.

• Бобслеисты Алексей Воевода и Александр Зубков, дисквалифицированные почти одновременно за Сочи-2014, зашли в политику. Воевода стал депутатом Госдумы, а Зубков, возглавлявший Федерацию бобслея России, баллотировался в мэры Братска от «Единой России» – занял второе место.

Кстати, спортивная школа в Братске носила имя Зубкова до лета 2020-го, а когда ее все же решили переименовать, бобслеист закатил скандал, который не утих до сих пор.

Допинг-падение Зубкова: сидел рядом с Путиным на закрытии Игр-2014, теперь его фамилию стирают из названия родной спортшколы

Возможно, скоро школе вернут имя Зубкова, а он сам вернется рулить российским бобслеем – ведь его 2-летний бан заканчивается.

• Легендарному шефу ходоков Виктору Чегину навсегда запретили тренировать (и вообще участвовать в спортивной деятельности) в феврале 2016-го. С тех пор его много раз видели на сборах с российскими топ-ходоками: в родном Саранске, в Чебоксарах, в киргизском Караколе, а учрежденная им охранная фирма получала госконтракты на оказание услуг в мордовской легкоатлетической спортшколе.

«Чегин работает по сей день, он на сборах. Его прячут с охраной. Он ходит с капюшоном, в очках, меняет машины. Но чтобы поймать его, нужны полиция, оперативно-розыскная деятельность, прослушка и так далее», – рассказывала весной бывший замдиректора РУСАДА Маргарита Пахноцкая.

В почете и пойманные ученики Чегина (кто забыл, дисквалифицированных у него – больше двух десятков): Сергей Бакулин учит студентов в спортивном институте, который когда-то окончил сам, а Валерий Борчин – лицо мордовской компании «Инзера», производящей питьевую воду.

• Спортсмены с допинговым прошлым в штабе Юнармии – еще одна иллюстрация отношения к допингу в России.

Дисквалифицированный за стероиды Дмитрий Труненков три года руководил этой детской патриотической организацией и даже участвовал в параде Победы на Красной Площади. Сейчас кроме него в генштабе Юнармии числятся еще две спортсменки с токсичным бэкграундом: прыгунья в длину Татьяна Лебедева (2-летний бан за туринабол в Пекине-2008) и прыгунья в высоту – Елена Слесаренко (4-летний бан за туринабол в Пекине-2008 и Тэгу-2011).

Они занимаются воспитанием детей – учат их честности и порядочности (основные направления деятельности, обозначенные в документах Юнармии).

В руководстве Юнармии – три спортсмена с допинговым прошлым. Они учат школьников «совестливости и честности» 🤷‍♂️

• Керлингист Александр Крушельницкий после дисквалификации открыл школу керлинга, назвав ее своим именем – видимо, чтобы привлечь больше клиентов.

«Тренер Александр Крушельницкий. Участник зимних Олимпийских игр 2018 года в Пхенчхане среди смешанных пар (вместе с Анастасией Брызгаловой)», – в рекламе школы ни слова о дисквалификации Крушельницкого до 2022 года. Бан он получил как раз во время Олимпиады.

Поначалу часовой сеанс с Крушельницким стоил 10 тысяч, но позже цена упала почти на треть.

 ***

Такие примеры можно приводить бесконечно.

В России ловили на допинге тысячи спортсменов – всем им тоже нужно жить дальше и зарабатывать деньги. Бывшие допингисты (а бывают ли здесь бывшие?) открыто работают тренерами в спортшколах, руководят спортом в регионах и городах, становятся спортивными инструкторами в частных клубах, идут в политику.

Да, они не нарушают никаких законов – ни российских (а в России теперь есть уголовная ответственность за допинг), ни международных (кодекс WADA). Лишь подтверждают, насколько Россия толерантна к допинг-культуре и мошенникам от спорта.

У бывших спортсменов нет другого пути – самое популярное и вроде бы логичное объяснение их сохранению возле спорта. Словно рабочие места там, где их допинговое прошлое не имеет значения, – в предпринимательстве, шоу-бизнесе, да хотя бы на кассе в супермаркете – заняты на годы вперед.

Но проблема, конечно, не в спортсменах – в нас самих. Пока в России норма – сходить на мастер-класс к дисквалифицированному спортсмену, отдать ребенка когда-то обколовшемуся ради победы тренеру и оправдывать обманщиков – ничего не изменится.

Ни через два года, ни через четыре.

Как именно наказали Россию? Объясняем кратко

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Антон Денисов, Александр Вильф

+539
Популярные комментарии
Александр Воронин
+530
То, что происходит в спорте, это всего лишь отражение всей той порочной государственной системы, которая существует в России. И по другому может быть только тогда, когда государственная система изменится кардинальным образом.
Viks
+350
Ничего не изменится, пока мы оправдываем обманщиков" ------ Абсолютно верно. Первая беда России никуда не делась - их зомбируют через "ящик" и внушили, что врагов так много, что своих допингистов, мошенников, педофилов надо поддерживать только потому, что они свои.
Татьяна Солотина
+291
Эта нелепость не только в спорте, но и повсеместно. В России в почёте воры, мошенники, убийцы. Но не все, а только высокопоставленные. Они плюют на всех. И ничего с этим не поделать. Законы не для них. У Путина построена система под себя. Все мерзкие качества человека расцвели при нём.
Написать комментарий 469 комментариев

Новости

Реклама 18+