Реклама 18+

Якуб Штепанек – чешский вратарь, который с теплом вспоминает Россию: рассказал о русском мате, скромности Ягра и выходке в Риге

От редакции Sports.ru: это новая запись молодого блога Трибуны Young Hockey. Поддержите его плюсами, подписками и комментариями, чтобы интересные сюжеты о хоккее чаще появлялись в вашей ленте.

Наверняка фанаты КХЛ еще прекрасно помнят Якуба Штепанека – вратаря, который успел стать своим в Петербурге и Череповце, а напоследок мелькнул в «Словане». 

В его карьере было многое: 

• работал с Ржигой в СКА, с Сикорой – в «Северстали», а затем снова встретился с этими тренерами, но уже в «Словане»;

• стал чемпионом мира с золотым поколением сборной Чехии и играл с Яромиром Ягром;

• в последнем матче КХЛ его дисквалифицировали на 5 игр за бросок клюшки в судью;

• сейчас его команду возглавляет тренер, с которым они вместе играли.

Якуб до сих пор с теплотой вспоминает жизнь в разных городах нашей страны – и в знак уважения к ней выучил русский язык, который не забыл даже спустя несколько лет после возвращения на Родину.

Доказательством послужит это интервью, которое Якуб дал на русском языке. В нем он рассказал, к чему так и не смог привыкнуть за время жизни в России, какой советский мультфильм любил смотреть в детстве, почему швырнул клюшку в судью в своем последнем матче в КХЛ. Также голкипер рассказал о клубе «Оцеларжи» из высшей чешской лиги, где он сейчас выступает.

Закончил в КХЛ после того, как влепил клюшкой по ноге арбитру. Должен был играть за «Слован» дальше – но клуб развалился

– Два года назад в игре с рижским «Динамо» ты бросил в судью клюшкой и попал ему в ногу. Что там вообще произошло?

– Соперник нарушил против меня правила, я толкнул этого парня в спину и получил первый штраф. Потом сказал арбитру, что там было нарушение, но он не стал меня слушать. Я начал ругаться на него, а на льду лежала клюшка. Хотел ее просто в сторону отбросить, но попал в ногу арбитра. Меня удалили до конца игры и дали пять матчей дисквалификации. Можно сказать, что на этом и закончилась моя карьера в КХЛ.

– Было ощущение, что переборщил с эмоциями?

– Да, было. Но это уже история. Я получил штраф, я его принял и оплатил. После этого я уже не сыграл ни одного матча. Этот эпизод уже забыт мной.

– В 2019-м «Слован» исключили из КХЛ. Что руководство сказало игрокам?

– Ничего не сказали. Я до этого с ними договорился о новом контракте на следующий сезон, потом пришла информация об исключении. И все закончилось.

Других предложений не было. Я договорился со «Слованом» и не искал другую команду. А потом, когда появилась эта новость, у всех клубов состав уже был укомплектован, места для меня просто нигде не было.

– Есть вероятность, что ты еще вернешься в КХЛ?

– Думаю, уже шансов нет. Я и сам не хочу. Мне скоро будет 35, семья здесь, в Чехии, дочка в школу пойдет. Я бы не хотел один жить где-то в России, закрыл этот этап жизни.

Полюбил Череповец и в курсе про адский труд рабочих на заводе – согласен, что им мало платят. Хорошо знает русский и русский матерный

– Ты говорил, что никогда не привыкнешь к полетам во Владивосток и Хабаровск.

– Да уж, точно к этому не привыкну. Ничего не имею против Хабаровска и Владивостока, мне очень нравятся эти города. Но полет и смена часовых поясов… Это все не для моего организма. Я там играл много раз, но так и не привык. Хотя опыт хороший, еще в Шанхай мы летали играть. Именно полеты были невыносимы: я всегда мучился в самолете.

– Чем занимался в самолете во время таких длительных рейсов?

– Иногда смотрел фильмы, читал книги. Общались с ребятами, играли в какие-то игры. Все, что можно было делать, я делал. За эти годы я столько времени просидел в самолете, просто ужасно! Но это моя работа. Российские фильмы я при этом не смотрел. Только когда был совсем маленьким, любил смотреть мультик «Ну, погоди!». В Чехии он был очень популярен. Книги русских авторов тоже не читал. Больше люблю читать биографии известных людей – например, недавно читал про Пабло Эскобара. 

– А в Чехии насколько длинные расстояния, когда едете на выездной матч? Добираетесь на автобусе?

– Да, добираемся обычно на автобусе. Один раз только летали из Остравы в Прагу. Но полет длился всего 40 минут. В принципе, все рядом, только до городов, которые на границе, немного дольше добираться. Например, в Карловы Вары – до них 500 километров, мы в пути примерно 7 часов. Это самый длинный выезд.

– Еще ты критиковал пробки в Москве и Питере.

– Да, тоже не мог привыкнуть. Жил до этого в маленьком городе, приехал в Питер – просто ужас. Но потом уже не удивлялся. В Чехии, конечно, тоже пробки есть, в Праге точно. Но не так часто, как в больших российских городах.

– Сначала ты жил в довольно живописном Питере, но потом переехал в Череповец. Как тебе этот город?

– Не могу сказать ничего плохого про Череповец. Мне там нравилось. Не очень большой город, жил рядом с дворцом. Магазины, хорошие рестораны – все есть. Дворец очень хороший. Единственный нюанс – не было прямого рейса в Чехию оттуда. Иногда это мешало. Да, там есть еще огромный завод, иногда воздух был не очень, но это мелочи. Город очень хороший.

– Иностранцы в команде вообще знали, что это за завод, что там производят и почему именно благодаря ему существует клуб?

– Знаю, что это металлургический комбинат. Думаю, для региона это очень важное предприятие, потому что там есть работа. Не знаю, какие возможности в этом плане есть в Череповце, но этот завод точно помогает. Перед каждым сезоном мы туда ездили на экскурсию, встречались с работниками. Иногда даже удавалось немного поговорить с ними. Но, конечно, они больше говорили с русскими хоккеистами, потому что не все иностранцы владели русским языком.

Хоккей в Череповце – элемент местной культуры. Кто-то хочет ходить в театры, кто-то в кино, а другие любят хоккей. Думаю, для Череповца очень важно, что там есть КХЛ. Не знаю, справедливо ли, что люди, которые работают на этом комбинате и адски трудятся каждый день, зарабатывают не так много. Уверен, они считают, что  несправедливо. Но я ничего не могу с этим сделать.

– Ты прекрасно говоришь по-русски. Как ты изучал язык, сколько времени на это ушло?

– Спасибо, конечно – но я не думаю, что хорошо говорю на русском. Давно не было практики, много слов уже забыл. Как учился? Примерно два месяца учил азбуку. Потом, когда переехал в Питер, первые месяцы просто слушал ребят в раздевалке. Очень помог Петр Пруха, часто с ним общались. И так потихоньку, помаленьку начал разговаривать, общаться со всеми.

– В одном из интервью ты говорил, что неплохо владеешь русским матом. Как с ним познакомился?

– Конечно, в раздевалке. Ребята что-то говорили иногда. Этому человек очень быстро может научиться. Эти слова я узнал раньше, чем обычные. Конечно, не очень горжусь. Если б никогда этого не слышал – и не научился бы, но избежать мата было невозможно.

– Был случай, когда ты кого-то обматерил по-русски?

– Да, бывало такое. Просто с кем-то ругался и попробовал использовать эти слова. Я точно ругался на арбитра, который судил тот матч в Риге, мой последний в КХЛ. Я точно ему что-то сказал русским матом.

В СКА его тренировал экстремальный Ржига, чешский «Лев» только звучал идеально – а оказался искусственным

– Ты сменил довольно много иностранных клубов, но сейчас играешь в родной Чехии. Чем отличается местный хоккей от других стран?

– В каждой стране свой особенный стиль игры. Например, в Финляндии очень скоростной хоккей, все очень быстро катаются. В Швейцарии больше канадский стиль: много силовых приемов, борьба каждую секунду, на пятаке постоянное давление. А в России все умнички: умеют мастерство показать, оно много у кого есть. Умеют забивать играют очень технично.

– Твоя команда базируется в Тршинце, там живет всего 35 тысяч человек. Хоккей – единственное развлечение?

– Да, Тршинец – маленький. Хоккей – номер один в городе. Здесь есть еще футбольная команда, но она играет во второй чешской лиге. Команда играет здорово, одна из лучших в Чехии. 

Нас постоянно узнают на улице, потому что это маленький город. Для многих ребят хоккеисты – герои.

– «Оцеларжи» возглавляет Вацлав Варада, с которым тебе самому довелось поиграть. Сейчас ему 44 года. Как тебе работается под его руководством?

– Я с Вацлавом очень давно знаком, потому что мы играли вместе в «Витковице». Это было лет 12 назад. Как человека я его знаю очень долго. тренер он строгий, жесткий. Но у нас есть результат, значит все хорошо.

– «Оцеларжи» смог бы бороться за высокие места в КХЛ?

– Трудно сказать. Не знаю, как бы мы сыграли с командами уровня ЦСКА или СКА. Но думаю, что в середине таблицы мы бы сто процентов находились.

– Назови самого крутого тренера, под руководством которого ты играл в КХЛ.

– Почти в каждой команде у меня был чешский тренер. В Питере – Вацлав Сикора и Милош Ржига, в Череповце – Сикора, и в «Словане» снова Ржига. Вот так интересно получилось. Если выделять одного, назову Сикору, потому что он мне еще и как человек нравился.

– Каким ты запомнил Ржигу?

– Очень импульсивным тренером. В Питере это был вообще экстрим, он очень нервничал. Но в «Словане» вел себя намного спокойнее. Не знаю, сколько лет прошло, но он очень изменился. 

Я был в шоке, когда узнал о его смерти. Я знал, что у него были какие-то проблемы со здоровьем, но представить не мог, что все настолько серьезно.

– Когда в КХЛ появился «Лев» – это был идеальный вариант для тебя? С одной стороны ты играл в сильнейшей лиге континента, а с другой – на родине.

– Да, звучало идеально, но мне не очень понравилось. Отыграл там всего два с половиной месяца и перешел в «Северсталь», предпочел Череповец. Да, в Праге было хорошо жить, но в команде я не получил того, чего ожидал.

– Интерес чешских болельщиков к местной лиге упал после того, как чешская команда появилась в КХЛ?

- Нет. Чешская лига здесь очень популярна. У каждой команды своя история, а «Лев» был искусственной командой. Там не было ни фан-клубов, ничего такого. Люди приходили посмотреть на команды гостей, не на хозяев. Потом, конечно, когда «Лев» попал в финал, собирался полный стадион. Но я не думаю, что «Лев» полюбили. Те, кто болел за другие чешские клубы, так и остались им верны.

– Как считаешь, в чем причина расформирования команды?

– Я думаю, дело как всегда в деньгах. Ушел русский владелец (клуб в 2012 году был основан по инициативе российских бизнесменов Романа Славчева и Сергея Зайцева), и в целом не было денег, чтобы играть в КХЛ. Не было денег на боеспособную команду, которая смогла бы конкурировать в этой лиге.

Помнит забавную историю про Ягра на Олимпиаде в Ванкувере. И до сих пор слушает «Руки вверх» с Бастой

– Что ты сам считаешь пиком карьеры?

– Много было моментов. Когда я выиграл чемпионат Швейцарии, когда смог сыграть за сборную на чемпионате мира. И просто каждый сезон, который я провел в хороших лигах в Европе. Да, у меня не было возможности поиграть в НХЛ, но в Европе я добился многого. Надеюсь, что мне удастся еще пару лет отыграть на высоком уровне.

– В сборной ты пересекался с Яромиром Ягром. Тут очень нужна история о нем. 

– Яромир – самый известный игрок в Чехии. Он здесь герой, кумир практически для всех. Когда он приезжал в Европу и мы вместе играли за сборную, он всегда был счастливый и веселый, негатива от него никогда не чувствовал. Ягр очень любит смеяться. Его мастерство невероятно, у других такого нет. Очевидно, что все в мире его благодаря этому знают.

Помню забавную историю, когда мы с ним были на Олимпийских играх в Ванкувере в 2010-м. Мы вместе ужинали в олимпийской деревне, спокойно разговаривали. Вдруг к нам поздороваться подошел какой-то спортсмен из Китая. Когда он отошел, Яромир повернулся и удивленно сказал: «Слушай, они меня знают даже в Китае!». Очевидно было, что его знают везде, и даже в Китае, но в то время хоккей в этой стране еще не был так развит. Поэтому он и удивился.

– Что сейчас тебя связывает с Россией?

– Люблю русскую музыку, есть у меня пара песен в плейлисте. Люблю группу «Руки Вверх», Басту. В раздевалке включаем ваших исполнителей иногда. Еще в России у меня есть несколько друзей, мы всегда на связи. Россия постоянно есть в моей жизни.

***

Не забывайте ставить плюсы и подписываться на блог! Впереди будет еще много интересного, а пока вы можете ознакомиться с предыдущими материалами блога:

«Считаю Швецию домом, но скучаю по Украине»: Дмитрий Тимашов рассказывает о карьере в НХЛ

Еще один русский дебютировал в НХЛ: поговорили с ним о жизни в Америке, крутости Знарка и компьютерных играх

Группа Queen любила привозить из своих туров хоккейные сувениры. Особенно выделились кепка «Монреаля» и свитер «Торонто»

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев; Gettyimages.ru/Martin Rose; globallookpress.com/Matti Matikainen, Anna Sergeeva, Gela Frantisek, Alexander Kulebyakin

+81
Популярные комментарии
Ак
+10
Хороший воротчик, не без ошибок, но надежный. Отличная у нас была команда при Милоше. Уволили его по скотски конечно. Спасибо за игру, Якуб.
Levais
+7
С ним история весёлая была сразу как в Питер приехал, с "открытыми соками".
Покупает сок в магазине, скручивает крышку - а он "открытый"! Скручивает другую - тоже открыт!
В первый раз человек видел упаковку, где при откручивании пробки пакет вскрывается.
Ходил в магазин возмущаться.
Но ничего, справился и с этим, человек-то хороший.
И кипер вполне, самого Соколова в СКА зачехлил.
rereg84
+2
А вы уверены, что в Москве высокие зп? Я в среднем говорю, а не о топах? Вот вся лимита съезжается и думает им здесь мёдом намазано:) Я даже больше скажу, в регионах легче нарубить бабла и потом уже приехать в Москву со связями и деньгами, чем с московской высочайшей конкуренцией в Москве заработать что-то с нуля:)
Ответ на комментарий te quiero
Смотря с чем сравнивать. По провинциальным меркам и по сравнению со средней з/п по стране - вполне неплохо. А москвичи могут и посмеяться.
Написать комментарий 7 комментариев

Новости

Реклама 18+