Почему Путину можно в комнату пилотов в обход регламента и почему в Сочи всегда будут грид-герлз

После сочинской Олимпиады 2014 года оставшиеся спортивные объекты используются не так уж часто. Главным и самым громким проектом по задействованию местного Олимпийского парка стал Гран-при России — благодаря «Формуле-1» их вновь видят каждый год по всему миру. Звучит просто, но кто и как все это организует? Есть ли на новом треке хоть что-то кроме асфальта? Зарабатывает ли автодром на чем-то, кроме лучших в мире гонок? Почему в Сочи не приезжают другие топовые мировые серии? Будут ли грид-герлз на следующих гонках? Почему Путина пускают в комнату пилотов? На все эти вопросы Sports.ru ответил представитель промоутера Гран-при России Сергей Воробьев.

Экономика гонки «Ф-1», окупаемость автодрома, другие серии

Контракт на проведение этапа в Сочи подписан до 2025 года — очень длительный срок. Нет ли опасности падения посещаемости, если «Формула-1» свернет не туда?

– К сожалению, из-за положений конфиденциальности не все можно рассказать. Это был один из последних контрактов, согласованных и подписанных при Берни Экклстоуне, и произошло это буквально за две недели до его отставки. Он позвонил в самом начале 2017 года и позвал к себе в Лондон, сказав, что это важно. Мы провели вместе несколько дней, согласовали и подписали контракт, условия которого были значительно лучше по сравнению с предыдущими годами. У нас появилась возможность привлечь коммерческих партнеров на очень привлекательных условиях. Затем начался переходный период, и мы заново согласовали контракт с Liberty и Чейзом Кэри. Они убедили нас, что не испортят «Формулу-1» до такой степени, чтобы нам не захотелось продлить контракт даже на таких привлекательных условиях, предложенных Берни. Если же мы увидим, что серия не так хороша, как раньше, в нашем контракте заложено достаточно степеней защиты. Про средства и числа я сказать не могу – помимо конфиденциальности, надеюсь, что и не придется. Пока все идет хорошо.

– В чем заключается работа проумоутера этапа?

– С одной стороны – добиваться максимального эффекта с учетом специфики «Формулы-1» и как можно лучше использовать возможности, которые дает факт проведения Гран-при в нашей стране.

– Например, какие?

– Гран-при дает еще и возможность по технологическому развитию национального бизнеса и шанс показать подрастающему поколению потенциальные карьерные траектории: в случае с «Ф-1»  речь идет о спортивном, техническом, инженерном и маркетинговым направлениях. Работаем, чтобы наследие Гран-при России было максимально практичным и измеримым.

– Окупается ли сочинский этап «Ф-1»?

– Билетная выручка Гран-при России 2018 года на 72 процента выше выручки 2017 года. Тут есть заслуги и новой промоутерской организации, и обновленного подхода, и вклад Liberty в маркетинг и рекламу. Но вообще на эту тему я бы поговорил в конце года – тогда закончится первый полный отрезок работы нашей компании с полным циклом подготовки к этапу. «Сочи Автодром» нам передали только летом прошлого года, так что сейчас о финансовых показателях и результатах говорить преждевременно.

– Во сколько обходится организация Гран-при?

– Если без лицензионной выплаты владельцу коммерческих прав и без абсолютных цифр, сумма доходов от этапа, куда входит билетная выручка, VIP-зоны, агентские услуги и услуги командам (что, кстати, достаточно значительная статья доходного бюджета), примерно покрывает сумму прямых операционных расходов на его проведение.

– А кто покрывает расходы на выплату Liberty Media? Можете рассказать, насколько ее снизили при продлении контракта в 2017-м?

– Основной ошибкой в работе многих промоутеров являются именно попытки переговоров с Liberty Media через СМИ, так что мы с учетом чувствительности темы стараемся меньше говорить на эту тему и работать с нашими партнерами в духе конфиденциальности – кстати говоря, закрепленной в контракте. Могу сказать, что у нас получалось значительно улучшать условия при переговорах не только с Берни Экклстоуном, но и с новыми владельцами и менеджерами «Формулы-1».

– Владельцы «Формулы-1» зарабатывают на Гран-при. Это только взнос или какие-то еще доходы?

– Поступления чемпионата формируются из трех основных частей. Первые две – это те самые лицензионные платежи стран и доходы от телетрансляций. Остальное же – наполовину спонсорские поступления, наполовину доходы от гонок поддержки («Формула-2», GP3), паддок-клуба, тех же самых услуг командам (например, по доставке грузов) и так далее. На самом мероприятии же из дополнительных заработков у «Ф-1» есть только паддок-клуб, продающий и обслуживающий самые дорогие и эксклюзивные VIP-ложи.

– Как тогда «Формула-1» даже теоретически может уступить гонку бесплатно?

– Думаю, такое возможно только в случае кардинальной смены бизнес-модели. Либо в порядке эксперимента.

– Мэр Майами заявлял, что экономический потенциал местного Гран-при для города оценен в 2,8 млрд долларов. Есть ли подобное исследование про Сочи?

– Есть предварительные данные, но пока мы их не объявляем. Они достаточно хорошо выглядят. О них мы тоже расскажем ближе к концу года.

– А как насчет «Сочи Автодрома», он себя окупает?

– Бизнес трека интересен тем, что чем выше уровень гоночной серии – тем меньше денег на ней можно заработать, а можно даже и потерять. Другие чемпионаты привыкли к достаточно плотному графику. При оценке проведения гонок в Сочи они ожидают организацию авиаперелетов либо компенсацию транспортных расходов. Промоутеры серий смотрят на старшего брата – «Формулу-1» – и тоже хотят какие-то платежи за свои этапы, но пока что уровень интереса к другим чемпионатам не настолько высок, чтобы они собирали необходимое для покрытия дополнительных расходов количество зрителей.

«Сочи Автодром» играет важную роль туристического центра города и центра популяризации автоспорта. За годы его работы сотни тысяч жителей и гостей Сочи прошли через него и попробовали множество услуг: мастер-класс, гоночное такси, обучение экстремальному и безопасному вождению, даже обычные экскурсии. Помимо важной социальной миссии, эти активности – неплохая стабильная статья дохода.

Сочи – это и центр делового туризма России: значительное количество компаний проводят у нас презентации, кооперативы, внутренние и клиентские мероприятия. Крупные автопроизводители бронируют автодром на недели и проводят множество активностей: от гоночных соревнований для сотрудников до презентаций и встреч с клиентами. Автодром постоянно живет и, безусловно, оправдывает свое существование.

– То есть ни Mitjet, ни RDS не собирают достаточно зрителей?

– Я прежде всего говорил о международных гонках. Дрифт же безумно у нас популярен. На каждом нашем этапе RDS трибуны заполнены полностью и зрители безумно счастливы. Я бы сказал, что по любви посетителей дрифт – второе после «Формулы-1» мероприятие, проходящее на треке.

Насчет Mitjet – «Сочи Автодром» является базой этой серии, и она прекрасно отработала в прошлом году, даже получила трансляции в прямом эфире на «Матч ТВ».

Конфигурация трассы, грид-герлз, Путин в комнате пилотов

– Есть ли мысли по изменению планировки трека?

– Идеи-то есть – рассматриваем их с позиции целесообразности. Вот, например, было принято считать, что автодром Сочи – необгонный, но количество обгонов в 2018 году в 38 раз превысило показатель 2017-го (в том году зафиксировали только один обгон – Sports.ru). Перемены произошли потому, что мы согласовали поставку самых мягких шин на комиссии «Формулы-1», получили поддержку команд – и все это сработало, тактическая работа конюшен усложнилась. Вообще ситуацию с обгонами можно решить без изменений конфигурации – например, за счет решений сцепных свойств асфальта.

Сейчас мы изучаем различные варианты на эту тему. На «Сочи Автодроме» лежит достаточно гладкий и не самый экстремальный для «Формулы-1» асфальт, но с другой стороны он делает трек безумно привлекательным в глазах автопроизводителей. Бренды привозят свои автомобили на клиентские мероприятия, которое в итоге превращается в конвейер по отработке шин. А раз на нашем автодроме резина используется минимально, то автопроизводители арендуют трек на более длительные сроки и тратят деньги не на лишнюю резину, а на услуги «Сочи Автодрома». Мы хотим найти идеальный баланс между зрелищностью «Формулы-1» и остальной 51 неделей в году, когда трек активно работает.

– Живы ли планы по ночному Гран-при?

– Я бы не назвал их планами, скорее, это была просто идея, которая очень понравилась Берни. Мы его встречали в Сочи в марте 2014-го во время открытия Паралимпийских игр, он увидел красиво подсвеченные объекты, фейерверки – и сразу же предложил идею ночной гонки. Мы ее изучили, рассчитали – ее можно реализовать. Хоть она и потребует дополнительных инвестиций, но в целом мы не против. Просто с другой стороны нам бы хотелось, чтобы сотни миллионов телезрителей по всему миру видели не только красивые объекты, но и окрестности Сочи: море, горы, Олимпийский парк и так далее. Это возможно только в случае дневной гонки, потому что весь пейзаж подсветить невозможно. У нас же не пустыня вокруг, как в ряде стран, где иллюминация действительно улучшает Гран-при. У нас же курорт мирового уровня.

– Продолжите ли сотрудничество с грид-герлз?

– Однозначно продолжим. Красивые девушки были украшением этапа в 2018-м и будут там и впредь. Это прекрасный пример, когда с Liberty Media можно решать вопросы без лишнего драматизма: да, они объявили об отказе от грид-герлз, а мы со своей стороны не согласились и четко выразили свою позицию. В итоге мы вместе с владельцами «Формулы-1» нашли красивое решение: девушки впервые держали флаги стран во время церемонии открытия и гимна, выводили детей на стартовую решетку, встречали пилотов и вообще были так органично интегрированы в торжественную часть, что в итоге все понравилось даже самым революционно настроенным членам руководства Liberty. Они политику не изменили и грид-герлз официально на других Гран-при (кроме Сингапура) не будет, но у нас практика их приглашения продолжится благодаря тому, как мы красиво договорились в прошлом году.

- А вы не считаете эту работу сексистской? Особенно в век, когда активный феминизм стучится в спорт со всех сторон.

– Ограничивать девушек от возможности участия в определенных направлениях «Формулы-1» – это и есть сексизм в худшем виде. Мы, наоборот, хотим, чтобы девушки имели возможность реализовать себя там, где им хочется – в том числе на официальных церемониях Гран-при.

- Можете раскрыть сколько зарабатывают грид-герлз на «Формуле-1»?

– Думаю, с этим правильнее обратиться к самим грид-герлз. Это разумный тариф, определенный с одной стороны с учетом физической сложности и высокой ответственности работы, а с другой – с учетом улучшения модельного портфолио девушек, их знакомства с потрясающими людьми со всего мира и превращения их в героинь мировых телетрансляций.

– Кто выбирает людей, награждающих победителей гонки на подиуме?

– Есть правила ФИА и сложившаяся традиция. В документах Федерации прописано: кубок конструктору вручает представитель главного спонсора – у нас это руководитель банка ВТБ Андрей Леонидович Костин, приз за третье место вручает руководитель местной автоспортивной федерации – в нашем случае это президент РАФ Виктор Николаевич Кирьянов. А для вручения кубка за первое место мы в очередной раз были рады принять президента России Владимира Владимировича Путина. Приз за второе место вручал человек, без которого Гран-при России и не было бы, – это вице-премьер, председатель нашего оргкомитета, Дмитрий Николаевич Козак.

– А как появился вариант с Путиным? Вы его приглашали, или он как-то сам вызвался?

– (смеется) Тут я много не скажу. Владимир Владимирович с самого начала поддерживал и Гран-при России, и проекты постолимпийского развития Сочи – одним и них и стало проведение этапа «Формулы-1». Как мы понимаем, он достаточно заинтересован в автомобилизме, участвовал в заезде за рулем болида «Ф-1» и даже после Гран-при вместе с президентом Египта приехал на «Сочи Автодром», чтобы проехать круг за рулем «Ауруса». Мы рады подобному вниманию и работаем, чтобы не подвести оказанное доверие.

– А почему Путина каждый год пускают в комнату пилотов? Это же вроде как запрещено регламентом.

– Думаю, вы ожидаете от меня какую-нибудь цитату, чтоб в заголовок поставить.

Нам в разделе Авто/Мото и в редакции всегда было очень интересно. Больше ни в одной другой стране так не делают.

– Лично мое мнение таково: Владимир Владимирович – наиболее высокопоставленный гость «Формулы-1» в принципе среди всех этапов. Путин – лидер сверхдержавы, и возможность для пилотов не просто получить кубок из его рук, но и пообщаться пару минут уникальна. Она очень приветствуется руководством «Ф-1» после того, как это произошло на первом Гран-при по предложению Экклстоуна – все повторялось каждый следующий год, даже после ухода Берни из правления. Директорат «Формулы-1» каждый раз интересуется, будет ли Путин на церемонии снова, и они очень рады такой возможности: это популярная история для телетрансляции и уникальная возможность для гонщиков.

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов, Алексей Куденко, Михаил Климентьев; Gettyimages.ru/Paul Gilham

+69
Популярные комментарии
CoMoBo3
+260
Cлишком скользкий чувак, ни одного ответа по существу
@yramydr
+200
в Черном море воды меньше, чем в его ответах
Ответ на комментарий CoMoBo3
Cлишком скользкий чувак, ни одного ответа по существу
voroninboris
+128
"Думаю, вы ожидаете от меня какую-нибудь цитату, чтоб в заголовок поставить."
Как он раскусил коварный план журналиста!
Knife707
+77
- Во сколько обходится организация Гран-при?

– Если без лицензионной выплаты владельцу коммерческих прав и без абсолютных цифр, сумма доходов от этапа, куда входит билетная выручка, VIP-зоны, агентские услуги и услуги командам (что, кстати, достаточно значительная статья доходного бюджета), примерно покрывает сумму прямых операционных расходов на его проведение.

Человек спросил: сколько? А ты что ответил?
Vasiliy Galkin
+56
Нет, будь он был экономистом, чисто обгонов выросло бы на 3700%.
Ответ на комментарий IntoTheRainBow
язык экономистов ...

в 38 раз у него число обгонов выросло, не с 1 до 38 а в 38 раз )))
Написать комментарий 54 комментария

Новости

Реклама 18+