Реклама 18+

Самсон Руженцев – следующий русский в НБА? Не дождался ЦСКА, уехал в США и вошел в топ-50 школьников

От редакции: вы читаете пользовательский блог «Перехват», в котором рассказывают о молодых русских баскетболистах. Не забывайте, что автора можно поблагодарить плюсом.

В этом году на драфт НБА отправится Самсон Руженцев. Ему только 20 лет, но это не ранний выход на драфт — он уже играл в NCAA и после этого подписал профессиональный контракт, а значит, должен идти на ближайший драфт автоматом. Подробнее о ситуации с драфтом и судьбе Руженцева — в новом ролике.

История Сэма — это парусный спорт, сильная физматовская школа, побеги из дома, потому что там нельзя ночью постучать мячом, во многом случайный отъезд в Америку, и там, в Америке, попадание в число 50 лучших школьников-баскетболистов страны. Он настолько влюблял в себя игрой за школу, что для переманивания его представители «Флориды» прилетали в Чаттанугу частным бортом и обещали ставить форварда в состав во что бы то ни стало. В этой истории очень много и «но», и крутых поворотов, так что если вы уже заинтересовались, то посмотрите большой ролик про Руженцева на YouTube.

Если вы выбрали вариант с YouTube, не забудьте, пожалуйста, лайкнуть ролик и написать какой-нибудь комментарий. Это помогает в продвижении.

Если же вам больше нравится читать, то ниже — полный текст с комментариями главных действующих лиц.

Самсон Руженцев стал заниматься баскетболом в 10 лет. Эта история могла бы быть до боли логичной — его папа, Павел Руженцев, в 1974 году занимал второе место на первенстве России по баскетболу. Он продолжил играть на любительском уровне, но Самсон — поздний ребенок, и к тому времени, когда он родился, папа уже давно забыл, что он когда-то играл.

Он увлекся горными лыжами и большим теннисом. И Самсона тоже готовил к большому теннису, мальчик начал заниматься с 6 лет. Но потом семья переехала в деревню Терпигорьево, это в Подмосковье, и там Руженцев-младший увлекся парусным спортом. Рядом было водохранилище и яхт-клуб. Все деревенские туда ходили, и Самсон пошел. Ему нравилось — во-первых, у него неплохо получалось, а во-вторых, можете представить атмосферу: водохранилище, солнце, ты вечно загорелый и управляешь большим судном. Кому не понравится!

Но все очень быстро изменилось.

Павел Руженцев: «Потом он пошел в школу, и в школу пришел Вилочкин Иван Андреевич с 56-й школы. А Самсон начал расти. У меня средний сын не очень высокий, младший — нога только такая же, как у Самсона, 50-й размер. А Самсон стал расти прямо на глазах, смотришь на ногу — она растет. И тренер его пригласил в баскетбол. Мне позвонил, я ему говорю: «Нет, мы тут зашиваемся, у нас парусный спорт». А там даже зимой соревнования проводят, только на снегу. И он говорит: «Ну пускай попробует, давай». И Самсон даже не знал, что я в баскетбол играл, что в 1974 году мы были вторыми на первенстве России. Выиграл Воронеж, в Ставрополе тогда был финал. И я вспомнил про это дело, подумал, ну пускай попробует. Он пришел, и у него прямо глаза загорелись. А у нас был свой дом, и между вторым и третьим этажами я хотел себе бильярдную сделать. Но сразу повесил кольцо — тот, кто занимался баскетболом, он же это не забывает. И сразу это как-то вспомнилось».

Самсон Руженцев: «Начал заниматься баскетболом, когда мне было 10 или 11 лет. Получилось довольно странно: просто был урок физкультуры в школе, я тогда учился в школе на Щелковской. Просто тренер второго состава 56-й, Иван Андреевич, пришел на урок. Видимо, ему нужны были люди. Он сказал, что вот, кто хотите, запишитесь все, кто хочет попробовать. Я решил записаться, сходил пару раз, мне очень понравилось. С тех пор я постоянно этим занимался, сразу полюбил спорт. Начал во втором составе 56-й, потом перешел в первый и так далее, уже пошла карьера».

Это сейчас Самсон так легко об этом говорит — ну, перешел из второго состава в первый, и так пошла карьера. На самом деле, все было не так просто. Ведь Самсон учился в довольно сильной физматовской школе и на тренировки мог ходить только два раза в неделю. А в первом составе нужно было ходить пять раз в неделю! Увидят Самсона во втором составе, подтянут в первый, а он не может ходить. Его снова спустят во второй. Потом снова увидят, снова подтянут, а он опять пропускает…

Чтобы хоть как-то компенсировать нехватку занятий, Павел Руженцев договорился с директором школы в соседней деревне, чтобы после 7 часов Самсона пускали в зал побросать. Везет он сына в школу мимо этой деревни — заезжает, там Самсон тренируется, и едут дальше. А дома тоже зал был на втором этаже, и там Руженцев под музыку оттачивал дриблинг. Так они и жили.

Павел Руженцев: «А кроме этого, мы в 2 часа ночи могли услышать, что кто-то стучит — бум, бум, бум. У меня деревянные перекрытия были. Ну точно, говорю: «Самсон, ты что, обалдел, время — 2 часа ночи, ты думаешь, мы тебя не услышим?» И потихоньку-потихоньку, пока он уже не стал убегать из дома и говорить: «Мне ваш физмат нафиг не нужен, я вообще не хочу ничего, я тогда уйду из дома». Зимой в одних трусах и валенках, блин, убегал… Мы по навигатору смотрим, где наш парень. Он переходит водохранилище! Замерзнет! Тогда еще навигаторы плохо работали… А он в котельной сидит греется. Ну и потом мама у нас, наш главный человек, сказала — ну ладно… И мы тогда его оттуда забрали в простую школу, и он начал заниматься баскетболом».

Самсон играл за 56-ю школу. Хорошо играл, но не чувствовал, что получает там достаточно доверия. Однажды это вылилось в небольшой инцидент. Команда Сэма встречалась с «Тринтой», и к этому матчу Руженцев очень готовился, индивидуально тренировался, настраивался. А его всю игру просто не выпускали. За три минуты до финального свистка тренер сказал ему «иди поиграй», на что Самсон сказал: «Не пойду».

В итоге тренер его выгнал, и папа перевел Самсона в другую школу — так 14-летний мальчик оказался в «Тимирязевской». С новой командой Самсон дошел до финала первенства России, но в самом финале не сыграл из-за травмы. Однако в полуфинале наколотил больше 30 очков, чем привлек внимание скаутов из ЦСКА.

А это — мечта. Папа много рассказывал Самсону про Сергея Белова, и тот многое пытался скопировать с легенды отечественного баскетбола. При этом добавлял что-то свое, ну как свое — в то время НБА уже можно было посмотреть по телевизору, поэтому движения Сэм также пытался скопировать со звезд НБА.

Самсон Руженцев: «Да, я думаю, примерно с середины сезона я начал тренироваться с ДЮБЛом ЦСКА, и в «Тимирязевской» уже не появлялся на тренировках. Я планировал подписать с ДЮБЛом ЦСКА, но в итоге поменялись планы, и я уехал после этого в Америку. Но вообще да, я должен был играть в ДЮБЛе ЦСКА.

— Ты когда-нибудь жалел о том, что не попробовал себя в ЦСКА?

— Нет, конечно, нет. Я считаю, что это было правильное решение — уехать. Все выстроилось как надо, я считаю, жалеть особо не о чем».

Но это сейчас кажется, что жалеть особо не о чем. Тогда это была почти катастрофа! Ведь Руженцев не просто так не подписал контракт с «армейцами» — ему просто долго его не предлагали. Был май, клуб уже подписал соглашения с Гафуровым, с Тишиным, с Походяевым… А с Самсоном — нет. Время поджимало, но даже к тренеру было не обратиться: Алексей Жуков, возглавлявший ЦСКА-ДЮБЛ, летом уезжал работать в «Нижний Новгород» и ничем не мог помочь. И здесь подключилась мама Самсона, которая сказала: «Ну, если можно куда-то уехать, то… почему, собственно, не уехать?»

Было только одно «но»: в Европу Самсону не хотелось…

Самсон Руженцев: «Мне казалось, что Европа и Россия — это примерно одно и то же. Все равно мы же играем в европейский баскетбол. Мне казалось, особой разницы нет, я бы мог так же играть в ДЮБЛе ЦСКА, это был бы такой же уровень, как если бы я уехал в Италию или Испанию. У меня всегда была цель уехать в Америку, и у моих родителей тоже, я английский с очень малых лет учил».

Руженцевы обратились в едва ли не единственное агентство, которое отправляло молодых российских баскетболистов за рубеж, — Pro Futuro Sports. Но возникла другая проблема — где взять видео для нарезки? Ведь в США просто так не уехать, сначала нужно заинтересовать какую-то школу, чтобы она выслала приглашение… Казалось бы, какие вопросы? Парень играл в ЦСКА! Но в то время технологии были развиты не так, как сейчас, и достать нарезку моментов было очень сложно. Пришлось включать туда моменты из… любительского чемпионата города Королев.

Самсон Руженцев: «Просто так получилось, что когда мы делали видео, то у меня не было никаких записей с чемпионата России. Само видео было всего минуты две, там было немного, как я играл за «Тимирязевскую», я помню, на каком-то турнире, а большая часть была из чемпионата города Королев, я там играл за команду «Баскервиль». Это команда, которая сначала даже не была командой, просто мужики приходили поиграть, собирались даже на площадках. Когда я только начинал еще в баскетбол играть. Это мой папа приходил поиграть, и он меня брал с собой. А потом они сформировали команду и начали участвовать в чемпионате Королева. И они меня тоже включили в заявку, иногда я там появлялся, играл. Причем там, чтобы сыграть в полуфинале и финале, нужно было набрать какое-то количество игр — пять, что ли — в регулярном чемпионате, я сыграл эти пять игр, а потом играл за них в полуфинале и финале».

В Pro Futuro Sports взяли эти моменты из любительского чемпионата и… отправили по американским школам. И даже умудрились заинтересовать кого-то!

Павел Руженцев: «И сразу нам пришли запросы из трех школ. Одна какая-то английская, они или католики, или протестанты, но очень религиозные. Небольшое количество учеников. Вторая постоянно входил в десятку, мы на нее обратили внимание. Huntington Prep. Мы связались с тренером, он сказал: «Да, я посмотрел, все хорошо, давайте через три дня мы с вами свяжемся, я скажу, как действовать дальше, мы будем работать». Через три дня он не вышел на связь, мы ему всячески писали, а он не отвечал. Я еще говорю: «Саш (руководитель агентства Pro Futuro Sports Александр Скрягин — прим. «Перехват»), а как это? Ну, американцы… Ты же больше их знаешь. Я думал, что можно сказать «да», можно «нет», а совсем не отвечать это не про них». Он сказал, что это все про них.

И была еще школа в небольшом городе Чаттануге, сельская школа, 120 человек, спортзал покрыт линолеумом, но замечательный тренер Зак, просто фантастический. Она тоже религиозная, Самсон там по выходным обязан был ходить в церковь. Он ходил, слушал. Ну церковь там тоже была своеобразная — икон там не было, прохладно, кондиционер, мягкие кресла. Говорят на английском, но толковые вещи, по выходным, когда матчей нет, на час туда сходить было не страшно. Эта вот школа нами заинтересовалась. И мы его отправили. Собрались и отправили.

Самое интересное, что потом, через два года, тренер, который не вышел на связь, потом встречался с этой школой, Самсон набрал 26 очков, они выиграли очков 20. Он подошел к тренеру и сказал: «Вы меня не помните? Мы с вами разговаривали». Он сказал, что не помнит, и тогда Самсон сказал, что он русский. Тренер сразу: «А-а-а, да, вот я сделал ошибку». И Самсон счастливый пошел. У него несколько раз так в жизни бывало, когда его отшивали, а он потом подходил и говорил: «Это я, гадкий утенок».

Самсон Руженцев: «Я уехал туда в 15 лет. В какой-то степени я знал язык, но все остальное было очень ново для меня. Я уехал один. Там другой стиль баскетбола, вообще другая жизнь. Я бы сказал, первый год у меня ушел на адаптацию. Когда у меня спрашивают другие ребята, когда стоит уезжать в Америку или в другое место, я всегда говорю, чтобы держали это в уме — первый год будет тяжелый, вы его по сути потеряете на приобретение опыта и адаптацию. Конечно, были сложности сначала, я не мог поймать ритм, сама игра быстрее, стиль другой, но потом к этому привыкаешь, и проблем уже нет. Когда я вернулся во второй год, я уже чувствовал себя совсем другим игроком. В том числе ментально я был готов, знал, что и как примерно будет. Огромный прыжок совершил в прогрессе, стал лучше как игрок».

Уже когда Руженцевы договорились со школой и та купила ему билет в США, о Самсоне вспомнил ЦСКА. Павлу звонили все: администраторы, менеджеры, тренеры, даже игроки! Но было уже поздно — Самсон летел в Америку.

На вопрос, не страшно ли ему было отпускать 15-летнего ребенка на другой конец Земли, Павел Руженцев говорит, что нет. Ребятам, которые прошли парусный спорт, вообще ничего не страшно.

Павел Руженцев: «Не страшно, потому что он занимался парусным спортом. Вы представьте: гром и молния, дождь проливной, тебя киляет. «Оптимисты» — они маленькие такие, их носит там, киль сзади задирается, ты крутишь, а он не управляет. А там сидят дети по 8-10 лет. Тебе надо его поднять, залезть, отчерпать… Все рыдают, все плачут. Но я и младшего, Дему, тоже в 6 лет отдавал туда, он год туда ходил.

Было страшно маме, конечно, но у нас был плюс — у него память хорошая, он хорошо знал язык. В то время он мог прочитать страницу и ее повторить. Плюс, он постоянно был на сборах. По три месяца находился в лесу, где комары, где дизентерия. Наоборот, это был праздник.

Повезло еще, что Зак (главный тренер школьной команды Зак Феррелл — прим. «Перехват») его взял к себе в семью. У него двое детей и еще два игрока. У них не было кампуса, был небольшой совсем, для футболистов, а все остальные принимали с удовольствием. В Чаттануге там конкурс был, чтобы взять к себе детей, иностранцев, которые приехали в школу. Он сначала не подружился с канадцами, а потом не подружился с пуэрто-риканцами. Потом в свою банду его взяли доминиканцы, я когда приезжал к нему, доминиканцы говорили: «Не волнуйся, Пабло, он наш человек, он с нами, не переживай». С европейцами дружил. Разные были вещи — нужно было и себя показать, и за себя постоять. Но когда приехал, он понял, что там такое отношение, они знают, что русские ребята, какими бы они там ни были — пусть они хоть на скрипке играют, — они отличаются. Но все-таки страшно было, конечно, страшно, особенно маме. Хоть и связь есть постоянная, все-таки переживали за него».

После второго года в школе Самсона впервые позвали играть за молодежную сборную России на первенство Европы U18. До этого Сэм говорил, что у него были проблемы с тем, чтобы привыкнуть к тому, как играют в баскетбол в США; а теперь возникли проблемы с тем, как играют в баскетбол в Европе. Поначалу он даже думал, что не попадет в команду. Но он попал. Сборная тогда заняла шестое место из 16 команд, в четвертьфинале проиграли испанцам 7 очков, а испанцы выиграли тот чемпионат.

После этого Руженцев вернулся в США и начал третий — последний — сезон в составе школы Hamilton Heights. Он стал получать куда больше игрового времени, и вот совпадение — или не совпадение, решайте сами — именно на третий год школа вдруг ворвалась во все рейтинги. Раньше за эту школу выступал, например, Шай Гилджес-Александер, будущий видный игрок в НБА, или Никел Александер-Уокер, тоже небезызвестный игрок, но Hamiltom Heights никогда не котировался очень высоко. В третий год при Самсоне они стали вторыми по стране.

И очевидно, что всевозможные журналисты, скауты, эксперты стали проявлять к игрокам куда больше внимания, чем раньше. За ними пристально следили, и так как Самсон был одним из лидеров команды, его ставки тоже резко подросли. Он вошел в топ-50 лучших школьников США.

Самсон Руженцев: «На самом деле, было тяжело поверить в это. Когда я туда ехал, ни на что такое не рассчитывал. У меня было довольно много предложений от университетов, 15 или 20, но, когда я туда ехал, я хотел просто играть в первом дивизионе колледжей, мне этого было достаточно. Быть в топ-50 школьников в самой баскетбольной стране мира — это какое-то нереальное достижение, по-моему. Большинство этих людей из этого рейтинга играют на высшем уровне, поэтому это серьезно. Но все эти рейтинги стали такими в мой последний год. В 11-м классе я хорошую игру показывал, но мы не были на радаре, мы выигрывали, но нас не замечали. А в последний год у нас сама школа постоянно была в рейтинге, в какой-то момент мы вообще были вторыми в стране на протяжении двух недель. Поэтому за нами стали следить, и поэтому я попал в рейтинг».

Сэм вдруг стал нужен всем и сразу. Только официальных приглашений в университеты он получил 12 штук, а кто-то звал неофициально. Но побывать физически можно было только на пяти кампусах, поэтому семья стала выбирать варианты. Было сложно: Stanford очень хотел Самсона, Georgia Tech очень хотела Самсона, много кто звал к себе. Павел Руженцев рассказывает, что представители Florida Gators на собственном самолете несколько раз прилетали в Чаттанугу и уверяли, что готовы ставить Сэма в состав хоть вот прямо сейчас. И, конечно, в итоге выбор пал на «Флориду».

Самсон Руженцев: «Это был очень сложный выбор. Ты ничего не знаешь об этих университетах, изначально все тебе говорят то, что ты хочешь услышать, обещают много. Очень сложно выбрать. Сначала мне просто нужно было сократить этот список до 5 школ, потому что я мог посетить только 5 университетов. Я выбрал те, которые проявляли больше внимания, показывали, что они меня хотят, я съездил в каждый из них, посмотрел, как там проходят тренировки, как там все устроено. «Флорида» меня привлекла, мне казалось, что эта школа больше всего нацелена на баскетбол по сравнению с другими. Их тренировки были на очень серьезном уровне. Когда я посещал, тренировка шла 3 часа или 2,5. Она одна в день, но это большое количество времени. Плюс, очень много игроков из «Флориды» попали в НБА, то есть они также нацелены и на это. Поэтому, на самом деле, на тот момент выбор был очевиден для меня».

Но выбор был очевиден только на тот момент. Дело в том, что летом 2020 года из команды должны были уйти на драфт сразу несколько игроков, в том числе Скотти Льюис, которому эксперты рисовали очень высокий выбор на драфте. Но сезон у него как-то не задался, и он… решил остаться. И все остальные тоже решили остаться! Так можно было сделать потому, что предыдущий сезон был прерван коронавирусом, и предыдущий год просто не считался, не учитывался и не существовал. Так вышло, что Самсон ехал во Флориду быть железным игроком стартового состава, а приехал в переполненную команду, которая не только сохранила весь свой прошлогодний состав, но еще и набрала новичков.

В начале сезона была ситуация, когда игрок потерял сознание, упал и разбил нос. Можно было выпустить Самсона, но выпустили всех, кроме Самсона. Были матчи, когда Руженцева можно было выпустить хотя бы на 3-4 минуты, но его снова держали на скамейке.

Сэму обещали, что на следующий год все точно уйдут, и он будет играть. Но им уже начинали интересоваться агенты, среди которых самым заметным был… Мишко Разнатович. Самый авторитетный агент Европы уже давно находился на связи с Павлом Руженцевым и интересовался состоянием дел. Когда стало понятно, что Самсона можно переманить в Европу, Разнатович не медлил.

Самсон Руженцев: «Они начали за мной следить в начале моего первого и единственного года во «Флориде». Еще до начала сезона они написали моему отцу, проявили интерес, сказали, что будут следить, заинтересованы, хотели бы сотрудничать с сыном. И на протяжении года они много раз писали, давали о себе знать. Когда сезон закончился, они связались со мной, объяснили мне план, сказали, что есть «Мега» — команда, которая нацелена на продвижение молодых игроков. После того как мы с ними поговорили, я посетил «Мегу», и выбор после этого был очевиден, что нужно выбирать «Мегу».

На самом деле, Самсон мог оказаться и в России. Им интересовались сразу четыре клуба — как из Суперлиги, так и из Единой лиги. Но очевидно, что на фоне вариантов в России «Мега» заметно выигрывала, отсюда каждый год драфтуются игроки: MVP НБА Никола Йокич пришел в лигу именно оттуда, MVP Евролиги Василие Мицич до НБА пока не доехал, но тоже был задрафтован из «Меги». Были и другие: Тимоте Луваву-Кабарро, Влатко Чанчар, Гога Битадзе, Филип Петрушев… Только этом году оттуда на драфт идут как минимум четверо.

Самсон Руженцев: «Опять-таки, потому что «Мега» нацелена на продвижение игроков, а в России я не был уверен, что играл бы. Если бы я подписал в Единой лиге, то я бы точно не получал столько времени, сколько получаю здесь, а если бы я играл в Суперлиге, то никто особо за ней не следит, мне кажется. Смысла не было».

Но здесь нужно заметить: при всех плюсах, которые есть в «Меге», есть и минусы. Один из них заключается в том, что «Мега» — как раз конвейер для драфта. Это означает, что если, например, в этом году драфтуются определенные игроки, то они будут получать игровое время несмотря ни на что. Другие получат его через год или через два — больше тут обычно не играют.

И вот здесь возник казус. Оказывается, если ты уже выступал в NCAA, а потом подписал профессиональный контракт за пределами США, то ты автоматически доступен для следующего драфта. И об этом никто не знал. Портал DraftExpress выкатил рейтинг самых интересных игроков, которые будут драфтоваться в 2022 году, и там оказался Руженцев. Сэм написал в комментариях, что, кажется, он драфтуется через год, но ему объяснили. А он уже объяснил Разнатовичу. У того просто раньше не было таких игроков, и он не знал об этом правиле. Это стало известно в середине сезона — того самого сезона, в котором на Самсона не так сильно рассчитывали.

В этом году в «Меге» — невероятный состав. Сразу несколько молодых ребят играют за сборную Сербии, еще двое — за Хорватию, есть очень перспективный француз Малькольм Казалон. Пробиться сквозь них — та еще задачка. Но у Сэма получается: времени у него не так много, но, когда оно есть, он может, например, прихлопнуть груженый звездами «Партизан» или настрелять 21 очко «Будучности». Сейчас сезон в Адриатической лиге завершен, но остался еще чемпионат Сербии — последняя возможность показать себя перед драфтом.

Летом 2021 года Самсон мог оказаться в сборной России. Тогда тренерский штаб проводил тренировочный лагерь для молодых игроков — тот самый лагерь, когда широкая баскетбольная общественность впервые услышала о существовании Антона Карданахишвили и Филиппа Гафурова. На сборе был и Руженцев, но в состав национальной команды пробиться не смог.

Самсон Руженцев: «Хороший был опыт, я никогда не работал с Базаревичем, мне очень понравилось. Единственное, я тогда только вернулся из Америки и сразу же заболел, сильно, две недели провалялся. Может, даже у меня грипп был, но подошел к сбору не в очень хорошей форме. Но все равно получил большое удовольствие и опыт, это было классно».

В любом случае, у Самсона будет еще много шансов попасть в состав сборной России. Тем более, с учетом того, что национальная команда постепенно омолаживается.

Этот сезон Руженцев провел в Сербии, в Белграде, куда недавно переехала вся его семья. А папа, Павел Руженцев, так и вовсе почти весь сезон провел рядом с сыном — поддерживал его морально, помогал советами и даже тренировал.

Павел Руженцев: «В 12 лет он попал 47 штрафных подряд, в Сербии 44 трешки попал, просто никто не обратил на это внимания. Мы с ним работаем последние полтора года усиленно над дальним броском, у него очень хороший процент — с дистанции дальше 10 метров он попадет из 10 бросков 6-7. Это нигде не используется, но это надо поддерживать. У нас есть «Дюрант», упражнение с отклонением, которое он делает с 11 лет. Конечно, у нас в стране тяжелая ситуация, но не это причина того, что я с ним рядом. Я с ним рядом, потому что его нужно поддерживать психологически.

Я здесь с ним рядом, потому что, когда он сюда приехал, он растянул паховые мышцы. А в Сербии и в Прибалтике вопрос решается просто — делается укол, и все, вперед. Но у нас есть ангел-хранитель, врач молодежной сборной Михаил Петрович (массажист сборной России U16 Михаил Лагутин — прим. «Перехват»), он звонил в Сербию, разговаривал с врачами, говорил: «Ну давайте подождем, давайте оттянем». Очень много пришлось приложить усилий, чтобы не делали этот укол, чтобы все заживало естественно. И первые игры он начинал играть с этой болью. Сейчас мы до сих пор делаем эти упражнения, которые он присылает нам по интернету — они делают эти упражнения со своим сыном, а мы их повторяем. Так что основная причина — психологическая, ну и чтобы поддерживать форму».

Самсон и сам говорит, что папа — неотъемлемая часть его карьеры и помогает ему по любому вопросу.

Самсон Руженцев: «Не могу сказать, что я делаю то, что он мне говорит. Скорее мы просто обсуждаем вопросы, которые стоят перед нами, вместе, и приходим к какому-то общему решению. Если мы соглашаемся, что какое-то решение самое правильное, то мы так и делаем. Он играет огромную роль в баскетболе для меня, я бы без него не был тем, кто я есть. Не он привел меня в баскетбол, я даже не знал, что он играл в баскетбол до того, как я начал, но после этого он довольно серьезно взялся за этот вопрос. Тем более, после того как мы решили, что я буду строить карьеру. Он меня и тренировал, по любому вопросу я могу к нему обратиться, и он мне с этим поможет. Я очень много получаю от него знаний, он мне помогает».

Подписывайтесь на Telegram-канал «Перехват» — и будете знать о росбаскете все.

Фото: из личного архива; russiabasket.ru; aba-liga.com

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Перехват
+131
Популярные комментарии
Роман Сприкут
+100
"Оказывается, если ты уже выступал в NCAA, а потом подписал профессиональный контракт за пределами США, то ты автоматически доступен для следующего драфта. И об этом никто не знал" - офигеть вообще.

То есть вот я, не работая в баскетболе, не общаясь с игроками, клубами, агентами, лигами, почему-то знаю это, хотя зарплаты в НБА - только мое хобби. А профессиональный агент с сотнями клиентов Разнатович и его команда - не знают?
SportHub
+22
Мишко, у которого Филипп Петрушев за год до этого по таким же правилам проходил по драфт-процедуре, не знает правил eligibility драфта?

Что вы несете? Пощадите.
darkdyp
+15
Удачи Самсону! Надеемся все у него получится.
Написать комментарий 27 комментариев

Новости