Реклама 18+

«Если я перестану работать, отец не тот человек, который будет это терпеть». Сын Сергея Базаревича – скаут сборной России

Прямо сейчас в Перми проходят отборочные матчи на Евробаскет-2022. На такой короткой дистанции, когда в разные «окна» в разные команды приезжают разные игроки, скаутинг становится сложнейшей задачей. В российской национальной команде за разборы соперников отвечает Дмитрий Базаревич — сын главного тренера сборной Сергея Базаревича и тренер-скаут в молодежной команде «Зенита».

«Перехват» поговорил с Дмитрием о том, как он начинал свой путь в тренерской профессии, чем принципиально отличаются молодые игроки от баскетболистов сборной и как он реагирует на слова о кумовстве.

«В студенческие годы у меня «щелкнуло», и я начал смотреть на баскетбол совершенно иным взглядом»

- Ваш отец тренировал ЦСКА-2 в сезоне-2004/05, и плюс-минус в это же время вы начали играть в баскетбол, как раз в спортшколе ЦСКА. Вы помните, как пришли на первую тренировку?

- Честно говоря, не очень. Но все началось с того, что я пришел в секцию в спортшколу «Глории», в старый зал, который находится на станции метро Белорусской. Я пришел, потренировался несколько раз, а затем отец сказал, что надо идти в ЦСКА, потому что там хороший тренер. Так я туда и попал. Пришел в СДЮСШОР и тренировался с ребятами на год старше, а уже после этого – со своим возрастом.

- До какого момента длилась ваша спортивная карьера?

- Скажу так: я перестал пытаться стать баскетболистом в университете. Я поступил на первый курс в РГУФК (Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма — прим. «Перехват»), играл за студенческую команду и тогда понял, что, похоже, пора с этим заканчивать. Я играл на первом и втором курсах. Периодически ездил на просмотровые сборы в команды Суперлиги, но быстро понял, что не дотягиваю до нужного уровня.

- И тогда вы поняли, что нужно идти в тренеры?

- Да, решил попробовать себя в другом направлении. У меня не было вопросов относительно того, чтобы остаться в баскетболе — даже не думал о том, чтобы покинуть спорт. Я понял, что мне нужно что-то поменять и остаться в баскетболе. А как продолжать? Тренерская история тогда и началась.

- Отец на вас в этом плане повлиял?

- Наверное, как-то и повлиял. Он мне не говорил, что нужно становиться тренером, но, может, как-то подсознательно к этому подвел, что если не получилось стать игроком, то нужно продолжить действовать в похожем направлении. У меня же многие в семье играли в баскетбол — бабушка, отец, даже я вот немного поиграл.

- С чего начинался ваш путь в тренерской профессии?

- У меня в студенческие годы очень сильно «щелкнуло», то есть я начал на баскетбол смотреть совершенно иным взглядом. Я начал больше понимать игру с другой стороны, нежели когда играл по ДЮБЛ и т.д. До этого я выполнял четкую роль игрока, а на таком уровне понимание игроков еще недостаточно, оно поверхностное — что тренер сказал, то игрок и делает.

Следующий этап – это анализ. Я в студенческие годы начал анализировать просто все, старался понять игру соперника, когда смотрел со скамейки. Мне как-то это легко далось, я быстро повзрослел в плане понимания баскетбола.

Когда это стало моей работой, поначалу было очень тяжело. Помню тот момент, когда мне сказали в первый раз — вот аналитика, вот скаутинг. Я тогда помогал Денису Годлевскому, скауту сборной России. Я не был сотрудником, просто приходил на тренировки и работал на компьютере. Было очень тяжело, потому что ты просто смотришь баскетбол и забываешь про то, на что тебе нужно обратить внимание. Я просто смотрел баскетбол как обыватель, как зритель, просто очень заинтересованно, и забывал про аспекты. Например, про то, что надо обратить внимание на защиту на пик-н-роле, а я смотрел не туда. Но практика дала свое: чем больше и чем усерднее ты чем-то занимаешься, тем быстрее к тебе приходит понимание.

- Я читал, что вы с папой ездили в США набираться опыта. Что это были за поездки?

- У нас тогда была возможность посетить тренировки команд НБА. У отца есть связи в НБА, благодаря этому смогли договориться и посетить тренировочные лагеря. Были где-то на пяти тренировках «Бостона» и плюс-минус так же видели тренировки «Далласа». А еще в Далласе мы ходили в колледж, чтобы посмотреть, как тренируется университетская команда. Та поездка была направлена на то, чтобы увидеть, как и что происходит у них, и понять, как это может помочь нам. Отец, например, до сих пор так же продолжает учиться всему и развиваться.

- Чем принципиально отличались эти тренировки?

- Очень большая разница в технологиях. Там у каждого игрока есть вся техника, на которой он когда захочет может увидеть все видео, свои моменты, чужие моменты, провести какой-то скаутинг.

А еще в командах НБА огромные штабы, и у каждого есть много помощников. Это сильно влияет на уровень организации тренировочного процесса. Персонала много, и игроки себя чувствуют очень комфортно. Они могут прийти на занятие за два часа и пойти перекусить, пойти на медицинские обследования, дополнительные массажи, разминки — все сделано для здоровья спортсменов. Большие бюджеты это позволяют сделать.

В плане самих тренировок меня впечатлило, что каждый игрок заранее, до тренировки, знает, в какой он будет пятерке, тройке или в любом игровом упражнении. Они приходят заранее в нужном цвете формы и не думают о том, чтобы переодеваться на ходу, надевать манишку или что-то такое. К каждому индивидуальный подход, и там следят за ментальным здоровьем баскетболистов, за тем, насколько они счастливы.

Ну и, конечно, все залы — и тренажерные, и тренировочные — оставляют хорошее впечатление. Мне кажется, мы должны к этому стремиться, стараться предоставлять игрокам максимально хорошие условия.

«Отец не тот человек, который будет терпеть, если я перестану работать»

- Когда вы стали работать тренером?

- Впервые я стал работать тренером в лагере у Саши Груича. Это такой лагерь, который проводится в России и Сербии, и там готовят игроков индивидуально. Всех участников делят либо по возрасту, либо по навыкам, и проводят их по станциям — на дриблинг, бросок, защиту, понимание игры, чтение ситуаций и т.д. На каждой станции есть по 2-3 тренера, которые работают с 6-7 игроками. На станцию отводится по 20 минут, а затем станции меняются. Вот в этом лагере я и работал в качестве помощника тренера на станции.

После этого я пошел работать к своему первому тренеру по СДЮСШОР Александру Герасимову, который сейчас тренирует молодежную команду ЦСКА. Я тогда позвонил ему и спросил, могу ли я прийти к нему на тренировки и помогать ему. На тот момент он был главным тренером в «Химках», в ДЮБЛе. Я пришел и сказал, что хочу ходить и работать, мне не нужен никакой контракт. Меня приняли. Я работал каждый день, делал вообще все: разминка, стретчинг, тренажерка, видео. В том сезоне я охватил все, что мог, и получил колоссальный опыт.

- А как возникла студенческая сборная России?

- В конце сезона мне позвонил Борис Соколовский и предложил поработать со студенческой сборной. Они как раз тренировались на той же базе, где и «Химки-ДЮБЛ». Там у меня тоже получилось всего по чуть-чуть: я и вел разминку, и работал с видео, и работал с некоторыми игроками индивидуально. Это продлилось всего недели две, но это был очень приятный и полезный опыт. Очень благодарен Борису Ильичу за эту возможность.

- Из студенческой вас забрали в основную сборную?

- Я тогда уже на протяжении какого-то времени посещал тренировки сборной, помогал в каких-то моментах. В тренировочном процессе я никак не участвовал, а вот с видео помочь мог. И тут еще просто наложилась ситуация, когда не было понятно, будут ли клубы отпускать тренеров-скаутов в «окна» — они тогда как раз появились, — и меня начали брать с собой. Сначала я ездил как сопровождающий. Не мог сидеть на скамейке, просто присутствовал на матчах. А потом уже меня взяли в штаб.

- Часто слышите от людей, что если бы не ваш папа, то ничего бы вы не добились?

- Я сталкивался с таким, но не лично. В лицо такого никто не говорил. Были сообщения в соцсетях, ну и в комментариях я, конечно же, читал про кумовство и про то, что такого не должно быть. Как я к этому отношусь? Не знаю. Мне дали огромный кредит доверия, и отец не тот человек, который будет терпеть, если я перестану работать. Он меня взял за мои качества как работника, а не за то, что я его сын. Я просто проявил себя и заработал какой-то кредит доверия, который ежедневно пытаюсь оправдать. Не могу сказать, что я здесь незаслуженно, просто есть и другие люди, которые этого заслуживают. Удобный ли я сотрудник для отца? Наверное, это так.

- Каково это — работать с отцом?

- В сборной папу приходится называть на «вы». С этим поначалу были трудности. В остальном все хорошо. К критике и вообще всему, что говорит отец, я отношусь как его подчиненный. У нас такие отношения, как будто в сборной я не его сын.

«В молодежных командах мы помогаем игрокам развивать не только баскетбольные навыки, но и развиваться как личностям»

- В 2019 году вы стали работать в молодежной команде «Зенита». Сами попросились в команду или вас пригласили?

- Мне написал мой агент Вадим Михалевский, который сказал, что есть возможность поехать работать в Санкт-Петербург. Я понимал, что «Зенит» – сильная организация и очень прогрессирующий клуб, в котором я могу развиваться и двигаться вперед. Очень благодарен клубу за предоставленную возможность.

- Какие у вас обязанности в питерской «молодежке»?

- Я тренер-скаут, но работаю и с игроками на поле, полностью участвую в тренировочном процессе. Не сижу безвылазно в компьютере с видео, более того — занимаюсь видео в свободное от тренировок время. В прошлом году это было на трех молодежных командах: я помогал ДЮБЛу и «Зениту-2» со скаутингом, а на постоянной основе я с «Зенитом-М», перед которым у меня прямые обязанности.

- Получается, что вы видите более-менее весь ближайший резерв «Зенита». Как вам уровень?

- Не только «Зенита», но и всех игроков молодежных команд и ближайшего резерва. Благодаря скаутингу я просматриваю почти всех игроков, которые в будущем могут попасть в систему «Зенита» и национальной сборной. Есть много талантливых игроков, которые в будущем могут попасть в основной состав, так сказать, на самый верх клубной академии и сборной. Таких баскетболистов немало, но выделять кого-то не хотелось бы. Надеемся, что мы движемся в правильном направлении, и они будут чаще доходить до основы. Думаю, что у всех игроков есть такая мечта.

- Вы учите их понимать и читать игру или просто обучаете комбинациям?

- Конечно, это все происходит в тренировочном процессе. Для некоторых игроков я делаю индивидуальные упражнения на чтение ситуаций. Грубо говоря, есть задания, в которых есть два выбора, и им нужно сделать либо одно, либо другое. Нет правильного и неправильного выбора, но нужно прочитать ситуацию и в ограниченный промежуток времени принять какой-то один. Над этим можно целенаправленно работать. Хотя, конечно, лучший инструмент здесь – это игра и развитие в игре 5 на 5. Мы подсказываем игрокам, что есть опция 1, опция 2, опция 3, и дальше они уже должны сами обратить внимание на них и научиться распознавать опции и ситуации и принимать решения.

- Чем работа с молодежью отличается от работы со взрослыми? Вы же сейчас работаете и с теми, и с другими.

- Игроки, которые взрослые, более дисциплинированы, профессиональны. Национальная сборная – это зрелые игроки, и их надо только направить, а вот с юниорами идет более педагогический процесс. В молодежных командах мы помогаем игрокам развивать не только баскетбольные навыки, но и развиваться как личностям. Они еще не дошли до уровня профессионалов – не в плане навыков, а в смысле дисциплины.

«Скаутинг — это просто инструмент для того, чтобы быть полезным в командах высокого уровня»

- Вы один из самых перспективных российских тренеров: вам 23, и вы уже в сборной. Впереди вся карьера. Какая у вас цель?

- Я не задумывался над этим вопросом, но моя глобальная цель – развиваться. Наверное, это звучит очень примитивно, но со своего первого дня работы я каждый день продолжаю учиться чему-то новому.

Я смотрел выпуск «вДудя» с Кантемиром Балаговым, и он там сказал про тавтологию существования. После того как я услышал это, я стараюсь уйти от этой тавтологии, не хочу быть одинаковым и делать одно и то же каждый день. Пытаюсь развиваться ежедневно и искать новые возможности, новые инструменты. Поначалу этот процесс может быть невидимым, но я получаю доверие от тренеров, и это придает мне уверенности и желания развиваться. Рад, что у меня есть возможность поработать с высококлассными специалистами и почерпнуть что-то для себя.

Например, я приходил на тренировки сборной России, когда еще не думал о тренерской карьере, я не успевал за скоростью принятия решений игроков. Я всегда был на шаг позади. Когда ты на шаг позади, ты не можешь дать игроку подсказку или сделать ему замечание. Если ты хотя бы на том же уровне, то ты имеешь шанс успеть, а если на шаг впереди, то это очень хороший уровень. Хочется дорасти до того, чтобы быть на 10 и на 20 шагов впереди скорости принятия решений баскетболистами.

- Планируете становиться главным тренером?

- Конечно. Скаутинг – это просто инструмент для того, чтобы быть полезным в командах высокого уровня. Видео-анализ позволяет вывести понимание баскетбола на высокий уровень, что очень помогает в будущем. Например, Эрик Споэльстра начинал свою тренерскую карьеру в качестве тренера-скаута. Плюс, эту работу мало кто делает. В молодежных командах, например, этим занимаются помощники тренеров. Четкой позиции «тренер-скаут» нет почти нигде – только если в основных командах.

То же самое и в сборной. Чтобы быть полезным, мне нужно было делать ту работу, которую делает небольшое количество человек. Грубо говоря, необходимо было найти самую узкую нишу и работать в этом направлении – для того, чтобы стать профпригодным и полезным. Теперь я должен развиваться еще больше.

В сборной России новые лица. В Перми обновленная команда готовится выйти на Евробаскет-2022

Если вам понравилось интервью, подписывайтесь на Telegram-канал «Перехват» — там я ежедневно пишу о европейском баскетболе.

Фото: РФБ; БК Зенит

+77
Популярные комментарии
Jorg
+34
Он в НБА в 1994 году попал, после ЧЕ’93 (дошли до финала) и ЧМ’94 (в финале проиграли США с Шаком, Кемпом и Реджи Миллером) и на обоих турнирах попал в лучшую пятёрку. О каком блате вы говорите?
Ответ на комментарий timKA
К слову, его папаша в НБА тоже попал благодаря не просто так, а по протекции своей мамы в Москомспорте.. В СССР на его позиции были и посильнее игроки, но вот чтобы получить разрешение на выезд на работу в кап. страну нужны определённые связи.
goducks
+22
И как ему помогли связи в Москомспорте попасть в НБА в 1994 году?
Ответ на комментарий timKA
К слову, его папаша в НБА тоже попал благодаря не просто так, а по протекции своей мамы в Москомспорте.. В СССР на его позиции были и посильнее игроки, но вот чтобы получить разрешение на выезд на работу в кап. страну нужны определённые связи.
Abuz
+11
Скаутинг это ещё и просмотр соперника. Нарезка видео для главного тренера, отчёт о нюансах, особенностях игроков противника, если не ошибаюсь.
Ответ на комментарий Jason Kidd
Работник! Как без него сборная-то играть будет?

Скаут сборной? Rly? То есть лучшие игроки не на виду? Прячутся? Их нужно искать?

Днём с огнём...
Написать комментарий 7 комментариев

Новости

Реклама 18+