Елена Казелина: «Условия у нас - одни из лучших в мире. А заниматься никто не приходит»

Мастер спорта и тренер школы "Комета" Елена Казелина рассказала SportCloud, чего не хватает конькобежному спорту в России, как работают в Голландии и сколько стоят хорошие коньки.

– Насколько охотно дети записываются в вашу школу?

– Конькобежный спорт в России совершенно не популярен. Это не футбол и не хоккей с многомиллионными контрактами и богатыми спонсорами. Более того, у нас в стране построены только три современных центра подготовки спортсменов, где есть закрытые катки: в Москве, Челябинске и Коломне. Так вот даже у нас в Коломне родители совсем не хотят отдавать детей в конькобежный спорт. Они почему-то уверены, что их детям больше подойдет плавание или гимнастика. Так что получается очень противоречивая ситуация: условия одни из лучших в России и, может быть, даже в мире. Но на местном уровне спорт совсем не раскручен. Поэтому я считаю, что недостаточно построить каток и нанять специалистов. Мы остро нуждаемся в рекламе и пропаганде на телевидении и радио. Иногда к нам заглядывают журналисты, снимают коротенький сюжет, а смотреть его совсем неинтересно даже мне. 

– Как тогда к вам попадают дети?

– Родители вряд ли сами запишут ребенка в нашу школу. Приходится нам самим ходить по классам, рассказывать о конькобежном спорте и зазывать. Иногда на первое занятие приходит действительно много ребят. Был случай, когда пришли две сотни детей в возрасте от семи до десяти лет. Вот только они все отсеялись: из двухсот не осталось у нас ни одного. Представляете, какую огромную работу мы проделываем, а результата – нет! Мы сами делаем визитки, обходим в свое свободное время школы, потом проводим первое занятие, общаемся с родителями, а выхлоп минимален. 

– А из-за чего дети уходят из школы?

– Причин для того, чтобы закончить с конькобежным спортом, достаточно: ребенок плохо учится, тренер ему попался не тот или интерес просто пропал. Хотя талантливых ребят мы замечаем довольно часто. Однажды я встретила мальчика, который классно катался на роликовых коньках, и спросила его, не хочет ли он к нам в школу. А он ответил, что когда-то пробовал, но тренировки были скучными, и он ушел в борьбу. Хотя задатки у него были. 

– Нидерланды - это кузница олимпийских чемпионов по конькобежному спорту, за всю историю Игр спортсмены из этой страны завоевали 121 медаль. Почему им удается готовить спортсменов на недосягаемом для нас уровне?

– Там нет сборной в нашем понимании этого слова. В Голландии существуют коммерческие организации, которые ищут спортсменов среди юниоров. Атлеты тренируются в командах и соперничают не только между собой, но и с другими организациями. Там складывается невероятная конкуренция на местном первенстве – отборе на чемпионат мира или на Олимпийские игры. В итоге на турнир едут полтора десятка спортсменов, которые претендуют на высшие места. У нас же в сборную берут трех лидеров и еще нескольких бегунов более низкого уровня. А все из-за того, что нет конкуренции, которая создана в Нидерландах. Я уже не говорю о том, что финансирование в нашей стране совсем иное. Проходит Олимпиада, и спортсменам говорят: «У сборной нет денег». Регионы и так вынуждены вкладывать в своих лучших атлетов по 500 тысяч рублей в год, а на детско-юношеский спорт средств не хватает.

– А за чей счет финансируются эти коммерческие организации в Голландии?

– За счет спонсоров. Лучший пример такой команды – та, за которую выступает Свен Крамер – четырехкратный олимпийский чемпион. У них есть все, чтобы подготовить спортсмена: лучшие коньки, лед отличного качества, разнообразные тренажеры, современная фармакология и многое другое. Вместе со Свеном тренируется еще человек пятнадцать. И таких коммерческих организаций со своими спонсорами очень много в Голландии. 

– А с точки зрения тренерского состава и методов подготовки, насколько мы отличаемся от голландцев?

– Удивительный факт: голландцы тренируют своих спортсменов по советской системе. Они не понимают, почему мы от нее отказались. Про наших тренеров ничего не могу сказать плохого. Другой вопрос, что нужно увеличивать зарплату специалистам, которые занимаются детско-юношеским спортом. Пока они материально практически никак не заинтересованы, чтобы их воспитанник стал лучшим в регионе и стране. 

–  С другой стороны, в нашей стране достаточно мест, где можно тренироваться на открытом воздухе. Или мы и по этому показателю проигрываем?

–  В Нидерландах замерзают каналы, и по ним бегут целые марафоны. То есть любой может купить комбинезон, коньки и побежать в соседний город. Кто-то катается исключительно для себя – для собственного удовольствия. А проходит немного времени, и он уже представляет свою страну на крупном турнире. В Голландии достаточно таких самородков, которые нигде не занимались, а тренировались самостоятельно. И в итоге, их навыки были оценены по достоинству. У нас такую ситуацию представить сложно.

– Давайте поговорим о деньгах. Заниматься конькобежным спортом - дорого?

– Самое дорогое – это клапы. Так у нас называются коньки, у которых лезвие крепится только на носке. Пара клапов будет стоить 40 тысяч рублей за ботинки и еще столько же за лезвия. В Москве некоторые могут позволить своим детям покупать новые модели. В нашем случае мы рекомендуем обратить внимание на бывшие в употребление экземпляры. Скажем, можно купить комплект за 35 тысяч, а через сезон продать его за 30. С другой стороны, я сталкиваюсь с тем, что родители не готовы отдать и эти деньги. Либо покупают дешевые китайские клапы, которые я не рекомендую никому. Либо некоторые вовсе заканчивают со спортом. Однажды я долго уговаривала родителей приобрести для их ребенка коньки за 20 тысяч. Я даже предлагала разные варианты – попробовать купить в рассрочку. Но те не соглашались ни в какую. А потом я узнала, что эти же самые родители со своим ребенком поехали летом в Тунис на 11 дней. Я такой подход не поняла. 

– Лезвия на коньках несут определенную угрозу окружающим. Часто ли вы сталкиваетесь с несчастными случаями на льду?

– Был инцидент, когда столкнулись двое ребят. Одному из них было 17 лет, и он технически оказался совершенно неподготовленным. Во время столкновения он порезал ногу своему соседу по дорожке. Тот был вынужден полгода восстанавливаться. К счастью, таких случаев мало, и о них мы стараемся родителям не рассказывать. Кроме того, мы просим не затачивать коньки до идеальной остроты. Да и тупятся они у детей гораздо быстрее, чем на профессиональном уровне. Ведь мы же даже в хоккей играем на тренировках. Так что подобные эпизоды, как с тем 17-летним парнем, происходят нечасто. Более того, можно вспомнить случай, который произошел с нашим конькобежцем Русланом Мурашовым на Кубке мира. Под него падал соперник, и Руслан успел моментально среагировать, затормозить и перепрыгнуть своего оппонента. Видео с этим прыжком мы показываем воспитанникам школы, чтобы они понимали, какой должна быть реакция у спортсмена. Быть может, Мурашову помогло еще и то, что он – в прошлом хоккеист. 

– Что еще, кроме риска таких травм, угрожает здоровью детей, когда речь заходит о конькобежном спорте?

–  В первую очередь – боли в коленях. И по своему опыту катания я это уже почувствовала, и у детей они тоже встречается. Мы очень много бегаем, прыгаем, сидим в «посадке». Все это – серьезные нагрузки, которые возникают на фоне непрерывного роста организма. Связки буквально не успевают за тем, как быстро вытягивается ребенок. Дискомфорт появляется из-за неправильной разминки. Спортсмен должен разогреть суставы до того, как начать собственно тренироваться. И если у вашего ребенка болят колени, то он либо неправильно выполняет установку тренера, либо сам тренер неверно проводит тренировку. Специалист должен знать способности каждого воспитанника и понимать, какую нагрузку нужно давать. 

Юрий Истомин, SportCloud

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
SportCloud о детском спорте
+25
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+