Реклама 18+

Я должен был стать Хабом. Откровения Тайлера Тоффоли

Позвольте мне быстро рассказать Вам про Лос-Анджелес: в городе, конечно, нет недостатка в суперзвездах. Но между ними есть некоторая иерархия. Звезды первой величины, второй, потом все мельче и мельче. На вершине рейтинга Леброн, Кавай, Бейонсе – все громкие имена. Но ближе к середине этой пирамиды вы найдете отличную группу парней: ролевики Кингз.

Среди них был я.

Тайлер Тоффоли, бывшая знаменитость из списка звёзд не первой величины в Голливуде.

Не поймите меня неправильно, это было отличное время. Вы достаточно известны, чтобы зайти в парочку ресторанов и купить билеты над скамейкой запасных на стадионе Доджерс. Но когда ты пойдешь выгуливать собаку,  папарацци тебя не заметят. Это красивая маленькая ниша.

И время от времени вы сталкиваетесь с некоторыми из этих громких имен. Я имею в виду, что мы с моей женой Кэт даже дружим с некоторыми из них. Но, чувак, иногда ты сталкиваешься с мега-звездой - огромным человеком, который выходит за пределы пищевой цепочки знаменитостей. А когда вы их видите, вы понимаете, что действительно в Лос-Анджелесе.

Я помню, как однажды - и это было мое первое лето в Лос-Анджелесе - я тренировался на тренировочной базе, которую мы делили с Лейкерс. Я был на стоянке, собираясь отправиться домой, и вижу, как какой-то парень выскакивает из своей машины в фиолетовом велюровом спортивном костюме. И на нем самые большие в мире и яркие солнцезащитные очки, которые я когда-либо видел. Я как бы прищуриваюсь, типа, «Чувааак, кто этот парень??»

Он подходит, и я чувствую, что время для меня остановилось. Я даже не уверен, что его ноги касаются земли, если честно. Он просто скользит.

Это был Кобе.

Он посмотрел на меня, поприветствовал меня жестом «peace» и поплыл прямо в зал. Не знаю, считал ли он меня камердинером, королем или кем-то ещё, но в тот момент было два Лос-Анджелеса: Лос-Анджелес Кобе и всех остальных.

Я позвонил отцу типа: «ПАП!! Я только что видел Коби!! »

Я имею в виду, не каждый день Кобе здоровается с ребёнком из Скарборо. Я могу вам  это точно сказать.

Я никогда не забуду тот момент, потому что, когда я вижу фотографии меня и парней в 2014 году, с кубком над нашими головами на льду в Стэйплс Центр - я чувствую, что мы должны жить в Лос-Анджелесе Кобе, хотя бы ради всего этого, хотя бы пару месяцев. Вы знаете, я был так счастлив за всех, кто участвовал в нашем невероятном походе. Я чувствовал, что мы сделали город и всех его великих чемпионов во многих видах спорта по-настоящему гордыми. От того, как мы сражались, до того, как мы уходили со льда.

Это мое наследие в Лос-Анджелесе.

И выиграть Кубок Стэнли в 22 года, проехать через Лос-Анджелес и почувствовать себя на вершине мира - это было невероятно. Я понимал, что выиграть Кубок действительно сложно, но я стал воспринимать это как должное. Я просто подумал, что после этого победы будут естественными. Я, конечно, старался так не думать, и не то что я выкладывался на все сто каждый раз, когда мы выходили в плей-офф. Но мы больше никогда его не выиграли, и теперь я совсем другой человек, чем тот парень, который едет по Фигероа с Кубком наперевес - я сильно вырос из-за тех поражений в плей-офф. Сегодня я лучший игрок, чем был тогда.

Но с тех пор я и близко не подошел к победе в Кубке.

Я думаю об этом каждый день.

Я действительно так делаю.

И меня это беспокоит.

Это одна из причин, по которой я хотел приехать в Монреаль.

Потому что я чувствую, что эта команда, этот город чувствуют то же самое, что и я: мы жаждем кубка.

И все, что я пережил - каждая победа, каждое поражение - привело меня к тому, что я стал Хабом

Я всегда думал, что буду с Кингз до конца карьеры.

Организация меня действительно вырастила, и я многим обязан группе людей, как на льду, так и во фронт-офисе. Я оглядываюсь на те хорошие команды, которые у нас были, и думаю, что мне действительно нравилось быть в Кингз, так это то отношение, которое у нас было в раздевалке. К слову я расскажу небольшую историю о тренере Саттере.

Думаю, это было в начале 2016-17 годов. В начале сезона у нас были взлеты и падения, но мы только что одержали пять побед подряд, парни находятся в раздевалке после игры, и все чувствуют себя хорошо, шутят и все такое. Входит тренер и начинает нас разрывать.

«Этот третий период был чертовски недостаточно хорош! Никаких усилий не было. Что вы вообще делаете, парни? "

Он был в ярости. Но он делал это, потому что наш третий период, вероятно, был немного слабоват, и нельзя так играть и рассчитывать на победу во многих других играх.

Итак, наш сезон продолжается, и он не идеален, но мы пытаемся выйти в плей-офф. И в январе мы столкнулись с тяжелым периодом, когда мы проигрываем четыре подряд, и четвертая игра - довольно горькая пилюля, чтобы проглотить. Так что сижу в раздевалке после той игры и жду разноса от тренера. Я приготовился к этому.

Но он входит с широкой улыбкой на лице: «Парни?? Парни!! Почему такие недовольные мины? Мы делаем правильные вещи, от поражений никуда е деться. Не волнуйтесь. Двигаемся дальше, парни!»

Таким был Саттер.

Он всегда держал нас в тонусе и следил за тем, чтобы мы все знали, к чему мы стремимся - сыграть в хороший хоккей весной. Играть на победу - это не стиль хоккея или уровень приложенных усилий - это был настрой. И это было у каждого игрока в нашей раздевалке. Вот почему в прошлом году уехать из Лос-Анджелеса было так сложно.

Не то чтобы я не знал, что это произойдет. Я упоминался в трансферных слухах больше года. Мы с Кэт были готовы к новостям, чтобы собраться и отправиться в новое место. Я был в Колорадо с командой на игре Винтер Классик против Эвеланш, и я помню, как в день игры один из наших тренеров посмотрел на меня и сказал: «Эй, продолжай. Делай свое дело». И этот парень никогда не говорил мне ничего подобного, поэтому я просто смотрю на него секунду, а он смотрит на меня ... и, черт возьми, я был уверен, что он на самом деле говорил: «Если тебя обменяют сегодня вечером, постарайся показать все, на что ты способен».

Я так и сделал. У меня было пару моментов и я сделал хет-трик в своей последней игре за Лос-Анджелес Кингз.

Примерно через 48 часов я был в ресторане в Виннипеге с некоторыми из моих товарищей по команде, когда мой телефон на столе зазвонил.

ВХОДЯЩИЙ ЗВОНОК: РОБ БЛЕЙК

Алек Мартинес смотрит на телефон, смотрит на меня, смотрит на ребят.

«Блин, парни. Думаю, его только что обменяли ».

Через несколько часов я был в Ванкувере - в составе Кэнакс.

Я был в Виннипеге всего на одну игру и привез с собой только один костюм и немного одежды для сна. Это все, что у меня было. Так что первым делом я сделал то, что делают все ванкуверцы, когда им нужна новая одежда: пошел в Лулулемон (прим. пер. – популярный магазин спортивной одежды со штаб-квартирой в Ванкувере) .

Я дружу с Таннером Пирсоном, поэтому, когда я приехал в Ванкувер, он подарил мне подарочную карту на 200 долларов. Я пошел сразу за одеждой, а затем вернулся к нему на ужин. Было довольно сюрреалистично снова видеть его, его жену и его сына после того, как мы были товарищами по команде в Лос-Анджелесе. Он рассказал мне о том, как сильно я буду любить этот город, и я был очень-очень взволнован. Я чувствовал, что Блейк обменял меня, потому что он знал, что это снова зажжет этот огонь во мне и даст мне шанс проявить себя в иной роли. Я это очень ценил.

И я думаю, что недооценил или забыл, насколько важен хоккей в Канаде. В Лос-Анджелесе есть несколько крупных команд, которые привлекают всеобщее внимание, но в Ванкувере это действительно только Кэнакс. У них есть клубы в МЛС и КФЛ (Канадская футбольная лига), но это город Кэнакс. Я помню, как смотрел TSN в аэропорту, и они говорили что-то вроде: «Ванкувер заполучает Тоффоли благодаря шикарному трансферу».

И послушайте, я думаю, что я хороший игрок.

Но я? Шикарный трансфер?

Я просто тот парень, которого Кобе однажды видел на парковке.

Звезда не первой величины в Голливуде стал суперзвездой в Ванкувере?

(Не в обиду местным знаменитостям Ванкувера.)

С того момента, как я вышел на лед, мне это просто понравилось. Я был на звене с Пити и Милси (прим. пер. – Элиас Петерссон и ДжейТи Миллер), и у нас с самого начала была невероятная химия. Просто я каждый день приходил на лёд по-разному. Я помолодел. Очевидно, все перевернулось с ног на голову, когда сезон закрылся из-за пандемии, но я почувствовал реальную связь с городом. Кэт и я оба почувствовали.

Я получил травму в пузыре, и прошлым летом серия против Вегаса пошла не так, как хотелось бы, но казалось, что это начало чего-то особенного. И мне просто казалось, что я действительно вписываюсь в эту команду вне льда. Все было легко.

Вот почему я хотел вернуться в Ванкувер. Я мог бы представить, как заканчиваю свою карьеру там. Но хоккей - это бизнес, я это понимаю. В конце концов, от Кэнакс не поступило никаких предложений, поэтому нам пришлось пойти в другом направлении. Это было разочаровывающе, но я знал, что будет команда, которая хочет меня и увидит во мне игрока, каким я себя знаю.

И вот что самое забавное в том, что произошло потом. Когда я был с Кэнакс, я наблюдал за множеством матчей во время пребывания в пузыре в Эдмонтоне - потому что там было нечего делать - и один из парней, за которым я продолжал все время наблюдать, был Ник Сузуки. Я серьезно. Я не часто видел его, когда играл на Западном побережье. Но, наблюдая за ним против Пингвинз… Я подумал: «Чувак, я хочу однажды сыграть с ним в одной тройке».

Поэтому, когда мой агент пришел ко мне во время последнего межсезонья и сказал, что Монреаль во мне заинтересован, Ник был одним из тех парней, о которых я подумал, когда просматривал их состав. Я слышал от моего приятеля Нейта Томпсона, что Хабс были отличной командой  вне льда, и это то, что для меня очень важно. И Кэт, и мне обоим очень понравилась идея жить в Монреале, так что это имело смысл.

Но была еще одна вещь, которая действительно заставила меня захотеть подписать контракт с «Монреалем»: фанаты.

Когда я был в Кингз, мы всегда очень хорошо играли против Хабс. Но в декабре 2014 года была одна игра, в которой у нас ничего не клеилось. Мы были в Белл Центр, и они нас довольно хорошо обыграли, думаю, 6–2. И я помню, что за несколько минут до игры фанаты просто сходили с ума. Это было похоже на плей-офф. И они пели: «Оле, Oле, Oле, Oле, Oле! Ооооооле! " А я просто сидел на скамейке и думал, как это было жестоко и как мне не терпелось выбраться оттуда.

Но теперь они на моей стороне. И хотя я не смог нормально провести субботний вечер в Белл Центр в качестве Хаба, я знаю, что это будет невероятно, когда это произойдет.

Мой агент предупредил меня, что, если я переберусь в Монреаль, будет дополнительная проверка и давление, но он полагал, что я справлюсь. И я знал, что смогу. Потому что я хочу того же, что и каждый фанат, который желает мне удачи, когда я иду по улице с Кэт в Монреале:

Выиграть Кубок. Это оно. Вот почему я приехал сюда.

И да, этот сезон пока не был самым легким. Мы все это знаем. Но у нас были моменты, которые, как мне кажется, действительно показывают, кто мы есть, и я надеюсь, что мне удалось показать фанатам, каким игроком я хочу быть. Как в одном из матчей в начале года в Ванкувере. Чувак, я должен рассказать об этом короткую историю.

Послушайте, я не испытываю к тем парням враждебности. Как я уже сказал, мне понравилось проводить там время. В нашей первой игре с ними, когда я забил, я помню, что их скамейка запасных просто взорвалась. Просто отлично! А потом, когда я забил второй, только несколько парней что-то проворчали. Потом я забиваю третий, и катаюсь у их скамейки, и там тишина ... а потом, когда я подхожу к краю, я слышу одного парня:

«Ты, бл**ь, издеваешься надо мной, Тоффс?»

Парни на нашей скамейке просто взбесились.

Они обыграли нас по буллитам. Так что они смеялись последними. Но некоторые из них написали мне после игры: «Братан, если бы ты забил в серии буллитов, я бы тебя убил».

Это было просто ... действительно весело. И вот так я себя чувствовал весь год. Да, были взлеты и падения - но что касается хоккея?? Я снова чувствовал себя ребенком. Обожал ходить на каток. Я люблю играть за Монреаль. И мы делаем все возможное, чтобы дать себе шанс в этом плей-офф. Я могу вам это обещать. И я знаю, что бы ни случилось, у нас есть много интересных вещей, которые помогут нам стать лучше.

Я имею в виду, вы все видели, что делает Коул Коуфилд, верно?

Он особенный, чувак. Серьезно. У него есть этот фактор. Я видел это только у нескольких парней в лиге. Он в теме. И он также - не вру - самый смешной парень, которого я когда-либо встречал. Он всегда шутит на тренировках и любит посмеяться над собой. Он так рад играть в НХЛ, это видно. У него все еще широко раскрыты глаза, когда с ним разговаривают Кэри или Уэбс, и я вижу, как он немного нервничает, когда разговаривает с Кори Перри. Клянусь, однажды он сказал: «Да, сэр, мистер Перри».

У него и наших молодых ребят есть отличная группа лидеров, у которых можно учиться. Кэри каждый день задает тон своим трудом и решимостью стать лучше. Я знаю, что это клише, но этот парень действительно первый на льду каждый день. И то, как он занимается своим делом, просто заставляет вас работать в 10 раз усерднее.

Я верю в эту команду, действительно верю.

Я родился, чтобы стать Хабом? Послушайте, я ребенок из Скарборо, который вырос, ходя на игры Лифс. Так что я так не думаю. Но жизнь странная. Хоккей тоже странный. И я считаю, что это то место, где я должен быть.

Итак, опять же, я родился, чтобы стать Хабом? Нет, наверное, нет.

Но должен ли я им стать?

Ты чертовски прав.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Ядерный хоккей
+31
Популярные комментарии
Олег-Сибирь
+4
Спасибо за этот пост!
Семён Саркисов
+1
Отличная работа !)
Toroboro
0
С удовольствием прочёл
Написать комментарий 4 комментария

Новости

Реклама 18+