Реклама 18+

Виолетта Разбейко: «Все в детстве мечтали стать врачом, актрисой – а я говорила, что хочу стать олимпийской чемпионкой»

"В России девочки в секторе друг друга убить хотят, а в Европе все такие приветливые"

— Юниорский чемпионат Европы. Как оценивала свои шансы?

— Были очень сильные соперницы. Я знала, что победа там, возможно, и не светит, но это первый международный старт. Хотелось просто побывать в той атмосфере, почувствовать конкуренцию хоть какую-то, навыки языков тоже подтянуть.

— Твой главный конкурент?

— Все, кто был там, мне кажется. Девчонки просто на две головы выше меня. Очень приятно было вообще в одном секторе с ними находиться! Потом ещё и удалось на финал посмотреть, так как я квалификацию не прошла. Конкурентов очень много – даже не могу одного выделить.

— Сколько попыток в квалификации?

— В квалификации всегда три попытки. Там норматив был 6.45, это очень далеко. Прошли, если не ошибаюсь, всего лишь две девочки автоматически. И если не проходят двенадцать человек квалификацию, то добирают по результату. Допустим, прошёл с первой попытки – можешь дальше не прыгать. У меня были все три. В этих трёх попытках я себя не реализовала, потому что приехала одна без тренера. Ему визу не дали. Было очень сложно… У нас есть ещё пробные попытки, когда просто отмеряешь разбег – примеряешься, скажем так. Там получился очень хороший прыжок. Я думаю, тут винить кого-то, кроме себя, тоже не стоит. Ну, опыт, прежде всего. Дальше лучше будет! Назовём это нераскрытым потенциалом с каким-то секретом для соперниц (улыбается).

— Какие чувства? Столько работы ради пары минут…

— Ну, было обидно. На самом деле я посмотрела – есть, куда расти. Я знаю теперь, что такое вообще международные старты и эмоции от них. Потому что, если сравнивать, допустим, с чемпионатом России, это совершенно другое. У нас девочки в секторе друг друга убить хотят, а там все такие приветливые, друг друга поддерживают. Это здорово, на самом деле.

— Убить хотят… Серьёзно?

— Ну, есть такое. Девочки очень недоброжелательные. Могут, там, метки сбить, где разбег начинается. У мальчиков всё полегче, на самом деле.

— Тебе делали такие подставы?

— Конечно! У меня год назад был финал на чемпионате России юношеском – просто перед моей попыткой всё сбивают. Мне пришлось заново всё перемеривать. Неприятно, но на адреналине, в принципе, можно прыгнуть. Стрессовая ситуация такая.

— Куда потом девают наклейки с фамилией?

— Это номер называется. Все себе забирают. Я повесила на рюкзак – мне кажется, он у меня ещё так два года будет висеть.

— У тебя уже большая коллекция?

— Ну, конкретно в России у нас номер без фамилии. Просто цифра. Получается, их четыре штуки у меня. Теперь – первый международный. Будем расти, копить (улыбается).

— Расскажи о дороге туда и назад?

— В общем, руководство решило сэкономить деньги на билетах, и мы и туда, и обратно ехали на автобусе. Обратно мы вернулись более-менее легко: часа два, наверное, на границе простояли. Из Таллина в Питер на автобусе ехали. А туда… Это было просто что-то с чем-то! Во-первых, нам не дали визу вовремя – сказали брать билеты на следующий день. Дальше мы стояли на границе три-четыре часа, нас не хотели пускать. Тренеры совершенно не понимали, что делать. Мне кажется, самыми неподготовленными были как раз-таки они. Я приехала вообще замученная уже в три часа ночи. Потом нас ещё и на карантин посадили... В общем, приключение, что нужно. Перенервничать перед стартом…

— Всё было за деньги организатора?

— За свой счёт. Есть у нас российская зарплата, кто-то на ней стоит, а кто-то – нет. Сказали, тем, кто стоит, всё оплатят полностью. А другим оставалось только искать себе, скажем так, спонсора. Получается, мы всё сделали за свой счёт. Я надеюсь, мне мой Краснодарский край всё оплатит (смеётся).

— Москва или Питер?

— Москва, конечно! Первый раз была, на самом деле, в Питере. Я определённо москвичка: мне нравится и темп, и архитектура. Это мой город.

— Москва или Ростов?

— Москва.

— Москва или Москва?

— Москва (смеётся).

"До того, как пообщаться со мной, все считают, что я злая и высокомерная"

— По меркам России, ты известна?

— В Ростове, думаю, конечно. На самом деле, не много местных атлетов. Краснодарский край – тоже. Ну, у нас ещё юниорский спорт, поэтому не такие известные, как взрослые. Но при этом какую-то свою планку, уровень держу. Многие меня знают.

— Насколько тебе важна поддержка?

— Ну, во-первых, у меня папа – мой тренер, и это колоссальная поддержка всегда. Потому что он не только тренер: он и психолог, и диетолог, и вообще все, кто может быть. Дедушка был тренером папы, поэтому он тоже как-то участвует в тренировочном процессе. Мы, там, после соревнований созваниваемся, он мне говорит мои ошибки, помогает. Друзья меня тоже поддерживают. Не знаю… Это всё, конечно, ощущается, но такой был ажиотаж на Европе, что просто не успеваешь всем отвечать.

— Мнение со стороны совпадает с тем, какая ты есть?

— Определённо, нет! Мне кажется… Даже не кажется, а знаю: мне все говорят. До того, как пообщаться со мной, все считают, что я какая-то злая, высокомерная… Вообще ничего подобного! Потом, пообщавшись вживую, сто процентов: "Ой, ты такая милая, дружелюбная!" (улыбается).

— Зависти не боишься?

— Я понимаю, что все завидуют, на самом деле. С раннего возраста такое было. С кем не бывает? Если завидуют, значит, есть, чему.

— Ты из спортивной семьи. Какие-то данные перешли по наследству?

— Конечно! Другой вопрос: пользуюсь ли я ими? Я понимаю, что у меня антропометрия на уровне. Папа делал многоборье, и я тоже раньше им занималась. У меня абсолютно все виды были сильные – точно такие же, как у него. Но из-за каких-то, возможно, ошибок в технике (или пока не доросла до чего-то) я просто не пользуюсь этим. Я понимаю, что есть большой потенциал и запас. Нужно только справиться.

— У тебя нет страха камер?

— Совершенно нет. На Европе первый раз трансляция была. Папа говорит: "Тебя везде преследует скрытая камера. Ты должна всё время быть с улыбчивым лицом, с осанкой ровной. Даже на тренировках". Поэтому привыкла.

— Если спортсмен должен создать шоу, то какая фишка у тебя?

— Спорт – это прежде всего эмоции. Прыжки, мне кажется, это самый эмоциональный вид. Ты находишься один в секторе, грубо говоря. Поддержка трибун помогает, аплодисменты… Допустим, можно как-нибудь крикнуть до/после прыжка. Какие-то ритуалы собственные у всех спортсменов есть.

— Суеверия?

— Да. Там, шиповок с одной ноги надеть, как-нибудь посмотреть, встать определённо на разбег.

— Твой распорядок в день соревнований?

— Ну, чаще всего у нас соревнования ближе к вечеру. Залог хороших прыжков – это правильное, вкусное питание в день старта и хороший макияж, я считаю (смеётся). Встаю. Возможно, иду прогуляться, если соревнования нескоро, чтобы не засиживаться дома. Потому что можно перегореть, если целый день в номере сидеть. Ну, и начинаю за часа полтора собираться, краситься. Плейлисты создаю под настроение.

— Прыжковый макияж отличается от обычного?

— Я думаю, не особо. Просто, может, чуть более яркий, но в основном всё так же.

"Лёгкой атлетикой меня никто не заставлял заниматься. Просто были правильные примеры перед глазами: папа, дедушка"

— Когда поняла, что тебе в профессиональный спорт?

— Мне кажется, у меня другого выбора не было (смеётся). Я с трёх лет занималась художественной гимнастикой, потому что мама мечтала о дочке-гимнастке. Но потом поняли, что против шерсти не пойдёт. Лёгкой атлетикой меня никогда никто не заставлял заниматься. Просто были правильные примеры перед глазами: папа, дедушка… И сама захотела. Все, когда были маленькими, мечтали стать врачом, актрисой – а я с детства говорила, что я хочу стать олимпийской чемпионкой. Другого варианта совершенно не было. Мотивации у меня – хоть отбавляй!

— Спорт лечит, а профессиональный спорт – калечит. Согласна?

— Это так, да. Определённо.

— Твоя самая серьёзная травма?

— Я зимой пропустила сезон из-за того, что на первом же старте дёрнула заднюю поверхность бедра. Неприятная штука, но не скажу, что прямо серьёзно. Всё время выскакивает что-то такое – просто пережить нужно. Тем более возраст юниорский. Его проходят только те, кто переживёт. Во взрослый спорт выходят далеко не многие. Ну, и без травм нет прогресса.

— Чем привлекают прыжки в длину?

— Забавная история: как только я начала заниматься, я делала все виды. Когда меня заставляли прыгать в длину, я просто рыдала, потому что я ненавижу песок! Это грязно. Вообще не нравилось. Потом я начала делать многоборье. Там, собственно, совокупность. Поняла, что прыжки мне нравятся: в длину, в высоту. Ну, одни из сильных видов. И потом я приехала на юношескую Россию, где была на два-три года меньше всех. Бежала барьеры и в длину прыгала, и мне так понравилось! Я захотела остановиться на ней. Потом начала совмещать многоборье и прыжки. Мне нравится чувство полёта, какая-то атмосфера… На самом деле сам прыжок длится, наверное, доли секунды, и ты вообще не успеваешь подумать. Но всё равно это совершенно другие эмоции! Это единственный вид, от которого я реально получаю удовольствие.

— Не успеваешь подумать?

— Я думаю до того, как встать на разбег. Помню его почти полностью, кроме последних шагов отталкивания... И, собственно, уже приземление. Всё слишком быстро проходит – не успеваешь подумать. Даже если очень постараться.

— Стадион или манеж?

— В принципе, если на стадионе прыгать, то там много мешающих факторов. Таких, как ветер. Если будет попутный, это, конечно, хорошо: можешь дальше прыгать. Но может быть и в лицо, как у нас в Уфе, на первенстве России, в конце июня. Мы просто не справлялись с этим ветром: он сносил конкретно.

— То есть лучше в помещении?

— Ну-у-у, личный рекорд стоит на улице… Я думаю, это не особо влияет, на самом деле. Просто привыкаешь.

— В командах приняты прозвища. А в индивидуальных видах спорта?

— Думаю, что нет. Я бы не сказала, что у нас все так тесно общаются. Есть команда (допустим, я за Краснодарский край выступаю), но всё равно все ходят по одиночке: кто с кем поведётся. И всё время состав меняется. Это поздний вид спорта, поэтому новые люди постоянно приходят. У нас в сборной России (и то, под нейтральным флагом выступали) тоже не было ничего такого. Кажется, не принято просто.

— У тебя есть настоящие друзья-легкоатлеты?

— В секторе друзей не бывает (улыбается). Ну, допустим, можно найти хорошего друга из другого вида. Я бы сказала, что есть, да.

— Как тебя называют обычно, как ты хотела бы, чтобы называли, и как не хотела бы?

— Вообще изначально мне моё имя совершенно не нравилось, до поры до времени. Привыкла, что меня все называют Ветой. В один момент понравилось: "Вита". Меня никто так не называл, но неплохо, в принципе. А вообще принято: "Вета", "Ви" и "Летта". И ненавижу – вот просто терпеть не могу! – "Виола". Это прямо вынос мозга. Сразу человека убить готова!

"Старалась последние полгода вообще не есть сахар"

— Какая кинокартина – твоя любимая?

— Я очень люблю фильмы девяностых всякие, зарубежные. "Основной инстинкт", "Бойцовский клуб" – что-то типа такого. "Мистер и Миссис Смит" мне тоже очень нравится.

— Расшифруй свой ник в Инстаграм (rvrtf)?

— Разбейко Виолетта Романовна, Track and Field – то есть лёгкая атлетика. Наверное, он такой последние пять лет. Как-то спонтанно пришло.

— Другие социальные сети?

ТикТок (смеётся). Можно это считать за соцсеть? Ну, в основном Инстаграм.

— Как завоевать твоё сердце?

— Ой… (Смеётся). Интересный вопрос. Не знаю… Сложно сказать. Я открыта к общению – просто начать общаться!

— Какие качества в приоритете?

— Целеустремлённость. Я считаю, это вообще самое важное. Если у парня нет каких-то целей по жизни, это "до свидания" сразу (смеётся). Грамотность! Чтобы человек был тоже из хорошей семьи.

— Папа контролирует твою личную жизнь?

— Совершенно нет. Он, наоборот, "за", чтобы я с кем-то общалась. Интересуется, но никогда против не был, чтобы я с кем-то встречалась. Он просто понимает, что это возраст такой. Я не в него пошла своей безумностью. Он безумным был в мои годы, да и сейчас, наверное. А я спокойная достаточно.

— Самое экстремальное, что он делал, например?

— Мне кажется, это не у меня нужно спрашивать (смеётся). Не буду секреты выдавать.

— Он у тебя строгий?

— Вообще нет. Это просто, можно считать, мой близкий, старший друг. Он, понятное дело, следит за моим питанием, примерно знает всё время, чем я занимаюсь… Но никогда меня не ограничивает. Говорит: "Ты взрослый человек – в праве сама решать". На тренировке он включает, скажем так, "плохого копа" (смеётся). И иногда сложно переключиться между отцом и тренером, поэтому, бывает, ссоримся. Но в принципе всё здорово, ладим (улыбается).

— Правила питания легкоатлета?

— Больше белка и мяса, клетчатки. Меньше углеводов, меньше сахара. Ну, опять же, это всё индивидуально. Я старалась последние полгода вообще не есть сахар. Только на соревнованиях могу себе позволить что-то съесть, потому что из-за стресса достаточно сильно худеешь. А так, в принципе, нет никаких запретов.

— Когда начинается и кончается сезон?

— У нас, легкоатлетов, два сезона: зимний и летний. Понятное дело, летний – самый главный. Ориентировочно: с конца декабря (январь) до конца февраля – зимний сезон. Летний – с конца мая до августа-сентября. Это уже как пойдёт. Есть разные старты, разные циклы. Олимпийский год, допустим, может быть долгим.

— Чем занимаешься в промежутках?

— Ну, уже "учусь" говорить не актуально (улыбается). Изучала языки. Сейчас закончила, скажем так, с этим делом, потому что я вышла на определённый уровень и могу спокойно разговаривать. Не имею никакого языкового барьера. Смотрю фильмы и что угодно на английском и испанском. Очень много книг читаю. Гуляю иногда, бывает, если найду, с кем.

— Художественные книги или нон-фикшн?

— Я любитель Ремарка. Обожаю просто! Попробовала читать психологию – более-менее. Кстати, мне очень понравилась книга Дэна Мильштейна, это спортивный менеджер хоккеистов. Называется: "Правило номер один – никогда не быть номер два". Очень классная мотивационная книга, я много вынесла для себя каких-то цитат.

"Папа говорит, делаю штангу больше, чем хоккеисты"

— Твоя жизнь связана с хоккеем?

— Ну, да. Изначально, как папа стал тренером, я не интересовалась совершенно (где-то год). А потом думаю: "Ну, блин. Нужно как-то узнать, что это вообще такое". Начала ходить на игры – мне понравилось. Я уже даже приобщилась, выучила более-менее правила. С хоккеистами тоже, в принципе, общаюсь. Почему бы и нет? Ну, интересно довольно. Прямо классный вид спорта! Мне очень нравится (улыбается).

— Как построены твои тренировки?

— В основном мы ездим на сборы, там тренируемся. Получается, в межсезонку нужно набирать объём. Я бы сказала, что больше бегов, но нет: я ненавижу бег (смеётся). Я не понимаю людей, которые бегают больше тридцати метров (наш разбег). Силовая работа, прыжковая… В общем, база закладывается в этот момент. А в сезоне уже больше "взрывной" какой-то, силовой работы.

— Что больше всего любишь тренировать?

— Обожаю прыжковую работу – когда получается, конечно же (улыбается). Большая фанатка силовых. Когда спринт – короткий бег.

— Силовые – на какую группу мышц?

— Ну, штангу делаю довольно объёмную для своего возраста, вообще для девочки. Папа говорит, больше, чем хоккеисты. Честно (смеётся)!

— Знаешь свои рекорды наизусть?

— Да, конечно. Ну, по всем видам, кроме многоборья, мне кажется. Многоборье – это сумма очков, которая складывается из каждого вида. Там я, может, не запомню конкретную цифру. А так, в принципе, всё помню. В длину – 6.16.

— Следующая цель, которой ты хочешь достичь?

— Мой следующий старт – Спартакиада. Нужно выиграть, собственно (смеётся). Мне совсем немного не хватило до мастера спорта – девять сантиметров всего лишь. Планирую перейти эту планочку. Дальше, если получится, поеду на чемпионат мира. Хотелось бы уже пройти квалификацию: мне кажется, должен быть прорван этот барьер с международными стартами.

— Где покажут соревнования?

— Спартакиаду можно будет посмотреть на Ютуб-канале "Alex Eremeev" (тренер из Ульяновска). Он решил поддерживать лёгкую атлетику и транслирует старты.  А там, дальше – посмотрим: попаду на мир, не попаду…

— На МАТЧ ТВ?

— Надеюсь (смеётся)!

Любовь к интервью от симпатии к журналистике. Очаровательный взгляд и дружелюбие. Наследственный оптимизм. Всё – про Виолетту. 

Мысль об интервью пришла мне спонтанно, почти ночью. Поводом послужил прошедший чемпионат Европы. Сразу озвучила идею, и через день уже писала вопросы, изучала азы прыжков в длину. Спойлер: так до конца и не изучила. В момент отправки сообщения волновалась, но получила знак, что делаю всё правильно. Это невероятный личностный скачок! 

Никогда не брала интервью у легкоатлетов. Да что там – вообще у людей не из хоккейных кругов. Без ошибок не обошлось, но мне за них не стыдно. Я узнала много нового: начиная от правил нового вида спорта, заканчивая формами имени "Виолетта". Обещаю следить за лёгкой атлетикой! Тем более делать это так же легко, ведь теперь у меня есть знакомый специалист)

Я бы в жизни не подумала, что получится так классно! Более того, была уверена в обратном… Но на выходе получила разрыв стереотипов. Никогда не судите о книге по обложке! 

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Пресс-атташе-блогер
+17
Популярные комментарии
Михаил Ситников
+2
спасибо за вью ) на самом деле, побольше бы такого материала

Александр Еремеев действительно неравнодушны чел, который пытается популяризовать легкую атлетику в России, респект ему )
Георгий Михеев
0
Ну после всех допинговых скандалов в нашей ЛА только такие туристки и будут ездить по турнирам. Да и в секции мало кто пойдет.
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+