Реклама 18+

«Дацюк для меня значит примерно то же, что Кобе Брайант». Поговорили на русском с американцем из «Салавата»

Саша из Калифорнии. «Салават Юлаев» по ходу межсезонья потерял всех своих финских топов, а на замену им пришли североамериканцы. Джоша Хо-Сэнга уже надолго выбили из строя, а вот Александр Хмелевски сейчас – один из лидеров команды. Он американец, который хорошо говорит на русском языке с небольшим акцентом, и этот навык отлично пригодился в КХЛ. Его родители – выходцы из Советского Союза, переехали в Америку совсем молодыми. В семье общаются на английском, но, чтобы поддерживать связь с бабушкой, Саше пришлось выучить русский язык.

Мы поговорили с Хмелевски и выяснили, что он любит готовить и знает русскую кухню, скучает по американскому ТВ и вдохновляется Кобе Брайантом.  

– Как тебе Уфа? Уже обустроился?

– Мне здесь нравится. Когда собирался, вообще ничего не знал об Уфе. Но оказалось, что люди здесь добрые, и видно, что это хоккейный город.

– Снял квартиру? 

– Да. Помог начальник команды Юрий Попов – и с выбором, и с поиском. Мне много не надо: кровать, телевизор и хорошая шумоизоляция. Но была важна хорошая кухня, я люблю готовить. 

– Кто научил?

– Мама, да и папа тоже. Обожаю стейк и суши. Правда, суши не готовлю, не умею. Зато со стейками порядок. Единственное, здесь потяжелее –  нет гриля. Дома, в Америке, мне нравилось выходить на улицу и жарить мясо.

– И что обычно готовишь?

– Да разное: курица, рыба. Все стандартное, что обычно и кушают каждый день. Мама пыталась научить нашим домашним рецептам, но это очень долго, а мне терпения не хватает на все. Я делаю простую еду – мясо или рыбу с рисом, гречневую кашу. 

– Есть ли явные отличия в продуктовых магазинах России и Америки?

– Кажется, в Америке чуть больше выбор. Да и мне еще нужно время, чтобы получше узнать российские магазины, где какое качество. Я все-таки привык к американским. 

– Есть ли продукты, которых тебе уже не хватает в России?

– Протеиновые батончики. В Америке огромный выбор, тут я пока не нашел такие, которые бы мне понравились.

– А в семье тоже готовят русскую кухню?

– Не всегда, но на праздники бывает – Новый год, дни рождения. Мама готовит борщ, голубцы, пельмени. Икру красную я тоже пробовал. Если ты назовешь еще русские блюда, мне они наверняка нравятся! Вот только холодец не пробовал – надо будет обязательно.

– А в Уфе уже попробовал что-то местное?

– Конечно! В первый же день пил кумыс. И еще чак-чак. Мне их дали сразу после приземления в Уфе. Болельщики так встречали. А еще курник! Мне понравилось. Правда, кумыс не сразу оценил – мне сказали, что это газированное молоко, и я решил, что не буду пробовать. Но сделал пару глотков – и ничего, нормально.

«В Америке хоккей не самый любимый вид спорта»

– Ты говорил, что болельщики встречали тебя в аэропорту. Приятно?

– О, это было очень круто. Я видел, что так встречали других легионеров, но не думал, что и меня такое ждет. А по прилету открыл дверь и увидел фанатов – здорово.

– А разве в Америке это не так проходит?

– Я бы не сказал. Там города побольше, ну и в Америке хоккей не самый любимый вид спорта. Баскетбол, [американский] футбол и бейсбол – вот эти три более популярны. Хоккей, конечно, тоже любят, но такое, чтобы фанаты приходили встречать, случается очень редко. Так что моя встреча в Уфе – это очень приятно, я не ожидал. 

– С кем первым познакомился в команде?

– Помню, что, как только пришел, Райан Мерфи и Хо-Сэнг меня встретили на арене. А потом уже с остальными. Но, знаешь, когда ты новичок в команде и видишь так много новых лиц, то запомнить всех сразу сложно, понадобилось время.

– Из наших игроков кто-то предлагал помощь?

– Первый человек, который мне позвонил – Родион Амиров. Поздравил с подписанием контракта, очень радовался, что я буду в Уфе играть. Мы с ним не были знакомы, так что я был приятно удивлен, что он написал. Мы уже вместе ходили в ресторан, он показал мне город – центр, арт-квадрат, где много ресторанов и магазинов. Так и сдружились.

– Успел чему-нибудь удивиться?

– Не ожидал, что в России по дороге идет поезд рядом с машинами! Я такого раньше никогда не видел, ведь обычно поезда ходят в специальных местах, а здесь все в одном!

– А права у тебя есть?

– Да, но тут пока не ездил. Клуб предложил водителя, и я взял – так будет легче, а то город и правила не знаю. Первую неделю вообще ничего не понимал, здесь даже светофоры по-разному моргают. Я шесть лет на машине езжу, а тут, думаю, за девять месяцев все забуду.

Зато уже прокатился на гидроцикле. Когда прилетел в Уфу, первую неделю была жара – и я поехал на реку Белая, мы там здорово покатались. Это мой первый опыт и, кстати, было очень классно. Первые пять минут привыкал: если маленькие волны, ты должен ускоряться, медлить опасно.

– С кем ездил?

– В команде Саша Кислицын работает. Он мне показал все. Он один из первых, кто помогает мне здесь с самого начала: показывал город, набережную, статую Салавата на лошади – там тоже было классно.

«Всегда чувствовал себя свободно, твоя игра решает все»

– Как проходило знакомство с руководством клуба?

– Встретили по-доброму. В этот день была игра, и я не хотел никому писать. Но хоть у них оставалось мало времени на меня, все равно встретили и были очень добры. Я сразу почувствовал, как тепло меня приняли в команду – как в семью. 

– Рассказывали, чего от тебя ждут?

– Думаю, от меня хотят, чтобы я не только забивал, но и молодым помогал, и много других вещей. Они знают, зачем меня подписали, да и я знаю, зачем пришел. Чтобы мы помогали друг другу побеждать.

– Ты говорил, что в НХЛ от тебя требовали больше черновой работы, а ты креативный игрок. Какова сейчас твоя роль в команде?

– Я не вижу здесь какую-то определенную роль. Я просто один из 23 игроков, которые работают на команду. Я знаю свои скиллы, что умею делать на льду, и всегда стараюсь помогать команде, партнерам становиться лучше.

– Почувствовал, что стало больше свободы на льду? 

– Я всегда чувствовал себя свободно, только твоя игра решает все. Если хорошо играешь – свободы больше. Все зависит от тебя, а не от того, где ты играешь – в Америке или России. 

– Но здесь больше доверия?

– В «Сан-Хосе», когда меня позвали в основу на 20 игр, я был новичком. Конечно, нужно больше времени, чтобы появилось доверие к игроку. Здесь тоже время нужно, и если буду хорошо играть, тогда уверенности и доверия будет больше. Как и голов.

– Гендиректор «Салавата» говорил, что тебе надо привыкнуть к КХЛ, тогда и эффективность значительно вырастет. А к чему сложнее всего привыкнуть?

– Я думаю, к большой площадке. Когда мы тренировались в Уфе первые две недели, было немного тяжело: лед больше, нужно дольше кататься, больше контролировать шайбу. Но хоккей – это хоккей, и если зацикливаться на таком, все может пойти плохо. Так что я просто привыкал к новому. Потихоньку мне это удается, да и времени прошло пока немного. Сейчас я чувствую, что прихожу в форму – с каждым днем все лучше и лучше.

– Важную роль в твоем переходе сыграл Виктор Козлов. Вам удалось пообщаться?

– Мы разговаривали немного –  он сказал, что рад, что я выбрал Уфу. У него большое имя в хоккее. Я знал, что он тренирует. Он здорово понимает игру и может многое мне дать, чтобы стать лучше. 

Когда мы рассматривали команды и я узнал, что Уфу тренирует Козлов – сразу согласился сюда поехать.

– У него большой опыт в НХЛ. Чувствуется энхаэловский подход к тренировкам и играм?

– Думаю, у него это все отлично сочетается, именно потому что он играл в двух лигах. У него получился собственный стиль: он берет что-то от энхаэловского, а что-то от русского хоккея. Это отличная комбинация.

– Есть явные отличия русского хоккея от североамериканского?

– Если площадка маленькая – нет особых отличий. А вот когда она больше, то и больше игры, контроля шайбы. Сразу все становится по-другому. 

– Ты уже сыграл в своем первом «зеленом дерби», почувствовал его принципиальность?

–  Конечно. С того момента, как пришел на арену – сразу ощущение большой игры. Да и матч получился хороший, равный, и классно, что удалось почувствовать всю атмосферу. 

«Если б не знал русский, даже не представляю, как было бы тут тяжело»

– Кстати, в Уфе меня еще удивило, что у нас есть большая баня. В Северной Америке ее вообще не всегда встретишь. А здесь очень большая и красивая. Вообще не ожидал ее увидеть в раздевалке. Мне понравилось париться, но потом устал от жары и вышел, не привык к такому. Это очень здорово помогает расслабиться, восстановиться. Когда вернусь в Америку, надо будет построить баню себе.

– То есть у тебя в Америке дом?

– Да, мы живем с семьей за городом. Правда, вместе проводим только три месяца после сезона – не так много времени. Потом начинается зал, лед, тренировки. Но приятно приезжать и быть с семьей. Когда собираемся вместе, это очень ценно. 

– И как вы обычно проводите время?

– У меня два брата, мы с ними любим играть в гольф. Еще в баскетбол играем. Вообще все делаем вместе! Стараемся активно проводить время. Обожаем соревноваться друг с другом, в шутливой форме, но каждый из нас хочет выиграть.

– Ты родился в Калифорнии, а потом вы переехали. Это из-за хоккея?

– Да. Когда был маленьким, меня решили поставить на коньки, и мне так понравилось, что родители стали помогать. Всегда поддерживали меня во всем. Мне было 12 лет, когда мы переехали в Детройт – они чувствовали, что у меня есть шанс пробиться в хоккее и играть дальше. И знали, что в Калифорнии это сложно сделать. Так что ради моего будущего переехали.

– А после тебя в хоккей подтянулись братья.

– Да. Одному 19 лет, другому – 17. Один играет в NAHL, а другой в Канаде, OHL. Пока оба в молодежке.

– Сейчас сезон начался, все разъехались…

– Да, пустой дом теперь у родителей. Они каждый год ждут, когда закончится сезон, чтобы все приехали, но потом проходит пару недель, и они в шутку говорят, чтобы мы обратно уезжали. Мы ведь с братьями спорим абсолютно на все! Гольф, хоккей, футбол, баскетбол. Всегда угораем с ними и соревнуемся.

– И кто чаще побеждает?

– Конечно, я! Бывает, что и они, но я чаще.

– Помогаешь им советами в хоккее?

– Да. Но самое главное – не вмешиваться сильно в их карьеру, а просто немного подсказывать. Бывает, что им тяжело, и даю какие-то советы, потому что был в их возрасте и могу подобрать нужные слова. Понимаю, как работает хоккей. Туда очень сложно попасть – и будут как хорошие моменты, так и плохие. Самое главное – не сдаваться и как можно больше стараться.

– Удавалось ходить на их игры?

– Последние два года нет, мы далеко живем – не было возможности. 

– Как сейчас поддерживаешь связь с семьей? У вас ведь огромная разница во времени…

– Я обычно звоню часов в шесть по нашему – самое удобное время. Созваниваемся каждый день, но уже поменьше. Это непросто, но они понимают, что я сейчас далеко, разница во времени большая. 

– Родители у тебя близко знакомы с русской культурой. Они давали тебе какие-нибудь советы перед отъездом?

– Да я как-то сам уже знал, что меня здесь ждет. Мне с детства рассказывали про эту культуру, они ведь жили в Советском Союзе. Да и у меня всегда были друзья и русские, и украинцы. Так что немного понимал, как тут будет. Конечно, не все, но уже привык.

– А кем работают твои родители?

– В сфере медицины. Медсестра и медбрат. Я всегда к ним обращаюсь, это мои первые и самые честные доктора.

– Ты уже поделился с семьей своими первыми впечатлениями о России?

– Конечно! Постоянно с ними делюсь чем-то новым. Первое, что рассказал – это баня. А еще озера. Отец в ответ смеялся, потому что, когда он был в моем возрасте, у него все было точно так же. Я сейчас пробую то, что они прожили. Они рады, что мне здесь нравится, что у меня хорошее настроение, все помогают, люди вокруг отзывчивые. Для них самое главное, что мне здесь комфортно.

– Родители планировали тебя навестить в России?

– Постараемся организовать, но это сложный процесс. Мало того, что надо сделать визы, так еще у меня два брата, которым тоже нужно внимание. Они молодые, их тоже очень важно навещать. Я, конечно, хочу чтобы родители приехали, но посмотрим, как получится. Я бы им все показал здесь. 

«Очень не хватает «Нетфликса» и американского ТВ»

– У тебя потрясающий русский язык. А в семье разговариваете на каком?

– На английском, мы же в Америке живем, и это мой родной язык. Братья тоже понимают русский, но особо не говорят.

– А кто тебя научил русскому?

– Бабушка говорила только на русском. То есть я его с самого рождения учил, просто общаясь с ней. 

– А первое твое слово было на русском или английском?

– Ой, я даже не знаю. Самому стало интересно, надо будет у мамы спросить. 

– Зато вот как сейчас пригодилось.

– Это точно. Я очень счастлив, что знаю два языка. Если бы не знал русский, то даже не представляю, как было бы тут тяжело. Вот сейчас Райану помогаю перевести что-то. Это очень неудобно – не знать язык в другой стране.

– Ютуб на каком языке смотришь?

– Только на английском. Пару раз пробовал на русском, не понравилось: американское кино на русском воспринимается плохо – в переводе не передать всех тонкостей, и воспринимается все иначе, ведь юмор другой.

– Что вообще любишь смотреть?

– «Нефтликс», кино. Сейчас смотрел фильм «Семь» с Морганом Фримэном – понравился, интересный. А в ютубе – подкасты про спорт, американский футбол. Спортсмены рассказывают о своей карьере, новости, кто кого не любит.

«Нетфликса» здесь реально не хватает. А еще американского телевидения! Очень люблю смотреть телешоу, сериалы. Например, «Сыны анархии», «Нарко». Документальные фильмы тоже люблю. Недавно смотрел «Аферист из тиндера», даже не мог оторваться, так интересно было. Но то, что он делал – очень плохо.

– У тебя есть любимая команда в американском футболе?

– Вообще я болею за «Детройт», но за последние десять лет он попал в плей-офф только один раз. Надеюсь, этот год будет нашим.

– По твоим соцсетям можно заметить, что ты еще следишь за баскетболом. А в сборной даже выбрал восьмой номер, как у Кобе Брайанта. Но в клубе сменил его на 55-й. Почему?

– А я не сменил, мне просто дали 55-й номер. Но когда был маленьким, всегда брал восьмерку, потому что Кобе мне очень нравился. Может, это даже смешно, так как он в хоккей никогда не играл, но для меня это самый лучший спортсмен. Я очень большой его фанат. Кажется, все про него знаю: моменты, статистику. Для меня он лучший.

– Чем он тебя так впечатлил?

– Я родился в Калифорнии, а там играли «Лейкерс». Его всегда показывали по телевизору, вот оттуда и пошло. У меня с ним даже висели постеры. Мечтал с ним познакомиться, жаль, что так и не удалось. Однажды был на игре и видел его вживую, это было невероятно. Он хороший игрок, никогда ничего не боялся. Всегда брал мяч, когда другие не хотели рисковать. 

Я перечитал и пересмотрел много его интервью. Он рассказывал, что у каждого человека есть талант, но чтобы его использовать, нужно много работать над собой. И думаю, он работал больше остальных. Когда я что-то не хотел делать, просто вспоминал эти его слова. Ведь он играл на таком высоком уровне, потому что не ленился. Это очень меня мотивирует.

«Когда не хочу что-то делать, вспоминаю Кобе – он стал великим, потому что не ленился»

– Когда у тебя появился первый агент?

– Мне тогда вроде было 15, а с 16 лет я работаю с Дэном Мильштейном. Встретил его в 2016 году летом, когда он жил в Детройте. Помню, что там был сбор Дацюка, а я очень хотел познакомиться с Павлом. Он как раз это и устроил.

– Как прошла твоя встреча с Дацюком?

– Мы говорили про Кобе Брайанта – так вот Дацюк для меня значит примерно то же самое. Очень уважал его как хоккеиста и любил наблюдать за его игрой. Мы с ним толком не разговаривали, я просто хотел подойти и сказать ему привет, сделать фотку. Мне не хотелось ему мешать.

– Автограф взял?

– Да, он мне подарил свою клюшку и расписался на ней. 

– Есть еще от кого-то из звезд автографы?

– Когда мне было 9 лет, я еще жил в Калифорнии, туда приезжал «Вашингтон». У меня была майка, и после матча ее Овечкин подписал.

– Как думаешь, он побьет рекорд Гретцки?

– Очень хочу, чтобы ему это удалось. Мне нравится, как он играет, видно его сильное желание.

– Как решаешь проблему с переводом денег в США? Для иностранцев вроде бы есть какие-то ограничения.

– Вот почему у меня есть агент! Он все эти вещи решает. Знает, как все надо сделать. Я полностью ему в этом доверяю и думаю только о хоккее, а не о таких вещах. 

– Как считаешь, почему в Америке и Канаде нет такого давления на игроков, которые едут в КХЛ, как в Европе? 

– Я в этой политике не разбираюсь, так что даже не могу сказать, почему так. Со мной никто не связывался из посольства и не отговаривал. Меня спокойно отпустили, а за других ответить не могу.

«Очень люблю мясо, прям трясти начинает без него. Мне нельзя быть вегетарианцем». Кулинарная история капитана «Динамо»

«Понятно, что я не забью 50 голов, как Овечкин, но могу и что-то другое привнести». Павел Бучневич расцвел в самой русской команде НХЛ

Фото: Gettyimages.ru/Rich Lam; Instagram/sasha_chmelevski; Twitter/sashachmelevski; VK/hcsalavat

+65
Популярные комментарии
revol83
+31
Позитивный паренёк, удачи в СЮ!
artist777
+4
В магазинах спортпитания полно протеиновых батончиков отечественного производства, не хуже из-за бугра
silix
+2
Выглядит, как обычный осетин))
Написать комментарий 11 комментариев

Новости