Реклама 18+

В конце 90-х в «Фиорентине» разрывали Батистута, Эдмундо и Руй Кошта. Они бились за чемпионство, но все разрушил бразильский карнавал

Андрей Клещенок – о команде, в которую Кокорина вряд ли бы взяли.

Продав Роберто Баджо в «Ювентус», владелец «Фиорентины» Флавио Понтелло приговорил себя к остракизму. Его офис оказался в осаде. Площадь под балконом горела от коктейлей Молотова. На принадлежащую ему стройку бросили бомбу.

17 мая 1990-го стало черной датой для флорентийцев. У них отняли самое ценное – Баджо. Но без этой жертвы не было бы и яркого будущего. Уличные бои шли три дня, а когда дым развеялся, Понтелло понял: ему не дадут жить спокойно. Месяц спустя он продал клуб Чекки Гори – семье кинопродюсеров, у которых были деньги и желание тратить. Из пламени и золы печального дня родилась прекрасная «Фиорентина» 90-х.

Все началось с покупки Батистуты. Он был неудержим, но «Фиорентина» все равно вылетела в Серию В

Однажды Марадона сказал: «Батистута – зверь, и я благодарю Господа, что этот зверь – аргентинец».

Флорентийцы не сразу поняли, что в нем такого звериного. Батистута выглядел неуклюжим, тяжелым, в игре полностью оправдывал заокеанское прозвище Грузовик, а внешне скорее напоминал херувима, чем киллера. Не верилось, что он только что почти в одиночку выиграл Кубок Америки-91. Повлияли и завышенные ожидания. «Фиорентина» забивала 1,2 гола за матч, и весь город ждал, что новичок разгонит тоску. А он забил 1 мяч в первых 11 матчах. Тифози разочаровались.

Первое впечатление не обманывало. Габриэль и правда не был особо техничным, но компенсировал недостатки исключительной физической силой и координацией. Даже на скорости он не терял баланса. Разогнавшись, он несся к воротам как бронепоезд, тяжело и неотвратимо, наращивая мощь по ходу движения. Остановить его мог только противотанковый еж. Защитники отлетали в сторону.

«На тренировках Батистута был одним из худших, кого я когда-либо видел, – вспоминал Бриан Лаудруп. – Техника – просто ужасная, все удары – мимо. А потом он забил 10 голов в пяти или шести матчах, и я понял, что это за игрок».

Завершались такие проходы кумулятивными снарядами с правой. Когда Батигол был в плохой форме, мяч летал со скоростью 100 км/ч. В хорошие дни на его пути лучше было не становиться. Его удару посвящали стихи и кричалки. Бруско пел, что парировать выстрелы Батистуты – то же самое, что рукой закрыть дуло базуки.

«Габриэль бьет по мячу с такой силой и яростью, что кажется, будто он хочет убить вратаря и разорвать сетку», – восхищался бывший полузащитник «Интера» Луис Суарес.

Флоренция получила что хотела. Всесокрушающий аргентинец превратил «Фиорентину» в атакующую машину. После неудачного старта Габриэль разогнался и во втором круге забил 10 голов в 11 матчах. Второй сезон закончил в пятерке лучших бомбардиров Италии. Вдохновленная им команда забивала на уровне лидеров – и уже тогда претендовала бы на еврокубки, если б остальные линии держали уровень. Клуб пропускал больше, чем забивал. И в сезоне-92/93 вылетел в Серию В.

Чекки Гори понял, что одного нападающего недостаточно – даже если его зовут Батистута. Габриэль отказал всем топ-клубам Европы, пошел за «Фиорентиной» в Серию В и за год вернул ее обратно – и в подарок получил идеальные разрезающие пасы.

Руй Кошта и Батистута были для Флоренции как святые. Город молился на них – и получил первый трофей за 21 год

В середине 90-х флорентийцы говорили: «Если Батистута закончит карьеру, мы сделаем его мэром». Принц у Флоренции уже был.

Руй Кошта воплощал образ классического плеймейкера. С поднятой головой и опущенными гетрами, он выглядел пижоном, но никогда им не был – и в плане личного признания это его единственная проблема. Кошту не заботил внешний эффект. Всю свою всестороннюю одаренность – физическую силу, мягкую технику, мощный удар, – он подчинил команде и интеллекту.

Когда Трапаттони попросил его чаще брать игру на себя и ярче выпячивать индивидуальность, Руй ответил: «Это не для меня». Из-за таких вещей застенчивый принц ни разу не попал даже в топ-20 «Золотого мяча» – но никто не сомневался, что он заслуживает признания. Португалец зависал в глубине, подражая Платини, сканировал поле и создавал необыкновенное с таким флегматичным лицом, словно делал что-то обыденное. Игра шла в ритме, указанном им.

«Руй Кошта – совершенный игрок, – говорил Звонимир Бобан. – Только он и Зидан способны полностью изменить игру команды. На самом деле он делает это лучше, чем Зизу».

Кошта разрывал оборону тонкими передачами, а Батистута разбрасывал клочья, которые от нее остались. Они составили самую эффективную связку итальянских 90-х. Результативность аргентинца выросла в полтора раза. Португалец каждый год заканчивал в списке лучших ассистентов Серии А.

Кошта и Батистута заняли в флорентийских сердцах место, которое освободил Баджо. Габриэль носил часы за 6 долларов, водил простые машины и отказывал Алексу Фергюсону. Любовь к нему граничила с идолопоклонством. Он раздавал автографы прямо во время Мессы. Получил прижизненный памятник. Каждый день находил возле дома подарки – вино, выпечку, мотоцикл.

Кошта ходил по улицам с карманным путеводителем и объяснял прессе: «Я играю не за клуб, а за город. Флоренция должна стать частью меня». Тифози были в восторге. Им льстило, что приезжий понимает элитарность местных. Португалец стал своим. Он специально парковал машину возле бара, а не арены, чтобы зависнуть с фанатами после матча.

В сезоне-1994/95 «Фиорентина» пришла десятой. На следующий год – четвертой. Тогда же она выиграла Кубок. Батигол по очереди уложил «Интер» и «Аталанту» и стал лучшим бомбардиром с 8 мячами в 8 матчах – больше, чем у двух преследователей вместе взятых. Флоренция устроила триумфальный парад и праздновала всю ночь. Трофей стал первым за 21 год.

Кубок виделся началом большой и яркой истории. Казалось, еще немного, и новое поколение флорентийских болельщиков превратится в таких же разборчивых фанов, как их туринские недруги. И если в итоге не получилось, виноваты точно не Батистута и Кошта. Благодаря им «Фиорентина» бросила вызов триумвирату Милана, Турина и Рима. И почти сбросила их с трона.

«Фиорентина» стала зимним чемпионом-1998/99. Всех выносило трио Батистута – Эдмундо – Кошта

Победа в Кубке убедила владельца в необходимости решающих инвестиций. В 97-м Чекки Гори уволил Раньери; Клаудио поднял клуб от Серии В до трофеев, но последний сезон провалил. В начале 98-го «Фиорентина» купила Эдмундо. Через полгода команду возглавил Трапаттони – тренер с 20 трофеями, несколькими рекордами и репутацией победителя. За ним пришел Томаш Ржепка, и команда перешла на 3-4-3. Чтобы освободить место для чеха, избавились от Канчельскиса – у него все равно не получалось в Италии.

Эдмундо сильно выделялся на общем фоне. Батистута играл через боль и после каждой тренировки полчаса занимался индивидуально. Руй Кошта считал, что обязан подавать хороший пример, и тщательно скрывал любовь к сигаретам – о курении узнали только после завершения карьеры. А бразилец дрался с одноклубниками почти так же часто, как с соперниками, бухал с шимпанзе в день рождения сына и в последнем сезоне в «Васко да Гама» собрал 7 красных. В Италию он сбежал от суда: после карнавала прыгнул за руль залитым и попал в аварию – трое погибли.

Многие считали, что талант Эдмундо не слишком уступает Роналдо, и закрывали глаза на хаос вокруг. Его финты были такими же сумасшедшими, как его жизнь. Его дриблинг изучали отдельными текстами. Безумный бразилец мог в одной атаке обвести троих, пробить четвертому в печень исподтишка и удалиться в следующем эпизоде – скажем, за потасовку с тренером. Мог одним движением уничтожить «Манчестер Юнайтед». С трио Кошта – Батистута – Эдмундо, Тольдо в воротах и Трапаттони на скамейке скудетто становилось уже не мечтой – целью. «Фиорентина» пошла за ней.

Сезон-1998/99 идеально подходил для переворота. В ноябре жестоко сломался и надолго пропал Дель Пьеро. В игре «Юве» без него остались только черные полосы. «Интер» закупил так много нападающих, что запутал тренерский штаб. «Милан» начинал с неровным составом и тренером Дзаккерони.

«Фиорентина» стартовала с четырех побед с общим счетом 8:2. В третьем туре разобрала «Милан» на «Сан-Сиро»; Батистута сделал хет-трик, Кошта – ассистентский дубль. В 10-м повторила с «Интером» – те же 3:1, только дома. В 13-м уложила «Ювентус».   

«Зидан выиграл чемпионат мира, но я отдал бы «Золотой мяч» Батистуте, – сказал после очной встречи нападающий «Интера» Никола Вентола. – Он всю жизнь забивает пачками».

Как все команды Трапаттони, «Фиорентина» не брала на себя слишком много. Команда играла от обороны, в логичном расчете, что большинство угроз разобьется о Тольдо. Отобрав мяч, пасовала на Кошту: Руй задавал темп и в нужный момент отдавал Батистуте, а тот волок на себе ползащиты и бил с такой силой, что вратарям впору было укрываться за штангой. Когда не получалось, находили Эдмундо – он накручивал по двое-трое и создавал численное превосходство. Если кто-то из соперников был слишком хорош, его ломал Томаш Ржепка.

Подход работал. «Фиорентина» обыграла привычных конкурентов и стала зимним чемпионом. Руй Кошта отдал 6 голевых за круг. Батистута забил 17 мячей в 17 матчах и установил рекорд результативности. Одновременно он стал самым эффективным легионером с 1980-го по соотношению голов к матчам. Ван Бастен теперь был только вторым.

«Я не думаю о голах и рекордах, которые уже установил. Это пустая трата времени, – рассуждал Габриэль в интервью World Soccer. – Важен лишь следующий гол и следующий рекорд. Сделав дубль, я думаю о хет-трике. Мне интересно лишь совершенствование».

Первый круг показал и потолок «Фиорентины». Состав был слишком неровным. Мощная атака и поразительный Тольдо с трудом компенсировали косяки обороны. Часто флорентийцы откровенно отскакивали. И потому никто не удивился, когда во втором круге лидер просел.

«Фиорентина» так и не выиграла титул – помешали травма Батигола и эгоизм Эдмундо

2 февраля обычное самопожертвование Батистуты впервые сыграло против «Фиорентины». Травмировавшись в жестком стыке, он встал с носилок и вернулся в игру. Следующая атака закончилась госпитализацией.

После матча Трапаттони подошел к Эдмундо: «Теперь ты поведешь за собой нападение». У бразильца была идея получше. Начался карнавал; нападающий собрал вещи и прямо со стадиона сорвался в аэропорт. Выследившим его репортерам Эдмундо сказал: «Я лечу в Рио и не знаю, вернусь ли. Никто не просил меня задержаться, а если бы и попросил – плевать: я бы все равно улетел».

Наутро Repubblica вышла с заголовком: «Батистута в больнице, Эдмундо на карнавале». Флорентийская пресса предложила другую версию – что нападающий вылетел на судебные разбирательства, – и скоро получила доказательства: бразильское правосудие все-таки разобрало аварию и приговорило тусовщика к 4,5 года тюрьмы. Но через пару дней бразильца спалили на Самбодроме. Эдмундо плясал, заливаясь литрами водки. Его не волновал ни тюремный срок, ни скудетто.

«Во Флоренции я даже не нашел виллу, которая мне бы понравилась. Мне нужны море и песок. Я искал их, спрашивал у местных. Они смеялись в ответ, а меня тошнило. Я был несчастлив и болен, – выдал Эдмундо в свою защиту. – На поле оказалось еще хуже: схемы, автоматизмы, замены. Я играю на инстинктах, но в Италии такое невозможно. Ты обязан слушаться тренера. Поэтому тифози ни разу не увидели подлинного Эдмундо. Ни один бразильский тренер не заменит меня, как бы я ни устал, а в «Фиорентине» после неудачного паса я задумывался: «Черт, я ошибся на 15-й минуте второго тайма, сейчас Трапаттони меня уберет». Я постоянно нервничал. Зато Батистуте они разрешают все. Он бьет штрафные и пенальти, носит капитанскую повязку».

Так мощное трио Оливейра – Эдмундо – Батистута превратилось в Оливейра – Эспозито – Роббьяти, причем Оливейра не слышал партнеров – оказался рядом с самодельной бомбой, брошенной фанатами, и временно оглох. В феврале «Фиорентина» не победила ни разу. «Милан» и «Парма» догнали ее; «Лацио» – обошел.

Батистута форсировал возвращение и в марте вернулся, но следующие несколько месяцев отыграл на одной ноге. Эдмундо все-таки прилетел обратно и снова обыгрывал все живое, но мяч получал гораздо реже – Кошта возненавидел его. После больницы и карнавала форварды забили 5 голов на двоих. «Фиорентина» выиграла всего 3 из последних 15 матчей и закончила третьей. Скудетто досталось «Милану».

***

Пролет мимо титула стал высшей точкой эпохи Чекки Гори. Карнавал расколол «Фиорентину».

Летом 99-го клуб продал Эдмундо. Контракт разрешал ему отлучки на карнавал, так что с точки зрения профессионализма ничего непоправимого не случилось: бразилец соблюдал договор. Но остаться ему не дали. Взбешенный Батистута назвал одноклубника мудаком и настоял на продаже – а «Фиорентина» никогда не перечила королю.

Через год Габриэль ушел сам – и сразу стал чемпионом с «Ромой». «Представьте ситуацию: я повредил колено, а мой напарник летит на карнавал, несмотря на важность момента – причем боссы ему разрешили. Я счел это предательством. Я остался во Флоренции и бился за нее, но история с карнавалом положила конец моему пути в «Фиорентине». Поэтому я ушел в «Рому», – признался Батистута 20 лет спустя в фильме El Numero Nueve.

Еще через год ушел Руй Кошта. «Фиорентина» осталась без денег и продала принца в «Милан». На прощальный вечер собрались 10 тысяч флорентийцев. «Я бы не променял вашу любовь ни на один трофей», – сказал Руй Кошта.

Так закончилась «Фиорентина» Батистуты и Кошты. Она была из тех симпатичных провинциалов, которые делали 90-е особенными. И не нуждалась в счастливом конце, чтобы остаться в истории.

В 2000-м за Батистуту сражались «Рома», «Лацио» и «Интер». Капелло обыграл всех, использовав знакомого журналиста

Габриэль Батистута – любимый бомбардир детства. Он снимался в «Диком ангеле» и мог бы стать мэром Флоренции

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Allsport UK, Grazia Neri/ALLSPORT

+468
Популярные комментарии
Василий Пупкин
+387
Эдмундо (по прозвищу "Животное") - суперталантливый и абсолютно безмозглый игрок. Именно из-за отсутствия мозгов он не добился и 40% того, чего бы мог. Может у боссов "Фиорентины" взыграла ностальгия по Эдмундо, и поэтому был приобретён Кокорин?
Albert Pocheykin
+191
Текст отличный, спасибо. На деле команды 80-ых и 90-ых всегда отличала самобытность, в первую очередь, это касается личностей на поле. Сейчас все автоматизировано, хоть качество футбола и выросло, а средний уровень стал выше. Увы, но волшебство гаснет.
гилберт
+115
Руй Кошта времен Фиорентины, это игрок который ни раз у в жизни не сыграл плохо. Всегда активен, всегда быстр, всегда с мячом. Потрясающий игрок!
Написать комментарий 191 комментарий

Новости

Реклама 18+