В «Атлетике» больше века играют только своими (отказались даже от Гризманна), подходят даже не все баски. Как они до сих пор живы?!

Выживает благодаря академии.

Когда 108 лет назад «Атлетик» чуть не лишился Кубка из-за легионеров (федерация вела борьбу против иностранцев и оставила трофей, но заставила пропустить следующий розыгрыш) и на следующий год объявил об отказе от иностранцев, решение не носило статус вечного. Это было просто решение. Но время шло, зарождались и рушились тоталитарные режимы, интернациональные суперклубы захватывали топ-лиги – и просто решение, принятое в начале ХХ века, превратилось сначала в гордость нации и символ борьбы, а потом – в величайший вызов спортивной глобализации. Отказаться было уже невозможно. Только не в тот момент, когда следовать принципу стало так сложно.

Сегодня топ-клубы нанимают агентства и годами вытачивают собственную идентичность, но «Атлетик» превратил уникальность в стиль жизни. Ему не нужно форсить свою особенность. Клуб и так кажется доисторическим осколком в эпоху ярких вывесок и большого бизнеса.

Выжить в таких условиях непросто, побеждать – еще сложнее, но «Атлетик» выработал особые правила существования.

Уникальность клуба важна для басков. Они – аборигены Европы

Происхождение басков – одна из загадок истории.

Если вы спросите, сколько лет подряд «Реал» побеждал в Лиге чемпионов, болгарин, валлиец и русский ответят «три». Англичанин – three. Албанец, итальянец и швед – tre.

Все они когда-то были соседями и говорили на одном языке, несколько тысячелетий назад вытеснили коренных европейцев и заняли их земли. Все – славяне, французы и немцы, британцы и древние римляне, народы с разных концов истории и планеты – часть индоевропейской языковой семьи (в исторической части Европы индоевропейцы – все, кроме нескольких финно-угорских стран). Все – родственные.

Кроме басков. Они и их язык, эускара, – уникальны.

Несколько лет назад шведские ученые изучили ДНК и доказали, что баски – прямые потомки иберских племен, смешавшихся с одним из пришлых народов (по одной из теорий, с кавказцами: между эускарой и языками Северного Кавказа есть схожесть). Причем случилось это до индоевропейцев. Баски – аборигены Европы, единственные выжившие после расселения германцев и римлян.

Культурную уникальность они уберегли от всех завоевателей. Баски не покорились ни римлянам, ни вестготам, большую часть истории сохраняли автономию и жили сами по себе. Помните «Песнь о Роланде», где арьергард Карла Великого разбили арабы? В реальности это побоище устроили баски: напали на франков ночью, всех перебили и скрылись в горах.

Принципы «Атлетика» значат для басков гораздо больше футбольной идентичности и спортивных трофеев. Они – отражение их истории. За последние 35 лет клуб выиграл всего один кубок, но для болельщиков это не главное. В опросе El Mundo 76% фанов «Атлетика» предпочли вылет из Ла Лиги отказу от клубной философии.

Следовать ей труднее с каждым десятилетием. Когда сто лет назад клуб отказывался от легионеров, баски были лучшими футболистами Испании (тут были главные испанские порты и сюда англичане привезли футбол раньше всего) и еще долго превосходили остальных. Но с годами конкуренция увеличивалась, а окончательно все усложнил Босман: отмена лимита на легионеров максимально усложнила путь «Бильбао» к трофеям. «Атлетик» входит в топ-3 самых титулованных клубов Испании, восемь раз побеждал в Ла Лиге и собрал 34 трофея, но 23 из них выиграл в первой половине XX века.

«Мы играем не за трофеи и деньги, а за нашу футболку, ценности, за наши семьи и наших друзей, – сказал тренер Гаиска Гаритано в интервью The Guardian. – Мы гордимся своим подходом и не должны меняться, даже если нам сложно бороться с топ-клубами. В прошлом году мы приняли команду в зоне вылета, эта ситуация была одной из худших в нашей истории – но именно в такие моменты мы должны гордиться нашей философией и продолжать работу. Наши лучшие игроки уже в возрасте, нам нужно освежить команду – и мы будем как можно больше работать в академии, но сохраним наши традиции».

Подход «Атлетика» – не национализм. Клуб набирает не по этническому принципу

В конце 70-х за местный «Баракальдо» играл молодой полузащитник Хильберто. Он носил 10-й номер, контролировал мяч лучше всех в Басконии и мечтал перейти в «Атлетик», но большую карьеру построить не смог.

Хильберто уехал, сменил профессию, а футбольный талант и мечту передал сыну. Шесть лет назад пацан просился в «Атлетик» и по уровню подходил сразу в основу, но все равно получил отказ. Через несколько лет он забил в финале Лиге чемпионов.

Хильберто Асенсио даже не обиделся за сына: «Мои мечты разбились, но таков «Атлетик». У него особенный подход».

Для описания этого подхода существует расхожая формулировка «в «Атлетике» играют только баски», но она не совсем верна. На самом деле в «Атлетике» играют только свои. Главный принцип набора – скорее культурная идентичность, а не этническая принадлежность. Именно поэтому клуб отказывался от Марко Асенсио, Гонсало Игуаина и Диего Форлана (уругваец постучал в «Атлетик» после «МЮ», но совет директоров даже не обсудил трансфер). У этих парней баскские корни, но они не помогли устроиться в «Бильбао».

Теперь «Атлетик» берет только тех, кто родился или провел детство в одном из регионов Басконии. Обычно это баски, но бывают и исключения – как румын Кристиан Ганя и африканец Иньяки Уильямс. В клубе не парятся о национальности; важно, чтобы игрок родился или вырос здесь, проникся культурой басков и был прочно связан с городом и местом. На тренеров ограничения не распространяются: в клубе работали Хайнкес, Бьелса, Бериццо, югославы и даже испанцы, а самые удачные годы прошли при англичанах.

«Атлетик» становится частью нашей культуры со второго дня рождения, – объяснял для The Guardian тренер академии Джон Солаун. – Все роддомы в радиусе 60 километров от Бильбао оштукатурены красным и белым, мальчишкам дарят клубный мерч. Я родился в Бильбао, работать в «Атлетике» – все для меня. Парни чувствует то же. Мы все здесь – семья и часть общей истории».

Такой подход подразумевает неоднозначность трактовки, поэтому спорные трансферы обсуждает совет директоров. Клуб принадлежит болельщикам, которые охраняют неписаные традиции. На собрании рассматривают не уровень игрока, а соответствие клубным критериям. И очень часто отказывают. Так мимо «Атлетика» прошел Антуан Гризманн; он провел несколько лет в академии «Реал Сосьедада» и вроде бы подходил под основной принцип, но в Басконии оказался только в 14 лет – в Бильбао решили, что он недостаточно связан с местной культурой и ничем не отличается от обычного легионера.

«Атлетик» больше, чем клуб – это чувство, – писал бывший президент «Атлетика» Хосе Мария Аррате. – В нашем подходе порой сложно отыскать рационализм. Мы просто хотим, чтобы за нас играли сыновья нашей земли. Мы воспитываем мужчин, а не просто футболистов, и когда кто-то из кантеры дебютирует в главной команде – чувствуем, что наша цель гармонирует с философией предков».

Всерьез говорить о расизме и национализме (в последнее время клубу все чаще предъявляют подобные обвинения) в таких условиях не имеет смысла. Одними басками «Атлетик» играл только в прошлом веке. Генерал Франко отобрал автономный статус, запретил язык и национальную символику – и баски принципиально играли только своими. Получалось неплохо, «Атлетик» несколько раз выигрывал чемпионат, а «Сан Мамес» считался единственным местом в Испании, где можно безопасно говорить на эускаре.

(В то время одними басками играл и «Реал Сосьедад», причем его политика была еще строже: они брали игроков только из своей провинции – Гипускоа. «РС» отказался от принципа в 1989-м (а испанцев не брал до 2001-го) и именно из-за «Атлетика»: бискайцы набирали талантов из всех баскских провинций и часто переманивали воспитанников «Сосьедада»).

С диктатурой Франко связана еще одна ошибочная ассоциация: считается, что «Атлетик» символизирует баскский сепаратизм. Философия клуба действительно привлекала свободолюбивую интеллигенцию и стала символом борьбы за автономию задолго до Франко, но с терроризмом не связана. ЭТА возникла как противодействие режиму (террористические акты против фашистских чиновников) и после возвращения автономии утратила поддержку басков. А клуб любят по-прежнему. 

«Атлетик» экономит на трансферах и вкладывается в академию

В молодости Гаиска Гаритано жил возле клубной базы и с балкона следил за двухсторонками, а сегодня сам тренирует «Атлетик». Икер Муниаин мечтал поиграть с Эчеберрией, попал в главную команду задолго до совершеннолетия и все время тянулся в ночные клубы, но охранники грозили позвонить тренеру и отправляли парня домой. Иньяки Уильямс отказывал топ-клубам и недавно поставил рекорд ХХI века по количеству матчей подряд среди полевых игроков.

Все они считают «Атлетик» самым уникальным клубом планеты – единственным, который играет только для своих.

«Сантьяго Бернабеу» заполнен каждое воскресенье, но тридцать тысяч из них – простые туристы, – пояснял разницу директор клубного музея Асьер Аррате. – Сегодня они болеют за «Реал», завтра за «Челси». Они не связаны с клубом и игроками. А в Бильбао у каждого есть сосед, который играл за «Атлетик», в небольших городах живут бывшие игроки, выпускники академии, менеджеры команды. Все обожают клуб». 

Понятно, что такая политика неконкурентоспособна на зарубежных рынках. Ее невозможно продать. Но «Атлетику» это и не нужно (Хосе Мария Аррате описал это так: «Мы – спортивное сообщество, а не бизнес-проект»). За 121 год существования клуб потратил на трансферы меньше, чем «ПСЖ» на Неймара.

Сэкономленные деньги вкладываются в развитие молодежи. Страна Басков – это меньше трех миллионов человек в Испании и Франции, так что успешное существование клуба напрямую зависит от системы подготовки и поиска талантов. По всему региону разбросаны 150 детских команд-партнеров, которые отправляют в «Атлетик» лучших выпускников – тех, которых упустили скауты (они ищут только в Бискайе – округе Бильбао). Система работает: в топ-20 лучших бомбардиров в истории Ла Лиги – четыре игрока «Атлетика» (включая Тельмо Сарру, выше которого только Роналду и Месси).

Чтобы игровые навыки не получались шаблонными, до десяти лет воспитанники развиваются бессистемно. Потом «Атлетик» делает упор на технику, видение поля и дриблинг на скорости (отдельное внимание уделяют смене темпа и направления). Подростки получают рабочие обязанности: убирают раздевалки, носят мячи, следят за экипировкой и чистотой полов (воспитание суровое: журналист CanoFootball Алекс Клэпэм описывал, как двух провинившихся игроков сразу отлучили от тренировки и заставили следить за ней с руками за спинами).

«Важно, чтобы выпускник в первую очередь подготовился к жизни, а не к футболу, – рассказывал спортивный директор Хосе Мария Аморрорту. – В нашей третьей команде 21 игрок, и 13 из них поступили в университет. Мы поощряем правильные ценности и растим хороших людей, а не просто игроков. Наши парни должны служить примером поведения и в игре, и в обществе».

Философия предельно сужает трансферные возможности и завязывает результаты на качестве академии (85% основы выпущены системой клуба). Эрнесто Вальверде рассказал Sky Sports, насколько в «Бильбао» тяжело: «Это отличается от любой другой работы. Если у вас проблемы, то в другом клубе вы выходите на огромный рынок и подбираете игроков. Ваши скауты ищут повсюду. В «Атлетике» все иначе. Здесь необходимо подстраиваться под характеристики игроков, потому что вы точно знаете: найти кого-то еще будет непросто».

Воспитанникам сложно найти замену, и потому «Атлетик» считается одним из самых жестких переговорщиков в Европе. Даже отступных не всегда достаточно для выкупа игрока из Бильбао. Футболистам часто напоминают, что они обязаны клубу и в любой другой команде вряд ли заиграли бы на топ-уровне. «Они должны чувствовать себя так, словно бросают семейный бизнес, начатый дедом», – объяснил New York Times президент клуба Хосу Уррутия.

Неприятный побочный эффект такой политики – наценка на баскских игроков из других команд. Клубы знают, что у «Атлетика» нет выбора, и срубают комиссию на продаже: «ПСЖ» продал Берчиче за 24 миллиона евро, хотя за год до этого заплатил 16.

«Когда у вас есть целый мир для поиска игроков, вам проще, – говорит Уррутия. – Но наша идея более гордая, более романтичная. Мы бьемся нашим народом, нашим городом, инвестируем в развитие игроков и готовы столкнуться лицом к лицу с любыми трудностями. В этом наша сила. Наши игроки могут уступать талантом, техникой, но превосходят преданностью и страстью. Наши игроки гордятся тем, что носят футболку клуба. Это делает нас конкурентоспособными. В среднем игрок «Атлетика» проводит в клубе 7-8 лет: в нашей команде больше лояльности, чем в других клубах».

***

За последние 107 лет случилось много неприятных вещей: две мировые войны, тоталитаризм Франко, требл «Интера». Футбол изменился, но «Атлетик» не отказался от решения, принятого в совершенно другом мире. Пусть «Бильбао» больше не топ, но остается одним из трех клубов, ни разу не вылетавших из Ла Лиги – и судя по недавнему лидерству в чемпионате, этот статус он удержит надолго.

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Pablo Blazquez Dominguez (1, 2), Jasper Juinen, David Ramos, Michael Regan

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Сухой лист
+869
Популярные комментарии
Reservoir Cat
+922
В тексте есть момент о языках. Когда-нибудь задавались вопросом, почему языковая семья называется индоевропейской? Казалось бы, где Европа, а где Индия?

Дак вот, в 18 веке, когда британские учёные-лингвисты открыли для себя санскрит, они о*уели. Причём о*уели дважды. Во-первых, оказалось что Санскрит просто невероятно древний, во-вторых - он одновременно похож и на греческий, и на латынь, и на кельтский, и на язык готов.

Британские колонисты почесали свои пробковые шлемы, заварили чай, и сделали вывод, что когда-то существовал народ, который потом распространился по большей части евразийского континента. И этот народ, что логично, имел свой собственный язык, который в итоге назвали Праиндоевропейским. И от этого языка появился и санскрит, и все остальные языки современной индоевропейской языковой группы. Есть мнение что этот самый народ, говорящий на праиндоевропейском и есть те самые полумифические Древние Арийцы, так как возможно изначально они базировались как раз на территории современного Ирана.

Кстати, санскрит очень похож на современный русский, сходство порой поражает, но больше всего он похож, ВНЕЗАПНО, на современный литовский. Такие пироги

Минутка просвещения на спортсрушечке.
Acuity Gaming
+350
Дискриминация это когда кого-то лишают его законных прав на основе его происхождения или убеждений. А когда частная компания подбирает себе сотрудников по важным для нее принципам, это не дискриминация.
Ответ на комментарий Weah1980
Комментарий удален
Кирилл Голивец
+226
Последний заповедник футбола как некоей идеи, а не продукта в этом инстаграмно-гламурном мире. С годами всё тяжелее болеть за клубы (без лицемерия, считаю что в случае если речь не идет о локальном клубе из маленького города, это тем же самым, что подростковые субкультуры - попытка бизнес-элит набить карман за счет доверчивых детишек) и иногда даже сильные пристрастия переходят в абсолютный нейтралитет,но к этому клубу уважение.
*по поводу абзаца выше, считаю, что болеть стоит и нужно за личностей. если ваш клуб купит человек, замешанный в каком-то жутком криминале, а в стан "злейшего врага" перейдет ваш школьный приятель, посмотрю, за кого вы будете болеть)
Cearvm
+141
Наконец-то новая актуальная статья про Атлетик. Как болельщик клуба могу сказать, что вы просто красавцы - упомянули многие детали, которые можно упустить при поверхностном знакомстве.
Про современный период и последние годы было написано мало, там тоже происходило немало интересного. Сейчас Атлетик обновился и снова становится на ноги: центральных защитников вызывают в сборную (причем рассматривают всех 3 одновременно), Муниаин вновь раскрылся и его цена пошла вверх, Уильямс смог трансформироваться из бегунка правой бровки в действительно качественного нападающего. Берчиче и Капа - отдельные сильные опции на краях защиты, А Дани Гарсия поразил своими качествами, с первого же сезона закрепившись в опорной зоне. Да и в Гаритано верят - в прошлом году был фантастический подъем и обидное непопадание в топ-6, сейчас клуб снова будет бороться за еврокубки.
И в очередной раз в команду привлекают молодых ребят из академии. Из новых лиц это Ларрасабаль и Сансет. К слову, у Сосьедада тоже зажигает один баск - Ойарсабаля скоро купят за огромные деньги в какой-нибудь топ клуб.
Mbest77
+97
В принципе работа тренера Атлетика схожа с тренером национальной сборной, не можешь кого хочешь купить, надо работать с тем что есть. Всего 3 млн басков, но и сборная Хорватия финалист ЧМ, хорватов не на много больше.
Написать комментарий 222 комментария

Новости

Реклама 18+