Реклама 18+

«Я ВСЕГДА ВЫДАЮ 100% СВОИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ». ИНТЕРВЬЮ АРТУРА МАЛОЯНА

— В своем первом интервью после приезда ты говорил, что Владикавказ напоминает тебе Краснодар 20-летней давности — здесь тихо, уютно и размеренная жизнь. Спустя полтора года твое мнение о городе изменилось?

 

— Я вот только что об этом говорил таксисту, когда ехал на интервью. Мнение никак не изменилось. Единственное, что меня впечатлило, — это горы. Выезжаю только не так часто, к сожалению. Был раз 5-6, но впечатления сильнейшие. Смотришь на эту красоту вокруг с открытым ртом.

 

— Судя по твоим соцсетям, ты очень привязан к семье. Насколько я понимаю, они продолжают жить в Краснодаре?

— Нет, они переехали ко мне в начале этого сезона, а прошлый год были в Краснодаре, да. Конечно, когда ребенок рядом, то морально тебе гораздо легче, хоть и немного сложнее физически. Вообще, классно, когда семья всегда рядом.

— Старшая дочка к спорту уже проявляет интерес?

— Мы ее на коньки сейчас поставили. Она в целом сложена спортивно. Ей есть в кого: папа - футболист, мама занималась спортивными бальными танцами.

— Этот сезон для тебя непросто складывается. Ты начинал его не в старте, а когда забил в двух матчах подряд, получил травму в Домодедове в игре против «Иртыша». Сильно переживал?

 

— В день игры сильно, но потом забыл. Я просто сразу еще не знал, насколько серьезна травма. Первые дни, пока меня еще обследовали, честно говоря, думал, что выбыл до конца года, но повезло, что быстро восстановился благодаря Эдику Кундухову. Он меня за 10 дней поставил на ноги.

— Ты далеко не первый, кто отзывается о Кундухове в подобном ключе.

— Ему богом дано. Я видел разных реабилитологов, включая тех, кто работал в топ-клубах, но Эдику просто свыше даны какие-то особые знания. Я понятия не имею, как можно придумать те упражнения, которые он дает. Когда мы только начали восстановление, я думал, что мы вообще делаем, зачем? Даже мысль закралась, что он посторонний человек, но он оказался просто суперспециалистом.

— В Красноярске ты вышел на замену во втором тайме. Забить «Енисею» хотелось больше, чем любому другому клубу?

— Нет.

— То есть никакого особенного отношения к этой команде нет?

— Мой настрой на игру и вообще на футбол не бывает плавающим. Я всегда выдаю 100 процентов своих возможностей. По крайней мере, пытаюсь это делать морально и физически. Меня часто спрашивают, особенно, когда приезжал в Краснодар играть, испытываю ли я особенные ощущения от игры дома? Да, испытываю. Потому что, папа и мама на трибунах сидят. Всё.

— Какие у тебя остались впечатления о красноярском этапе карьеры?

— Практически всегда свое прошлое мы вспоминаем с положительной стороны. Красноярское это тоже касается. Я только приехал в команду, тут же дал результат. Поднялись с 15 места на третье. Играли в стыках за РПЛ, могли выйти в первый же год, но не получилось. Следующий год у меня сложился по-другому, но мы вышли в Премьер-Лигу. Тот период карьеры вспоминаю с теплотой и благодаря красноярским болельщикам. У нас сложились очень хорошие отношения, я получал сильнейшую поддержку от них. Одно время в интернете они даже запустили хештег #Малоянанаполе

— Если встретишь Аленичева, допустим, в аэропорту, подашь ему руку?

— Да, подал бы. Я младший, а он – великий игрок и мой бывший тренер. Мои обиды и недопонимания с ним — только мои. А пожать руку старшему, который тебя тренировал – да.

— У тебя ведь не только с Аленичевым были недопонимания. Что-то подобное было с Карпиным в «Спартаке», с Алексичем в «Тюмени».

— С Карпиным у меня никаких проблем не было. Просто, когда он пришел в команду, то большинство молодых игроков из состава убрал. Это было его личное мнение, на которое он имел полное право, как главный тренер. Это была моя детская обида. Я всегда мечтал играть за «Спартак» и мне было досадно. Алексич? Это уже в прошлом и вспоминать об этом лишний раз не хочется. Это нормально и конфликтами это не назвать. У меня их вообще никогда не было. С Карпиным? Он видит Артура Малояна и считает нужным отправить того в дубль. С Аленичевым? Ни разу никогда ни одного конфликта у нас не было. Просто он пришел в команду и игрока стартового состава, который сделал результат в прошлом сезоне, посадил на лавку. Конечно, я считал это несправедливым. Конечно, мне было обидно, тем более с такой поддержкой, какую я ощущал со стороны болельщиков и руководства клуба. Сейчас, спустя два года, я бы с удовольствием пообщался с Дмитрием Анатольевичем на эту тему без какого-либо негатива.

 

— Какие у тебя отношения с нынешним тренерским штабом?

— Хорошие. Штаб у нас открытый, с ним всегда можно поговорить, задать вопросы, причем абсолютно любые. В основном, конечно, я задаю футбольные. И мне на них всегда отвечают.

— Ты работал и с флегматичными тренерами, и теперь с таким эмоциональным как Гогниев. Какой подход тебе ближе?

— Понимаешь, когда ты уже опытный футболист, то не обращаешь внимания на внешние факторы. Ты всё пропускаешь через некую призму, чтобы вобрать в себя ту суть, которую пытается донести тренер. То есть, впитываешь конкретную информацию.

— Больше всего времени ты провел в Ярославле.

— Да, для меня Ярославль вообще стал вторым домом и много позитивного связано с этим городом, потому что я именно там познакомился со своей будущей супругой. В «Шиннике» ко мне очень тепло относились, как и я к нему. Уходил оттуда в аренду в «Арсенал», но возвращался через год во многом из-за этого отношения. Тем более, было предложение от туляков остаться в команде, но там сменился тренерский штаб (Аленичев ушел тогда в «Спартак»), и я посчитал, что в «Шиннике» мне будет лучше.

— В премьер-лигу не звали?

— Звали, причем у меня было два конкретных предложения: от «Уфы» и «Кубани». В Краснодар даже успел съездить. Тогда команду тренировал Дмитрий Хохлов и он лично хотел видеть меня у себя, но у руководства клуба были другие планы, о чем мне сам Хохлов честно и сказал. Причем, я даже успел пройти медобследование, пройти первые сборы, и вот на вторых состоялся тот разговор с тренером. Вернулся в Ярославль и во втором туре уже начавшегося сезона получил травму. Команда у нас тогда подобралась просто отличная. Настоящий сплав опыта и молодости. Атмосфера в коллективе была замечательная. Думаю, если спросить каждого из того состава, то 99% ребят ответят, что это было лучшее время в их карьере. Помню прекрасно и матч в Ярославле против «Алании». Выиграли 1:0, в концовке забил Владимир Корытько.

— «Шинник» у всех ассоциируется с Александром Побегаловым. Тебя удивляет, что он столько лет работает в Ярославле?

— Нет, нисколько. Благодаря нему эта команда не болтается сейчас во второй лиге. В «Шиннике» постоянная нехватка денежных средств. Причем зарплаты там всегда были скромные. Побегалов брал никому неизвестных игроков из второй лиги, и делал из них настоящий коллектив. У меня «Шинник» ассоциируется с 5-6 местами в таблице. И в этом заслуга тренера. Сейчас у команды сложный период, причин которых я не знаю, но «Шинник» — это Побегалов.

— Как считаешь, столько лет у руля одного клуба не идет ли во вред и самой команде и тренеру? Команда без свежих новаторских идей, тренер тоже вряд ли растет в таких условиях.

— Трудно об этом судить. Наверное, нужно быть тренером, чтобы в полной мере ответить на этот вопрос. Например, я сам люблю стабильность. Люблю быть на одном месте. Не было у меня никогда такого в карьере так, что я прихожу в команду с мыслью побыть тут годик-полтора и уехать. Побегалову я по-хорошему завидую, что он в своем родном городе в ранге топ-тренера по меркам ФНЛ работает уже столько лет.

— В чем секрет долголетия Эльдара Низамутдинова? Сложно представить, что он целых 10 лет назад приезжал в «Аланию» уже опытным футболистом.

— Есть люди, которые стареют намного медленнее остальных. Вот Эльдару здоровье дано свыше. Плюс он очень пристально следит за собой и своим состоянием. Настоящий профессионал, который всегда соблюдает режим. А залог его долголетия — желание и стремление играть в футбол.

— Ты всегда мечтал играть в Испании. Сейчас вроде уехать молодому футболисту в Европу – не проблема. Да, в низший дивизион, но все же. И молодежь уезжает. У нас в команде есть игрок с таким опытом — Алан Хабалов. В твое время сделать это было совсем нереально?

— Сейчас молодым дорога в Европу открыта благодаря глобализации. Масса агентских компаний, скаутских служб, видеоматериалы, InStat и так далее. Все и всё на виду. Когда мне было 19, было немного иначе. Ну кто мне мог предложить уехать в Европу? В принципе, я в то время и с основой начал тренироваться в «Спартаке». Михаэль Лаудруп подтянул к главной команде молодежь и доверил мне место в составе. Я и в Лиге Европы при нем играл на групповой стадии. Думаю, сейчас у молодого футболиста, прошедшего весь групповой этап Лиги Европы, будет немало предложений из Европы. Не в топ-клубы и в топ-лиги, но все же. У меня их не было. Никто тогда из молодежи в Европу не уезжал.

— Тебя ведь приглашали в сборную Армении, но ты отказался, чтобы не быть легионером в России. Сейчас не жалеешь о том решении?

— Всегда мечтал о выступлении за сборную России, потому что при всем уважении, но это другой уровень. Но в душе очень хотелось сыграть за Армению. То есть, душа хотела, а голова говорила: «Подожди, не торопись, нужно сначала зацепиться в премьер-лиге». Жалею ли сейчас? Жалею. Я и сейчас поехал бы на любой матч, если бы позвали. Мы, кстати, недавно с супругой ездили в Ереван. Я был в первый раз. Мне так понравилось! Просто класс!

— Ты полгода провел в «Анжи» в аренде. Это было время, когда та команда состояла практически целиком из дагестанцев и грузин. Тебе было комфортно там?

— Если делать акцент конкретно на этом, то да, комфортно. Но в то время в Махачкале условий для футбола было не так много. Жили мы в обычной гостинице «Приморская». Одно футбольное поле, на котором и тренировались, и играли и к осени просто разрывали в клочья. Это была моя первая аренда и тренер Омари Тетрадзе хотел меня видеть у себя в команде.

— 2009 год - не самое спокойное время в Дагестане. Как вы жили? Хоть раз была мысль: «Зачем я сюда приехал?!»

— Нет, таких мыслей не было. Если говорить о приметах времени, то в той гостинице, где мы жили, был свой вооруженный пост. Сейчас не вспомню точно, то ли на этому посту, то ли рядом как-то случилась настоящая перестрелка. Сам видел, как мимо окон гостиницы летали трассирующие пули. Помню еще эпизод, когда мы с ребятами после вылазки загород возвращались в город на такси. Я в машине уснул, а проснулся от того, что мне в плечо бьют дулом автомата Калашникова. Оказывается, машину остановили на посту ДПС и приказали всем выйти. В итоге — руки вверх, досмотр, кто такие и так далее. В тот момент было страшно, да.

— Что сподвигло тебя перейти в «Урожай»?

— Я очень привязан к дому, к Краснодару. Всегда мечтал играть в родном городе. Плюс в той команде было немало тех, с кем я был лично знаком. У «Урожая» была задача выхода в ФНЛ, она тогда боролась за путевку с «Чайкой». Перспектива приехать домой, здорово потренироваться и через три месяца после зимней паузы выйти в ФНЛ была очень привлекательной.

— Как провел период самоизоляции?

— Кайфовал дома в Краснодаре. Семью год не видел, а тут 2,5 месяца рядом с родными. У меня дом рядом с прекрасным парком, жена была на последних месяцах беременности. Так что, гуляли в парке, проводили время вместе. Прекрасно все было. У меня отпуском таких приятных не было, как эта самоизоляция.

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
ФК Алания
+12
Реклама 18+
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+