Реклама 18+

Великим Ягра сделали отец, талант и нелюбовь к коммунистам – так он стал главным европейцем в истории НХЛ

В ноябре 2019 года мы начали сериал про легенд НХЛ, которых Овечкин обходит в снайперской гонке. Первым его героем стал Люк Робитайл - тогда Александр занял 12-е место по голам в истории, и это уже казалось очень крутым. Но всего за 2,5 года Овечкин дотянулся до главных легенд: вытеснил Яромира Ягра из топ-3, а впереди остались только два канадца – Горди Хоу и Уэйн Гретцки.

Яромир Ягр – главный европеец в истории сильнейшей хоккейной лиги. Четвертое – теперь уже – место в истории НХЛ по голам, второе – по набранным очкам и какой-то потрясающий микс из мастерства, мощи и невероятной харизмы.

Спортивные судьбы Овечкина и Ягра переплелись не сейчас, а гораздо раньше. Они были соперниками в российской Суперлиге во время локаута-2004, именно Ягра Овечкин свалил эпичным хитом на Олимпиаде в Ванкувере, а самое интересное то, что Ягр имел непосредственное отношение к появлению молодого «динамовца» в «Вашингтоне» – чех запустил невероятную цепочку событий, которая привела нас к одному из величайших моментов в истории мирового хоккея.

Овечкин – лучший европейский снайпер в истории НХЛ! Обошел Ягра – чех поздравил его, но пригрозил вернуться

По-другому и быть не могло, ведь Ягр – хоккей во плоти.

Ягра назвали в честь деда – он умер в 1968 году, когда советские танки вошли в Прагу

Будущий символ Чехии не знал своего деда – тоже Яромира Ягра, который не дожил до рождения внука во многом из-за политических процессов, кипевших внутри государства.

Чехословакия была одной из стран, в которых после окончания мировой войны к власти пришли коммунисты – на послевоенных выборах чешская коммунистическая партия заняла первое место, сформировала коалиционное правительство с социал-демократами и занялась постройкой чехословацкого социализма.

Путь к счастью трудящихся оказался тернист: в 1948-м коммунисты вывели на улицы своих сторонников и превратили коалиционное правительство в филиал чешской компартии, а дальше провели коллективизацию, успешно нашли предателей внутри коммунистического блока и запустили культ личности на минимальных настройках – если сравнивать с товарищами из СССР и Китая.

Предателей нашлось в избытке – талантливое поколение хоккейной сборной Чехии обвинили в измене, пытали, а следом отправили на урановые рудники.

Семью Ягра репрессии тоже не обошли стороной: у Яромира-старшего отобрали ферму, почти весь скот, оставив сарай и дом с небольшим двориком. Родители хоккеиста живут там до сих пор – это лучшая память о том, что случилось. Дед умер во время Пражской весны – в те же дни, когда советские танки вошли в столицу Чехословакии. Бабушка часто рассказывала маленькому Яромиру историю семьи, а он пронес ее через всю карьеру – 68-й номер был не столько про ненависть к Советам, сколько про память о родном человеке, который так и не увидел успехи внука.

Ягр не был идеальным гражданином из страны соцблока – он где-то раздобыл фотографию президента США Рейгана и носил ее в своем школьном дневнике, а учителям оставалось только хвататься за голову.

«Нас учили, как советских людей: что США плохие и хотят разбомбить нас, а СССР – наш друг и мешает Штатам нас бомбить. Отец никогда не обсуждал со мной все эти вещи, потому что боялся, что я могу сболтнуть лишнего. Только бабушка рассказывала мне о том, что случилось с моим дедом», – вспоминал Ягр в интервью в 1992-м.

У Яромира была мечта: стать знаменитым и посмотреть мир. Это было сложно осуществить – его отец вкалывал на ферме и в угольной шахте. Но в Чехословакии 70-х было две касты людей, часто бывавших в других странах: спортсмены и артисты. Как вспоминал сам Ягр, родственники признали, что пел он довольно паршиво, но в спорте мог бы чего-то добиться – так в его жизни появился хоккей.

Позже Ягр поймет, что хоккей – легальный способ победить СССР, но в 8 лет он просто получал удовольствие от любимой игры. Его отец сделал все, чтобы сын добился успеха – из сына фермера он вырастил одного из лучших атлетов в истории НХЛ.

От дома Ягров до фермы неподалеку от Кладно – 10 км по дороге. Отец брал велосипед и ехал до фермы, Ягр – бежал за ним. Дальше – кормил куриц и скотину, помогал отцу и неистово упражнялся.

Когда Ягр подрос, отец сделал ему штангу из задней оси трактора, играл с ним до ночи во дворе между амбарами и заставлял качать ноги.

«Отец говорил мне много приседать. Я приседал – 1000 раз в день. И работал на ферме, так что игра в хоккей для меня была развлечением. В шесть лет я доминировал – отец попросил тренера поставить меня против десятилеток, чтобы я выглядел средне на их фоне. Он очень хотел, чтобы мне ничего не давалось легко», – вспоминал Ягр.

Поражения только усиливали его мотивацию: он еще сильнее упражнялся в отцовском амбаре и грезил Америкой. Ягр знал про НХЛ – знакомый привез ему плакат со звездой «Эдмонтона» Уэйном Гретцки, а другой постер и вовсе был почти вне закона – на нем было фото чешской теннисистки Мартины Навратиловой, которая сбежала из страны и стала одной из лучших спортсменок мира.

В 15 лет Ягр дебютировал за взрослую команду из Кладно, а уже через год зарабатывал хоккеем больше, чем отец. В 18 Яромир поехал на ЧМ в составе сборной Чехословакии – на том турнире играли Стив Айзерман, тройка Хомутов – Быков – Каменский, а лучшим голкипером турнира назвали Доминика Гашека. Тогда же Ягр понял – он не хуже лучших советских и канадских хоккеистов.

Драфт Ягра – детектив. Мог оказаться в «Ванкувере», врал, что останется в Чехии еще на пару лет

Яромир Ягр стал первым хоккеистом в истории Чехии и Словакии, которому не пришлось бежать из страны, чтобы играть в НХЛ. Но в «Питтсбург» его привела очень интересная цепочка событий.

«Пингвины» по итогам сезона-1989/90 получили пятый выбор на драфте – Лемье и Коффи тащили как могли, но вратари команды не выручали даже по меркам веселой НХЛ конца 80-х. Так что команда закончила регулярку на дне своего дивизиона и не попала в плей-офф.

«Питтсбург» очень хотел Ягра – скауты клуба приметили чеха в том числе и на последнем ЧМ (он играл в тройке с Бобби Холиком и Робертом Райхелом), а падение Железного занавеса открывало возможность получить талантливого игрока без особых проблем.

Первым выбирал «Квебек» – и менеджеры совсем не хотели брать еще одного европейца первым номером. За год до этого клуб взял Матса Сундина – «Юргорден» потребовал от канадцев компенсацию в 800 тысяч долларов за переход, и шведский здоровяк еще один сезон провел в Европе. Поэтому в 1990-м менеджмент собирался вложиться в перспективного силового нападающего Оуэна Нолана.

Дальше начинались проблемы – «Ванкувер» думал о Ките Примо, но мог поменять решение. Чего хотели «Филадельфия» и «Детройт», уже тративший свои пики на русских звезд, предсказать не мог никто. Фактически «Питтсбург» играл в рулетку: либо Ягр доживал до пятого выбора, либо ехал в другую команду.

Не помог даже отчаянный шаг – у Пола Коффи заканчивался контракт и один из лучших атакующих защитников лиги требовал по новому контракту больше 1 млн долларов за сезон. «Питтсбург» решил, что лучше включить в сделку с «Ванкувером» истекающий контракт Коффи и пятый пик, но все сорвалось в последний момент.

Перед драфтом генеральный менеджер «Питтсбурга» Крэйг Патрик грустил – шансы взять Ягра были близки к нулю, но он все равно напряженно слушал, как конкуренты объявляют свои выборы на драфте.

«Квебек» – Оуэн Нолан, «Ванкувер» – Петр Недвед (чех, который сбежал в Северную Америку), «Детройт» – Кит Примо, «Филадельфия» – Майк Риччи, «Питтсбург» – Яромир Ягр.

Спустя годы драфт-1990 превратится в фильм «Что здесь делает Майк Риччи?» – но «Флайерс» тогда в него верили. А Крэйг Патрик с плохо скрываемым удовольствием следом произнес фамилию 18-летнего паренька из Кладно.

Что произошло? Правда выяснится спустя 26 лет – в интервью FoxSports ее раскроет все тот же Патрик: «На интервью перед драфтом он говорил командам, что планирует еще пару лет играть в Чехии. Нам он сказал, что готов приехать в команду хоть завтра. Я думаю, это стало причиной, по которой другие клубы отказались от него. Почему он так себя вел? За нас играл Марио Лемье».

Сразу после драфта Патрик посадил Ягра и его семью в самолет и отвез их в Питтсбург, чтобы показать город, в котором будет играть их сын – через неделю переговоров родители дали добро, а «Кладно» получил 200 тысяч долларов компенсации.  

Тяжело адаптировался в НХЛ, считал себя круче Линдроса, а его связка с Лемье крушила всех подряд

Первый сезон Ягра в Северной Америке – типичная история талантливого европейца, который приехал покорять Америку.

Первый матч он начал в первом звене, а закончил – в четвертом.

Во втором – забил гол вторым броском.

А дальше – турбулентность, из которой он выбирался моментами. В это сложно поверить сейчас, но Ягр не забивал целый месяц – 16 матчей подряд. В Чехии он был звездой, в «Питтсбурге» – сидел под Стивенсом, Малленом, Токкетом и Рекки.

Яромир совсем не говорил на английском и банально ленился: «Они отправили меня в школу, хотя я не видел в ней никакого смысла. Я сидел там по 8 часов, не зная ни слова на английском, а каждые 45 минут приходил новый учитель. У меня даже не было словаря, чтобы посмотреть нужное слово. «Питтсбург» нанял учителя на курс в 6 недель, но я бросил после четырех».

Это привело к тому, что чех выстроил стену между собой и остальной раздевалкой – в какой-то момент он чуть не расплакался у шкафчика после одного из матчей. Еще одна показательная история: тренеры объясняли, какой загиб крюка допустим правилами, а Яромир думал, что от него требуют больше бросать по воротам.

К середине сезона он и близко не выглядел будущей звездой лиги – скорее, хандрящим парнем, который планирует вернуться в Европу и снова быть лидером. К счастью для всех, менеджмент «Питтсбурга» нашел решение проблемы – за защитника Джима Кайта выменяли работящего центра Иржи Хрдину из «Калгари».

У Хрдины не было бешеной результативности, но было два важных плюса: он умел играть в защите и был чехом, говорившим на английском, так что у Ягра наконец-то появился человек, с которым можно поболтать в раздевалке. Иржи помог Яромиру наладить быт и играл с ним в настолки, чтобы новичок быстрее запоминал разные слова – 45 из 57 очков в дебютном сезоне Ягр набрал после перехода Хрдины.

А дальше был первый плей-офф и Кубок Стэнли – Ягр выглядел солидно даже за спинами Лемье, Фрэнсиса и Рекки, а в финальной серии против «Миннесоты» отдал пять голевых передач.

Лучший эпизод того похода – довольное лицо Ягра, и фраза: «Элвис покинул здание!» с Кубком Стэнли над головой.

Год спустя «Питтсбург» собрал тройку Стивенс – Лемье – Ягр, которую тут же окрестили «Горизонт» – все игроки были выше 6 футов (182 см), и их было невозможно затолкать в силовой борьбе или отнять шайбу.

Лемье – элитный распасовщик, который видел игру на шаг вперед.

Стивенс – силовик в расцвете, который был готов забодать любого соперника.

И Ягр – самая элегантная задница НХЛ, которая перла к воротам как танк, укрывала шайбу у бортов, а эгоизм молодого чеха идеально подходил желанию Лемье поделиться шайбой с партнером.

Скотти Боумэн, сменивший умершего от рака Боба Джонсона прямо посреди сезона, так описывал связку Лемье и Ягра: «Когда Марио получает шайбу, он думает: «Куда мне ее доставить?». Он отдаст шайбу и окажется в лучшей позиции для атаки. Когда Яромир получает шайбу, он думает: «Куда я могу с ней двигаться?». Он напоминает мне Мориса Ришара – оба вингеры, у которых куча вариантов в голове и которые не продумывают свои ходы заранее, что делает их непредсказуемыми для соперника».

Ягр почувствовал свою силу – требовал больше времени на площадке и в большинстве, так что «Питтсбургу» пришлось обменять Марка Рекки. Во втором раунде роскошная атака «Питтсбурга» напоролась на «Рейнджерс» – Джо Маллен повредил колено, Лемье сломали руку и били в каждой смене, чтобы он хотя бы не бросал по воротам.

В 6 матчах против «Рейнджерс» Ягр забил два победных гола, а «Бостон» проскакал всего за 4 игры – 3 гола, пять передач и ни разу не ушел в минус по полезности. В финале чеха ждал суровый «Чикаго» Майка Кинэна – та команда лупила всех подряд и скидывала перчатки при каждом удобном моменте, но тогда сгорела «Питтсбургу» со счетом 0-4.

Почему? Сложно побеждать, когда Ягр устраивает вот такое.

«Величайший гол, что я видел», – скажет после матча Лемье.

«Извините, я не очень хорошо говорю на английском, чтобы описать этот гол», – хохоча заявит Ягр.

В 20 лет у него было два титула – такого не исполняли ни Уэйн Гретцки, ни Горди Хоу.

Он почувствовал себя звездой – еще по ходу второго чемпионского сезона он подходил к Боумэну и угрожал, что через год уйдет в «Сан-Хосе» и будет там главным игроком, а за месяц до старта тренировочных лагерей перед сезоном-1992/93 он сидел дома на ферме и рассуждал о том, что пляжи и красивые девушки лучше кубков.

«Эрик Линдрос может быть хорошим игроком, но он не в 15 раз лучше меня. Если меня не хотят подписывать, значит я им не нужен. Я больше не считаю «Питтсбург» своей командой. Я люблю наших фанатов, но если у клуба нет денег, то обменяйте меня.  Я хочу туда, где тепло. У меня два Кубка Стэнли – мне не нужны перстни, мне нужны море, пляж и девушки».

Менеджмент «Питтсбурга» не сможет расстаться со своим новичком – зарплату Ягра поднимут в три раза, а их связка с Лемье продолжит наводить ужас на защитников.

Когда Лемье пропустил целый год, восстанавливаясь от проблем со спиной и курса химиотерапии, Ягр предложил тренеру сдвинуть СуперМарио на фланг, а в центре оставить Рона Фрэнсиса – в этом сочетании Ягр собрал 149 очков (лучший результат в карьере), но Лемье был еще круче – 161 балл и 50 шайб за 50 матчей после всех проблем со здоровьем. Тем удивительнее, что эта невероятная тройка в плей-офф вылетела от серенькой «Флориды», которая в итоге дотерпела до финала.

После ухода Лемье Ягр стал главной звездой «Питтсбурга» – оказалось, что его тело и стиль игры вполне подходят для сверхжесткой эпохи капканов и зацепов, и он выдал серию мощнее 149 очков за регулярку – чех взял 4 «Арт Росс Трофи» подряд.

«У меня было преимущество – я любил играть на бортах. Был готов играть против силовиков. Не боялся получить удар. Я чувствовал, что сильнее. С четырех лет я работал на ферме. В тренажерном зале ты можешь сделать перерыв между подходами, но на ферме нет перерывов – ты должен закончить работу», – объяснял Ягр.

В его хайлайтах есть место и красивым обводкам, и кистевым броскам, но гораздо чаще – великолепная работа на пятаке и раскаты из углов с последующим завершением. В Омске Ягру придумают звучное прозвище – Жопа. Его партнер по «Питтсбургу» Кевин Стивенс будет более политкорректным: «У него лучшее хоккейное тело».

Для той части Пенсильвании, что болела за «Питтсбург», он стал настоящим идолом – когда Ягр заходил в бар, вокруг него появлялся десяток красивых девушек, его черный Camaro знал каждый полицейский штата, а в одном из интервью чех упомянул, что любит шоколадные батончики Kit Kat – на следующий день к домашней арене привезли партию из нескольких тысяч шоколадок.

Вместе с популярностью росла и зарплата Ягра: за последние 2 года в «Питтсбурге» он заработал около 20 млн, но команда так ничего и не выиграла. Не помогло даже возвращение Лемье, который пытался спасти «пингвинов» от банкротства и стал совладельцем клуба.

При всей популярности Ягра продажи абонементов после ухода Марио упали почти на треть, клуб заключил плохой телеконтракт и тупо не выплачивал зарплату – лучшему игроку в истории команды просто не отдали больше 20 млн, положенных по контракту. Кроме того, во время летнего отдыха на родине, где Ягра обожали после золота Нагано-98, он умудрился ляпнуть, что «разница между Чехией и Питтсбургом – как между раем и адом» – после возвращения в Северную Америку Яромир попал под волну хейта. В сезоне-2000/01 «Питтсбург» сенсационно дополз до финала конференции с все еще горячим Ягром и магией Лемье, который не играл в хоккей несколько лет, но это был конец – на контракт чеха у клуба просто не было денег. И его обменяли в «Вашингтон».

В «Вашингтоне» проиграл кучу денег в казино, получил огромный контракт и ничего не выиграл

Этап карьеры в «Кэпиталс» – едва ли не худший отрезок в карьере Ягра. Дело даже не в статистике, хотя чех ни разу не пробил хотя бы 80 очков за сезон – многие отмечали, что суперзвезда просто потеряла интерес к хоккею.

«Я не хочу возвращаться в то время. Не имеет значения, что я чувствую. Не важно, что я скажу. Люди не поймут меня, пока не окажутся в том положении, в котором оказался я. Я старался изо всех сил, пусть люди так и не считают», – так Ягр резюмировал свои годы в «Вашингтоне».

Тед Леонсис недавно приобрел клуб НХЛ и хотел заполучить в свою команду настоящую звезду – как раз подвернулся «Питтсбург», который в перерывах между новостями о банкротстве два года подряд выбивал «Вашингтон» из плей-офф.

Ягра, который набрал 121 очко за регулярку, разменяли на мешок шайб: Крис Бич, Росс Лупачук и Михал Сивек отправились в Пенсильванию довеском к 3 млн долларов, которые Лемье пустил в оборот. Леонсис же подмахнул контракт на 77 млн и 7 лет – на тот момент это было самым большим соглашением в НХЛ.

К Ягру прилагались опытные Оутс и Бондра, эксперты ставили на то, что команда станет чемпионом дивизиона, но «Вашингтон» даже не попал в плей-офф, а Ягр наскреб 79 очков.

Не помогло и подписание Роберта Ланга, с которым Ягр давно дружил – через год «Вашингтон» вылетел в первом раунде, хотя вел в серии 2-0, а Яромир при этом саботировал тренировки нового тренера Брюса Кэссиди.

У Ягра были проблемы важнее: в Лас-Вегасе его ждала кредитная линия на 500 тысяч в казино, а налоговая обнаружила, что нападающий не заплатил налогов почти на 3 млн долларов, и пригрозила ему конфискацией имущества.

Финансовые планы Леонсиса тоже провалились: он обещал фанатам кубок за пять лет, из-за Ягра поднял цены на билеты сразу на 15%, но не получил значительного роста посещаемости и продаж, что негативно сказалось на финансах команды. После провального старта сезона-2003/04 Леонсис психанул и устроил тотальную распродажу тяжелых контрактов: чтобы Ягр ушел в «Рейнджерс», владелец «Кэпиталс» доплатил 20 млн из своего кармана, а в столице приземлился реактивный Энсон Картер.

Трейд вдохнет в Ягра новую жизнь – он перезагрузится в Омске, выбьет 123 очка за «Рейнджерс», снова вернется в Россию и станет главным кочующим дедом в НХЛ. А его пофигизм в столице США обернется победой «Вашингтона» в драфт-лотерее.

***

Летом 2004-го «Кэпиталс» благодаря Ягру задрафтуют воспитанника московского «Динамо», в котором скауты видели феномен и будущую суперзвезду.

Неспокойной весной 2022-го Александр Овечкин обойдет великого чеха и станет лучшим снайпером НХЛ из Европы.

Круг замкнулся.

В предыдущих сериях:

Лучший левый вингер НХЛ до Овечкина: не считался талантом, конфликтовал с Гретцки, выиграл кубок в 36

Селянне заново родился в 35 лет: выиграл Кубок Стэнли, выкинул Россию с Олимпиады и сверкал почти до 44

На пике Лемье был лучше Гретцки. Даже рак и хроническая травма спины его не сломили

Айзерман много лет считался некубковым (как и Овечкин). После 32 – выиграл три раза

Мессье был в тени Гретцки, а без него выиграл два кубка. Его боготворят в Нью-Йорке и ненавидят в Ванкувере

Легенда, которую обошел Овечкин: забросил 700 шайб, хотя почти не видел одним глазом

Эспозито – хоккейная рок-звезда 70-х. Кутил в барах, работал на заводе и забил 717 голов

Марсель Дионн – величайший игрок без Кубка Стэнли. Его карьеру испортили непрофессиональные менеджеры

«В 17 лет Гретцки и Лемье шли к величию. Я шел за пончиками». Он забил 86 голов за сезон и сделал Америку счастливой

Фото: Gettyimages.ru/Bruce Bennett, Jim McIsaac, Denis Brodeur/NHLI, Mitchell Layton; storymaps.arcgis.com

+130
Популярные комментарии
curdboy
+157
статья как будто обрывается: словно автор вспомнил, что ему надо куда-то бежать, и по-быстрому завершил повествование "хорошей концовочкой"...
Crosby174
+73
Ну уж куда без "нелюбви к коммунистам"..?
v3
+61
Егор чтож вы так сыро написали про Ягра? Вы также сыро накидали про Эспозито, хотя информации достаточно, но про Ягра информации ещё больше. Столько клубов сменил... Такие быстрые статьи не не нужны.
ВЕРНИТЕ ВЛАСОВА!
Написать комментарий 80 комментариев

Новости