Реклама 18+

Стиль Квартальнова сложнее, чем кажется, сборная СССР играла красиво, но хоккей изменился. Тренер «Ак Барса» разбивает стереотипы

Красиво возвращаемся в КХЛ.

В России у хоккейного тренера есть два варианта развития карьеры: быть известным в прошлом игроком, как Андрей Николишин, и сразу встать на лавку команды КХЛ, или прорываться в главную лигу через ДЮСШ и работу в молодежных командах. Еще есть история Игоря Ларионова, но это слишком большая редкость.

Игорь Горбенко играл за «Ермак», «Авангард», «Сибирь» и даже успел забраться в Хабаровск и Норильск. Он тренирует 16 лет, и это полноценный тренерский путь – начал в ярославской ДЮСШ, поработал в МХЛ, а шесть лет назад стал ассистентом Дмитрия Квартальнова в ЦСКА. Теперь Квартальнов и Горбенко выстраивают новую версию «Ак Барса» – увидеть их первые результаты в плей-офф помешал коронавирус, но очевидно, что казанский суперклуб оказался в совершенно новой системе координат.

Мы задали Горбенко несколько вопросов по игре – получился разговор, который полезно прочитать всем, кто следит за хоккеем. Вот что вы узнаете:

• Что делать, когда проиграл 1:7 середняку

• Почему хоккей Квартальнова не стоит называть простым

• Эффективность большинства – это не только голы

• Александр Хованов приехал в Казань молодой звездой, а сейчас – пылит в «вышке». Как так?

Возвращаемся к КХЛ с развернутым тренерским интервью! Поехали.

– Откуда пришли те 1:7 с «Амуром» в конце октября? Я дважды посмотрел матч, и не могу сказать, что «Ак Барс» развалился.

– 1:7 в Хабаровске – катастрофа. Но мы пропустили легкие голы – например, Бутузов убежал в меньшинстве, бросил из-под троих, попал даже не в ближний, а в дальний угол. Такие матчи учат нас, что мы команда и должны помогать друг другу – если будем играть по отдельности, то развалимся. Пропустили четыре гола в меньшинстве – у соперника залетело вообще все. Через такое нужно проходить.

– Дмитрий Квартальнов очень остро отреагировал на скамейке. В раздевалке были такие же эмоции?

– Он был требовательным игроком и стал таким же тренером. За эти эмоции не стоит осуждать – он живет игрой, ты от такого не можешь уйти. Понятно, что мы не так разбирали матч – провели собрание, объяснили команде, что хотим видеть. Отдельно проговорили, что в такие моменты нужны лидеры – они могут вытащить матч, но в Хабаровске этого не произошло. Мы увидели правильную реакцию уже в матче с «Барысом», да и с «Сибирью» проявили характер – было 0:3 после первого периода, но смогли победить. 

– Год назад вы говорили, что хотите доминировать, владеть шайбой и показывать агрессивный хоккей. Базовые ценности не изменились?

– Мы сейчас не показываем тот хоккей, который хотим видеть. Здесь есть объективные причины – выбывали игроки основы, были проблемы с предсезонной подготовкой. Это сказывается на движении.

– То есть базовая основа агрессии «Ак Барса» – это именно мощное движение?

– Конечно. Подборы, единоборства, схемы – нужно хорошо двигаться, чтобы успевать и не терять игроков.

– «Ак Барс» играет очень короткими сменами.

– Да, это нарабатывается на тренировках, чтобы игроки понимали момент, когда нужно смениться. Хотя ты всегда погружаешься в игру, тебе не хочется уходить со льда. На тренировке бывают эпизоды: играем по пятеркам, «красные», «желтые», «зеленые», один из хоккеистов забывает смениться, ему кричат: «Оглянись». А вокруг уже другая пятерка, только он из своего звена остался.

– Игровое время нападающих очень ровное – в топе нет ни Да Косты, ни Азеведо, Доус упал по среднему времени почти на три минуты, а, например, в «Динамо» Шипачев играет 20+ минут за матч. В чем плюс такого распределения, как у вас?

– Всегда нужно исходить из текущей формы игрока. Если Доус или еще кто-то готов сыграть 20 минут – он будет играть. Джастин Азеведо играл у нас и 21 минуту в этом сезоне. Есть большинство, меньшинство, мы после каждого периода смотрим, кто сколько сыграл, чтобы понимать состояние игроков. Хотим, чтобы они сохраняли свежесть, могли играть весь матч. И то, что не проигрываем третьи периоды – не случайность. Хотя, конечно, в первых нужно добавлять.

– Павел Бучневич жаловался, что ему тяжело смотреть КХЛ. В частности, он отметил матч «Ак Барс» – «Северсталь», потому что ваша команда «играет через длинный пас с проставлениями, а Зарипова и Азеведо заставляют бегать и толкаться». Что скажете?

– Если честно, иногда просто поражаюсь. Я понимаю, что Павел приехал и хотел увидеть искрометный хоккей, но после Питера у нас было несколько заболевших. Не могу сказать, что там был красивый хоккей, но Череповец играл дома, и у Разина организованная команда. Они хорошо идут по сезону, очень быстрые и мобильные. Почему должно быть легко? Есть еще один факт – на «Ак Барс» настраивается любая команда лиги, все хотят нас обыграть.

Откуда Павел может знать, что Квартальнов требует от Зарипова? Мы не заставляем вбрасывать шайбу. Есть определенная система игры – так же, как у СКА, «Авангарда», ЦСКА или у Скабелки в «Локомотиве». Выигрывают системные команды. Ты можешь где-то просесть функционально, но система тебя вытаскивает. Это самое главное.

Зарипова бесполезно учить играть. Его можно мотивировать. Я не научу его играть, там вагон мастерства. Мотивация? Да. Функционально подготовить могу. Но не учить играть в хоккей, потому что он мастер.

– А как мотивировать игрока, который взял пять Кубков Гагарина?

–  Есть несколько психологических методов. Но мы его не заставляем работать – если бы он не хотел играть, давно бы уже сказал: «Ребят, я все». Как и Мозякин, или Дацюк. Это ребята с огромной мотивацией, она внутри. Или Радулов – ты не воспитаешь это чувство голода до побед. Жаль, что Даниса не было в Хабаровске – его очень не хватило в раздевалке.

– Еще один момент: против «Ак Барса» соперники стараются сыграть плотнее в средней зоне. Это сказывается на хоккее, который показывает команда?

–  Да, в средней зоне всегда очень высокая плотность. Плюс иногда играют с оттянутым защитником, потому что понимают, что в случае большой плотности мы будем вбрасывать. Если есть оттянутый защитник, или вратарь хорошо действует клюшкой на выходах, то понимаем, что  вбросом не получится играть. Просим разворачивать атаку, играть короткими вбросами. Тут все зависит от соперника.

Защитник «Ак Барса» Лямкин разворачивает атаку, следует короткий вброс.

– Последний матч с «Сибирью» – ее можно считать примером соперника с оттянутым защитником? Очень глубоко садились во втором периоде.

– Да, они поставили глубокие 1-3-1, очень высоко подняли первого игрока в нашей зоне, еще и оттянутый защитник. Такое только скоростью можно разбирать – в первом периоде мы недостаточно работали. Задача любого раската – отрезать первого игрока и пройти на скорости. А на входе в зону самое главное – не терять шайбу, потому что большая плотность на чужой синей линии, и короткий пас может оборваться. Здесь проявляется мастерство игроков – Доус, Да Коста могут такое исполнить.

Построение «Сибири» в средней зоне.

– То есть, когда соперник так выстраивается, использовать поперечные передачи не получится?

- А как ты отдашь поперечную передачу, если у соперника четыре игрока на синей линии, а клюшки перекрывают весь центр? Есть такой вариант: развернуть атаку, «поставить» защитников и войти вторым темпом, когда оборона встанет. Или играть короткими вбросами. Длинные не пройдут – оттянутый защитник будет подбирать.

– Хоккей Квартальнова часто называют вертикальным, почти так же часто – примитивным и рельсовым. Что думаете об этом?

– Подождите, а что такое вертикальный хоккей? Это когда все вдоль и через вброс? Мы не просим вбрасывать шайбу, мы просим ее не терять. Ты можешь комбинировать, но не теряй. Я всегда даю молодым ребятам, которые не играют, считать – сколько раз мы вошли вбросом, а сколько раз гладко, то есть через пас или на ведении. И мы всегда на это смотрим. Есть такие матчи, что несколько раз подряд вкинули, и ты понимаешь: все, стоп, пора менять. Это не идет от тактики, скорее, от настроя игрока – человек не хочет брать на себя ответственность за потерю шайбы. Что самое простое? Вбросить. Когда такое происходит, мы на лавке объясняем: хватит. Ты вбросил, но подбирает соперник, мы постоянно будем ее заново отбирать. Нам не нужны голые вбросы. Нужно их контролировать, чтобы наши игроки были первыми на шайбе. И вот так бывает – вбросил 3-4 раза подряд, а по этим сменам оценивается вся игра и говорят про вертикальный хоккей.

– Я проверил данные InStat, по цифрам доля вбросов – меньше 15%, то есть можно сделать вывод, что «Ак Барс» не играет через них?

– Да. В ЦСКА было то же самое. И у Никитина в ЦСКА много не вбрасывают. Есть разные способы, которые чем проще, тем надежнее. Кто-то длинные вбросы использует или выходит через дальний борт – подставили и побежали. Разные системы игры. Мы разбираем матчи, очень много команд играют короткими вбросами, но постоянно говорят про хоккей Квартальнова.

– Может, вброс просто ярче выглядит и в памяти откладывается?

– Нет, здесь немного другое: как я говорил, вбросишь 3-4 раза подряд, и это запоминают. Игрокам объясняем: нет смысла вбрасывать, если вратарь играет клюшкой. Вася Кошечкин как третий защитник играет – он все заберет. Можно короткий борт играть, чтобы он не выходил из ворот, это уже может сработать. А с хорошим взаимодействием вратаря и защиты такая беготня превратится в пыль.

– А красивый хоккей из 80-х влияет на восприятие игры?

– Вот тут согласен. Но хоккей ведь меняется, причем меняется каждый год. Один год не поработаешь тренером, вернешься – тяжело будет. Посмотрите Кубок Канады, звено Ларионова на льду – великолепная игра в пас, катание, но канадцы за одну смену три раза убежали «в ноль». То есть за эту смену мы могли получить 0:3. Великолепные мастера, у меня кумир детства – Крутов. Но каждому времени – свой хоккей.

– Илья Воробьев рассказывал, что во время плей-офф-2016 хотел показать команде нарезки из победного Кубка Гагарина-2014, но понял, что хоккей вообще другой.

– Конечно, все поменялось – скорость, функциональность у игроков другая. Бессмысленно показывать моменты, которым уже 3-4 года. А вратари? У них тоже меняется форма, техника. Сейчас научились обороняться и 5 на 5, и 4 на 5 – все отработано. Чтобы организованную оборону проходить, нужно придумывать схемы, менять игру в зоне нападения.

– Вы же помните, как играла «Магнитка» против ЦСКА в финале-2016?

– Это была очень хорошая и именно системная команда. Да, была тройка Мозякина, которую невозможно полностью перекрыть – моменты из воздуха придумают. Но за ними были отличные, системные тройки нападения. Они понимали, как мы будем играть, и подстраивались под нас. Я теперь в шутку припоминаю Зарипову тот финал, говорю: «Верни мне то, что забрал тогда».

Да и у «Ак Барса», топ-клуба, есть три системы игры, которые эти два года мы прививаем команде. Это тяжело дается, но нужна вариативность, потому что ты должен подстраиваться – как говорится, можно управлять парусом, но нельзя управлять ветром. Мы понимаем, как хотим играть, но и нюансы должны учитывать. Первые смены мы смотрим не только на нашу команду, но и на соперника – допустим, накладывают ли они звенья, играют ли в активное давление, или ставят 1-3-1, какие выходы из зоны используют.

– Есть тренеры, которые активнее подстраиваются под соперника? Вы сказали, что против Разина тяжело.

– Я думаю, что подстраиваются все, сложно выделить кого-то. Против «Сибири» непросто играть, особенно в гостях, молодые ребята там обалдевают при полном стадионе. Еще отмечу «Торпедо», очень быстрая команда.

– Мы делали текст, в котором разбирали в том числе позиционные атаки «Ак Барса». И написали, что атака строится не столько на игре в пас, сколько на выигранных единоборствах. Насколько такой тезис можно назвать правильным, есть у него что-то общее с реальностью?

– С реальностью общее точно есть. Мы хотим видеть больше агрессии у ворот соперника. Конечно, некоторые игроки могут отдать передачу через две клюшки, другие не могут. Но могут выиграть единоборство, забрать шайбу, пойти на ворота и заработать на себе удаление.

Еще один плюс: такая агрессия выхлестывает оборону. Тяжело обороняться, когда на тебя идет прессинг. Допустим, соперник в защите играет боксом. Передачи для них вообще не проблема – сделайте хоть сто, катайтесь по зоне. Не подпустят к воротам, а если броски от синей, то все время соперник на линии броска. Как такое разломать? Обыгрывать 1 на 1, в лоб лезть, набрасывать и добивать. Тогда появятся разрывы, и оборона будет уставать. Один проиграл, второй проиграл – за счет ошибок на усталости можно затащить шайбу. А так можно кататься, провести кучу времени в атаке, но КПД будет нулевым. Вот это энергозатратный хоккей.

Но еще раз поясню: Зарипову и Да Косте необязательно так лезть, они и на носовом платке могут отдать передачу. Хотя есть игроки, которые пытаются играть в Зарипова, но не могут это сделать.

– Защитники «Ак Барса» от синей линей чаще набрасывают на ворота, чем прицельно бросают.

– Главное, чтобы шайба дошла до ворот. Если на линии броска есть игрок соперника – не надо в него бросать. Нужно двигаться и бросать с рабочих ног, или сделай передачу, а не бросок ради броска. И кстати, я бы не сказал, что мы хорошо доводим шайбу до ворот, надо добавлять в этом, как и в игре под воротами, сбивании шайбы.

И если брать подключения защитников – этого никто не запрещает. Можно идти в глубину зоны, подключаться в позиционных атаках, закрывать зону при давлении. Главное, чтобы была страховка. Этот момент тоже объясняется игрокам, чтобы они понимали, когда стоит подключаться. И все упражнения заточены на то, чтобы защитника задействовали как четвертого нападающего.

– Сбивание шайбы – это как на видео с Павелски, где он подправляет набросы от синей в ворота? Почему в КХЛ мало используют этот прием?

– Да, именно так. Скажу, как тренер, который поработал в детской школе: мы мало уделяем внимания этому элементу. Иностранцы хорошо исполняют – канадцы и американцы. Да и европейцы тоже, они обучены так играть. Стас Галиев поиграл в «Вашингтоне», он рассказывал: «Оши просто сумасшедшие подставления выполняет». У нас, например, Доус все шайбы под воротами сбивает.

– Еще одна фишка «Ак Барса» – вбрасывания. Вы отдельно их отрабатываете?

– Мы много внимания уделяем стандартным ситуациям. Даем общую канву действий, либо игроки сами договариваются внутри своей тройки – они за это отвечают. Каждый понимает, кто идет на подбор, кто на ворота. Если ты выигрываешь вбрасывания – ты контролируешь шайбу, а не тратишь силы, чтобы ее отнимать.

В ЦСКА так же было – с нами выходил Сергей Федоров. Как он играет на вбрасываниях! Ни в одном учебнике нет того, что он делает. Просто зверь. Андронов, например, за счет этой работы очень хорошо играет на точке.

– Габариты помогают на вбрасывании?

– Здесь не в габаритах дело. Когда делаешь нарезку, разбираешь центральных соперника и подсказываешь, что можно сделать и как встать – использовать форхэнд или бэкхэнд, встать правее от судьи, стойку поменять. Даже если ты не можешь выиграть, постарайся оставить нейтральную шайбу, чтобы мы могли сработать на подборах.

– «Авангард» тоже мощно играет на точке. В матчах с ним вбрасывания – ключевой момент контроля над игрой?

– Они тоже разбирают все стандартные положения. В меньшинстве на вбрасываниях мгновенно вгрызаются, разбирают игроков. Это столкновение двух систем – кто быстрее среагирует, кто лучше сыграет. Хартли играет в агрессивный хоккей, у него нападающие проделывают очень большой объем работы.

Посмотрите, они не размазывают атаку: одна-две передачи – и доводят до ворот. Если застревают в углах, то моментально поднимают шайбу наверх, а дальше защитники либо делают перепас, либо наброс. Из-за ворот тоже доставляют шайбу под ворота. Это система, в которой все заточено на ворота.

– Реализация большинства у «Ак Барса» – в районе 20%. Это та цифра, на которую должен ориентироваться топ-клуб?

– Нет, конечно. Я понимаю, что она могла быть и лучше, но конечная цель в том, чтобы наше большинство заставляло соперника уставать, даже если не удалось забить гол. Пример: последняя игра против «Сибири», второй период. Вышла бригада с Доусом и Да Костой. Они не забили, но оборону они за минуту сорок просто выхлестнули.

Мы разбирали этот эпизод, я им сказал: ребят, классное большинство. Они удивляются: мы же не забили. Но в следующем розыгрыше они забросили шайбу. Меньшинство играют определенные люди, оборона всегда устает из-за быстрых передач.

– Доус и Да Коста играли в лучшей спецбригаде прошлого сезона. Что они дают «Ак Барсу»?

– Мы можем менять их по позициям – Да Коста хорошо бросает с ходу, Доус может бросить или сделать скрытую передачу, Азеведо хорош на подборах. Появляется вариативность. И возможность играть от обороны соперника – можно сыграть «конвертом» или из-за ворот.

– Вы выделяете в большинстве более эффективные и менее эффективные зоны для броска?

– Больше ориентируемся на игроков. Сможет ли он бросить с ходу, с перевода или коротким броском. Если у нас два игрока, которые здорово играют под воротами, то наброс на ворота тоже будет эффективным.

– Из защитников только у Яруллина правый хват, этого достаточно?

– Наверное, нет, но у нас достаточно праворуких нападающих, за счет них можно разобраться с хватами. Мы еще и часто меняем их, можем и клюшками в борт сыграть, чтобы оборона соперника двигалась. Потому что, если клюшка в центр зоны, защитник сразу встает по линии броска. Если ты леворукий на левом борту, ты можешь сдвинуться влево или вправо, и еще отдать скрытую передачу. У Омска, например, Чинахов забивает после таких переводов. Обороне очень тяжело играть, когда соперник двигается. Ты ищешь глазами оппонентов, крутишь головой, теряешь игроков и шайбу из вида. Как только потерял игрока – проиграл позицию. Это же основная задача – сделать так, чтобы защита потеряла кого-то из игроков.

– Плюс вратари, которым почти невозможно забить прямым броском без движения.

– Конечно. Пример – если вратарь не выходит из ворот, играет глубоко, то у него перемещение занимает очень мало времени. Смысл делать широкий перепас, если он перемещается и нет открытого угла? В этом случае просишь нападающих играть уже, тогда передача быстрее идет, вратарю нужно быстрее перемещаться. Еще важные нюансы: как вратарь перемещается, на щитках или на ногах, как расположены руки, на плечи всегда внимание обращаешь – заваливает он их или нет.

– Вот два примера отличных вратарей из КХЛ: Юха Метсола и Василий Кошечкин. В чем будет разница при розыгрыше большинства?

– Метсола отлично играет на щитках, можно попробовать добивания верхом. Или со средней дистанции броски верхом, с закрытым обзором. Вася вот большой, он почти все видит – если в огне, очень тяжело забить.

– Многие ждали приезда Хованова, но у него пока не получилось закрепиться в основе. В чем его проблема?

– Сашка очень хороший парень и талантливый игрок. Он приехал в топовую команду, здесь нужно пробиваться, толкаться локтями. Никто место в составе не отдаст. Он на предсезонке играл хорошо, может быть, подумал, что так будет и дальше. У него будет шанс работать и пробиться. Хватит характера – станет очень хорошим игроком.

– Про лишний вес – это правда?

– Конечно, правда. Кто бы врал? Он приехал не готовым, долго сидел без хоккея. Это молодой парень, который по своему возрасту очень хорошо играл. Мы сделаем все, чтобы ему помочь, но нужно желание. Не нужно амбиции показывать и удалять фотографии из инстаграма. Ни один тренер не оставит в запасе Хованова, который отлично играет.

– Писали, что у него проблемы с катанием. Как сейчас у него с этим компонентом?

– Он катается неплохо, нужно добавить в мощности катания. Мощность придет вместе с силой, это приходит через работу на льду. Мощность делает быстрее, ты меньше устаешь, лучше восстанавливаешься. И быстрее работаешь по шайбам, переключаешься, потому что ноги к этому готовы. Я ему сразу сказал: будет тяжело. Если будешь идти до конца, то дойдешь. Он очень талантливый пацан, но нужно работать.

– В «Миннесоте» считают, что это этап взросления.

– Да им все равно. Приедет он готовый – хорошо. Не приедет – ничего страшного. Что они теряют? Да ничего.

«Ак Барс» попал в реальность Квартальнова: играет очень быстро, почти без звезд и постоянно побеждает

«Авангард» отказался от дальних бросков в большинстве и забивает почти в каждом матче. Идею принес новый помощник Хартли

Овечкин в Америке – звезда и шоумен, в России – политическая фигура. Два разных образа живой легенды

Фото: vk.com/hcakbars; РИА Новости/Владимир Федоренко, Григорий Сысоев, Максим Богодвид, Виталий Белоусов

+137
Популярные комментарии
FinishedBreakfast
+43
Егор, отличное интервью! Получился хороший разбор с экспертом, а не голое рисование стрелочек от автора - уровень сразу другой.
raulduke
+21
Обычный хоккейный жаргон. Когда отрабатывают выход 2-в-1 вы также психуете и просите говорить 2-в-2?
Ответ на комментарий swert-12
"...три раза убежали «в ноль»." - меня, как человека уже много лет играющего в воротах, бесит это выражение, вратарь - это не ноль, хороший вратарь полкоманды стоит, выход один-на-один - так правильно. Теперь по тексту, " сборная СССР играла красиво, но хоккей изменился" - правильно, прежде всего убрали красную линию, что и послужило главным изменением. Чтобы играть, как сборная СССР, нужно чтобы детей тренировали как в СССР, но к сожалению в 90-е очень много ушло тренеров из профессии и унесли с собой знания и опыт поколений.
Dedrik
+12
То, что это натягивание совы на глобус? Как например твои оксуительные разборы тактик Билялетдинова, где ты захотел увидеть "скучный оборонительный хоккей" и пошел рисовать стрелочки на скринах, где три игрока стоят на синей с оттянутым дефом, или Квартальнова, где ты просто выдергиваешь пару гифок с вбросом и пишешь "ГЫ СМАРИТЕ НУ ТУПЫЕ".
Ответ на комментарий Никита Петухов
Что вы имеете против наших стрелочек?
Написать комментарий 36 комментариев

Новости