Иван Беляков: «Хотелось однажды выйти на лед в КХЛ - небольшая мечта осуществилась»

Значение «танков» – игроков, умело пользующихся своими габаритами и выигрывающих важные единоборства, – в современном хоккее выходит на новый уровень. Капитан молодых «Тигров» Иван Беляков – как раз такой типаж хоккеиста.

Александр Крупеник поговорил с молодым «тигром» о том, почему в этом сезоне хабаровская молодежь не феерит, как состоялся его дебют в «Амуре» и чем живет хоккеист вне льда.

Недавно ты получил повреждение – что случилось и когда снова на лед?

– В первой игре с «Алмазом» получилось так, что потерял концентрацию, влетел коньком в борт и получил повреждение голеностопа. Пока не знаю, когда на лед, – жду результатов МРТ. Тренируюсь понемногу, изначально должен был с «Ригой» уже играть, но по ощущениям понял, что не смогу... Надеюсь, что скоро буду готов ехать.

После твоего возвращения в состав команды МХЛ, вероятно, к тебе вернется и нашивка «К» на свитере. Что чувствует ее обладатель?

– В первую очередь, ответственность за команду и за результат – с капитана и ассистентов будут спрашивать первыми.  Не только себя надо настраивать на игру, но и остальных пацанов. Где-то подсказать спокойно, где-то – прикрикнуть. Ответственность лежит всегда, но с буквой «К» она особенная.

Ты сам еще год назад считался молодым игроком – теперь должен давать им советы. Что хотел бы до них донести?

– Пытаюсь донести, что не надо зажиматься – надо играть в хоккей. Все мы любим этот вид спорта, живем им, поэтому не стоит бояться соперников или еще чего-то. В Молодежной Лиге ведь все команды одинаковы, я считаю. Побеждает тот, у кого рвения больше, – каждый может обыграть каждого.

Мотивационные речи часто приходится произносить?

– Когда как. Честно, я не особо хорош в речах, и мне редко приходится говорить.

Больше личным примером?

– Надеюсь, что на меня смотрят, как на пример. Капитан – это человек, который должен быть примером каждому игроку.

Честно скажем, «Амурские Тигры» сейчас попали в большую яму – в чем причина?

– Может, из-за того, что практически никого не осталось с прошлого сезона. Вся команда новая, молодая. Может, потому что кто-то зажат. Сложно сказать, что происходит. Но то, что выходим и бьемся в каждой игре, – это есть. Опыта пока не хватает толком... Большая часть команды первый сезон проводит в МХЛ.

У тебя была интересная история с переходом в команду «Амурские Тигры».

– Свой первый сезон в МХЛ я проводил в «Атлантах», и незадолго до начала второго мне сказали: «До свидания. Все – давай на выход». До начала сезона оставалось недели две, и вариантов много не было. Решили с отцом поехать в Петербург, чтобы пройти просмотр в местные команды МХЛ – «Динамо», «Львы», может, и СКА. Получилось, что в это время там проходил турнир, где играли «Тигры». Решили подойти к главному тренеру – тогда был Давлетшин Валерий Рафикович – и он сказал: «Приезжайте на просмотр в Москве». Приехал. Хорошо, что хорошо сыграл. И теперь рад, что моя карьера так продолжается.

Расскажи, как карьера начиналась, о первых шагах в хоккее.

– Даже не помню, как научился кататься на коньках. Отец говорил, что уже в три года катался. Я сам вот этого почему-то не помню... И вот однажды откуда-то ехали с отцом зимой, – а в городе у нас ледового дворца нет, – и я увидел каток под открытым небом. Там фонари горели, с дороги красиво смотрелись... Меня так зацепило все, что уже на следующий день учился кататься с детьми в хоккейной секции. Потом уже пошло распределение по позициям, и начался сам хоккей.

Не было хоккейного дворца? Ты же вроде из Дмитрова?

– Играл в Дмитрове, но сам я из Сергиева Посада. Они где-то в 50 километрах друг от друга – минут 40-50 езды. Получилось, что когда только начал заниматься хоккеем, три или четыре месяца занимался в команде «Луч» из Сергиев Посада, а потом решили поехать в Дмитров – это был ближайший город, где были ледовый дворец и спортшкола. Там я отыграл до 13-14 лет, и потом решили поехать на просмотр в ЦСКА, где все удачно сложилось, и где я после трех сезонов стал выпускником школы ЦСКА, чем горжусь немного.

Сложно было добираться из Сергиев Посада?

– Когда ездил в Дмитров, было еще не так тяжело. Да, трудно в 10-11 лет каждый день ездить туда-обратно, еще в школе учиться, делать уроки... Вечером поздно приезжал. Но когда перешел в ЦСКА, стало еще хуже. У нас тренировки были ранние – в восемь утра. Приходилось вставать в шесть часов, идти на электричку, полтора часа ехать до Москвы, потом еще на метро добираться... Еще после тренировки идти в школу. Домой я только переночевать приходил.

Ты всегда был самым габаритным игроком в команде?

– Всегда был самым крупным. Из всей моей карьеры только Сема Букарев выше меня, ха-ха. Больше никого не было. Сейчас рост – 197 сантиметров, а вес – 98 килограммов.

Габаритные игроки обычно пользуются большим уважением. Считаешь себя агрессивным игроком силовиком?

– Я считаю себя силовиком. Но при этом я ведь центральный нападающий, должен совмещать оборону и нападение, поэтому я не только силовик, но и голова пятерки. Должен созидать, создавать и обороняться – все делать на площадке, в общем.

Приходилось пускать в ход кулаки?

– За всю карьеру три-четыре раза было. В МХЛ, кажется, ни разу не было. Это крайний случай. Я не любитель драться. Может быть, что и со мной не хотят драться, – какой человек полезет на этого двухметрового, который в два раза больше, ха-ха.

Кстати, у тебя взгляд на льду пронзительный всегда...

– Не знаю, почему-то всегда такой взгляд. Даже на фотографиях потом смотрю – аж самому страшно становится. Наверное, у меня подготовка к игре такая, лучше настраиваюсь так. Если у меня наоборот какой-то не такой взгляд, то значит, что что-то в этот раз не то или что не готов полностью.

Может, за габариты и устрашающий взгляд ты получил шанс сыграть за «Амур» как тебе объявили об этом?

– Это был конец нашей первой домашней серии – против «Витязей» и «Капитана». После последней игры мы через день должны были улетать. Я собирал вещи, уже часов в двенадцать ночи, и звонок – Александр Серафимович Блинов сказал: «Подожди пока. Завтра с первой командой тренируешься и с ней летишь на выезд». Для меня это был немного шок.

– Что чувствовал?

– Помню себя маленьким, когда был еще первый сезон КХЛ. Смотрел финал «Ак Барс» – «Локомотив», и мне так почему-то хотелось однажды выйти на лед именно в КХЛ. И такая небольшая мечта осуществилась недавно.

Вспомни, как случилось так, что она сбылась.

– Получилось, что в моей первой игре со «Спартаком» Яна Коларжа удалили до конца за силовой прием, а Томаша Зогорну удалили за то, что он выскочил со скамейки и начал заступаться. Я поехал отбывать штраф, а потом и получил шанс – полторы минуты где-то сыграл. Следующую игру против «Динамо» я полноценно провел: почти девять минут, 14 смен. Меня сильно трясло, когда сказали: «Будешь сегодня играть». Эта игра запомнится надолго. Навсегда.

Партнеры подбадривали? Может, кто-то особо впечатлил?

– Все подбадривали, говорили: «Не тушуйся, не загоняйся, если что-то не сможешь. Выходи и играй как умеешь». Я и вышел. Не могу сказать, что отлично сыграл, но картинку игры точно не испортил.

Атмосфера в раздевалке «Амура», говорят, особая. Как считаешь, Андрей Мартемьянов много вложил в это?

– Конечно. Он отличный мотиватор на игры с серьезным соперником. Если посмотреть на матчи «Амура» с большими командами, то окажется, что практически все выиграли. Думаю, что залог побед в этих играх – мотивация игроков. Удалось донести, что ничем не хуже тех, кто напротив, что с ними также можно играть и нужно их обыгрывать. 

Чем обычно занимаешься вне хоккея?

– С друзьями любим ходить в кино. Иногда, когда у нас бывают выходные, получается на какой-нибудь фильм сходить. А если в отпуске, то в последнее время мне нравится в театр ходить. Несколько раз сходил с друзьями – очень понравилось.

Последняя постановка, на которую ты ходил?

– «Ревизор» в «Малом Театре» в Москве. За неделю до отлета в Хабаровск.

Книги в полетах читаешь?

– Нет. Это не мое. Я знаю, что читать надо, но для меня это все-таки что-то непреодолимое. 

Ты огромный и очень суровый парень – обычно таких не напугать. Есть ли что-то, что может напугать Ивана Белякова?

– Фобии какие-то? Ну, я змей не переношу. Насекомых очень крупных. Пауков каких-то огромных.

А к обычным домашним животным как относишься?

– Хорошо. Всегда кто-то из живности дома был. У меня дома собака и кошка, кролик был. Мы его даже не заводили – сам прибежал на участок к нам, ловили его очень долго, он оказался какой-то королевской породы. Недели две пробыл у нас, а потом нашлись хозяева – мы его, к сожалению, отдали.

Вообще как себя ощущаешь в быту?

– Было сложно, когда были маленькие, ездили на сборы на месяц. Несколько недель не видишь родителей – тяжело. Со временем уже привык к этому и абсолютно нормально себя ощущаю в быту.

Что ты думаешь о Хабаровске?

– Мне нравится город. Правда, летом слишком жарко, а зимой слишком холодно, но сам город очень хорош. Когда сюда с «Атлантами» еще приезжал на первый выезд, помню, ехали на тренировку, я не выспался, вид просто ужасный какой-то был... Подумал: «Не дай Бог когда-нибудь сюда приехать играть». И через год я сюда приехал! Но теперь мне очень нравится здесь: город, команда – все мое.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
HockeyBird
+12
Реклама 18+
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+