Реклама 18+

Футболист «Урала» Ефремов об отношении к Жиго и шутках Набабкина

 

 

Полузащитник екатеринбургского «Урала» Дмитрий Ефремов в интервью корреспонденту РИА Новости Михаилу Гончарову рассказал про отношение к спартаковцу Самуэлю Жиго после полученной травмы, объяснил, почему не подписал новый контракт с московским ЦСКА, а также вспомнил, как армейцы шутили над партнерами после тренировок.

 

Люди начали сходить с ума – скупают рис и гречку

- Правильно понимаю, что «Урал» не стал сразу уходить на самоизоляцию в связи с распространением коронавируса, команда продолжала тренироваться?

– Нам сначала дали несколько дней выходных, чтобы побыть дома, провести время с семьей. По возможности старались никуда не выходить. Если появлялись на улице, то только в масках. Старались обезопасить себя и близких.

- Тренеры не объясняли, почему «Урал» не изолировался сразу, как это сделали другие команды РПЛ?

– Знаю, что ребятам из ЦСКА, например, дали программу, но нам никто ничего не объяснял. Изначально сказали тренироваться, поэтому выполняли.

- В магазинах Екатеринбурга пустых полок сейчас не наблюдаются?

– В некоторых есть, да. Люди с ума сходят, (скупают) гречку, рис, туалетную бумагу. Где мы были в магазинах, везде всё есть. Прямо так, чтобы пустые полки, наверное, нет. Видел только, что жидкого мыла не осталось.

- В сети каждый день появляются ролики, где футболисты жонглируют туалетной бумагой. Видел, что вы тоже присоединились к этому челленджу в Instagram.

– Да, увидел, как это делают другие, но, наверное, игроки занимаются этим от безделья.

Клуб потратил деньги, а в итоге всё спустили в унитаз

- Была ли какая-то церемония посвящения новичков в «Урале»?

– Какого-то особого посвящения, наверное, не было. Кроме какого-то «коридора» на тренировках ничего нет. Нормально приняли, отличный коллектив. Вообще, где бы я ни играл, везде были хорошие ребята. Когда ситуация с вирусом будет чуть спокойнее, свожу команду на ужин.

- В «Урале» все так делают?

– Скорее не принято, здесь зависит от желания каждого.

- Никаких песен новички не поют?

– Я пел, но это было в Чехии, когда играл за «Слован».

- Какую песню исполнили?

– Не помню какую, но точно это были «Руки вверх».

- О! Что-то про любовь?

– Она прикольная, веселая была. В целом, у Сергея Жукова все такие.

- Что вас удивило в «Урале?

– Я, скорее, просто соскучился по футболу. Не играл 4,5 месяца, занимался, по сути, только в зале. На поле выходил только два раза. Соскучился по работе с мячом, по упражнениям, даже в «дыр-дыр» поиграть было уже круто.

- «Урал» уже во второй раз подряд не может провести свой матч в Кубке России. Как-то шутили на эту тему в команде?

– Шуток не было. Это ненормально, когда ты летишь на игру, настраиваешься, клуб потратил деньги, плюс перелеты – всё это сказывается на самочувствии футболиста. Во второй раз на подсознании уже готовились, что игру отменят, но всё равно все ребята приехали с чемоданами...

- То есть во второй раз вы тоже прилетели на игру?

– Нет, перед вылетом собрались, условно, за пять минут до начала последней тренировки сказали, что матча не будет.

- В Ярославле действительно поле было таким, что на нем невозможно было играть?

– Если бы надо было, то мы, конечно, сыграли, но почему люди не подготовили (поле), ведь было время. Зачем было доводить до того, чтобы люди приехали и подтвердили, что газон не соответствует качеству. Хотя бы за 2-3 дня можно было дать решение, а не в последний день.

- Президент «Урала» Григорий Иванов рвал и метал?

– Конечно, клуб потратил деньги на самолет, проживание, а получается, что просто в унитаз всё улетело.

От извинений Жиго мне ни горячо, ни холодно

- В связи с тем, что вы вот-вот восстановились от травмы, тренеры не говорили игрокам: «Ефремова по ногам не бить»?

– На самом деле, многие не знали или забыли про это. Я и сам аккуратно играл на первых тренировках, старался в борьбу не лезть. Всё по мере возможностей. Дальше уже старался прибавлять.

- Медицинский штаб по-особенному относился к вам?

– Да, и медики, и тренерский штаб спрашивали, как себя чувствую, чтобы меня не перегрузить. Давали паузу во время игровых упражнений, чтобы не только колено, но и другим мышцам не навредить. Все были открыты, можно было спокойно подходить и что-то узнавать до и после занятий.

- Как на сегодняшний день оцениваете свое состояние?

– Бывают моменты дискомфортных ощущений, но если брать последнюю игру, то минуты через 2-3, когда разбегаешься, болевых ощущений не чувствуешь. Сейчас остается только работать над укреплением мышц. Жалко, что сейчас приостановили чемпионат, потому что я только вошел во вкус, начал играть.

- У Игоря Акинфеева и Алана Дзагоева были похожие травмы, они не давали советов?

– Игорь, да, вначале говорил, что могу спрашивать. У Дзаги тоже спрашивал о программе и разминке. При болевых ощущениях, конечно, интересовался что и как. В целом, много парней, кто имел такую же травму.

- Правильно понимаю, что Жиго принес извинения после столкновения, где вы травмировались?

– Да, принес, написал в WhatsApp мне.

- Никаких обид на него нет?

– Ну, как сказать нет... Он просто меня на полгода из футбола выбил, тем более, у меня истекал контракт. Понятно, что он не хотел нанести травму, но как он сыграл?! Мне от этих извинений было ни горячо, ни холодно.

- Почему не удалось договориться о новом контракте с ЦСКА?

– Были разговоры (о новом соглашении) еще до травмы. Мы не договорились, общение на этом закончилось, а потом через какое-то время я получил травму.

Раньше Игнашевич был Серегой, а теперь – Сергей Николаевич

- В 2018 году после матча с «Анжи» в раздевалку зашел Хабиб Нурмагомедов, что он тогда вам сказал?

– Он сказал, что мы за короткое время дважды его огорчили, обыграли две любимые команды: «Анжи» и «Реал». Но при этом он был добрым и веселым.

- Ты, кстати, за Конора или за Хабиба?

– За Хабиба.

- Почему?

– Потому что наш, отечественный, так сказать. Я бы посмотрел его бои вживую.

- Следите за единоборствами?

– Слежу, но не могу сказать, что встану в 7 утра, чтобы посмотреть какой-то бой.

- А бывают ли какие-то командные просмотры футбольных матчей?

– Были во время чемпионата мира. Мы в то время занимались на сборах в Австрии. Причем у нас свои товарищеские матчи были в эти дни, но мы сразу после них начинали смотреть сборную России.

- Легионеры в ЦСКА тоже болели за сборную России?

– Они, скорее, переживали за армейских ребят: Акинфеева, Игнашевича, Фернандеса, Дзагоева, Головина...

- Как реагировали на гол Марио в ворота хорватов?

– Мы радовались, что наш парень забил. Мы в них вообще не сомневались.

- Марио сейчас лучше знает русский язык?

– Да, чуть-чуть говорит, лучше, чем было в то время, когда он только начинал в России. Может быть, он стеснительный, мы его «божьим одуванчиком» называли (смеется). Марио всегда был очень добрым, правда хороший человек. Всегда поможет, если надо.

- В ЦСКА до 2018 года была дедовщина?

– Она, наверное, есть везде, «подай-принеси» часто можно увидеть в разных командах... Так, чтобы гоняли или шпыняли, то до такого не доходило. Со всеми можно было общаться на равных, конечно, с теми, кто постарше – с уважением.

- Когда я сказал, про дедовщину, то имел в виду, что футболисты ЦСКА раньше практически не общались с журналистами в микст-зоне. Существовал какой-то запрет для молодежи от старших игроков?

– Запретов точно не было, хочешь – иди и разговаривай, хочешь – нет. Всё спокойно.

- Вы застали несколько составов в ЦСКА, какой был самым сильным?

– Образца 2013 года был, наверное, самым крутым: Хонда, Эльм, Думбия, Муса, Вагнер, Гонсалес. Сумасшедший состав был. У Вагнера, кстати, невозможно было мяч отобрать, к нему настолько мяч прилипал, что он мог держать его на ноге, голове, шее!

- С кем из того состава вы были ближе всего?

– Как и сейчас дружу с Набабкиным, Дзагой, Жорой Щенниковым. Тогда еще тепло общался с Игнашевичем. Тогда – Серега, сейчас – Сергей Николаевич. Среди тех игроков не было высокомерия, понятно, что молодежь должна с уважением относиться к «старичкам», но все общались на равных.

- Насколько тяжело было находиться новичку среди именитых игроков?

– Никто из игроков не вел себя как звезда.

Набабкин скрутил номера с машины Васина, а тот не заметил

- Вы болеете за лондонский «Арсенал». С какого времени?

– Примерно в возрасте 9-ти лет. Точно помню, что во время финала Лиги чемпионов 2006 года уже болел за лондонцев. Больше всего нравился, конечно, Тьерри Анри.

- Когда Андрей Аршавин перешел в «Арсенал», что вы чувствовали?

– На тот момент ждал, когда российский игрок будет играть в моей любимой команде. Отдельно за него переживал, ведь россияне нечасто играли в Европе.

- Доводилось ли бывать на матчах «канониров»?

– Нет, пока не был. Однажды играли против них в матче юношеской Лиги чемпионов. Есть фото с (Патриком) Виейра, когда тот тренировал «Манчестер Сити».

- Удалось пообщаться?

– Куда там... Английский я не знаю, что ему скажу: «хеллоу»? По-честному, у меня с языком тогда не очень было, несколькими фразами я мог объясниться. Опыт игры в Чехии мне помог в английском.

- Какой нужен уровень английского, чтобы играть в «Арсенале»?

– Сначала надо подтянуть уровень футбола (смеется).

***

- В вашем Instagram есть одно странное фото, где вы перевешиваете номера на автомобиле. Это же лишение прав за такое?

– Не знаю, это у нас Кирилл Анатольевич (Набабкин) такой фигней занимался. Друг другу скручивали, а потом, кто-то домой так едет и не замечает. У (Виктора) Васина так скрутили.

- Он не заметил?

– Если человек, конечно, знал, то он замечал, а если нет... От сотрудников ГИБДД не прилетало.

- Набабкин всегда был таким веселым?

– Да-да, всегда в одном месте детство играет.

- Какие приколы могли бы еще вспомнить из того времени в ЦСКА?

– Например, кто-то из футболистов во время обеда взял чай и оставил его на столе. Другие сразу высыпают солонку соли, потом человек возвращается и начинает пить.

- Такое можно было делать всем?

– Конечно, всем делали: и Набабкину, и Щенникову, и даже Игнашевичу (смеется).

- Был ли у вас опыт заработка вне футбола?

– Был. Сейчас вот, думаю, зачем мне это надо было? Мы делали что-то вроде утеплителей для труб. Зимой мы что-то мазали клеем, а холодно было, жуть. Руки замерзают, а они все в клее. Отморозить, конечно, невозможно было, но заболеть серьезно точно было можно.

- Сколько получили за такую работенку?

– Где-то полторы или две тысячи рублей. Получил я потом еще от мамы (смеется).

- Интересно!

– Сказала мне: «Дурак что ли? Если деньги нужны, так и сказал бы». Мне было лет 11-12, не могу сказать, зачем я пошел на это и нужны ли мне были эти деньги?

 

источник

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
ЦСКА - Онлайн
+15
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+