Реклама 18+

Выйти за рамки - Майкл Бил о работе в «Рейнджерс» и своей жизни

Этот пост написан пользователем Sports.ru, начать писать может каждый болельщик (сделать это можно здесь).

Зачастую за огромным вниманием к персонам первой величины скрываются малозаметные на первый взгляд личности, чьи истории из жизни, философия мышления и забавные моменты оказываются порой не менее увлекательными и интригующими. Проект «The coaches' voice» направлен на освещение таких персоналий, одним из которых стал Майкл Бил, бывший тренер молодежных команд Ливерпуля и нынешний помощник Стивена Джеррарда в «Рейнджерс», перевод разговора с которым и опубликован ниже. 

Сначала я сделал все возможное, чтобы держаться подальше от Стивена Джеррарда. Но все изменилось.

Он был тренером команды «Ливерпуля» до 18 лет, а я был бывшим тренером U-23, который в течение семи месяцев отсутствовал, тренируя в Бразилии несколько команд, и только что вернулся в клуб. Я не смотрел ни одной из их игр и не мешался на тренировках - просто из уважения. Я не хотел, чтобы он чувствовал себя неловко.

У нас были дружеские отношения, но они ограничивались быстрым приветом или кратким обменом мнениями об игроках в академии.

Затем однажды утром он позвонил мне. Я даже не знал номер. Он спросил, не хочу ли я встретиться за кофе. Сказал, что хочет кое-что подкинуть мне для размышления.

Я уже слышал слух, что он едет в «Рейнджерс». Буквально накануне в Ливерпуле кто-то сказал, что собирается попросить меня поехать с ним. Я отшутился, что такой балласт тащить так далеко - зачем это нужно?

Но это произошло, и теперь мы здесь, и это было одно из лучших моих решений если не в жизни, то в карьере.

Меня всегда спрашивают: «Стивен тренер или он менеджер?» Ну, есть разные типы тренеров. Вы можете быть тактиком, разработчиком идей, техническим тренером или лидером и мотиватором. Он очень силен в ролях лидера / менеджера команды. Я же думаю, что я очень неплох в планировании и роли тренера на бровке, некого оруженосца для рыцаря, каким я и считаю Стивена.

О начале тренерской карьеры и планах 

Это не совсем то, где я видел себя в возрасте 38 лет. Мне было около 20 лет, когда я начал тренировать. С самого начала я сказал: «Я собираюсь рушить каждую стену дна своем пути до тех пор, пока мне не 40, а затем в 40 лет я стану менеджером».

При этом я хотел быть менеджером за пределами Англии. Я очень четко себе это представлял в тот момент, и так же четко осознаю верность этого решения для себя сейчас. Тогда я чувствовал, что английские игроки и тренеры не пользуются уважением в Европе. Бобби Робсон (прославленный английский тренер, с 1990г. по 1999г. такие команды, как «ПСВ»«Спортинг»«Барселону» - прим.)  и Терри Венейблс (тренер «Барселоны» в 1984-1987гг., а так же сборной Австралии - прим.) были для меня примером для подражания, потому что они уехали за границу и завоевали уважение и славу за пределами родной страны. Это то, чего и я хотел.

В начале это была навязчивая идея, но в последние годы я все чаще об этом думаю. При этом у меня нет желания обязательно быть менеджером сейчас. За последние 18 лет я был тренером молодежи, тренером U-23 и вот являюсь тренером первой команды

Теперь я вижу себя просто тем, кто старается делать людей лучше.

«Будучи молодым тренером, вы должны разрушить множество границ»

Это понимание было у меня еще с момента игровой карьеры. Я был немного индивидуалистом. Я играл на позиции левого вингера - этакая плохая версия Криса Уоддла (крайний полузащитник сборной Англии 1980-х — начала 1990-х гг., лучший футболист АПЛ сезона 1992/93, трехкратный чемпион Франции в составе Марселя - прим.). У меня была даже такая же стрижка и все такое! Я был хорошим дриблером и весьма неплохую левую ногу, но я не был хорош в воздухе для своего роста, и моя правая нога нуждалась в постоянной работе.

Когда вы молодой игрок, вы, как правило, получаете много похлопываний по спине, подбадриваний и всего такого. Но мне нужно было больше ясности от моих тренеров. Может быть, это была не их вина: в этом возрасте я был еще очень глуп. Я не мог сформулировать, что мне нужно.

Мне было 21 год, когда я ушел из футбола - разочарованный тем, что все пошло не так, как я хотел, и с моей уверенностью просто на самом дне.

Когда я занялся тренерской работой, я был полон решимости никогда не позволять ребенку чувствовать то, что я чувствовал в свое время. Я всегда стараюсь поговорить с ними максимально обо всем, что их беспокоит.

Я начал с того, что тренировал детей играть в futebol de salão - футзале - в церковном зале в Бромли. Речь шла об индивидуальных навыках работы с мячом, о том, что я любил делать, когда играл. Это все было связано как нельзя лучше. Я просто хотел заставить маленьких детей делать то, чего они раньше не могли.

Это сняло с меня все давление, подобно какой-то детской игре. Я влюблялся в эту игру снова и снова, но уже по-другому.

Карьера в «Челси», развитие молодых игроков и философия клубов

После шести месяцев в церковном зале я получил приглашение от «Челси». Это была работа на полставки в одном из их центров развития - выпускать шестилетних воспитанников. Но это было начало 10-летнего путешествия, которое закончилось тем, что я работал полный рабочий день в академии Челси, наблюдая за командой U-14.

Когда вы молодой тренер, вы должны завоевать доверие к своей работе. Это может быть неприятно, но это так.

Теперь, это большой плюс, что я относительно молодой тренер с таким богатым опытом. Хотя, если честно, в моей карьере были дни, когда я чувствовал, что, возможно, не смогу получить должность или двигаться дальше, просто из-за моего возраста.

Во время моего пребывания в «Челси» было много изменений с точки зрения человека во главе всех. Когда приходит новый менеджер, молодежь команд до 18 лет и младше 23 лет должна адаптироваться, потому что это команды, из которых вы пытаетесь вывести игроков в первую. Менеджеры команд должны отслеживать их прогресс.

В первый раз Жозе Моуринью был очень интересен в этом отношении. Он много рассказывал академии о том, что он искал. И Карло Анчелотти был фантастическим. Иногда он приходил и объяснял свои планы на предстоящую игру. Будучи молодым тренером, я был очарован этим.

Философия в «Челси» постоянно развивалась с появлением новых менеджеров, но никому не позволяли пересматривать то, что мы делали, с точки зрения развития игроков. Это было неприкасаемо.

У нас было много молодых талантов. Когда-то у меня были Доминик Соланке, Тэмми Абрахам и Ови Эджария в команде U-7.

Это была талантливая группа, но также и сложная для управления ими. У них было так много энергии, но это то, что я ищу в молодых игроках. Когда они приходят на поле, я смотрел, хотят ли они действительно быть там? Надо ли их успокоить, либо же наоборот завести?

Не секрет, что самой большой проблемой в «Челси» был путь, которому они хотят следовать. Но я не думаю, что это проблема сугубо «Челси»; это футбольная проблема.

Если игроки не верят в свой путь, это действительно может повлиять на них. Каждый игрок реагирует по-своему. Некоторые теряют мотивацию и фокусируются быстрее, чем другие. Но я думаю, как взрослые, мы должны быть теми, кто покажет, что мы можем открыть дверь, помочь им в построении своей карьеры.

О переезде в «Ливерпуль», воспитании молодежи и Тренте Александре-Арнольде 

Моя жена подумала, что я пошутил, когда однажды пришла домой с работы, и сказала, что я уезжаю из «Челси» в Ливерпуль.

Это означало сокращение зарплаты. Переезд домой. Все это как раз в тот момент, когда у нас только родился ребенок - наш первый мальчик, Генри.

Но мне нужно было измениться. Новый вызов.

В «Челси» я чувствовал, что у нас лучшие игроки, поэтому мы все выиграли. Каждый тренер выигрывал. Я начал спрашивать себя: мы выигрывали или игроки выигрывали за нас? Мне нужно было понять это, попробовать изменить свое мышление.

Как только я переехал в Ливерпуль, все сразу стало по-другому.

Это меньший город, чем Лондон, поэтому вы чувствуете шум болельщиков. Вы чувствуете, как они себя чувствуют.

Клубу не приходилось тратить много усилий для привлечения молодежи. Я думаю, что это благодаря таким людям, как Джейми Каррагер, Майкл Оуэн, Стивен Джеррард, Стив Макманаман - клуб всегда очень трепетно относился к своим талантливым воспитанникам, и хотел продолжать это.

И особенно скаузерами здесь так гордятся. Они хотят, чтобы один из них получил место в основной команде. Они почти требуют этого.

Как тренеры академии, мы всегда спрашиваем: что помешает молодому ребенку совершить этот прорыв? Это будет атлетизм? Это будет физические особенности? Это будет техника? Это будет менталитет? Что остановит этого ребенка?

Тогда вам стоит поговорить с ним об этом. Вы часто можете попасть в ловушку разочарования на маленького ребенка за то, что он что-то не сделал: не ест правильно, плохо спит. Но иногда это не невежество. Это незнание.

Потратить время, чтобы донести это до них так, чтобы они могли понять это - это огромный труд. Когда им исполнится 15 или 16 лет, и они на самом деле собираются сделать это своей работой, своей жизнью, речь идет о том, чтобы заставить их осознать, что может их сдерживать. И спросить их: что вы делаете с этим каждый день?

Во время моего первого периода в Ливерпуле, я думаю, у нас было 18 парней из академии, которые дебютировали в первой команде. Одним из них был Трент Александр-Арнольд.

Я помню, как смотрел, как U-14 играют с «Манчестер Юнайтед» в мой первый день в клубе. Они выиграли со счетом 4:1, а справа был тот парень, который сразу же выделялся: Трент. Он был немного странным. Минуту он не мог получить мяч; затем он уже накручивал двух соперников и оставлял их позади, и выполнял чудесный кросс. Он был буквально полон энергии. Этим он мне и понравился.

Я смотрел все возрастные группы от 10 до 16 лет в тот день, и Трент выделялся среди остальных. У него было что-то особенное. Когда вы сейчас смотрите команды академии, вы иногда можете увидеть множество «клонов», чем похожих на других среди свой группы, или других возрастов. Он, конечно, не был таким. Казалось, он видел игру иначе, чем мальчики, с которыми он играл.

Работать с ним было интересно. Недавно я просматривал несколько старых видео, и вы можете так же как и я увидеть, что ему было над чем поработать, когда ему было 15 лет. Но он был учеником - каждый день он исправлялся и совершенствовался. Это было не так: «вау, теперь это талант». Это было: «вау, кем же он может стать?»

О знакомстве с Юргеном Клоппом, болоньезе и полученных уроках 

Это было особенное время, наблюдать, как много парней проходят через все это, становятся взрослее. Говоря о молодежи, стоит понимать,что кредит доверия должен идти от менеджеров, потому что именно они открывают дверь. Первоначально это был Брендан Роджерс, который заменил Кенни Далглиша к тому времени, как я начал. Затем им стал Юрген Клопп.

Как только он прибыл в Ливерпуль, он произвел на меня огромное впечатление.

В свой первый день в клубе он пришел в академию. Я был с менеджером академии Алексом Инглторпом и Пепе Линдерсом (теперь тренер первой команды), когда кто-то сказал нам, что Юрген сейчас на ресепшене. Когда мы поднимались по лестнице, я нервничал: как я скажу привет этому парню?

Но я даже не получил шанс.

«Эй, как ты все еще жив после этого?»

Клопп говорил со мной. Я понятия не имел, о чем он. Я никогда не встречал его раньше.

«Как ты ел эти спагетти болоньезе?!»

Тогда у меня в голове щелкнуло. Он видел видео на YouTube с канала «Ливерпуля», из серии роликов «Приходите поужинать со мной», в котором участвовали парни из U-23, чтобы лучше узнать их. Всякий раз, когда игрок переезжал из своей семьи в собственную квартиру, он должен был приглашать меня и моего помощника в течение двух месяцев, чтобы приготовить нам обед из трех блюд.

Этим Юрген успокоил меня.

Он сам по себе уникален. Я не думаю, что кто-то еще может скопировать его. Он не относится к себе слишком серьезно, но в то же время у него есть другая сторона, которая располагает к себе игроков и позволяет использовать весь свой авторитет, дабы донести свои идеи.

Вы можете устать, работая с Юргеном из-за энергии, которую он требует от вас, и от того, как он играет, но этим он выводит вас на уровень, которого вы не знали, что возможно достичь. Это довольно приятная вещь для игрока, и для тренера так же.

Я знаю, что молодые игроки, которые достигли границ, которых они никогда не знали, существуют. Как только они преодолели это, это похоже на вновь обретенную форму - и с этим появляется новый уровень уверенности - в себе, окружающих, в том что происходит.

В тот первый день мы провели с Юргеном полдня, рассказывая о некоторых игроках академии и наблюдая за тренировочными сессиями. После этого я его не видел некоторое время. Я спрашивал Пепе: «Чего он хочет? Что он делает с первой командой?»

Вскоре я сам увидел все своими глазами. Я никогда не переставал задавать вопросы ему. Потому что я не хотел заниматься чем-то другим. Всякий раз, когда он смотрел игры U-23, я хотел убедиться, что мы играем так же, как он. Я хотел, чтобы он видел игроков, которые вписались бы в его команду.

За время моего пребывания в «Ливерпуле» я кое-что понял. Я попал туда как хороший тренер, но на самом деле это имело очень мало общего с коучингом. Это было больше связано с тем, как управлять людьми. Будут ли они воспринимать сообщения от меня. Как мотивировать их, чтобы располагать к себе.

Помогает тот факт, что вы можете тренировать и знать игру изнутри, но речь шла именно об этих отношениях.

Я много изучал открытые вопросы и их использование в общении, поэтому привык к открытым беседам с парнями. Я узнал, что у вас не должно быть своего раздутого эго, потому что не все смогут принять вас. Вы должны распространить эту мысль на всех вокруг.

О времени в «Сан-Паулу», разнице в амбициях игроков и возвращении в Англию

Я был полон решимости не терять эту способность общаться, когда я покинул Ливерпуль, чтобы стать помощником менеджера «Сан-Паулу» в Бразилии. Я не хотел потерпеть неудачу из-за языка.

Перед тем как уйти, я взял 17 часов уроков португальского языка за две недели. Но как только я туда попал, я не взял ни одного. Я просто начал говорить. Я не боялся ошибаться или смеяться над собой - во многом потому что это случалось довольно часто.

Раньше я постоянно смешивал слова «casado», что означает «женат», и «cansado» (уставший). Я говорил игрокам «muito casado», и они смеялись, потому что я дословно говорил, что я очень женат. Ну, на самом деле я был очень женат, но я так же и очень уставал!

Любой период, который был хорошим в моей жизни, всегда совпадал с тем, что я находился в зоне обучения. И там я оказался в огромной учебной зоне.

Как молодой тренер, я всегда осознавал, что не слишком силен в тактике. Поэтому, работая с первой командой в Сан-Паулу, я впервые смог объединить то, что мне нравилось делать - развитие игроков - с тем, что меня больше всего заинтриговало: тактикой. Если бы я смог сделать это успешно, я знал, что смогу выиграть джекпот.

Я не только развивал игроков в Бразилии. Я тоже развивался.

За обедом или после занятий у меня было много разговоров с парнями об их прошлом. Я узнал, что большинство из них не просто хотят быть игроками; они должны были быть игроками. Эта необходимость была из-за бедности - они пытались сделать это для своих семей.

В Англии у большинства мальчиков, с которыми я работал, все равно была бы прекрасная жизнь, если бы они не стали игроками. Когда я разговаривал с этими ребятами в Бразилии, стало ясно, что это не так.

Вы понимаете, что амбиции игрока больше, чем команда, где он сейчас играет. И эти деньги, которые он получает, не обязательно являются злом. Если это то, что мотивирует, и это по правильным причинам - для семьи - тогда я думаю, что это прекрасная причина.

Изначально в «Сан-Паулу» дела шли фантастически. Я думаю, что мы проиграли всего одну игру в первых двадцати, при этом и тренировки, и повседневная жизнь были мечтой. К сожалению, в бразильском футболе часто возникают проблемы с финансами - и наш клуб был по уши в долгах.

Девять игроков из нашей стартовой команды были проданы. И вот так проект медленно пошел к закату. Это было действительно трудно для меня, потому что я привык строить. Развивать и развиваться. Когда наша команда начала меняться таким образом, я понял, что это не будет долгосрочный проект.

В итоге я пробыл там семь месяцев. Но это было семь месяцев обучения каждый день. Семь месяцев превратили меня в более уверенного тренера.

«Рейнджерс» и перспективы на будущее

Возвращаясь к началу нашего разговора, семь месяцев я так же не давал немедленного ответа на приглашение Стивена Джеррарда присоединиться к нему в «Рейнджерс». Я думал, что мне нужно задать ему больше вопросов.

«Мы не знаем друг друга», - сказала я, когда мы болтали за кофе в тот день.

«Да ладно, - сказал он, - я тебя знаю. Я подтянул свои знания и квалификацию, создал небольшой бэкграунд, и я думаю, что мы друг другу подойдем».

Он был прав.

Стивен очень талантливый тренер. При этом он  может полностью погружаться в тренировочный процесс из-за своего колоссального опыта в качестве игрока, много может дать каждому члену команды, но ему не меньше нравится стоять в стороне и наблюдать за тренировочным процессом. Мне доступно лишь что-то среднее между этим. Это означает, что он видит вещи, которые я никогда не увижу.

Моя серая зона или моя слабость - это определенно его сила.

До сих пор у нас было хорошее начало в «Рейнджерс», и это то, что я приписываю его личности и тому, как он поддерживает всех, когда общается с игроками или персоналом.

Он очень честен с ними. Буквально «стреляет от бедра». Ничего не скрывает.

Я могу думать, что мы проводим достойную тренировку каждый день, но это ничего не значит, если игроки не понимают посыла или не доверяют персоналу. 

Как и Стивену, нам всем повезло, что у нас есть мудрость и опыт Гари Макаллистера (бывший игрок «Ливерпуля» и сборной Шотландии, игравший, а так же тренировавший ряд клубов Англии - прим.) А связь с ливерпульской академией под руководством технического тренера Тома Кулшоу и руководителя представительства Джордана Милсома означает, что мы стараемся следовать идейно философии Мерсисайда.

Я нашел идеальную среду и менеджера для себя. Стивен позволяет мне тренировать и делиться своими идеями с ним, привносить это в команду. Он спрашивает моего мнения во всем, от набора персонала до того, как мы должны изменить какие-то вещи на тренировках, и что я думаю о расстановке для игры.

Пока это дает мне все, что мне нужно. У меня все еще есть мечта о тренерской деятельности за пределами Англии. Когда-нибудь. Я еще хотел бы быть тренером U-18 лет - единственная работа, которую я никогда не делал. И когда у меня появятся еще несколько седых волос, я бы хотел стать главным тренером молодежи.

Но я не гонюсь за этими вещами.

Я не совсем там, где я думал, что буду в 38 лет.

Я уже вышел далеко за рамки этого.

 

Фото:  Rangers FC; Lyne Cameron; Nick Taylor; Jan Kruger; Gettyimages.ru/Matthew Lewis

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Заметки дилетанта
+19
2 комментария
Возможно, ваш комментарий нарушает правила, нажмите на «Отправить» повторно, если это не так, или исправьте текст
Пишите корректно и дружелюбно. Принципы нашей модерации
Чудесная статья, спасибо
+3
0
+3
Многие менеджеры были бы далеко от того где они сейчас без таких вот людей и хорошо что сейчас таких «скрытых героев» показывают болельщикам!
0
0
0
Укажите причину бана
  • Оскорбление
  • Мат
  • Спам
  • Расизм
  • Провокации
  • Угрозы
  • Систематический оффтоп
  • Мульти-аккаунтинг
  • Прочее
Пожаловаться
  • Спам
  • Оскорбления
  • Расизм
  • Мат
  • Угрозы
  • Прочее
  • Мультиаккаунтинг
  • Систематический оффтоп
  • Провокации
Комментарий отправлен, но без доната
При попытке оплаты произошла ошибка
  • Повторить попытку оплаты
  • Оставить комментарий без доната
  • Изменить комментарий
  • Удалить комментарий

Новости