Реклама 18+

«Ушел бы, если бы Горовенко провалился». Босс «Шахтера» о смене тренера, конфликте с Манзорро и покупке Куаджа

И невыполненном обещании играть воспитанниками.

 

Ерлан Уразаев в своем дебютном сезоне на посту директора «Шахтера» удивил: неожиданно добился впечатляющего результата, поверил в ноунейма и назначил его тренером и подал в суд на российских агентов. 

В большом интервью Sports.ru мы спросили у директора карагандинского клуба, зачем он рисковал, назначая Константина Горовенко, на чьей стороне был в конфликте Жереми Манзорро и тренера, и припомнили ему обещание играть своими воспитанниками. 

– Ерлан, признайтесь честно: год назад, когда вас только назначили директором «Шахтера», ожидали, что первый же сезон получится таким удачным?

– Главное – верить в победу. К тому же перед сезоном нам аким области Женис Махмудович Касымбек поставил амбициозную задачу – попасть в первую пятерку. Но я был нацелен на еврокубки. Но не озвучивал это публично, сказал только футболистам на первом же собрании. 

– С чего вдруг таким амбиции? Зимой «Шахтер» покинули многие лидеры, бюджет для таких задач не самый большой, да и пополнение, прямо скажем, было не топовое. Ваши трансферы вызывали вопросы у болельщиков.

– Просто я верил в команду, еще на сборах мне был понятен наш потенциал. Но я верил не только в игроков и тренеров, но и в работников клуба, это тоже была сильная команда. Каждый работал на совесть, не просто выполнял свои обязанности, но и делал это с душой. 

– Можно ли сказать, что вам помог формат турнира и единая локация?

– Это просто сложившиеся обстоятельства, их нужно принимать, подстраиваться и работать. Например, тот же формат единой локации нам подходил меньше всего. Другие команды имели возможность во время пауз в чемпионате уезжать в свои города и работать в привычных условиях, мы же с марта жили в Алматы. В Караганде команда ни разу не была из-за ремонта стадиона. В остальном же, все клубы находились в равных условиях. Никто не играл дома, никто не ездил на выезд. 

Мы свое право на высокое место в таблице подтверждали на поле. «Кайрату» и «Астане» мы ни разу не проиграли, обыгрывали «Ордабасы», «Тобол». В общем, наш успех точно не случаен, он подкреплен результатами, победами, игрой.

– И все же, согласитесь, что не все у вас было гладко. Та же неожиданная смена тренера могла повлиять на результат в худшую сторону. 

– Да, это был риск. 

Ушел бы из клуба в случае провала Горовенко, в конфликте с Манзорро принял сторону тренера и предложил игрока «Тоболу» 

– Вы уже объяснили в СМИ причину ухода Грозного. Но в кулуарах поговаривают, что истинная причина – отсутствие нужного контакта между тренером и игроками. Это правда?

– Нет. У Вячеслава Викторовича была вполне хорошая коммуникация с командой, проблем в этом не было. Его уход – это наше решение. При этом, у нас нет претензий к Грозному, мы расстались вполне спокойно и по сей день контактируем, обмениваемся мнением. Все дело в изменившейся стратегии, продиктованной обстоятельствами.  

– Константин Горовенко сменил украинского специалиста очень удачно. Это ваша креатура?

– Да, целиком и полностью. 

– Сомнения не одолевали? Не боялись, что вам не хватит опыта при выборе?

– Я все-таки какое-то отношение к футболу имею ведь, согласитесь. Компетенции для оценки у меня достаточно.

– Вы просто решили довериться другу, с которым давно знакомы и общаетесь? 

– Мы с Константином играли в молодости, были знакомы. Но после того, как я завершил карьеру, мы почти не пересекались и не поддерживали отношений. Честно говоря, еще за месяц до его назначения я слабо представлял себе, что он из себя представляет как специалист. Не следил за его работой. 

Но когда стало ясно, что мы расстанемся с Грозным и предстоит поиск нового наставника для команды, я изучал кандидатуры только молодых казахстанских специалистов. Бабаян, Карпович были заняты, Солошенко попросил дать ему еще время поработать с молодежью и набраться опыта, в итоге мне порекомендовали Горовенко. Я стал наводить справки, и все, с кем я общался, давали ему лишь положительную оценку. 

– Как убедили совет директоров дать шанс ему?

– Взял ответственность на себя.

– Это же риск.

– В футболе нельзя без риска. Но этот риск был подкреплен моей уверенностью. 

– То есть, если бы Горовенко провалился, то вы лишились бы своего поста?

– Без сомнений.    

– Но согласитесь, не все в его работе было ровно?

– Согласен. Это вполне нормально. Первое время ему было тяжело перестроиться с работы с молодежью на взрослых профессионалов. 

– Конфликт с Манзорро из этой области? (Франузский легионер неожиданно ушел из команды, а затем заявил, что подрался с тренером)

– В какой-то мере – да. Им было сложно найти понимание. Лично я не хотел убирать Манзорро, он сильный футболист для нашего чемпионата, способный помочь любой команде. Но это был стратегический момент, я решил поддержать тренера. И команда поняла, что руководство и тренерский штаб работают в едином направлении и что решение принимает только главный тренер. С самим Жереми мы расстались хорошо. Я даже сам предложил его «Тоболу», чтобы парень не оставался без работы. Хотя у него предложения были бы так или иначе.  

– Почему ушел Турысбек? Тоже не нашел общего языка с тренером?

– Нет, там никакого конфликта не было. Просто у нас появилась возможность вернуть Таттыбаева. Это наш воспитанник, в финансовом плане он был нам более интересен, чем Бауыржан. В итоге мы не потеряли в качестве, но сократили расходы. К Турысбеку ни у кого претензий не было.

– Если вернуться к рискам, то зимой вы назначили Андрея Финонченко спортивным директором клуба. Не боялись? Все-таки он до этого входил в тренерский штаб, а это совсем другая работа.

– Прежде всего, Андрей Юрьевич знает все нюансы футбола. И он легенда нашего клуба. Мое мнение: такие люди должны быть на ведущих ролях. Это его первый сезон в новой должности. Понятно, что были сложности, и ему тоже есть чему учиться, как и мне. Но его отношение к делу – это просто пример для других. Я очень благодарен ему за этот год, от его настроя и личного примера заражались оптимизмом все остальные. В нем как раз и есть тот самый шахтерский дух.

Куаджа – трансферный провал? И почему не выполнено обещание о ставке на воспитанников?  

– Весной вы говорили, что не вмешиваетесь в работу тренерского штаба и что не занимаетесь комплектацией команды, как и вообще какими-либо спортивными вопросами. Говорят, потом это изменилось.

– Да, летом, после того, как нам удалось стабилизировать некоторые направления, у меня появилась возможность больше вникать в спортивную часть. Где-то мое вмешательство требовалось. Все-таки, как я говорил ранее, Горовенко ранее не имел опыта самостоятельной работы на уровне КПЛ, со взрослыми игроками. Поэтому мне пришлось быть ближе к команде, стал больше контактировать с игроками. Даже пришлось переехать в гостиницу, чтобы жить интересами и проблемами команды 

– Какой матч «Шахтера» в этом сезоне был ключевым?

– Хороший вопрос. Думаю, что вторая игра с «Кайсаром». Мы уступили со счетом 0:2. Причем играли ужасно. Команда теряла уверенность. Нужно было что-то делать. Была проведена большая психологическая работа совместно с тренерами, поговорили с командой. Мы вместе сделали выводы.

После этого сыграли вничью с «Кызыл-Жаром». Если бы потерпели поражение, то, думаю, отставка Горовенко, следовательно, и моя тоже, была бы делом решенным. Но затем мы победили «Тараз», Хубулов оформил хет-трик. И пошло-поехало. 

– Кстати, Хубулов стал одним из лучших игроков чемпионата. Ожидали от него такого качества и драйва?

– С первого его касания мяча на сборах мне было абсолютно понятно, что это футболист уровня РПЛ. Причем команды, ведущей борьбу за медали. Он очень сильный игрок, высокого класса. Просто последние сезоны не задались у него: травмы, невезение. Ему нужно было вернуть уверенность, сделать это можно было только через игры. Поэтому второй круг он провел сильнее первого. И стал нашим лидером. 

 

– С ним контракт продлен?

– Мы пока ни с кем не продлевали контракты, так как ждем ясности по бюджету на следующий сезон. Это очень осложняет работу, я опасаюсь, что из-за этого ожидания мы можем потерять некоторых пацанов. Но не хотелось бы брать на себя обязательства, которые потом не сможем выполнить. Поэтому ждем. А что касается Хубулова, то он первый, с кем мне хотелось бы продлить контракт. 

– Хвалиться удачными трансферами легко. Давайте поговорим о футболисте, с которым вы сильно промахнулись и за чье присутствие в заявке вам немало досталось от болельщиков – ивуариец Седрик Куаджа. Как так получилось?

– Начнем с того, что абсолютно у всех клубов в мире бывают селекционные ошибки. А что касается этого случая, то мое мнение – Куаджа очень интересный и сильный футболист. Он мог помочь нам в этом году. Но, к сожалению, перед самым началом чемпионата он заболел малярией. Болел долго. Потом пытался восстановить организм, форсировал это восстановление, в результате чего получил травму – порвал мышцу бедра. И вновь выпал из строя на месяц. Если бы не это повреждение, во втором круге Седрик усилил бы нашу атаку, нет сомнений в этом.    

– Пресса обвинила вас в пустой трате. Если кратко: весь год кормили человека, а он пользы не принес.

– На мой взгляд, у Куаджи одна из самых низких зарплат среди легионеров. Не только в нашем клубе, но и во всем чемпионате. Можете позвонить его агенту, он вам расскажет, на каких условиях были подписаны его игроки и сколько им платили. 

Нас ругали за отсутствие местных в составе, хотя я с этим в корне не согласен, в ходе сезона за «Шахтер» сыграли 6 карагандинцев. Тот же Таттыбаев был одним из наших лидеров, Цуприков проявил себя прекрасно и помог нам завоевать путевку в Лигу конференций. Мы снизили уровень заработных плат по сравнению с прошлым сезоном почти вдвое. В этом году у нас полностью экипированы дети. Последний раз их одевали, когда федерация выделяла экипировку из солидарных выплат УЕФА. Кажется, это было 3 года назад. Нам не нужно, чтобы пресса хвалила нашу работу. Достаточно оценки болельщиков. 

Весь год говорили лишь о том, что я разогнал прошлогоднюю команду. Хотя по факту я никого не убирал, все, кто ушли, сделали это по своей инициативе. В том числе и местные игроки – Шацкий, Омиртаев, Бачек. Каждого из них я пытался удержать в команде. С 9-й строчки мы поднялись на четвертую, а из тех, кто ушел, ни один футболист не стал твердым игроком основного состава в своем новом клубе. 

– Но в чем-то вас справедливо критиковали. Например, вы ведь сами заявляли, что будете делать ставку на своих воспитанников, а потом все вышло по-другому.

– Да, я понимаю, что мне припоминали весь год мое интервью, вышедшее сразу после моего назначения. Но я уже объяснял: тогда еще не был принят закон об отмене статуса легионеров для игроков из стран ЕАЭС. Изменились правила игры, нам пришлось менять трансферную политику. Но это не означает смену курса. Мы все равно намерены опираться на ребят из нашей области. 

Только насильно в состав никого мы тащить не будем, за свое место они должны драться, выгрызать его зубами. Лично мне очень хотелось бы, чтобы в каждом матче на поле выходило по 5-6 карагандинцев. Будем надеяться на то, что «Шахтер-Булат» будет работать более продуктивно.

Молодежка не показывает результат из-за инфраструктуры

– Кстати, результат вашего резерва в Первой лиге не прибавляет оптимизма. Команда закончила сезон на последнем месте в своей конференции. 

– Мы не ставим результат на первое место. Тем более, что у нас была очень молодая команда, по среднему возрасту моложе нас только «Кайрат-Жастар». Главная задача резерва – подготовка игроков для основного состава. У нас нет претензий к тренеру дубля Игорю Солошенко, настоящему профессионалу и фанату своего дела. Он один из главных претендентов на пост главного тренера основной команды в любое время.  

Но пока уровень местной молодежи не позволяет нам реализовать наше желание – делать ставку на них. 

– Почему? 

– Это очень глубокий вопрос. Но если кратко, то в области нет инфраструктуры. Последние 5 лет вообще не было никакого поля, детям негде было расти, тренироваться. Особенно в холодное время года. Караганде жизненно необходим манеж и как можно больше полей для детских школ. Без этого никакого развития у ребят не будет. Им просто негде было играть все эти годы. Благо, что ситуация постепенно улучшается, акимат намерен уделить должное внимание инфраструктуре, работа в этом направлении уже ведется. 

Отказ от госденег – на пользу, про Лигу конференций пока не думал

– Сейчас решается судьба нашего футбола. Если правительство утвердит сокращение финансирования спортивных клубов, то туго придется многим. Готовы к этому?

– Я вообще за частные клубы. Просто нам надо правильно перейти к этому, постепенно и поэтапно, чтобы в одночасье не опустить уровень чемпионата до первенства района. По-хорошему нам нужен закон о спорте, который даст нужные рычаги для привлечения спонсорских вложений, возможности развиваться. 

– Как вам удалось привлечь спонсоров в этом году. Личные связи?

– Нет, это просто правильно выбранный курс. Моим заместителем по маркетингу Молжигитом Жалгасом была проведена очень профессиональная и хорошая работа в этом направлении.  

– И все же, это ведь не очень хорошо, когда благополучие клуба зависит от акима. Как, кстати, ваш относится к футболу? 

– Наш аким очень любит футбол, хорошо разбирается в нем. Поддерживал нас постоянно в течение всего сезона. Я благодарен ему за доверие. 

– И еще один вопрос о деньгах. В этом году бывший директор «Шахтера» Сергей Егоров отсудил у клуба крупную сумму денег. Можете рассказать, в чем там дело и как все закончилось?

– Мы доказали через в суд, что 3 дополнительных соглашения, заключенные при прежнем директоре Егорове, признаны недействительными. На Егорова завели уголовное дело. Сейчас компетентные органы ведут досудебное расследование. Мы добьемся справедливости и вернем все деньги. 

– Давайте вернемся к футболу. Теперь вас ждет Лига конференций. Уже думаете о том, как будете готовиться к турниру, комплектоваться, несмотря на неясность с бюджетом?

– Глобально – не думал. Но больших переживаний нет. Будем отталкиваться от того, что есть. Главное, чтобы больше не было карантинов, и вообще вся ситуация с этой пандемией выровнялась. 

– Не считая турнирных и коммерческих задач, что еще хотите улучшить в «Шахтере»?

– Важно добиться стабильности и перед клубом всегда будут стоять амбициозные задачи. Это главное. 

«Отступные за казахстанца – 5 млн долларов». Боранбаев об интересе «Аякса» к Алипу, допинге Исламхана, сравнении с Галицким

«В Казахстане не смог раскрыться как футболист». Интервью с Георгием Жуковым – что не получилось в РПЛ, чем Астана и Алматы круче Бельгии, почему в Польше лучшие фанаты

Фото: shakhter.kz

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Степной бомбардир
+29
Популярные комментарии
Актобе
+4
это на главной?)) спортс против Никонова?))
Фанат Яны Рудковской
+1
Ну что, ждём Ерлана Уразаева на посту генерального директора Спартака !
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+