Реклама 18+

Простые, но искренние слова ‒ это то же лекарство

Я не открою Америку, если скажу, что спортсмен, кем бы он ни являлся, рискует здоровьем. Летающий лыжник, стартуя, рискует вдвойне ‒ своей жизнью. Все те, кто относится к дружной прыжковой семье, это знают. Однако есть люди, которые видят в прыжках только внешнюю сторону. Их большей частью волнует не жизнь и здоровье спортсменов, а лишь результаты. Они забывают о том, что любой, даже самый великий прыгун ‒ человек, у которого так же в груди бьётся сердце, которому так же, как всем нам, бывает и трудно, и больно.

Мучительно сложно об этом писать. Невозможно... и нужно.

Бьёрн Эйнар Роморен ‒ мой самый любимый норвежский спортсмен. И вдруг эта ужасная новость о нём: болен раком! Но честно признаюсь, я сразу подумала о его болях в спине и, увы, не ошиблась.

Сказать, что мне очень жаль Бьёрна сейчас, не сказать ничего. Я его полюбила достаточно поздно: уже не мальчишкой с понтами, а скромной "звездой". Того первого Бьёрна я помню достаточно смутно. Пусть именно он чемпион, медалист, рекордсмен, но...Тогда я смотрела прыжки крайне редко. Причина банальна: возможности не было. Ну, а потом был большой перерыв на 5 лет. В общем, так получилось, что Бьёрн в свои лучшие годы меня ничем не зацепил. Зато после в 2011-м (в самом-самом конце) я открыла его для себя. Даже не как спортсмена, а как человека.

У Бьёрна был сайт, где он вёл личный блог. Я же стала читать его и постепенно прониклась к нему уважением. Он писал так, как спортсмены не пишут сейчас. Писал искренне. Мне было ясно, это уже не тот Бьёрн, а какой-то другой. Очень-очень красивый и грустный. Я до сих пор помню его фотографию, где в темноте сникший лыжник устало несёт на плече свои лыжи, и подпись под ней: "31-е место..."

Чем больше со временем я узнавала его, тем сильнее он нравился мне. Бьёрн тогда ещё фотографировал, просто как обыкновенный любитель, и публиковал свои фотоэтюды на сайте. Просил, чтобы все, кто их смотрит, писали ему комментарии. Он не скрывал, что пока только учится и ему важно знать, как у него получается. А получалось прекрасно!!! Не зря говорят, что талантливый человек талантлив во всём. Бьёрн так впечатлял своим творчеством, что заразил меня им! Мне самой захотелось попробовать сделать подобные фотоэтюды. Я начала снимать и осознала, что просто реально кайфую от этого. В общем, теперь фотография стала моим страстным хобби. Однажды я запаслась смелостью, выбрала несколько самых удачных этюдов и твиттом послала их Бьёрну. Конечно, призналась, что он вдохновил меня и получила в ответ одно слово: "Красиво!".

Сейчас сижу думаю... и понимаю, что именно Бьёрн помог мне по иному взглянуть на мир спорта. Увидеть в спортсменах обычных людей, состоящих из плоти и крови. Когда всем известный Том Хильде вернулся в строй после падения, ему прочили место в заветной четвёрке. Норвежцы тогда проводили домашний Чемпионат мира, и многие люди считали, что Том обязательно должен принять в нём участие. Но Алекс Штёкль взял Бьёрна, решив, что едва вставший на ноги Том не готов прыгать в полную силу. А Бьёрн... вроде как был здоров. “Вроде как”, потому что его результаты уже пошли вниз, и в те дни ещё были слышны отголоски...

Не хочется, честное слово, сейчас вспоминать про скандал в Холменколлене. Но умолчать о нём в данном контексте нельзя. Бьёрн тогда оступился, ошибся, как все мы порой совершаем ошибки. Он прыгнул на новом (точнее сказать, обновлённом) трамплине ещё до открытия и моментально навлёк на себя гнев "всего мирового сообщества". Первой там прыгнуть должна была девушка Анетт Саген. Она же и прыгнула первая ‒ официально под звуки фанфар! А Бьёрн сделал по существу тестовый, пробный прыжок. И не сам по себе: а ему предложили и он согласился. Конечно, не стоило этого делать, но прыгнул бы вместо него никому не известный Икс Игрек и ‒ всё. Никакого скандала бы не было.

Я почему написала об этом. Ведь Бьёрна тогда чуть не съели фанаты и "жёлтые" СМИ. Такой жуткой, безжалостной травли, по-моему, не подвергался никто из летающих лыжников. Бьёрна пришлось даже прятать от зрителей, чтобы толпа его не растерзала. Да, он извинился ‒ публично, сказал, что весьма сожалеет о глупом поступке. Но люди как будто его не услышали. Бьёрн испытал в те дни просто чудовищный стресс, и он, видимо, всё же сказался потом на здоровье.

Вернувшись к истории с Томом, отмечу, что Бьёрн не был явно слабее других прыгунов. Он тянул на хорошего крепкого середнячка и, на мой взгляд, заслуживал место в команде. К тому же ведь это был Чемпионат по полётам на лыжах, а Бьёрн имел целых четыре медали со всех предыдущих полётных чемпионатов. Два золота, бронза и серебро были добыты им в разные годы в составе четвёрок. Он, как его друг Роберт Краньец, всегда раскрывался на мощных, гигантских трамплинах. И если быть честной, насколько я помню, у Алекса Штёкля замены ему не нашлось. Я надеялась, что Бьёрн сумеет собраться: настроится, возьмёт и выдаст свой максимум. Он его выдал, но...

В личном турнире Бьёрн занял далёкое 29-е место. Я не понимала тогда, что случилось, поэтому искренне верила в лучшее. Бьёрн тоже верил, он написал или где-то сказал, что он будет стараться, приложит все-все-все усилия, чтобы "исправиться", не подвести. К сожалению, всё получилось иначе... Командный турнир у него не заладился. Первый прыжок ещё был неплохой, а второй обернулся реальным кошмаром. Норвежцы отстали и заняли только четвёртое место.

В итоге, разгневавшись, местные СМИ и фанаты опять ополчились на Бьёрна. Как только его ни ругали! Писали, что лучше бы вместо него прыгал Том, и последнему даже пришлось им ответить. Том, кстати, тогда заступился за друга. Сказал, что навряд ли бы спас положение и выбор тренера был справедливым.

Не стану скрывать, я болела в те дни за норвежцев. Конечно, ждала две медали: в командном, и в личном турнирах. В команде ждала даже больше, поскольку... один Бьёрн не справился бы. В результате я страшно расстроилась, невероятно! Я не понимала, что с Бьёрном случилось, но не осуждала его. Я ждала, пока он сам расскажет, и он через несколько дней рассказал. Написал в своём блоге, что просто не мог встать с постели: вот до такой степени сильно болела спина. И в командном турнире Бьёрн прыгал опять же через "немогу" на уколах.

Потом я читала, что он перенёс операцию, чтобы успеть подготовиться к Сочи. Но места в команде ему не нашлось... даже не в олимпийской, а просто в команде "А". Что ещё можно добавить, сказать? В том же самом году Бьёрн закончил, последний раз прыгнув в любимой Планице. Я помню, в тот день было пасмурно. Тихо шёл дождь. Вальтер Хофер с почтением, крепко пожал Бьёрну руку и протянул зонтик.

Прошло уже целых пять лет, даже больше. Но я не могу забыть Бьёрна. Я не разлюбила его. Для меня он единственный, неповторимый, ‒ поэтому я обращаюсь ко всем, кто читает статью. Подбодрите его в этот сложный период! Пожалуйста!!! Бьёрн очень сильно нуждается в помощи, в нашей поддержке!

Прыжки ‒ уникальный, элитный вид спорта, и он "предназначен" для неравнодушных болельщиков. Само слово "болельщик" уже означает "болеть за кого-либо, переживать всей душой". Бьёрн нас радовал долгие годы своими прыжками. Как всякий спортсмен, он для нас выступал, дарил нам позитив, творил праздник. Сегодня ему очень плохо. Конечно, Бьёрн хочет поправиться, но просто захотеть мало. Рак ‒ слишком тяжёлое заболевание. Он отнимает все силы: физические и душевные... Если больным не хватает поддержки, желания жить, то они не справляются. Бьёрн сейчас должен почувствовать даже не сердцем, а каждою клеточкой своего организма, что он не один. Что его так же любят и ценят, как раньше. Что жизнь его не безразлична всем нам и что все мы желаем ему победить. В этот раз мы ждём от него только победы и ничего больше!

В отличии от родных и друзей Бьёрна болельщикам проще его поддержать. Мы не видим его мук, страданий, а он ‒ наших переживаний и страха в глазах. Ещё в древности люди считали, что слово способно лечить, ‒ и слова, правда, лечат. Они несут мощный заряд и всегда, если их написали, сказали с любовью, доходят до сердца. Мы все можем написать Бьёрну в "Твиттере" или "Фэйсбуке". Пусть он не ответит, но он прочитает, увидит количество присланных нами ему комментариев, писем и лайков! И это придаст ему сил для победы. Всего пары фраз или несколько слов будет вполне достаточно. Даже если вы напрочь "не дружите" с языками, не страшно! Напишите элементарное "Good luck to you!!!" Бьёрн оценит любой знак внимания, ‒ не сомневайтесь!

Возможно, статья у меня получилась "шершавой". Но я не умею писать статьи гладко, развёрнуто, как журналисты. Я не спортивный обозреватель, не критик и не аналитик. Я самый обычный болельщик и только хочу, чтобы Бьёрн поскорее поправился. Дома его ждут супруга и маленький сын. Он обязан найти в себе силы бороться. Пожалуйста, верьте в него, как вы верили раньше, когда он ещё выступал! Бьёрну важно почувствовать нашу любовь! Ему очень нужна сейчас наша поддержка!

P.S.: Надеюсь, норвежцы простят мне, что я позаимствовала у них фотографию.

Автор фото: Heiko Junge (Scanpix). Источник: nettavisen

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Больше чем спорт
+27
Популярные комментарии
vitali111111
+2
Сил Бьёрну и его семье, и пусть им будет явлено маленькое чудо
Marina Kalinina
0
Спасибо, Лена, очень душевная и добрая статья.
Написать комментарий

Новости