Реклама 18+

Родерик Филиппи: «После завершения карьеры футболиста я хочу стать дальнобойщиком»

В свои 26 лет он играет в центре обороны в «Газелеке Аяччо». Несмотря на свой статус профессионального игрока, он не является большим фанатом футбола. Он — Родерик Филиппи. Человек, который наслаждается жизнью и любит заниматься спортом, нежели смотреть его. Интервью с футболистом, которому нет дела до футбола. Человек на особицу.

— Как можно быть футболистом, не интересуясь при этом футболом?

— Легко. Я люблю спорт, но люблю только заниматься им. Терпеть не могу его смотреть. Как только я включаю какой-нибудь матч, мне тут же хочется переключить канал, потому что мне это быстро надоедает. Нет, ну хотя я видел несколько больших поединков. Например, «Барселона» — «Реал». Но удовольствие от спорта я получаю, только когда занимаюсь им. Смотреть всё это мне кажется занятием скучным.

— А когда идут большие турниры вроде Чемпионата мира, ты смотришь, нет?

— Только если финал, тогда да (смеётся). Ну вот такой я, мне неинтересно. Иногда тренеры говорят нам смотреть матчи, чтобы мы знали, как играют парни на более высоком уровне, но у меня это на самом деле не получается. Я предпочитаю учиться у партнёров по команде, например, у Жереми Бреше, нежели смотреть футбол по телевизору. Тут всё чётко.

— Т. е. в детстве ты рос без каких-либо идолов?

— Нет, ну не совсем, конечно. Я знаю кое-каких игроков. Парней вроде Зидана, Бекхэма или Дрогба, но просто потому что о них постоянно писали и пишут в журналах. А сам я никогда не интересовался футболистами. Даже сейчас, если ты попросишь меня перечислить составы «ПСЖ» или «Марселя», я не смогу этого сделать. Хотя в «ПСЖ» я знаю Златана, например (смеётся).

— Выходит в детстве ты только играл в футбола, да?

— Да, мы играли на детских площадках, как и все мальчишки. В любом случае вечером мне не разрешали смотреть телевизор после 20:30, т. е. смотреть матчи я не мог. На следующий день все мои друзья обсуждали какую-нибудь игру, а мне нечего было сказать, потому что я уже спал в это время. Хотя может мне не интересен футбол сейчас, потому что я не мог смотреть матчи в детстве? Не знаю.

— Может быть. Но даже тогда у тебя не было потребности смотреть футбол?

— Нет, совсем не было. Знаешь, меня всегда упрекали за это в мире футбола. Одноклубники, тренеры… Каждый раз, когда мне говорят о каком-нибудь игроке, которому я врезал по ногам, люди ничего не понимают. Когда Жереми Бреше перешёл в «Газелек», я даже не знал кто это, хотя это чувак, который сделал солидную карьеру. Вначале я вообще думал, что у него фамилия Броше, а все мне такие говорят: «Ты что, серьёзно не знаешь, кто такой Бреше?». Единственное, что я сказал тогда себе было: «Ему 35 лет, было бы неплохо, если бы он ещё был способен бегать» (смеётся). Вот, а потом, когда мне рассказали о нём, я конечно впечатлился.

— Как ты стал играть в футбол на постоянной основе?

— Я начал очень поздно, лет в 11. До этого я занимался гимнастикой вместе с моими приятелями. Потом один друг позвал меня поиграть в футбол, и я пришёл. Оттуда меня позвали на тренировку к местной команде, вот так всё и началось в моём родном Сис-Фур-ле-Пляж.

— А как прошёл переход в профессиональный спорт?

— Вообще я боец по духу, я ненавижу проигрывать, я даже готов разбиться в лепёшку. А так, с точки зрения техники у меня не ноги, а кирпичи. Я был просто грубым стоппером, который выносил мяч подальше и всё. Я довольствовался опекой центрфорварда, который не должен был во что бы то ни стало получить мяч. Я думаю, мой дух всегда нравился моим наставникам, которые всегда давали мне играть за первую команду. А так, я всегда любил делиться опытом с более молодыми парнями, которых подтягивали в команду. И вот старший брат одного из таких ребят предложил мне пройти просмотр в его команде «Кавигаль Ницца». На тот момент я вообще не думал становиться профессионалом с моими-то деревянными ногами. Мы играли в возрастной категории до 16 лет, но это был подготовительный центр, где старше 18 лет никого не было. Тогда я думал, что это мне ничего не даст. Но потом мой отец связался с «Аяччо», и я перешёл туда.

— В итоге ты попал в академию «Аяччо»?

— Да, хоть там не было и до сих пор нет академии. Клуб был в партнерских отношениях с молодёжным спортивным центром Аяччо, в котором мы и ночевали. У нас было немного адаптированное расписание школьных занятий. Это, конечно, не академия, как у «Сент-Этьена» или «Нанта», но и не так чтобы намного хуже. Мы хотя бы были более свободны, и нам не «грузили» голову лишними вещами.

— Когда ты играл в молодёжной команде «Аяччо», ты уже тогда выделялся из общей толпы?

— Разумеется, я выделялся из толпы всю свою молодость. Когда мы были в молодёжном спортивном центре, все шли на стадион смотреть игру, а я оставался один в комнате и созванивался с друзьями и подругами.

— Наверное подписать автограф для тебя — это слишком, или нет?

— О да, это конечно перебор. Мне приятно оставить кому-нибудь свой автограф, но я не вижу в этом ничего интересного. Автограф — это всего лишь задрипанные каракули на клочке бумаги. К тому же, мы всего лишь футболисты, мы не спасители планеты. Это как если бы завтра я пришёл к своему любимому пекарю и сказал ему: «Блин, вы такой классный хлеб делаете, не могли бы вы мне дать автограф?». Нам платят за нашу работу, как и всем. Признание людей вокруг приносит удовольствие, но мне тяжело это всё понять. Вот ты даёшь автографы после того, как напишешь хорошую статью? Нет, и это нормально. Обратное было бы странным. Так вот для меня логика остаётся такой же и в случае с футболистами.

— Ты можешь себе представить, что ты в футболе надолго?

— Нет, нужно быть честным. У меня не лучший образ жизни (смеётся). Я кутила. У нас есть указания со стороны тренеров, особенно касаемо веса, который нужно соблюдать, но на самом деле я не пример для подражания. Я тот парень, что последним приходит на тренировки и первым с них уходит. Тренер читал мне лекции по поводу этого, говоря, что я должен подавать пример молодым. Но это не моё, я предпочитаю быстрее вернуться домой к сыну. Кстати, мы вот говорили про Жереми Бреше: я не знаю, как он это делает. У него безупречный образ жизни, он никогда никуда не ходит. В последний раз я ему говорю: «Пошли, пропустим по стаканчику». Это было после матча, а всю следующую неделю мы не играли. Вдруг, я подумал, что он мог бы этим воспользоваться. В итоге он выпил три пива за 3–4 часа, пока я опустошал виски с колой стакан за стаканом (смеётся).

— А за питанием у тебя получается следить?

— Ну да, немного, ведь я обязан. Если ты набираешь слишком много веса, это отразится на твоей зарплате. Вот я и стараюсь держать себя в форме, но я никогда себе не отказываю в старом добром Quick’е (прим.: французский МакДоналдс). Я ем стэйки каждый день, а курицу — раз в неделю, хотя должно быть наоборот. Но мне не удаётся это соблюдать. Я ем, и как только у меня пропадает чувство голода, я останавливаюсь.

— И ты думаешь, что это нанесёт вред твоей карьере в будущем?

— Ну разумеется. И я это осознаю, даже если меня это бесит. Хотя может мне удастся измениться, но у меня не получается уделять этому внимание. Опять же нельзя сказать, что у меня совсем ужасный образ жизни. Я всё-таки не нажираюсь в сопли каждый вечер.

— О продолжении твоей карьеры: есть ли вероятность, что ты всё-таки останешься в футболе?

— Нееет! Я уже много говорил на эту тему со своей семьёй, для меня это невыполнимо. Сейчас я общаюсь с UNFP (прим.: Национальный Союз Профессиональных Футболистов) по поводу получения лицензии водителя-дальнобойщика. Ничего общего с футболом. На самом деле у меня есть приятель, который болеет за «Газелек». Он мне рассказал о своей работе дальнобойщика, и меня это тут же заинтересовало. Что по зарплате, что по графику работы. Ну и сам факт, что не нужно сидеть за столом весь день, меня также привлекает.

— Кстати, ты считаешь, что справишься с такой работой?

— Да, разумеется. Я уже неплохо погрузился в тематику. Единственная вещь, которая меня пока останавливает — это то, что мне на полтора месяца нужно будет освободить время с 8:00 до 15:00, чтобы получить права. Я узнавал в автошколе, можно ли как-то подстроить расписание, но пока это невозможно. Так что может получится всё пройти летом. Ну или по завершении моей карьеры футболиста. Но это ещё не точно, может быть я ещё поменяю мнение. Я не закрываю двери таким профессиям, как механик и т. п.

Оригинал: SoFoot.com

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Ligue 1
+107
Популярные комментарии
Tamplier_47
+10
И при этом капитан ещё :D
Прогресс Лэнса Стивенсона
+7
Простой человек, который наверняка в принципе не понимает, почему у него берут интервью и играет потому, что может это делать. Спасибо за перевод
Mono Link
+5
Блин, нет слов. Оч крутой тип!
Написать комментарий 20 комментариев

Новости

Реклама 18+