Любить (,) Пиппо!

фото/milanobsession.com

Его полюбили, сильно полюбили. Есть за что. Он вдохнул жизнь в поблекшие красно-черные цвета, сумел оживить окаменевшего в вечности событий гиганта. Первый шаг сделан, команда задышала, воздух ворвался в заплесневелые черные пещеры, где все полы усеяны тщательно обглоданными костьми предшественников, прежних звезд, прежних времен. Они вышли на солнечный свет, ударивший по глазам, окативший конвульсиями, обезобразивший, исказивший лица. Но так бывает всегда, когда возвращаешься к жизни из той страны, что на другом берегу немой реки.

Пока они дышат неровно, урывками, словно спеша дышать, спеша жить – нормально, сейчас так нужно, по-другому не бывает. Вернее бывает, но для этого необходимы деньги, много денег, бесконечно много, столько, чтобы забить ими каждую трещинку прошлых лет и выложить дорогу в светлое (а какое оно еще бывает? Так ведь нам кажется, тем, у кого нет золотых взлетных полос) будущее. Денег у «Милана» нет и не факт, что будут. Поэтому – конвульсии, поэтому - новое рождение, резкий крик, приходящего на этот свет маленького существа и долгая, запутанная, покрытая туманом неизвестности дорога. Идти придется наугад, по стареньким приборам, где всюду виднеются значки фирмы производителя – Тассотти.

Главное – не терять голову и чтобы хватило запала, а запала у него хватало всегда. Глядя на то, как Пиппо скачет на бровке, на эмоциональном надрыве бросаясь в комок из подопечных, празднующих безумный гол Менеза или самый первый и в матче и в красно-черном цвете Бонавентуры, глядя на это безумие в глазах худощавого человека, понимаешь – запала у Пиппо хватит, чтобы подорвать к чертовой матери всю Италию. Как минимум Италию.

Своё место. Своё время

Как это происходит неизвестно никому, сомнений нет. Здесь нельзя догадаться или проанализировать, потому что анализировать нечего. Логикой не обсчитать, не вывести общую, ну или хотя бы частную формулу. Да и в метафизику все это не перевести, получится слишком уж божественно, придется новую религию открывать, а их и так уже больше, чем достаточно.

Просто случается так, что конкретный человек попадает именно в то самое место и в самое подходящее время. Ну вот необъяснимо, случилось и всё. Такое происходит с Пиппо Индзаги. Судьба аккуратно привела его на тренерскую скамейку, словно держа за руку и доверив старым, точно сама история «Милана», Галлиани и Тассотти. Первый убережет от всегда праведного гнева Босса и если кто-то считает, что этот гнев неправеден – жуй свежий цемент, улыбайся и ползи в сторону ближайшей речки. Второй – подставит плечо, будет рядом даже в самую трудную секунду, подберет тактический вариант, подбросит идею, передаст, в конце концов, верный пистолет, когда шансов выйти живыми не останется. Сдаваться в плен – не их судьба.

фото/milanlive.it

Пиппо в надежных руках, укрыт и защищен. Есть еще одна переменная, всегда важная, когда речь заходит о больших командах – тифози. Их нужно было завоевать, иного пути нет, потому что разговаривать они не умеют и слушать уговоры не станут, в силу первой причины, конечно же. Но и завоевать их куда проще, нежели удержать благоговенную руку Президента на своей макушке. Все, что нужно для тифози – результат, реже – игра, а если дела плохи совсем – желание биться. Пиппо дал им два пункта из трех, сразу. Истерзанные неудачами последних лет фанатские души растаяли. Они приняли его в объятия с той же страстью, что и сама команда.

Его любят и ничто, как кажется сейчас, неспособно этому помешать. Мы, естественно, знаем, что жизнь штука неоднозначная, сложная и способная уплыть из рук в любую секунду. Чего уж говорить о жизни футбольной, ожидая от нее постоянства? Всё может измениться, всегда и всё, еще и кардинально. Важно, каково сейчас, а сейчас Индзаги любят все, быть может, даже больше, чем любили раньше, когда он судорожно нащупывал, словно вену, линию офсайда.

Речь зашла о правильном времени, и оно наиболее правильное за последние годы, придумать лучше было практически невозможно. Аллегри был погребен под обломками прежней команды, он еще пытался что-то делать, а на деле лишь протягивал к небу пыльную, окровавленную руку, не в силах выбраться из-под развороченного строения, принесшего ему если и не славу, то титул (а это со временем становится одним и тем же). Зеедорфа в горячке пропустили через мясорубку, превратив в озлобленный фарш. То было время, когда от «Милана» нужно было держаться подальше, но в зоне видимости. Пиппо дрессировал красно-черную молодежь и ждал шанса, посматривая на горизонт – не видны ли трепещущие на ветру знамена, не зовет ли его судьба? Позвала.

Да, «Милан» давно уже никого не покупает, кошельки надежно заперты в сейфах, ключи от которых Берлускони хранит в нижнем белье, куда добраться могут лишь те, кому еще нет восемнадцать (как ограничение фильмов и телепрограмм по возрасту, только наоборот «-18»). Впрочем, подписывать совсем уж проходной материал красно-черные перестали. Теперь только легкие наркотики, Диего Лопес и Алекс, Бонавентура и Армеро, только те, кто способен либо не провалиться, либо вырасти, желательно быстро и качественно. Никакого героина в духе инъекций константами и прочими траоре. Собственно, даже при таком подходе попадаются такие препараты, от которых колбасит на уровне полета в космос верхом на ракете – привет, Жереми!

Индзаги, к слову, планирует и этот состав слегка утрясти, отправив лишний народ куда подальше уже в январе, прямо на холода, без жалости и сожалений. И да, говоря о правильном времени, речь идет не только о составе, но и о ситуации в клубе в целом. Пиппо пришел в тот момент, когда падение превратилось в пугающий вектор указывающий четко и односложно – вниз. Хуже быть не могло, результаты и так утащили «Милан» в мутную воду середины таблицы. Игра угасла. Стало темно, сыро и нестерпимо больно.

Иллюзии. Фикции

То, что работает на пользу, часто, вероятно даже всегда, скрывает суть. Да, Пиппо расшевелил «Милан». Да, его команда задышала, она заиграла, она невероятно увлекает своей неудержимой энергетикой, своим стремлением играть, бешеной жаждой победы. Она быстра, она стремится находить ответы, подбирая ключи к запертым дверям, а не ломая плечи в попытке вынести стальные конструкции, не пытаясь лезть в окна, протискиваясь в форточки, а придумывая иные подходы, не лишенные легкости и изящества вполне себе настоящего гения. Это его команда и она страстна, она умна, она жива.

Это то, что на поверхности, то, что открывается взору, когда смотришь за игрой обращая внимание только на мяч, только на то, что случается, и упуская (сознательно или по незнанию) то, что скрыто за границей телекартинки, то, что было причиной произошедшего, то из чего всё родилось. Нельзя забывать, что бегущим «Милан» был еще у Аллегри в период яркой и отчаянной надежды. Тот «Милан» и бежал страстно и забивал и побеждал, а Эль-Шаарави отгружал соперникам мячи не хуже банкомата, выдающего зарплату сотрудникам «Газпрома» (я по какой-то странной причине все еще верю, что в «Газпроме» выдают зарплату, а вернее получают ее в банкоматах). Тот «Милан» бежал даже круче этого, чем все закончилось – известно.

С одной стороны на счету Пиппо две победы. С другой – красиво разобранный на части «Лацио» оказался не слишком готов, разобравшись самостоятельно уже по ходу матча, а пять мячей в ворота «Пармы» не должны вычеркивать из памяти четыре пропущенных (забить сегодняшней «Парме» пять – допустимо, вполне реально то есть, а вот отхватить авоську в свои - недопустимо).

фото/fc-parma.com

Да, «Милан» Индзаги просто неспособен оставить равнодушным, нет у него такой функции и быть не может, таков уж его новый тренер – ни капли равнодушия, все что угодно, но только не серые тона бездушности. Однако, нельзя игнорировать очевидные вещи, этой команде еще только предстоит найти баланс, научиться держать выверенный шаг, ступая по канату, натянутому над бесконечностью.

Хвалить Пиппо стоит, очень даже стоит, но только за реальные дела. За атмосферу, за жажду игры, за команду, именно за коллектив, за банду, где каждый к каждому плечом к плечу. И кипяченный взгляд главаря поверх их голов.

Ох-ый. Стадио Пиппо

Ему повезло, это действительно новое рождение. Мы снова и снова возвращаемся к строчкам, чей смысл раскрыть не дано. Просто так случается, просто Менез приехал в «Милан» к Пиппо Индзаги, просто так произошло. Всего два тура спустя, только-только привыкая к галлюцинации под названием «Менез – центральный, а по сути единственный, форвард», нужно признать, что Индзаги-тренер уже добился весьма определенного успеха. Когда у тебя настолько ярко рождается известный и, как казалось, давно сформировавшийся игрок – успех, это успех. Конечно, Менез своей игрой полностью стирает рамки (и без того не слишком четкие) игровых действий центрального нападающего. Это уже и не «ложная девятка», это то, чему пока еще не придумали названия. У действий Менеза нет имени, четкого, устоявшегося имени. Поэтому стоит называть таким, каким это видится – Ох-ый! Или чуть шире, с добавлением реального, а не футбольного имени – Менез Ох-ый!

Кто-то еще помнит того Менеза, жадного, бестолкового, суетливого и неэффективного Менеза времен «Ромы» или оторванного от команды, инородного тела в парижских цветах? Если у кого-то эти воспоминания сохранились – забудьте. Того Менеза больше нет, есть новый, настолько впечатляющий и полезный для командных действий, что всё это кажется просто бредом. Ей богу, если у Пиппо еще и Торрес заиграет в футбол, то можно смело мастерить памятник или не морочить голову над поисками имени для нового стадиона. Стадио Пиппо.

Этот Менез может всё, вообще всё. При нем остался фирменный бег, финты, пижонистость в каждом движении и балетные падения а-ля «подстреленный из дробовика лебедь». Добавилось то, чего не было никогда и непонятно, откуда все это взялось. Теперь у него есть пас, да такой, что и Пирло бы одобрил. Передача вразрез из глубины на ход Абате, с последующим голом Хонды, - верх изящества и эффективности, практически невозможное, невероятное сочетание. Там еще чудесное скрещивание Мунтари и Хонды в штрафной было, ганец утащил за собой защитников на ближнюю, а японец занялся расстрелом, простейшая штука, но предельно действенная – еще одна отработанная на тренировках черточка игрового рисунка.

фото/nanopress.it

Как они будут играть вместе с Торресом и Эль-Шаарави – увлекательный и необыкновенно интригующий вопрос. И будут ли? Представить такую расстановку легко, воображение само собой расставляет их по местам, но на практике это, вполне возможно, окончательно нарушит и без того не слишком уверенный баланс новорожденного «Милана». Что скажите, мистер Индзаги? Каков ваш план? Каким будет следующий ход? Неизвестно… Интригует ведь? Безумно интригует! В этом еще одна блистающая грань притягательности феномена «Индзаги-тренер».

Технически Пиппо ведь ничего нового не придумал, те же 4-3-3, что и при Аллегри. Разница в фланговых нападающих, которые у Индзаги полузащитники. Это повышает вариативность, расширяет границы, не только тактики, но и сознания, снижается только атакующий потенциал, ну ей богу, из Бонавентуры и Хонды такие же форварды, как из Бирсы треквартиста (шутка для просвещенных). Впрочем, этот недостаток нивелируется правильными тактическими установками, пока прокатывает на ура, будто всегда так было. Поэтому и интересно, где будет место Менеза в тактических схемах при появлении Торреса и куда к ним добавлять турбо-Фараона? Настолько интересно, что эти мысли мешают продолжить текст, продвинувшись к завершению, а в конце, как известно, всегда самое важное.

Любить. Больше Пиппо

Его легко любить, легко сопереживать. Он заряжает энергетически даже так, через экран монитора. Ради него хочется играть. Даже не представляю, что ощущаешь, какой мощи проходят через тебя энергетические разряды, когда сидишь в раздевалке. Это даже не тренерство в чистом виде, это шаманство, это блаженное безумие. Это Филиппо Индзаги.

Его «Милан» симпатичен, он интересен, он живой, что так редко бывает с большими командами, с теми самыми топ-клубами, в которых видится что-то искусственное, неживое, что-то отталкивающее, нечеловеческое. Они и должны быть такими, чтобы влезать на те вершины, где уже практически нет воздуха, и биться друг с другом за самые главные трофеи. А когда все закончится – начать всё сначала, без перерыва, без отдыха, в новый поход. Есть в этом заповторенная механическая основа. Это игра роботов. Посмотрите на «Баварию» или взгляните на Гарета Бэйла, это не люди, это киборги. Искусственный интеллект не такой уж искусственный, а войны роботов не такие уж и войны.

Поэтому так притягателен нынешний, именно нынешний, «Милан». Думается, и сам Пиппо хотел бы видеть свою команду гораздо более четкой, выверенной, прагматичной в реализации игрового плана, более механической и менее импульсивной. Понятное желание, очевидное стремление стать сильнее, превратившись в следующую версию, обретя новый уровень футбольного бытия, даже просвещения. Но так, черт возьми, не хочется, чтобы они взрослели, чтобы становились серьезнее, статуснее. Хочется, чтобы эта фирменная бесовщинка Индзаги горела в их глазах всегда. Чтобы глаза сменяли друг друга, а безумная искорка не тускнела.

фото/sepakbola.com

Так и тянет кричать: больше, дайте больше Индзаги! Запустите мне его по венам, колите всё сразу, еще больше Индзаги! Меньше здравого смысла, больше Пиппо!

Глядя на его «Милан», видишь что-то настоящее, что-то очень искреннее и живое. Что будет дальше – не знает никто, даже он сам не знает, каким будет его завтра, футбольное завтра и завтра жизненное. Каким нам откроется Пиппо Индзаги через время, что станет с его нынешней командой, во что она превратится, добьется ли чего-то, сотворит ли чудо? Все это неизвестно. И в этой таинственности, скрытой от глаз, в этом даже не итоге пути, а в самой дороге, в ней скрыта настоящая чудотворность. Никто не знает, что будет дальше, а значит, возможно всё, вообще всё.

Каким бы ни было будущее нового тренера «Милана» ему сопереживаешь, желая удачи. И внутренне, сам себе, обещаешь следить, быть рядом и не оставить в трудную минуту. Когда ты не болельщик, не фанат, кода просто любишь футбол, такая сопричастность – удивительное, заражающее даже не через воздух, а через душу, единение. Самое точное определение - неравнодушие. То, что уже привнес Индзаги в «Милан», то, чего этой команде до смерти не хватало.

Чему учит Пиппо Индзаги «Милан»? Любить!

Любить игру в себе, любить каждую секунду проведенного матча, любить это чувство, поднявшееся от газона, прошедшее сквозь тебя, передавшееся трибунам и вернувшееся к тебе, сделав круг по стадиону, чтобы уйти обратно в газон, врасти корнями в планету и вернуться снова невероятной пульсирующей волной. Самое мощное, что есть в мире, природный, естественный наркотик – сама Жизнь.

фото/ilmessaggero.it

Он вернул «Милан» к Жизни. Все, что нужно теперь – любить Пиппо и следовать за ним. Чтобы ни случилось.

Почитать:

Страна бумажных аэропланов. Винченцо Монтелла

Огненное озеро. Джампаоло Паццини

С тобой или без тебя наша страсть будет жить. «Наполи» и его Бенитес

€балотелли. В погоне за собственной тенью

Жизнь после смерти. Персональный Иисус для Макса Аллегри

ZZубами щелк. Зденек Земан снова в деле

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
+22
Популярные комментарии
Андрей Миланович
+1
великая статья, браво :-)
Радость Ди Мария
0
Сильный текст. Аллегории, метафоры, воздух. Автор может.
Dovlatovv
0
воротчик и защита пока вызывают опасения:О)
Dovlatovv
0
Жизнь вдохнул-уже не мало. Тепереь вдохнуть игру и результат)-стабильный
milan88
0
очень эмоционально! спасибо автору)
Написать комментарий 8 комментариев

Новости

Реклама 18+