Страна бумажных аэропланов

Винченцо Монтелла и «Фиорентина». Год третий

фото/Getty Images

Разговор о Монтелле и его «фиалках» не может и, наверное, изначально не должен получиться однозначным, даже скорее однородным. Все здесь запутано, все витиевато и готово ускользнуть, как предательское желание чихнуть, растворяющееся в последний момент и оставляющее чувство глубокой досады, почти оскорбления. Порой кажется, что главный строитель бумажных аэропланов примерно таким образом выбирает тактический рисунок на игру: в нос чернила и чихнуть на белый лист.

Винченцо давно уже не тайна, мы его хорошо рассмотрели, узнали, пригляделись. Теперь более менее ясны принципы работы, виден стиль, видна логика действий, за которой умело прячется цель. Это, пожалуй, пока главная проблема одного из самых любимых Италией тренеров. Все, что делает Монтелла, все, что он создает, все те конструкции, сложные, неоднозначные, многоуровневые, воздвигаемые во Флоренции, все это заслоняет главное – цель.

Сейчас начинает казаться, будто его «Фиорентина» - площадка для бесконечного возведения песчаных замков на берегу футбольного океана. Процесс превращается в цель, лишая смысла все происходящее. Что хорошо для философии, для футбола – смерть. Здесь нужен результат, нужен туннель, в который можно заглянуть, увидеть крохотное пятнышко света где-то далеко-далеко впереди и решить, стоит оно того или нет. Дальше уже встает вопрос реализации задуманного - успешное завершение миссии или провал. После чего возникает новый туннель и новая бесконечность пути, увенчанная все тем же блистающим пятнышком нового мира, того мира, которому еще только предстоит родиться. Будущее в сегодняшнем дне – цель, путь, результат. Без этих трех друзей футбол превращается в болото, из которого вряд ли возможно вылезти.

Бесконечный перебор исполнителей, варьирование тактических схем, поиск идеальных сочетаний – все это без остановки, в постоянном движении. Никаких четких контуров. Лишь только картина обретает внятные, узнаваемые черты – рисунок меняется, художник начинает все сначала, и круг не замкнется никогда, работа не будет закончена, а ее эффективность, состоятельность мастера, не будет оценена.

Футбол Монтеллы, тот футбол, которым опутана, точно паутиной тактических сетей, «флорентийская фиалка», начинает себя исчерпывать. Листья пожелтели, стебли утратили жизненную упругость, аромат стал будто бы прозрачнее, неуловимее.

Комбинационный, умный, талантливый футбол, футбол структурный. Он притягателен ввиду сложности конструкции, сложности реализации. И когда у тренера выходит воздвигнуть и удержать подвижную, изменчивую, непостоянную конструкцию, которую еще необходимо бесконечно перестраивать, ориентируясь на обстоятельства и соперника, даже на погоду, едва ли не на настроение, когда все это удается – впечатляет! Чисто внешне, понимая объем проделанной работы и изящество исполнения. Это как посмотреть чудесный авторский фильм, когда режиссер понятен зрителю, когда это еще не бесконечный космос, а красота, воплощенная в доступной форме, удержавшая равновесие, балансирующая на тонкой ленточке, не сорвавшаяся в пропасть логики, но и не улетевшая в небо метафорических идей.

Монтеллу полюбили именно за это, за умение совмещать стремление в небо и приземленность ресурсов. Полюбили за его уверенную руку, контролирующую игровой пульс «фиалок», умело перестраивающую схему при необходимости. Винченцо не просто тактик, он фантазер, он мечтатель. Но! И здесь самое важное, то, что стало основой двух первых флорентийских сезонов – неутраченная связь с реальностью. Он не просто мечтатель, он мечтатель, стоящий обеими ногами на земле. Его «Фиорентина» - развивающийся проект, наделенный целью – превратиться в эффективный боевой механизм, способный противостоять любой игровой философии, снабженной ресурсами самого высокого качества.

Так было два года, сейчас есть вопросы. И их много. Третий сезон – время показывать результат. Время предъявить не только идею, а что-то более вещественное, что-то не настолько эфемерное.

фото/imagephotoagency.it

Игра в Риме в первом туре оставила множество свободного места на белом листе, где так хочется разглядеть не только запутанные схематические лабиринты, но и реализованные планы. «Фиорентина» по-прежнему легко подчиняется руке тренера, меняя тактику по ходу матча, причем несколько раз, перестраиваясь и не теряя стройности рядов, а наоборот – приобретая. Монтелла прекрасно исправил свои ошибки, перестроил команду, передернул сочетание игроков и едва не спас проигранный матч. Все это прекрасно, только все это мы уже видели. И не раз. И не два. Уже и не три.

Можно сказать о качестве исполнителей, но тогда спрашивать вновь придется с тренера, только спрашивать еще серьезнее. Ответ на вопрос о том, стоило ли выстраивать такую игровую философию, которую в силу недостатка мастерства не способны исповедовать, ну или не способны стабильно исповедовать, текущие футболисты, настолько очевиден, что это уже не ответ, а приговор.

Такое чувство, что он все же приподнялся над землей, пока еще не слишком высоко, пока еще это не катастрофа, но уже на пути к ней. Монтелла увлеченно мастерит свои фирменные бумажные аэропланы, что красиво парят в безоблачном небе, но валятся бесформенными комьями на землю при первом же дожде. Их крылья слишком нежны, слишком быстро и неотвратимо впитывают воду, тяжелеют и тянут к земле. Он словно сумасшедший изобретатель, не имеющий то ли сил, то ли возможности остановиться. Пока еще все выглядит спокойно – красивый костюм, гладко выбритое лицо, ясность, даже одухотворенность во взгляде. Но надолго ли?

Да, мы уже не видим тактики с тремя центральными защитниками. Да, она неповоротлива и ограничена. Да, от нее все чаще отказываются, не имея возможности собрать в центре таких исполнителей, что есть у бессменного чемпиона последних лет. Но Монтелла не успокаивается, он мастерит в центре схемы странные надстройки, выводит под нападающих Борху Валеро, по-прежнему отдает все игровые нити Писарро, а позже, проиграв центр, словно стесняясь, через шаг, как и его команда, плавно, как можно плавнее и мягче, переходит к популярной модели 4-3-3. В этой вариации нет места тактическим экспериментам с Борхой, испанец обитает там, где и должен быть, в глубине, в самом центре, где ему и играется и дышится легко. Но тут же теряется так удачно вышедший еще по ходу первого тайма Иличич, разгоревшийся в одном построении и погасший в новом. Теряя в одном, находишь в другом, но снова и снова упускаешь самое главное – баланс. Тот самый бесконечный поиск, тактика ради тактики.

Он все строит и перестраивает. Пишет одну картину, но ошибается, не пробует восстановить, а начинает новый сюжет. Его команда сама для себя потерялась в бесконечном туннеле, рожденном сознанием своего тренера. Нет никаких ориентиров, вокруг только фиолетовый цвет и повсюду кружат бумажные аэропланы. Где их место? Какова цель? Чего стоит и куда стремится эта мечтательная эскадра? Нет ответа, только шелест бумажных крыльев по ветру, только свободолюбивый полет мечты из ниоткуда в никуда…

Идет третий сезон, времени было предостаточно, пора уже показать результат. Не прятаться за доской тактических измышлений, фантазий и игровых вариаций, а выйти на авансцену. Пора, Винченцо, пора.

Монтелла избалован (чаще по делу) всеобщим вниманием, никому не доставалось столько самых разнообразных комплиментов и восхищений. Но пора двигаться дальше. В стране бумажных аэропланов самые красивые закаты, на волнах которых кружат причудливой формы творения Винченцо Монтеллы, кружат, словно ожившие мечты. Здесь так свободно дышится, так легко фантазируется. И так просто потеряться, так велик соблазн улечься в ароматную высокую траву, закрыть глаза и представить себе чудеса, которые тут же оживут в небе, ловко подставляя бумажные крылья ветру.

фото/bola.okezone.com

Нужно бежать, Винченцо, бежать из этой чудесной ловушки, из страны никогда не сбывающихся мечт, бежать к новому миру, миру, который тебя уже заждался. Бежать, чтобы стать лучше, чтобы вырасти из тренерского мечтательного и порой совсем уж беспечного юношества в настоящего большого наставника. Тренера, не только обожаемого чуть ли не всей Италией, а тренера, прежде всего, состоявшегося. Пора вырасти в победителя.

Пора, Винченцо, пора, просыпайся. Или останешься здесь навсегда.

Почитать:

Огненное озеро. Джампаоло Паццини

С тобой или без тебя наша страсть будет жить. «Наполи» и его Бенитес

€балотелли. В погоне за собственной тенью

Жизнь после смерти. Персональный Иисус для Макса Аллегри

ZZубами щелк. Зденек Земан снова в деле

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
+15
Популярные комментарии
stainless
0
да пусть работает, приобретает опыт, учится на своих ошибках и победах, а потом пойдёт на повышение в клуб, который ставит серьёзные турнирные задачи, которых у Фиорентины, видимо, нет
Andresito
0
Меняем в тексте фамилию "Монтелла" на "Пранделли", а "Фиорентину" на "сборную Италии" - суть остается той же))
Особенно показателен этот абзац:
"Бесконечный перебор исполнителей, варьирование тактических схем, поиск идеальных сочетаний – все это без остановки, в постоянном движении. Никаких четких контуров. Лишь только картина обретает внятные, узнаваемые черты – рисунок меняется, художник начинает все сначала, и круг не замкнется никогда, работа не будет закончена, а ее эффективность, состоятельность мастера, не будет оценена".
Читаешь его и понимаешь, что это ведь и про Пранделли...
AS-ROMA
0
Хороший текст.
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+