Реклама 18+
Реклама

Саркис Балоян: Для меня честь защищать цвета «Кубани»

Большое интервью официальному сайту «Кубани» форварда Саркиса Балояна.

- Саркис, первый вопрос к тебе: как ты оказался в «Кубани»?

- Вышло так, что у меня не получилось с парой команд из чемпионата Армении, с которыми у меня была определённая договорённость. Я знал, что за «Кубань» выступал мой друг, Давид Наниев. Я связался с ним, и он сказал: «Приезжай, я поговорю с тренером, думаю, он наверняка о тебе слышал». Потом я связался уже с тренером. Он подтвердил, да, мол, пусть приезжает, посмотрим, в каком он состоянии. Приехал – Андрей Викторович (Юдин – прим. авт.) остался доволен.

- А что для тебя означает играть в этой команде?

- «Кубань» - команда с огромными традициями, о чём я говорил не один раз. Сам проект «Кубани», где стоит цель возвращения имени на профессиональный уровень, мне очень понравился. Скажу так – для меня честь быть здесь.

- Тебя не смущает вся специфика проекта, то, что клуб возрождается силами болельщиков? Наверняка ранее с таким ты не сталкивался…

- Нет, меня это абсолютно не смущает. Наоборот, у меня очень большой интерес. Мне даже намного приятней, что в деле участвуют именно болельщики, потому что мы тем самым можем находиться ближе друг к другу. Мы будем, можно сказать, идти бок о бок с болельщиками по сезону. Я считаю, что болельщикам нужно запастись терпением, ну а мы постараемся радовать их своей игрой, голами, победами.

- На что может рассчитывать та команда, которая сейчас собрана?

- Мне тяжело сейчас ответить, так как мне нужно провести два-три матча на уровне чемпионата края, чтобы я мог дать какую-то оценку. На данный момент могу сказать одно: команда у нас молодая, есть перспективные ребята, есть ребята среднего возраста, которым по 22-23 года, а есть игроки более опытные, как я.

Быть может, нам не хватает пока игроков обороны, в среднюю линию можно кого-то добавить. Мне кажется, что все линии можно усилить. Если не получится, то ничего страшного, потому что всё-таки есть люди, которые могу сыграть на этих позициях. Просто обойма должна быть шире, поскольку сезон длинный, а от травм или дисквалификаций никто не застрахован. Поэтому запас должен быть.

- Как ты знаешь, помимо основной команды, есть ещё и «Кубань-2». Молодые ребята, которые подхватили знамя клуба и выступали в прошлом году на Кубке губернатора, сейчас в большинстве своём играют за дублирующую команду. Есть ли там талантливые игроки?

- Врать сейчас не буду, так как за вторую команду я провёл всего один матч. А за 90 минут я не мог понять, кто из себя что представляет. Но по качеству игры – да, я бы сказал, что там есть несколько ребят. Могу выделить Костю Костанди, который из второй команды пришёл. Костя – очень перспективный парень, и если он будет работать над собой, включит голову, то получит свой шанс в большом футболе.

- Что скажешь о тренировках с Юдиным?

- Мне очень приятно и тренироваться, и находиться в его компании. Во-первых, отмечу его человеческие качества. Я работал со многими тренерами, но про Юдина скажу, что для него любой футболист – в первую очередь человек. Он может подойти и по-дружески поинтересоваться, как дела, комфортно ли ты себя чувствуешь. Это очень важное качество в тренере, когда он видит в тебе друга и уже потом футболиста.

- А ты комфортно себя чувствуешь в команде, в Краснодаре?

- Да, я себя чувствую, как в своей семье. Мне очень приятно находиться в «Кубани», и то, как меня здесь приняли и команда, и тренерский штаб, мне очень нравится.

- После многих игр, даже когда команда проигрывает, тренер доволен игрой, а после побед начинается критика. Какую, на твой взгляд, «Кубань» строит Андрей Викторович?

- Он прививает быстрый футбол, быстрый переход из обороны в атаку, чтоб мы могли доставить мяч на фланг, подавать, замыкать. Это зрелищный футбол, когда команда не отсиживается сзади, а доминирует на протяжении 90 минут. Задача – дать понять сопернику, что первым номером будем играть мы.

- Ты провёл за «Кубань» несколько матчей на уровне Зимнего первенства города. Скажи, пожалуйста, какой матч тебе больше всего запомнился как с хорошей, так и с плохой стороны?

- Я не делю свои игры на хорошие и плохие, если честно. Просто я как-то после матча анализирую, думаю, где я мог сыграть лучше, отдать там передачу или же замкнуть. Так бы я ничего не выделял. Опять же, мне пока тяжело вкатываться, так как я не в оптимальной форме. Думаю, к середине апреля я буду готов на 120%.

- Болельщики говорят, что у тебя во всех играх было немало моментов, и если бы реализовывал хотя б половину из них, то итоговое место было б другим. Что делать с реализацией?

- Думаю, что болельщики тоже лукавят немного. Я не уверен, что у меня такая плохая статистика (улыбается). Да, у меня бывают моменты, но каждый форвард, каждый футболист хочет забить и тем самым принести пользу своей команде. Иногда получается, иногда нет. Но я не знаю такого игрока, который б не хотел помочь своим партнёрам. Просто так получается. Тут ещё и от формы зависит, от кондиций.

- До твоего приезда в «Кубани» действовала атакующая связка Наниев - Вагидов, проверенная до этого в другой команде. Можно ли говорить о связке Наниев – Балоян?

- Думаю, об этой связке можно говорить уже давно, так как с Давидом мы играем уже давно, с десяти лет. Всю школу мы прошли вместе и понимаем друг друга как на поле, так и вне его. Вы наверняка видели моменты, где мы хорошо взаимодействуем между собой.

- Принципиально разная игра наблюдалась у «жёлто-зелёных» в матчах «зимника» и в контрольных поединках с профессиональными командами. Это связано только с разными составами или с чем-то ещё?

- Знаете, зимнее первенство, как бы никому не хотелось, будет отличаться от таких матчей. Когда ты выходишь играть, к примеру, против команды ФНЛ, ты думаешь об этом за день-два до игры, настраиваешься, хочешь показать свои самые сильные стороны, хочешь, чтобы тебя заметили. Я думаю, там мотивации у футболистов гораздо больше, чем в матче зимнего первенства. Это не говорит о каком-то недонастрое у спортсмена, просто элементарно уровень соперника совсем иной.

- Если на «зимнике» нужно играть всего час и за это время выложиться полностью, то в товарищеском матче есть ещё полчаса. Играет ли роль такая разница в игровом времени?

- Принципиально разница даже не во времени, а в покрытии. Я готов играть два часа на траве, чем сорок минут гонять мяч на искусственном покрытии. На таких полях играть очень тяжело, и это бывает чревато травмами. Не знаю, как у других, говорю за себя: у меня было немало травм, и моё тело на искусственные поля реагирует сильно. Что касается разницы во времени, то мне все равно.

Саркис Балоян

В 16 ЛЕТ АГЕНТ ОТВЁЗ НА ПРОСМОТР В «АНДЕРЛЕХТ»

- Мы поговорили о тебе в «Кубани». Теперь вернёмся к истокам: как начинал, с чего, где, почему решил стать футболистом?

- Начинал я вообще не футболистом. Я с пяти до десяти лет занимался тхэквондо, был чемпионом Юга России. У меня, хоть и всё там получалось, было такое чувство, что это не моё. Особенно когда выходил во двор, гонял с мальчишками в футбол. Меня тянуло в этот вид спорта, и хотелось пропускать тренировки по тхэквондо, чтобы остаться с ребятами и подольше погонять мяч. Я как-то пришёл домой и сказал отцу, мол, не могу больше ходить на тхэквондо, отдай меня на футбол. Так и случилось.

Мой первый тренер – Валерий Павлович Семёнов. Это было в школе «Юность» во Владикавказе. Я провёл там два года, после чего весь костяк команды отправился в город Беслан, в частную школу ФАЮР, коллектив 1992-го года рождения. Потом в четырнадцать-пятнадцать лет я уехал в филиал Школы бразильского футбола в Кабардинке, где пробыл восемь месяцев. Потом из-за семейных обстоятельств пришлось вернуться в родной уже «ФАЮР-92». Там, за полгода до выпуска, у меня случилась очень сильная травма паха, даже в Москве оперировали. Из-за этого я пропустил год и два месяца.

До этого, в шестнадцать лет, мой агент отвёз в Бельгию, в «Андерлехт». Юношеская команда, ребята до 17 лет. Я тренировался на уколах, вроде даже понравился тренеру, но у меня заканчивалась виза на тот момент. Мне предложили вернуться обратно по продлению визы, но после операции я уже не вернулся. Позвали во вторую лигу, куда заявился «ФАЮР-Беслан». Поиграл там полтора-два года. Потом была «Алания-Д», то есть дубль той самой «Алании» в ПФЛ, где я провёл полгода и из-за разногласий с тренером разорвал контракт.

Потом мне агент предложил поехать в Армению, где мне сделали паспорт. Удалось поиграть и за молодёжную сборную Армении, за «Пюник». Там, в «Пюнике», у меня был, кажется, самый лучший сезон. Правда, сколько забил, не помню, но очень ярко себя показывал. Там провёл два года, но опять из-за конфликта с тренером – там был конфликт в одностороннем порядке, не я конфликтовал, а со мной – я и там разорвал контракт. Уехал в «Бананц», где у меня не заладилось: за половину сезона я забил всего однажды, хотя играл регулярно. Просто не шло, такое бывает. Я был чужим в раздевалке, мне ничего не нравилось. Хотелось просто быстрее уехать домой после тренировки, я буквально сбегал оттуда. Хотя по условиям «Бананц» был самым лучшим клубом среди остальных, где я был.

После разрыва контракта мне захотелось взять перерыв на полгода, отдохнуть немного от футбола, не играть вообще. Ничего не хотелось. Потом поехал в Павловскую, где создали очень хороший проект. Там я задержался на полтора года. Далее было приглашение обратно в чемпионат Армении, в «Арцах». Играл там полгода, потом вернулся во Владикавказ. Теперь я здесь, в «Кубани».

- Ты перечислил немало команд, где ты побывал к своим 26 годам. Как думаешь, почему так случается, что игрок в 22-23 года уже сменил большое количество клубов? Опять же, ездить в том же ФНЛ приходится немало…

- Так бывает, может, это связано со мной, хотя, как я понимаю, не я один такой.… Самое главное в футболе, что я понял к своим двадцати шести, - найти своего тренера. Если тренер в тебя верит, ставит в состав, доверяет тебе, всячески поддерживает, то ты готов играть у него всю карьеру. Он может, к слову, и не ставить, тогда приходится отвоёвывать своё место в основе в условиях конкуренции. Но если ты, даже сидя на скамейке запасных, видишь, что тренер в тебе нуждается, рассчитывает, верит в тебя, ты чувствуешь в его глазах поддержку, это вдохновляет тебя, окрыляет. Тогда ты выходишь на поле и показываешь свой максимум.

- Тебя устраивает команда послабее, но в которой ты играешь постоянно? Просто есть игроки, которые готовы и сидеть на «банке»…

- Думаю, что каждый футболист хочет играть в такой команде, которая, хоть и слаба, даст тебе гарантированно игровую практику. Знаете, я считаю так, если человек готов сидеть в запасе, то это футболист, который просто хочет заработать деньги. Хотя, конечно, смотря где сидеть…

Есть вратари Помазан, Чепчугов, которые, будучи вторыми голкиперами, добивались со своими клубами титулов. Но это всё же вратари, и им гораздо сложнее, чем полевым игрокам. Там, если потерял доверие тренера, вернуть его очень сложно. Я играю нападающего и готов к конкуренции. Многие команды играют в одного нападающего, кто-то и вовсе без них…

- Был, кстати, такой пример и у «Кубани»: в стыковом матче с «Томью» сезона-2016 у нас играло восемь номинальных защитников, один из которых играл в атаке. Но, как мы поняли, ты готов грызть землю за место основного форварда команды?

- Конечно, и для этого я здесь! Если б я не хотел этого, я б не приехал. Конкуренция всегда есть, и если ты подкачаешь, не будешь соответствовать своему уровню в команде, тебя поменяют. Могут даже кого-то из центра поля подтянуть к атаке и закрыть твою позицию. Не обязательно даже, чтобы под тобой играл центрфорвард.

Кроме того, я могу играть и на флангах, и только здесь, в «Кубани», я снова вернулся на позицию центрального нападающего. Что в «Кубань Холдинге», что в «Арцахе» я играл крайнего полузащитника, так что в нападении я могу играть везде.

- Перестраиваться начал именно в «Холдинге», когда роль центрфорварда отвели Вагидову?

- Там да, был такой момент, когда я играл на фланге. Хотя перестраиваться мне пришлось, когда я играл ещё в «Бананце». Был там такой словацкий тренер, Жолт Хорняк, вам, наверное, знакомый…. Хорняк и начал эксперимент, ставя меня на фланги. Говорил, что видит меня именно там, что на фланге я намного полезнее. Позднее, в Павловской, я повторно выступал на краю, а роль центрфорварда играл Арсен Вагидов. Слева играть или справа, мне было без разницы. Бывало, что и я играл в атаке.

- А насколько тяжело слышать тренера? Вот тренер считает, что лучше для тебя вот так, но тебе это не подходит, по твоему мнению?

- На самом деле нет такой ситуации, когда мне некомфортно. Мне удобно играть в атаке. Да, если б было неудобно, было б очень тяжело перестраиваться, возможно, доходило б даже до конфликтов с тренером…

- Вот завтра тебя поставят центральным защитником и скажут, что ты будешь играть там. Как отреагируешь?

- Это вы уже из крайности в крайность бросаетесь (смеётся)! Но, если это будет нужно для команды, тогда конечно.

- У «Кубани» был такой игрок, Лоренцо Мельгарехо, который начинал фланговым защитником, а при Викторе Гончаренко перешёл в атаку. В «Спартаке», где он сейчас выступает, попробовали так же, и сейчас, после игры в защите, Мельгарехо опять вернулся в нападение.

- Да, я слышал об этом.

- Ты родом из Осетии. Если посчитать выходцев из этой республики в РФПЛ, ФНЛ, то хочется сразу спросить: почему же «Алании» нет в большом футболе?

- Вопрос глубокий. Если вкратце, то очень много коррупции, много грязи нефутбольной. Думаю, что в Осетию большой футбол вернётся нескоро.

- При всём этом в Северной Осетии до сих пор вырастает много талантливых игроков.

- Это связано с тем, что там находится хороший Клондайк талантов. Возможно, всё дело в пирогах и мясе (смеётся). Но, если серьёзно, то в Осетии действительно немало игроков, выступающих на высоком уровне. Наверное, наши ребята более координированные, быстрые. Не хочется обижать другие регионы.

Саркис Балоян

ГЛЯДЯ НА БОЛЕЛЬЩИКОВ, НА ПОДДЕРЖКУ – ВПИТЫВАЮ ТРАДИЦИИ «КУБАНИ»

- В основной команде «жёлто-зелёных» немало выходцев из «Холдинга». Ты – в их числе. Сейчас в Павловской бытует такая точка зрения: те, кто ушли от нас, хуже тех, кто у нас остался. Нет желания доказать им, что они ошибаются?

- Лично у меня есть такое желание. Но доказать я хочу не конкретно Павловской, не их команде соперника, не их тренеру, а в первую очередь самому себе и нашим болельщикам. Хочу доказать, что я здесь не зря. Мне всё равно, что сейчас происходит в «Холдинге», я сконцентрирован на «Кубани».

Ребятам, которых из Павловской отцепили, наверняка хочется показать, что это была ошибка. Может, у них это глубоко где-то сидит…. С Давидом Наниевым я общался на эту тему, и он сказал, что огорчить «Кубань Холдинг» ему будет по-особому приятно. Да и нет никакой обиды, есть спортивная злость.

- Тут, наверное, эта самая обида должна быть у тех игроков, которых не взяли в «Кубань».

- Да, тут надо по-другому ставить вопрос (смеётся)! Тут я с вами соглашусь.

- Какую часть в футболе занимают деньги? В том же «Холдинге» игроков могут выбирать, а у нас пока есть определённый ценз…

- На сегодняшний день деньги играют главную роль. Ну не придёт к нам футболист играть за 7-10 тысяч рублей, он пойдёт туда, где ему предложат 30. Также не придёт футболист выступать в каких-то плохих условиях, он пойдёт в ту команду, у которой есть там своя база.

- Когда ты выбираешь команду, на что смотришь в первую очередь?

- Сначала смотрю на разговор с тренером. Я хочу понять о целях команды, на что она претендует, рассчитывают ли на меня как на игрока основы. Только после этого я спрашиваю уже об условиях.

- Раз уж ты здесь, то все условия, предложенные тебе, полностью тебя устраивают?

- Да.

- Нет такого зазнайства, когда после чемпионата Армении и еврокубков приходишь на уровень чемпионата края? Что вообще толкает игроков на такие шаги?

- Здесь деньги абсолютно ни при чём. Здесь так получается, такова жизнь. Определённое стечение обстоятельств. Вот ты где-то не проявил себя, повздорил с тренером, остался без команды, без игровой практики, без всего…

- Но ты ехал всё-таки в «Кубань»? Или просто в любую команду?

- Да, были клубы, куда я мог поехать, но сейчас я в «Кубани». Для меня это многое значит. Глядя на вас, на ваших болельщиков, на ваши традиции, я пропитываюсь этим. У меня появляется большое желание. Но пока я еще не так давно в команде, чтоб считать себя настоящим кубанцем. Наверное, это будет нечестно. То, что происходит здесь со стороны игроков, руководства, болельщиков, мне очень нравится. Здесь меня всё устраивает.

- Мы сейчас пытаемся возродить ту «Кубань», которую, по сути, убили. К сожалению, это не первый и не последний случай в профессиональном футболе России. Как думаешь, почему у нас массово гибнут клубы, и с кого за это спрашивать?

- Думаю, с глав регионов, в частности, у главы Северной Осетии или у губернатора Волгоградской области. Ни «Алании», ни «Ротора» сейчас нет на том уровне, на котором они выступали раньше. Пусть «Ротор» сейчас и в ФНЛ.… Были и команды навроде «Уралана». Но вопрос достаточно сложный, и за другие клубы говорить не могу.

Могу рассказать про случай, который мне ближе, то есть про «Аланию». Сейчас это «Спартак-Владикавказ» даже, насколько известно. Произошло это в 2012 году, когда «Аланию» спонсировала корпорация «РусГидро», у которой были очень большие долги. Много денег было съедено структурой команды непонятно на что. В итоге расторгли соглашение, новых спонсоров не нашли, а бюджет республики не потянул команду. Понимаю, что сам вопрос гораздо глубже.

Знаю, что многие команды сейчас находятся в аналогичном положении, кому-то даже удаётся выкарабкиваться. Но, похоже, многим возрождение клуба попросту не нужно. И «Алания» на высоком уровне, видимо, никому не интересна.

- Для тебя, конечно, это родные места. Тот же стадион «Спартак», на котором играли гранды футбола, который забивался битком, а ныне разваливается и зарастает травой.

- Больно людям, болельщикам, для которых «Алания» многое значит. Тем, кто сидит наверху, не очень больно, наверное.

- Поддержку «Трибуны Юг» тебе ощутить ещё предстоит, всё впереди. К примеру, на матч финала Кубка в Астрахань приехало до пяти тысяч человек. А насколько важна, когда игрок выходит на поле, поддержка трибун?

- Для него это адреналин, это эмоции. Я помню свой матч в финале Кубка Армении, «Пюник» играл против «Гандзасара». Нас тогда поддерживала почти вся трибуна, ноги буквально сами несли вперёд. Силы брались из ниоткуда, меня это окрыляло. Даже когда ты слышишь поддержку своего болельщика, тебе очень приятно, безумно. Это даже не описать ничем. Многие говорят, что в своих стенах такая атмосфера сдавливает, мешает играть. Я таких людей не понимаю. Для меня поддержка очень важна.

- Болельщики могут не только придать сил, но и заклевать игрока, если что-то пойдёт не так. Не сталкивался с этим никогда?

- Было такое, когда я играл за «Пюник», но я относился к этому нормально, потому что вся критика не была взята с неба. Всё было по делу – что было на поле, то и было в тексте. Тогда я подошёл к этому абсолютно спокойно.

- А всегда ли критика трибун объективна?

- Нет, не всегда (улыбается). Бывает и предвзято. Бывает, у болельщика есть какая-то антипатия к игроку…

- Она может быть у одного фаната. А если она присутствует у целого сектора?

- В таком случае да, всё по делу.

Саркис Балоян

НАШИ САМЫЕ ГЛАВНЫЕ КОНКУРЕНТЫ – ЭТО МЫ САМИ

- На предложение большого интервью ты откликнулся сразу. Никогда не отказываешь журналистам?

- Нет, кто б ко мне ни подошёл – я отвечаю.

- А встречал какие-нибудь интересные интервью со своим участием?

- Нет, здесь я соглашусь с Игорем Акинфеевым (улыбается). Часто он говорил, что с журналистами неинтересно, поскольку задают одни и те же вопросы. Бывает так, что всё идёт как будто по шаблону. Иногда приходится отвечать так же.

- Почему так происходит?

- Бывает, что попадается какой-то банальный вопрос, и ты не можешь ответить как-то по-свойски.

- Будь ты журналистом, какой необычный вопрос ты б задал самому себе?

- Наверное, сколько мячей я планирую забить в этом сезоне (улыбается)… Пока до него не доходило.

- И сколько же, раз такой вопрос прозвучал?

- Столько, сколько нужно для итогового первого места в чемпионате края. Мячей 20-25. Главное, чтобы ничего этому не препятствовало: ни травмы, ни неудачные игры.

- Раз пошёл такой разговор о травмах, пользуешься определённой методикой профилактики? Конечно, от шального подката двумя ногами уберечься почти нереально, но всё же?

- Да, от шального подката ты никак не уйдёшь, от травм, от болезней…

- А как проходит твой тренировочный день?

- Конкретно мой день таков: с утра я не завтракаю, только кофе. Кушаю за четыре часа до тренировки, и обязательно ем банан в первой половине дня. Нет, это всегда, а не после игры за «Бананц» (смеётся), с семнадцати лет.

- Экс-футболист «Кубани» Олег Терёхин недавно говорил по поводу тренировочного процесса следующее: в период зимних матчей, в любую погоду футболист должен утепляться на игру по максимуму. Согласен с этим?

- Конечно, тут даже спорить не стоит! Когда ты зимой выходишь на разминку, ты ещё сам по себе холодный, не разогретый. Растирка перед разминкой – это ерунда. Поэтому утепляться стоит максимально. Да, когда ты уже размялся и вышел на игру, можно что-то сбросить, чтобы не мешало. Очень важный фактор.

- Возвращаясь к матчам «зимника»: последний матч против «Легенды СР» мог принести нам «Кубок прогресса» и четвёртое место в таблице. К сожалению, проиграли со счётом 1:3. Что произошло?

- Тут скажу, что я готов взять на себя ответственность за это поражение. В том, что не победили, есть и моя вина, так как у меня был момент в конце первого тайма. Если б получилось его реализовать, мы б ни за что не переживали, я так считаю. Поэтому хочется здесь извиниться перед болельщиками за то, что так вышло.

- А как часто ты готов взять на себя ответственность за игру команды? Такое бывает очень редко, когда игрок говорит: «Виноват я».

- На самом деле каждый в глубине души понимает, что произошло по его вине. В любом случае футбол – командный вид спорта, так как на поле выходит коллектив. Но когда ты не реализуешь один момент, и сразу же в твои ворота забивают гол, естественно, ты начинаешь себя корить за это, понимаешь, что это на твоей совести. Не понимаю тех людей, которые не хотят признавать свои ошибки.

- Обычно после этого игрок начинает заводиться, оправдываться перед собой и болельщиками. Иногда это чревато ошибками, может мешать. Как найти в этой ситуации холодную голову?

- Не стоит загоняться после матча. Нужно провести небольшой анализ у себя в мозгу.

- А во время игры?

- Постараться забыть этот эпизод, включиться по максимуму в игру, добавить злости и агрессии в голове и в ногах, чтобы реабилитироваться и помочь команде.

- А есть ли в твоей карьере матч, за который тебе особенно стыдно?

- Был один матч в чемпионате Армении, когда мы сумели отыграться с 0:2 до 2:2. И буквально на последних минутах была подача, при которой я мог поразить ворота, но не удалось. Я неделю или дней десять думал об этом эпизоде, корил себя за то, что не забил. Ведь если б счёт стал 3:2, был бы хороший камбэк.

- Можно корить себя за проигрыш в финальном матче, как Джон Терри, у которого поехала нога в серии пенальти, и он оставил «Челси» без титула. Его здесь можно понять. А есть конкретная игра, когда вместо 2:2 могло быть 3:2 в твою пользу.

- Думаю, что Терри не должен себя корить за это. Так получилось. Не хотел же он поскальзываться, в самом деле. Другое дело, когда поступок достаточно вальяжный, к примеру, удар Фёдора Смолова в серии пенальти с хорватами. Там уже человек целенаправленно расхлябанно подошёл к делу, по-пижонски пытался исполнить, показать всей стране, насколько он в порядке. То, что он похоронил сборную, сказать нельзя, на мой взгляд. Вот то, что Смолов мог помочь, но не сделал этого, - с этим соглашусь.

- Можно ли простить такой поступок?

- Любой поступок можно простить, бывает, что на таком уровне такие ошибки допускать уже нельзя, и ты должен сделать для команды всё и даже больше. Я лично Смолова простил на следующий же день (улыбается).

- А матч Александра Беленова с «Валенсией», его фатальная ошибка с первым голом Алькасера? Тем не менее, Саша собрался и смог выдать хороший сезон в дальнейшем.

- Мне очень импонирует Беленов, я лично считаю его одним из кандидатов в национальную сборную.

- Про плохие матчи мы поговорили. А есть ли матч, которым ты гордишься?

- Да, есть – финал Кубка Армении, где я забил победный гол и отдал голевую передачу. Выиграли 2:1, вышли в еврокубки.

- Что там было?

- Попали на «Астану» - и всё. Потом казахский клуб вышел в групповой этап, я слышал…

- «Астана» же была не единственным европейским клубом, с которыми тебе пришлось играть – были ещё «Тетекс» и «Жальгирис», то есть команды, явно не претендующие на звание грандов. Иногда хочется и соперника послабее, а иногда хочется попасть на клуб вроде «Арсенала» - когда ж ещё к нам приедут? И неважно, что проиграют. Как быть-то?

- Македонцев тогда прошли, а с «Жальгирисом» немного не повезло. Не забили у себя дома, должны были проходить. Да, были и такие матчи.

- Вот «Кубань» в 2013 году играла в Роттердаме, на пятидесятитысячном стадионе «Де Кейп», где ты находишься под ужасающим прессом голландского бешеного фанатья. Тогда нам удалось собраться, победить и пройти дальше. Саркис, а тебе приходилось испытывать на себе что-то подобное?

- Я попадал под ещё худший пресс – когда играл за ФАЮР во второй лиге. Был матч в Назрани, против «Ангушта». А об отношениях между осетинами и ингушами вам, думаю, известно. Там вспоминали всё. И вызывали охрану, и толкали автобус. Хорошо, что смогли выиграть и уехать оттуда целыми и невредимыми.

- Как-то «Кубани» удалось познать на себе всю «гостеприимность» в матчах с кавказскими командами, и один из примеров – матч с махачкалинским «Динамо», когда двух наших игроков избили в перерыве встречи. Тогда назначили переигровку, но, в общем-то, такой «футбол» продолжается, и в то, что на Кавказе такое возможно, мало кто верит. Как думаешь, что с этим делать?

- Наверное, всё дело в менталитете. Сколько с этим не борись, какие санкции не вводи – ничего с этим не сделаешь.

- «Кубани» предлагали заявиться в ЛФЛ, или четвёртый дивизион, где большая часть команд представляют республики Северного Кавказа. К слову, при победе в этом турнире есть возможность выступить в Лиге Европы среди любительских клубов.

- Я даже не слышал об этом, если честно, но, по мне, лучше выигрывать чемпионат края и выходить в Кубок России.

- А вот кого из «Кубань Холдинга» (кстати, уже игравшего в Кубке страны) ты бы хотел пригласить в «Кубань»?

- Никого, я думаю. Все партнёры здесь меня во многом устраивают (улыбается).

- А вратаря Дьяченко?

- Наш Зайцев лучше (смеётся)!

- Как думаешь, кто будет нашим главным конкурентом в этом сезоне?

- Скажу так: наши самые главные конкуренты – это мы сами. Если мы будем слушать то, что нам говорит Андрей Викторович, будем относиться к работе со всей ответственностью и отдаваться на 100-150%, то нас ждёт успех, я в этом не сомневаюсь.

- Сейчас пытаются вернуть стадион «Кубань» в качестве домашней арены. Скажи, где вам играть лучше: на «Кубани», где будет три тысячи на каждом матче, или на арене поменьше?

- Мне удобнее играть на большом стадионе, поскольку мне нравится эта аура, атмосфера. Каждый игрок нашей команды будет чувствовать поддержку болельщиков. А где принимать, если не там? Есть, конечно, «ГНС-Спартак», где всё слышно, всё рядом, но большой стадион есть большой стадион.

- В завершение хочется услышать от тебя небольшое пожелание болельщикам «Кубани».

- Наберитесь терпения, а мы постараемся порадовать вас победами и яркой, красочной игрой!

Балоян

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
ФК «Кубань» и не только
+23
Написать комментарий
Реклама 18+