Реклама 18+

Герхард Бергер: «Для меня Айртон – величайший гонщик «Формулы-1»

В 15-ю годовщину со дня гибели Айртона Сенны австрийский экс-пилот «Формулы-1» Герхард Бергер – о своем друге и напарнике.

«У нас были очень хорошие взаимоотношения. Прежде всего, мы были одного возраста, мы знали друг друга со времен выступлений в «Формуле-3», вместе проводили время, отпуска, приезжали ко мне на яхту или к нему в Бразилию, весело проводили время. У меня всегда были сильные напарники, но мне не доставляло проблем их опередить. Я стал напарником Айртона с теми же мыслями. Я сказал себе: «О’кей, знаю, он очень хорош. Но я собираюсь его одолеть». Именно тогда я понял, насколько он выдающийся гонщик. Но я не ревновал, не пытался его ослабить, просто решил, что все зависит от меня самого, что мне нужно стать лучше. Думаю, он сразу понял, что мы будем честно бороться друг с другом, поэтому между нами осталось место дружбе. Великой дружбе на многие годы.

Гонщики «Ф-1» исключительно сильны и эгоистичны. Помню, когда я был в школе, меня считали самым большим эгоистом. А потом я пришел в «Формулу» – эти парни вроде Айртона, они вообще в другой лиге. Это часть спорта. Нужно о себе позаботиться, нужно иметь инстинкт убийцы, инстинкт эгоиста.

Взаимоотношения между Сенной и Простом были ужасными. Прост был суперзвездой, самым сильным гонщиком, очень быстрым, очень успешным. И тут приходит молодой бразилец и с помощью чистой скорости превосходит его. Помню, Айртон был очень быстр в квалификации. И Ален быстро понял, что нужно отдать ему поул и постараться опередить его в гонке. За годы до этого он сам пережил то же самое в борьбе с Ники Лаудой, и ему пришлось прилагать все усилия, использовать все возможные трюки, чтобы дестабилизировать Айртона. Это был его единственный шанс выиграть чемпионат.

Я ушел в «Феррари», а Айртон сказал мне: «Я больше не верю в «Макларен», мне нужно уйти. Пойду в «Уильямс», там строят самые лучшие машины, там лучшие инженеры. Постараюсь попасть в «Уильямс». И он начал переговоры с Фрэнком, а потом несколько раз приходил ко мне и говорил: «Герхард, я никогда не сяду в этот болид, потому что Фрэнк – это такое мучение». А через пару недель он говорил, что должен попытаться снова. Потом: «Все выглядит хорошо». Затем: «С ним невозможно иметь дело, я никогда не поеду за «Уильямс». И так полгода, пока он, наконец, не сказал мне, что переходит в «Уильямс». А в то время болиды «Уильямса» были лучшими, это была эра команды с Ньюи и Хэдом, которые создавали супер-машины. Айртон был быстрейшим на быстрейшей технике. «Формулу-1» ожидали очень скучные сезоны.

Помню, утром, на брифинге пилотов, он мне сказал: «Герхард, этой машиной невозможно управлять». Были какие-то проблемы с аэродинамикой, Айртон говорил, что нужно кое-что поменять, чтобы сделать ее управляемой, и все равно он приводил ее на поул. Как всегда. Но он был счастлив и говорил, что выступает в правильной команде, что собирается выиграть множество гонок.

Когда произошел инцидент, я был прямо позади, просто увидел, как болид ударился в стену. Я шел параллельно, смотрел на него, а он… Удар не выглядел страшным, потому что угол не был таким уж плохим. Я думал, что все будет в порядке, ведь я видел худшие инциденты в этом повороте. Я собрался, сказал себе, что угол удара был нормальным. Поставил машину на стартовую решетку, гонку остановили. Трассу очистили, и атмосфера на стартовом поле была нормальной. Все говорили, что его уже достали из машины. Мы не думали, что все может быть так плохо. Даже не представляли.

Мы стартовали снова, но незадолго до конца пришло странное чувство. В гараже после схода ко мне подошли и спросили, знаю ли я, что Айртон в больнице и борется за жизнь. И тогда я понял, как все серьезно. Я отправился в больницу на вертолете. Больше рассказывать нечего… просто посмотрите запись. Посмотрите, как люди пришли на похороны, как нему относились. Очень по-особенному. Но он и был особенным.

Для меня он величайший гонщик «Формулы-1». Я гонялся со многими, но не со всеми. Был Джим Кларк, были пилоты до него, и Айртон точно займет один уровень с ними. Но для меня как для его друга он – величайший», – рассказал Герхард для ESPN Racing-Live.com.

Добавьте Sports.ru в список ваших источников

Реклама 18+
Популярные комментарии
mar del mar
0
Его любили по-настоящему. На его похоронах искренне плакали люди, которые не знали его лично, но для которых он был близким и очень дорогим человеком, а не просто пилотом. Для меня это не просто слова. Сама там была.
mar del mar
0
Айртон - единственный. Второго такого просто не может быть. Его гонки - это то из-за чего я до сих пор смотрю Формулу-1.
tsu
0
Думаю, в этой заметке так мало комментов потому, что трудно комментировать очевидное...
alg
0
Не только для тебя, Герхард, для всех кто видел его в деле.
eai
0
А я к сожалению не застал Сенну в гонках. Начал регулярно смотреть формулу по ртр только в конце сезона 94г.
Написать комментарий 10 комментариев

Новости

Реклама 18+