Реклама 18+
Реклама

Юлия Фоменко: «Возвращать призовые не собираюсь»

Одна из дисквалифицированных российских легкоатлеток бегунья Юлия Фоменко сообщила, что в случае вынесения IAAF более жесткого наказания она не исключает возможности подачи иска в Спортивный арбитражный суд.

«Продолжаю тренироваться, бегаю. Вдруг придется выходить на старт уже летом. Сейчас, впрочем, как и остальные девочки, нахожусь в подвешенном состоянии. Хотя российская федерация уже вынесла свое решение, его должны утвердить на заседании IAAF. Насколько знаю, вердикт нам вынесут 22 ноября. Мы все переживаем, что решат в IAAF. Ходили слухи, что нас могут дисквалифицировать и на четыре года.

Недавно обратились за помощью к одному известному английскому адвокату — Майклу Белоффу. Внесли предоплату, отправили ему все документы, которые удалось собрать, пока шло расследование. Договорились, что он посмотрит все материалы, оценит наши шансы на дальнейшую борьбу в суде. Но пока ответа от него нет.

Почему решили сменить адвоката? Если, как планируем, подадим иск в Спортивный арбитражный суд в Лозанне, лучше, чтобы нас защищал адвокат из Европы. В России просто нет сильных специалистов, имеющих опыт в ведении подобных дел. Поэтому наши менеджеры и посоветовали обратиться к мистеру Белоффу, считающемуся одним из лучших спортивных адвокатов. Он вел дела английской бегуньи Кристины Оуругу, выигравшей на Олимпийских играх в Пекине дистанцию 400 метров.

Считаю, что в нашей федерации могли бы проявить большее упорство. Но там предпочли не конфликтовать с IAAF. Сейчас мы тоже оказались наедине со своими проблемами. Нам никто не помогает ни в поиске адвоката, ни в оплате его услуг. Такой специалист, как Белофф, стоит дорого — наверняка более чем 100 тысяч долларов.

Нам всем выдают на руки документы о прохождении допинг-проб. За год у меня подобных бумажек набирается целая пачка. Там везде стоят росписи, что ни у меня, ни у допинг-офицеров нет претензий по прохождению процедуры допинг-проб. Но никто не знает, что происходит с нашими заборами за пределами комнаты, где мы их сдавали. А получается, все проблемы хотят повесить на нас. Я считаю такую позицию полным бредом. Не понимаю, почему нас поставили в известность только накануне Олимпийских игр. Почему, если допинг-пробы, взятые еще в 2007 году, вызывали подозрения, Лене Соболевой ратифицировали все рекорды, установленные позже?

Возвращать призовые не собираюсь. Если меня обяжут выплатить деньги, наверное, уйду из спорта. В этом случае мне не придется ничего платить IAAF. Но все-таки сначала попытаюсь снять с себя обвинения. Главное, чтобы денег на борьбу в суде хватило», – приводит слова Фоменко «Спорт день за днем».

Реклама 18+