«Не понимаю, зачем я разнес головой стеклянную дверь». Вратарь «Ливерпуля», который прыгнул не туда

Денис Романцов – о Ежи Дудеке

Накануне финала Ежи встретил польских друзей. Они ездили за ним по всей Европе и везде вывешивали баннер с названием родного города Дудека. Встретив их в стамбульском отеле, Ежи передал билеты, сфотографировался и в качестве прощального жеста постучал себя кулаком по сердцу. «Что ты сделал?! – закричал один из друзей, Лукаш. – Недавно боксер Голота так же поприветствовал фанатов». – «Ну и что?» – «Его вырубили на пятьдесят третьей секунде!» – «Что за чушь, в футболе нет нокаутов», – улыбнулся Дудек. Следующим вечером, пропустив от Мальдини, он посмотрел на табло – пятьдесят третья секунда. Он вернулся в раздевалку при счете 0:3. «Не волнуйся, есть еще второй тайм», – успокоил тренер вратарей Хосе Очоторена. Главный тренер Бенитес обратился к защитнику Траоре: «Джими, спасибо большое, теперь иди в душ, – и, повернувшись к Хаманну, – Диди, готовься, заменишь Траоре». Правый защитник Финнан жаловался на правое бедро. Массажист Дэйв Гэйлли шепнул Бенитесу: Финнан выдержит не больше двадцати минут. «Стив, спасибо за усилия, но мы не можем рисковать тобой, – сказал Бенитес. – Джими! Траоре! Ты снова в игре, одевайся». – «Что?! Что ты сказал ему? – заорал Финнан на массажиста. – Это финал Лиги чемпионов. Я хочу играть!». – «Нет, мы не можем рисковать тобой, – повторил Бенитес. – Решено». Финнан протестовал, Траоре искал шорты и гетры, раскиданные по пути в душ, а вернувшийся с разминки Хаманн выяснял, вместо кого ему выходить. Когда все немного стихли, Бенитес захотел сказать пару слов о тактике на второй тайм, но грянул свист судьи: пора на поле.

В жизни Ежи могло не быть финала Лиги чемпионов. После рождения младшего сына мама Дудека Рената пригласила в гости сестер. Двухлетний Ежи крутился вокруг стола и доигрался: потянул блюдце с чашкой и опрокинул на себя горячий кофе. Он завыл от боли и потерял сознание. В больнице принимать не хотели: «Вы что, привезли мертвого ребенка?» Дудеку побрили голову и положили под капельницу. Забрать его разрешили только через месяц. Мать поразилась: ребенок обмотан бинтами, как мумия. Так надо, объяснили ей, через неделю придете на перевязку. Рядом с Дудеками жила медсестра. Она принесла мази от ожогов и объяснила: это полезнее, чем бинты. В больнице удивились: что вы с ним сделали, почему ожоги зажили так быстро? «Нам нужно было раньше забрать его домой», – ответила Рената. С тех пор она не держала дома ни одного блюдца. У Ежи был ожог третьей степени. Он слишком долго был забинтован, повредились сухожилия, кожа потрескалась. В детстве он стеснялся шрамов на теле – особенно когда делились на две команды и одной выпадало играть без маек. Двадцать лет спустя ему предложили удалить шрамы хирургическим путем. Ежи отказался.

В двенадцать лет он ловил раков в горной реке, но поскользнулся и стал тонуть. Одноклассники заметили его и успели спасти. Ежи побрел домой мокрый и грязный, но никто из людей, шедших на воскресную мессу, на него и не оглянулся: он выглядел как обычный молодой шахтер, идущий отсыпаться после смены. Раков он больше не ловил, а одноклассники, бросившие за ним в реку, стали его лучшими друзьями. В декабре 1993-го они махнули на Новый Год на Балтийское побережье. Тем же поездом ехали солдаты, которых отпустили из частей на праздники. В вагоне-ресторане Ежи заметил драку двух солдат. Один из них схватил со стола нож, но Ежи прижал его к барной стойке и обезоружил: «Ты перебрал, уймись». В это время второй участник драки, спасенный Дудеком, пытался выйти из ресторана, но дверь с обратной стороны заблокировали девушки, поклонницы поножовщика. Ежи решил: раз уж помогать человеку, то до конца, и слегка шокирующим способом дал солдату волю. «До сих пор не понимаю, зачем я разнес головой стеклянную дверь, – признался Дудек в книге «Большой поляк в наших воротах». – Наверно, во мне было слишком много пива».

Тремя годами ранее Дудек учился в шахтерском училище и играл за юношеский состав «Гурника» из Кнурова. Когда началась практика, Ежи по четыре часа проводил в шахте, а потом, не обедая, летел на стадион. Медобследование выявило низкий уровень гемоглобина. Анемия. «Это серьезно? – испугался тренер Адам Тапала. – Может, дать ему витамины?» – «Ему надо обедать каждый день и все будет хорошо. А пока – госпитализация». – «Но у нас скоро игра года в Гливице!» – «Это без него». Дудек успокоил тренера: «В воскресенье я выйду на прогулку, а вы ждите меня с формой в машине». «Гурник» выиграл 2:1, а Ежи отмыл руки (он играл в отцовских рабочих перчатках, на которых ручкой рисовал эмблему адидаса – после матчей ладони были в чернилах), переоделся в пижаму, вернулся в больницу и объяснил медсестрам, что задержался на прогулке. Став четвертым вратарем основы «Гурника», Ежи чистил трибуны, стриг газон, разгружал уголь в котельной, а потом шахта перестала содержать футболистов, и он перешел в «Конкордию», команду третьей лиги.

Перед Новым 1996 годом Дудека заманили на турнир по мини-футболу. Он сыграл за команду ночного клуба «Милано», стал лучшим вратарем и получил в награду магнитолу. Через четыре месяца Ежи дебютировал в высшей лиге за свой новый клуб «Сокул» матчем с «Легией», только что бившейся с «Панатинаикосом» в четвертьфинале Лиги чемпионов. «Посмотрите, с каким дерьмом мы должны играть», – сказал в туннеле перед полем вратарь «Легии» Мацей Шченсны, но заметил, что коллега не оценил юмора. «У тебя что, первая игра? – спросил он Дудека». Ежи кивнул, рот от волнения не открывался. – «Тогда удачи, сынок». Дудек пропустил два мяча, в обзоре тура его похвалили, но первую зарплату в том году он получил только через три месяца. Да и то, пришлось объяснять владельцу клуба Буллеру, что скоро свадьба и по такому случаю было бы недурно погасить долги. Выбив немного денег, Дудек – самый младший в команде – спросил тренера Качмарека, можно ли купить партнерам пива в честь скорой свадьбы. «Да, но только по бутылке». Партнеры сочли подарок Дудека аперитивом и увлекли его в ночное турне по барам. Утром Ежи благодарил: «Не знал, что вы умеете так веселиться» – «Эх, Ежи-Ежи, мы веселимся так каждую неделю». – «Но мы же боремся за выживание» – «Вот потому и боремся. Зато у нас самая дружная команда страны. Теперь и ты с нами». В последнем туре «Сокул» обыграл «Катовице» 1:0 и остался в высшей лиге.

15 июня 1996 года Ежи женился на своей девушке Мирелле. Свадьба стихла в пять утра, а в восемь Ежи уехал в Варшаву, чтобы вылететь с польской молодежкой в Южную Америку – на игры с Бразилией и Аргентиной. Не успел вернуться – попал в главную сборную, на товарищеский матч в Быдгоще. После нее агент Ян де Зеув предложил съездить на кастинг в «Фейенорд». «Могу я взять жену? – спросил Дудек. – После свадьбы месяц ее не видел». – «Нет, привезешь, если тебе предложат контракт». Ежи никогда еще не ездил за границу один. Да и вообще – до Южной Америки только дважды выезжал из Польши. Подростком – на турнир в Гельзенкирхен и в январе 96-го, на сбор «Сокула» в Голландии, куда двадцать четыре часа плелись на автобусе. Тогда он и познакомился с агентом де Зеувом. Как самый молодой таскал из гостиницы в автобус сумки с формой, но перед игрой со второй командой «Фейенорда» забыл их в лобби. Вспомнил он об этом как раз вовремя – когда припарковались у тренировочного поля, в восемнадцати километрах от отеля с формой.

Ян де Зеув взялся решить вопрос и свел Дудека с тренером «Фейенорда» Джонни Метгодом: «Этот малец посеял где-то форму своей команды. Дадите им вашу запасную?» – «Окей, но с него бутылка водки». Водка в «Сокуле» всегда была с собой, так что через пару минут Дудек доставил в раздевалку восемнадцать комплектов зеленой формы «Фейенорда». Все забыли про игру и стали фотографироваться. «Мне досталась майка Эда де Гуя, вратаря голландской сборной, с номером один и я сделал в ней штук десять фотографий, – признался Ежи в своей книге 2012 года «Под давлением». – Я был уверен, что такой возможности у меня больше не будет». Через полгода Дудек вернулся в Роттердам и после недели тренировок с Роналдом Куманом, Хенриком Ларссоном и Джованни ван Бронкхорстом подписал с «Фейенордом» пятилетний контракт.

Близилась встреча с болельщиками. Дудека и еще четырех новичков доставили на стадион «де Кюйп» вертолетом. После двадцати кругов над ареной Ежи готов был хвататься за парашют, но – наконец приземлились и увидели полные трибуны. «Когда выйдете, не махайте руками». Как можно не махать, когда тебя ждут пятьдесят тысяч болельщиков, подумал Ежи, но, спрыгнув на газон, увидел над головой вращающиеся лопасти и понял, что совет пилота все же содержал кое-какой смысл. Дальше – Алма-Ата, Кубок президента Казахстана. После легкой победы над «Флуминенсе» в игре за третье место Куман повел двух форвардов, Таумента и Фоса, в ночной клуб, а тренер Ари Хан стал ждать его в баре ресторана. Куман вернулся в четыре утра, поздоровался с тренером и побрел к лифту, но на тренировке Хан отправил его и Таумента с Фосом во вторую команду. Те-то смирились, а Куман схватил Хана за куртку и заревел: «Меня?! В запас?! Я еду домой!» Вечером Дудек увидел по ТВ прямое включение из дома Кумана. «Правда, что в Казахстане вы вернулись в отель под утро?» – «Да, и увидел тренера, который тоже сидел в баре».

После продажи де Гуя в «Челси» Дудек стал основным вратарем «Фейенорда». Весной 1999-го клуб лидировал в чемпионате, за пять туров до конца оставалось прихлопнуть дома «Бреду». Утром Ежи прочел подробный план торжеств.

15:00 – начало игры с «Бредой»
17:00 – церемония вручения титула
17:15 – круг почета
17:30 – благодарность болельщикам с центра поля
17:35 – спуск в раздевалку
18:15 – поездка в центр Роттердама
18:45 – прием в мэрии
19:15 – празднование чемпионства с мэром
22:30 – вечеринка с женами и ужин до рассвета

Все так далеко забежали вперед, что забыли выиграть. За «Фейенорд» забили Йон Даль Томассон с Хулио Крусом, но «Бреда» взбрыкнула голами Дмитрия Шукова и Арчила Арвеладзе. На табло повисла неловкая ничья, но преследователь, «Витесс», выступил еще нелепее, проиграв «Неймегену», и «Фейенорд» все равно стал чемпионом. После приема в городской ратуше игроки вышли на балкон и увидели десятки тысяч болельщиков. Питер Хаутман, забивший за «Фейенорд» под сотню мячей, а потом ставший диктором, ходил с микрофоном от игрока к игроку и просил спеть строчку из клубного гимна. Дудек, Корнеев, Крус, Калу – все справились, и только защитник Ульрих ван Гоббел, схватив микрофон, заорал толпе: «Кто не прыгает, тот еврей!» («Евреи» – одно из прозвищ «Аякса», отставшего от «Фейенорда» на 24 очка).

Ван Гоббела дисквалифицировали на две игры, а через неделю после чемпионской вечеринки «Фейенорд» проиграл «Аяксу» 0:6.

Осенью возились с «Челси» в Лиге чемпионов, Дудек впервые столкнулся с английским мячом Mitre и первым же ударом вывихнул левую лодыжку. Тренер Бенхаккер просил Ежи доиграть – в запасе-то пацан, Графланд, 19 лет, – массажист перебинтовал ногу, Дудек выдержал, но «Фейенорд» уступил 1:3, и Бенхакер устроил собрание, чтоб обсудить причины этого и других поражений. Наутро командный разговор попал в газеты, Бенхаккер обвинил в этом защитника ван Вондерена, на того накинулся хавбек Босфельт, в итоге у одного сломан нос, у второго – заплыл глаз, а Бенхаккер объявляет: раз игроки бьются друг с другом, а не друг за друга, тренеру пора уходить.

Через месяц голландский футбольный союз вручал призы лучшим игрокам года, а Ежи обливался потом, сидя рядом с Эдвином ван дер Саром и Сандером Вестерфелдом, вратарями сборной Голландии. Выйдя на сцену, чтобы вручить приз лучшему защитнику, Франк Райкард подмигнул Вестерферелду, и Дудек успокоился – слава богу, не придется краснеть перед микрофоном, а Вестерфельд – крутой вратарь, уезжает в «Ливерпуль», логично, что его признали лучшим. Но на сцене появился Ян ван Беверен, вратарь ПСВ семидесятых, и объявил, что лучший – Дудек. Через полгода – новая церемония, призы газеты De Telegraaf лучшим игрокам чемпионата. Ежи выдул бутылку вина, чтоб унять нервы, но все награды пролетели мимо. Осталась последняя, главная, Золотая бутса, но ее сроду не давали иностранцам, так что можно расслабиться. Рассуждения Дудека прервал голос ведущего: «Прошу на сцену, Ежи. Вам письмо. Прочтете?» – «Если на голландском, то будет трудно». – «Вам повезло – на польском». – «От кого же?» – «От Папы Римского». Дудек понял, что здесь по сценарию – смех в зале, – с улыбкой вскрыл конверт и увидел, что письмо от Иоанна Павла II (или Кароля Войтылы): епископ Роттердамский попросил его поздравить польского вратаря с титулом лучшего игрока голландской лиги.

Годом позже, в мае 2001-го Ежи и агент де Зеув унеслись в Лондон – подписывать контракт с «Арсеналом». Арсен Венгер провел экскурсию по тренировочному центру, потом погуляли по полю стадиона «Хайбери», поднялись в вип-ложу и согласовали с вице-президентом Дэвидом Дином пятилетний контракт. Вернувшись в Роттердам, Ежи три недели учил английский, а потом узнал, что босс «Фейенорда» Йорьен ван дер Херик отменил трансфер – он хотел десять миллионов евро, а «Арсенал» совал шесть. Венгер взял другого вратаря, Ричарда Райта из «Ипсвича», а Ежи вернулся в «Фейенорд», откуда его проводили в мае цветами и подарками.

26 августа настроение допортили Ибрагимович с ван дер Вартом, забившие по голу. «Фейенорд» проиграл дома «Аяксу» – что может быть хуже, – но после матча агент проводил Дудека на встречу с тренерами «Ливерпуля» – Жераром Улье и Филом Томпсоном. Агент предупредил: звонил Массимо Моратти из «Интера», ему тоже нужен вратарь, так что можно выбирать. Дудек выбрал сразу. Из первой зарубежной поездки – на турнир в Германию – он привез шарф «Ливерпуля» (подарок соперников), самый дорогой свой сувенир, десять лет уж прошло, а все не забывал. Показавшись врачам «Ливерпуля», Ежи стал готовиться к игре за сборную с Норвегией. Накануне матча позвонила жена: «По радио сказали, что ты не прошел медосмотр. Что случилось?» Оказалось, забыли взять анализ крови. Дудек сдал их в Варшаве, результаты отправили в Англию факсом, и «Ливерпуль» успел оформить трансфер. После игры с Норвегией польские журналисты обступили Йона-Арне Риисе, защитника «Ливерпуля»: «Дудек? А кто это? – удивился Риисе. – Вратарь? Но у нас уже есть вратарь».

Прилетев в Ливерпуль, Дудек встретил в аэропорту Вестерфелда – вратаря, о котором говорил Риисе. Вестерфелд тоже вернулся из своей сборной и поразился: Улье обещал ему, что не будет покупать нового вратаря. На тренировке выяснилось, что тренер обхитрил вообще всех: «Ливерпуль» подписал еще и Криса Киркланда из «Ковентри», причем заплатил за него больше, чем за Дудека, но Ежи выиграл конкуренцию и у Вестерфелда, и у Киркланда, которого мучили боли в спине, и остался в воротах даже после дикой ошибки в игре с «МЮ». На тот матч Ежи позвал друзей из Голландии и Польши, гостиницы были забиты, так что он снял им на выходные дом под Ливерпулем, но на 64-й минуте пропустил мяч между ног после скидки Каррагера. Форлан забил, «МЮ» победил, а Ежи попросил жену отменить ужин с друзьями. «Впервые в жизни мне хотелось запереться дома, занавесить шторы, открыть бутылку водки и забыть обо всем», – вспоминал Дудек в книге «Большой поляк в наших воротах».

Такой расклад не устроил Кшиштофа Бизацки, одного из друзей Ежи, который уже настропалился посидеть в дорогом ливерпульском ресторане. «Брось плакать, Дуди, в «Гурнике» ты пропускал еще более тупые голы». Через три дня Улье нарочно поставил Ежи на кубковую игру с «Ипсвичем», чтоб не расклеивался, и «Ливерпуль» победил по пенальти. Дудек впервые услышал, как фанаты хором поют его имя, а полузащитник Салиф Диао показал майку, которую надел под игровую: «Ежи, ты никогда не останешься один».

Через три месяца «Ливерпуль» обыграл «МЮ» в финале Кубка лиги, а Дудека выбрали игроком матча. Возможно, помогло напутствие французского психолога Жака Кревуазье, нанятого Жераром Улье. Перед финалом он сообщил игрокам «Ливерпуля», что они должны действовать как стая гусей. Правда, журналисты выяснили, что тот же психолог аналогично воодушевлял игроков «Арсенала» и неплохо обогатился. Кревуазье оставил «Ливерпуль», и вскоре Улье потерял контроль над игроками. После игры со «Стяуа» в Бухаресте тренер Сэмми Ли позвал их на послематчевую разминку, но Джеррард отказался возвращаться на поле – там ветер с дождем – и сказал, что разомнется в раздевалке. Улье согласился и отменил приказ своего помощника. В чемпионате «Ливерпуль» влип в восьмое место, и Улье обрушился на игроков: «Траоре! Когда тебе продлили контракт, ты перестал тренироваться. Мерфи! Ты тренируешься, как дедушка. На пенсию собрался? Дудек! Сколько раз ты уже ошибся? Ноябрь-2002 – «Мидлсбро». Декабрь – «МЮ». Март-2003 – «Тоттенхэм». – «Не так много за три года», – встрял Ежи. – «Думаешь, раз был игроком матча в финале Кубка лиги, то теперь – звезда? Так вот, если бы Киркланд был здоров, в финале играл бы он».

На тренировке Стивен Джеррард огрызнулся на второго тренера Томпсона, легенду клуба: «Не учи меня играть в центре поля!» Двусторонка продолжилась: «Стиви, сместись влево!» – «Пошел ты! Хватит на меня орать». Улье встал между ними, но утихомирил Томпсона, а не Джеррарда. На следующую тренировку сенегальский вингер Эль-Хаджи Диуф опоздал на пятнадцать минут и услышал от Томпсона: «Штраф – сто фунтов». – «Да пошел ты». – «Что ты сказал?» – «То же, что и Джеррард вчера».

Новый тренер, Рафа Бенитес, хотел, чтоб вратарь находился ближе к защитникам и чаще играл ногами. Дудек потратил несколько месяцев на новую схему, но в итоге задвинул в запас и Киркланда, и нового вратаря Скотта Карсона. В финале Кубка лиги с «Челси» Дэмьен Дафф задел Дудека бутсой. «Стянув гетру, я не увидел крови – только кожу и белую кость», – вспоминал Ежи в своей автобиографии. Подбежал врач и стал бинтовать ногу. «Что ты делаешь?» – «Ты был гениален, Ежи, фантастичен. Продолжай игру. Ты сможешь». 88-я минута, 1:1, замены кончились. К концу овертайма бутса Дудека наполовину заполнилась кровью. «Ливерпуль» уступил 2:3, но через два месяца обыграл «Челси» в полуфинале Лиги чемпионов.

На первой летней тренировке Ежи узнал, что Бенитес видит основным вратарем Пепе Рейну, купленного за шесть миллионов фунтов. «Но я дам тебе шансы в Кубках», – пообещал Рафа. Перед игрой с софийским ЦСКА в квалификации ЛЧ Ежи дополнительно занимался с тренером вратарей Хосе Очотореной, но неловко приземлился на локоть – кость выскочила из сустава и рука выгнулась в обратную сторону. Матч за Суперкубок с другим ЦСКА, московским, Ежи комментировал для польского ТВ. После игры он решил спуститься к полю, где начиналось награждение, но увидел охранников: «В лифт нельзя. Он для принца Альберта». Ежи побежал по ступенькам, но спустился в место, где не было выхода к полю, зато были сотни болельщиков «Ливерпуля», не ожидавших такой встречи.

В 2006 году у Ежи родилось две дочери, 23 января и 28 декабря, но в остальном – радости мало: то запас, то травмы. Бенитес призвал его выйти на поле в последнем туре, потому что Рейна отпросился на свадьбу в Испанию, но как выйти-то – колено болит. «Сказать Рейне, что он не сможет поехать на свою свадьбу?» – спросил Бенитес. Дудек сыграл – тренер вратарей Очоторена дал ему два дня отдыха, а потом подготовил к матчу.

Пепе Рейна разнообразил новогодние вечеринки «Ливерпуля» и ввел традицию Тайного Санты – анонимного обмена подарками. Йону-Арне Риисе, например, достался постер Джеррарда с подписью: «Моему любимому фанату», а Дудеку – балетный набор: пуанты и розовая пачка. На эти вечеринки игроки приходили в маскарадных костюмах: в 2007-м Хююпя был Зорро, Крауч – гигантским попугаем, Робби Фаулер – Саддамом Хуссейном, а Дудек – Дартом Вейдером. Правда, выпивать в шлеме было не слишком удобно, поэтому Ежи снял его, но, когда собрался домой, не смог найти. На следующий день ему привез шлем водитель такси. Оказалось, Крейг Беллами надел его, чтоб на выходе из ресторана его не узнали папарацци, вырубился в такси, а, проснувшись, ужаснулся: «Что это за гребанное ведро?»

Домучив контракт с «Ливерпулем», Дудек собрался в «Бетис»: звал Марк Гонсалес, уехавший туда из «Ливерпуля»: «Нам очень нужен вратарь. Это крутой клуб. Ты нужен тренеру. Я помогу тебе освоиться». Дудек прилетел в Севилью, но босс «Бетиса» Хосе Леона не приехал на переговоры. Появилась его секретарша, сообщила, что Леона обедает и протянула контракт, который отличался от оговоренного: клуб оплачивал сорок процентов контракта, остальное – фирма Хосе Леоне. Марк Гонсалес сказал, что у него такие же условия, но это не устроило Дудека: в тот же день он узнал, что «Бетис» подписал португальца Рикарду, и позвонил спортивному директору «Реала» Миятовичу, который предлагал Ежи роль второго вратаря, который подстегнул бы Касильяса: «Я согласен».

В Мадриде Дудек жил рядом с Арьеном Роббеном. Однажды тот вернулся из сборной и застал в доме грабителей. Арьен схватил нож, грабители нырнули в окно, но Роббен не смог догнать их из-за травмы. Другой сосед – самый шебутной – Хавьер Савиола. В одном из матчей тренер «Реала» Шустер сделал все три замены, но Савиола продолжал разминаться у углового флага. Дудек махнул ему рукой, намекая на то, что замены кончились, его уже не выпустят и можно присесть. Савиола примчался, сорвал спортивный костюм и вырос перед вторым тренером Мануэлем Руисом. «Тебе чего?» – спросил тренер. – «Кого я меняю? Где мне играть?»

С приходом Моуринью «Реал» стал ночевать перед играми в мадридском отеле. Касильяс и Серхио Рамос протестовали, но Жозе выдвинул свежий аргумент: «Раз в неделю моей жене нужен отдых. Раз в неделю она не хочет меня видеть, поэтому мы будет ночевать в гостинице. Мое решение окончательное». После ничьей с «Барсой» в апреле 2011-го Моуринью влетел в раздевалку и закричал: «За четыре часа до игры на телевидении уже был наш состав. Как мы можем кого-то удивить, когда в нашей команде крыса. Может это ты, Гранеро? Кто бы это ни был, я найду его». Швырнув в стену пластиковую бутылку, Жозе выбежал из раздевалки и захлопнул дверь. «Мы сидели в тишине, как побитые собаки», – вспоминал Дудек в своей книге 2015 года «Нереальная карьера». Подозрения Моуринью в итоге пали на Касильяса, жениха спортивной журналистки Сары Карбонеро. Через год после ухода из «Реала» Ежи встретил Жозе перед полуфиналом Кубка Испании и, спросив, как дела, услышал: «Есть проблемы с одной девушкой, но мы решим их».

Моуринью был в такой ярости после ничьей еще и потому, что в первом круге проиграл «Барсе» 0:5: «Молчите и слушайте, как они поют в соседней раздевалке, – говорил он игрокам, – Завтра – выходной, но вам придется поработать. Берите жен, детей и идите в город, к вашим любимым местам. Пусть люди видят вас. Поговорите с ними о поражении 0:5 от «Барселоны». Объясните, что соперник был сильнее, но в следующей игре вы отомстите». Неделей ранее, на излете матча с «Аяксом» в Лиге чемпионов, Моуринью попросил Дудека: «Сбегай к Касильясу, пусть передаст Рамосу и Алонсо, чтоб получили по карточке. Они пропустят бессмысленную игру с «Осером» и обнулят карточки перед плей-офф». Ежи подбежал к Икеру с бутылкой воды и передал просьбу тренера, а Рамос с Алонсо ее исполнили. УЕФА оценил находчивость так: Дудека – на пять тысяч евро, Касильяса – на десять, Рамоса и Алонсо – на двадцать, Моуринью – на сорок, а «Реал» – на сто двадцать, а главное-то – в том бессмысленном матче с «Осером» Дудек столкнулся с Руа Конту, сломал челюсть и потерял два зуба.

Через полгода Дудек последний раз сыграл за «Реал». Моуринью хотел сделать его капитаном на матч с «Альмерией», президент Перес запретил, но и так вышло здорово – когда Ежи заменили на 77-й минуте при счете 7:1, ему аплодировали все четыре трибуны «Сантьяго Бернабеу», а партнеры, Роналду, Озил, Пепе, Рамос и другие выстроили живой коридор, чтобы проводить его с поля. Полузащитник Гути поддержал Дудека дружеской смской: «Ты ублюдок, даже со мной так не прощались». Через час Дудек остался один в раздевалке «Бернабеу». Предпоследним уходил Марсело, который называл Ежи дедушкой и любил напоминать: «Когда ты выиграл Лигу чемпионов, я еще играл в мини-футбол в Бразилии».

Накануне стамбульского финала Бенитес устроил турнир по боулингу. Дудек был осторожен, чтобы не травмировать руку, но все равно победил своего соперника, Джибриля Сиссе. Пока топтались под трибунами стадиона «Ататюрк», Луис Гарсия командовал: «Не трогайте кубок, даже не смотрите на него! Плохая примета». Перед вторым таймом Бенитес успел только расставить игроков по новой схеме 3-5-2 и попросил Хаманна держать середину, где больше всего проблем. «Вы думаете, что 0:3 – это самое поганое поражение в истории Лиги чемпионов, – сказал помощник Бенитеса Алекс Миллер. – Они тоже так думают. Используйте это против них. Забейте в первые десять минут, будет навалом времени для второго гола, а потом они запаникуют». Вскоре после перерыва Ежи взял удар Шевченко – в следующие шесть минут «Ливерпуль» забил три мяча, – а в конце овертайма Дудек спас, хотя тот же Шева бил с метра в упор.

Перед серией пенальти Дудека толкнул Каррагер. Он посмотрел прямо в глаза и заорал: «Сделай что-нибудь, чтобы смутить их. Помнишь Гроббелара? Он всех бесил, дрыгал ногами, ерзал на линии. Отвлекай их так же». – «Хорошо, Карра». – «Вспомни Гроббелара!!» – «Ладно-ладно». – «Делай что-нибудь перед пенальти!» – «Хорошо, Карра». – «Вспомни Гроббелара! Ты должен!» – «Черт, да понял я. Оставь меня, дай сосредоточиться».

В Роттердаме Дудек вел блокнот с досье на пенальтистов – кто, какой ногой, в какой угол. Но с Бенитесом проще: перед игрой Рафа сам показал таблицу с анализом ударов каждого игрока «Милана» и дополнил ее видеоклипом. Теперь тренер вратарей Очоторена снова протянул список, где напротив фамилии игроков «Милана» стоял номер одной из шести зон, на которые Бенитес делил ворота. «Брррр, я все забыл, и ничего сейчас не запомню. Такая каша в голове», – сказал Дудек. Решили так: второй вратарь Карсон будет поднимать одну руку, если нужно прыгать влево, и обе – если вправо.

Перед ударом Сержиньо Дудек взял мяч и спросил: «Ну, что приятель, бьем как обычно?» – «Идите к воротам», – потребовал судья. Увидев две руки Карсона, Ежи вернулся на линию, запрыгал, замахал руками, кинулся вправо, а Сержиньо пробил выше. Перед ударом Пирло Карсон поднял одну руку, значит – влево, но было слишком далеко, не разглядеть, Ежи уставился на Пирло, исполнил что-то вроде танца вприсядку, выскочил из ворот, прыгнул вправо и отбил мяч. Третьим бил Томассон, роттердамский друг, Ежи пытался заговорить с ним, тот не отвечал. 2:1. За воротами Дудека проехала машина скорой помощи – итальянскому болельщику стало плохо. Дальше бил Кака. Дудек уже не смотрел на Карсона, слишком далеко, он вспомнил Гроббелара, заболтал ногами, снова выскочил из ворот, но – 2:2. После гола Шмицера оставался удар Шевченко. «Андрей? А, Андрей? Пробьешь как всегда?» – поинтересовался Дудек, а потом зашатался на линии, прыгнул вправо, но поднял левую ногу и отразил неловкий удар Шевы. Дудек помчался к трибуне, где сидели его друзья. Взял баннер и флаг Польши и побежал обратно, но у рекламного щита наткнулся на охранника. Он принял Дудека за фаната и не пустил на поле. Ежи отбежал подальше и перепрыгнул щит в другом месте. Охранник понесся за ним, но Дудек успел смешаться с другими игроками.

Перед награждением к нему подошел Бенитес: «Скажи, Ежи, а почему ты прыгал не туда, куда мы тебе показывали?»

Сын советского солдата, выигравший в футболе все

«Улица сделала меня мятежником». Он мог заменить Зидана

Фото: REUTERS/Ian Hodgson, Stefano Rellandini; Gettyimages.ru/Gary M. Prior, Ben Radford (4,5); Gettyimages.ru/Gary M. Prior/Allsport, Clive Brunskill, Angel Martinez; REUTERS/Jerry Lampen

+971
Популярные комментарии
+400
Бажен Тимофеев
"В Мадриде Дудек жил рядом с Арьеном Роббеном. Однажды тот вернулся из сборной и застал в доме грабителей. Арьен схватил нож, грабители нырнули в окно, но Роббен не смог догнать их из-за травмы."

Тролли, блин)
+192
Akzhaik
В день стамбульского финала был последний звонок в школе. В тот вечер с одноклассниками мы это дело отмечали в кафе, перед матчем я и еще пару человек отлучились на пару часов, чтобы посмотреть финал на квартире поблизости. В конце первого тайма выключили свет и мы не увидели последних двух голов. Когда его включили к концу перерыва мы увидели, что счет уже 3-0. Двое со спокойной душой отправились в кафе продолжать гулянку, я с одним остался. Хотели посмотреть повторы голов. Помнится подумали, посмотрим еще начало второго тайма и двинем за остальными. Но потом случились три гола за 6 минут и все перевернулось. До сих пор удивляюсь, как в овертайме Шева умудрился не забить с метра. Ни за какой из этих клубов не переживал, но эмоции финал подарил фантастические.
+113
IM10ADP
Лично от меня отдельное спасибо за Алессандро Дель Пьеро на заднем плане одной из фоток!)

Что касается Дудека, то его сэйв после удара Шевченко я не забуду никогда, это было нечто. Весь этот сумасшедший камбэк был на грани, но после 45 минуты наступило время Дудека и Ливерпуля. Для меня этот финал был особенно радостным, ведь я поставил целых 500 рублей с кэффом 2,90 на проход Ливерпуля. Тогда я учился в 10 классе и это были серьёзные деньги для меня. Хватило, чтоб на часть выигрыша угостить хот-догами, булочками и чаем товарищей в школьной столовой. Сидел довольный и рассказывал всем, что надо было верить в Ливерпуль до конца...)) Эх, каждый раз в пятницу утром ностальгия накатывает. Романцов умеет, что тут добавить.
Написать комментарий 92 комментария

Еще по теме

Реклама 18+