Реклама 18+

«Макларен» взлетел в топ-3 «Ф-1» и забрал $245 млн в один день. Теперь ждет нового гонщика-лидера и переходит на лучший мотор

Возрождение легендарной команды.

Концовка сезона оказалась без преуменьшения знаменательной для «Макларена»: именно в последний день чемпионата английская команда с 12 личными титулами чемпионов «Ф-1» и 8 Кубками конструкторов оформила мощнейшее притязание на светлое и успешное будущее после семи лет стагнации, кризиса и перестройки. Сперва компания из Уокинга объявила о продаже трети акций гоночного подразделения за 245 миллионов долларов, а затем в тяжелейшей схватке с «Рейсинг Пойнт» вырвала третье место в зачете команд – оформив лучший результат в «Ф-1» с 2012-го (тех самых пор, когда в «Макларене» отжигали Льюис Хэмилтон и Дженсон Баттон).

Хоть «оранжевые» закончили сезон всего с двумя подиумами (что не так уж и много относительно других успешных сезонов в истории команды), 2020-й реально выглядит настоящим прорывом по сравнению с предыдущими годами мучений и кризиса. Позади остались страдания с «Хондой», последствия разрыва, болезненная перестройка, громкий скандал с копеечными шоколадками в виде платы за внеурочную работу и угрозой забастовки, переход на «Рено», подписание двух пилотов без подиумов вместо звезд-чемпионов и два предпоследних места в Кубках конструкторов.

Теперь «Макларен», похоже, преодолел внутренние проблемы и реально движется к полноценному возрождению – больше никому не удастся оспорить их прогресс. Правда, на пути осталось еще много препятствий – и как раз дополнительные деньги за третье место и акции помогут их преодолеть.

Машина «Макларена» – только седьмая по скорости, зато команда взяла стабильностью пилотов

Третье место в Кубке конструкторов досталось «оранжевым» в напряженнейшей борьбе: у англичан меньше подиумов, чем у конкурентов (у «Рейсинг Пойнт» – 4, у «Рено» – 3, даже у «Феррари» – 3). Более того, после победы Серхио Переса на Гран-при Сахира казалось, будто битва окончена и лишний десяток миллионов долларов призовых достанется именно «розовым» – но все же «Макларену» повезло. Двигатель на болиде №11 сгорел во второй раз за 3 гонки, и вся ответственность за успех «Рейсинг Пойнт» упала на Ланса Стролла – он не справился.

Успех «оранжевых» приобретает еще более знаменательные нотки после изучения рейтинга скорости болидов: даже в конце сезона у Сайнса и Норриса оказалась лишь седьмая по темпу машина (по официальным данным от «Ф-1»).

В начале чемпионата ситуация обстояла не сильно лучше: чистого третьего места у англичан не было никогда.

Рейтинг болидов «Ф-1» в 2020-м: команда Квята ускорилась до четвертого места, «Макларен» лишь седьмой, «Уильямс» больше не худший

Фактически «Макларен» реально оказывался в топе лишь на редких моторных трассах, не требующих большой прижимной силы: настраивать болиды под минимальное лобовое сопротивление у инженеров из Уокинга выходило мастерски. Именно поэтому то Норрис, то Сайнс влетали в топ-3 и топ-4 в Австрии, Италии и Абу-Даби и еще в топ-5 – в Великобритании. На тех же трассах (и в Бахрейне) «Макларен» и показал лучше результаты.

Но главной фишкой «оранжевых» оказалась стабильность: и Карлос, и Ландо чаще остальных выжимали максимум из машин, сошли лишь трижды на двоих и практически не промахивались мимо топ-10 (стабильнее их – только Серхио Перес, но его подкосил коронавирус на две гонки). Именно так «Макларен» и выбил лишние 8 миллионов долларов призовых – по крайней мере, именно столько по результатам прошлого сезона получила третья команда по сравнению с четвертой. В 2020-м бизнес «Ф-1» серьезно подкосил коронавирус – так что, скорее всего, бонус за выступления окажется меньше.

«Получить прибавку, очевидно, хорошо, но здесь дело в спортивном престиже, – резюмировал шеф всего «Макларена» Зак Браун. – Когда мы на пит-уолл – рассуждаем обо всем исключительно со спортивной точки зрения. Только по возвращении в офис в понедельник речь заходит о финансовой стороне».

Вряд ли американский менеджер, пришедший в команду как мастер заключения спонсорских сделок, просто бравировал перед журналистами: третье место в Кубке конструкторов точно привлечет рекламодателей и партнеров на большую сумму, чем любые бонусы от «Формулы-1». И организации из Уокинга любая помощь еще пригодится: финансовые проблемы преследовали англичан весь год, и лишь в последний день сезона ситуацию удалось поправить ценой продажи команды.

«Макларен» тонул в долгах и собирался продать базу. Новые инвестиции и деньги за топ-3 спасут ситуацию

Легендарная команда начала год с огромными амбициями: руководство планировало расширять линейку авто, инвестировать в реконструкцию базы и параллельно вложить огромные деньги в создание болида для нового регламента – его планировали на 2021-й. Специально под грандиозный план развития вся компания привлекла инвестиции на 389 миллионов долларов – на них предполагалось расширить бюджеты всех подразделений.

А потом грянул коронакризис с локдаунами, переносом старта сезона на неопределенный срок и закрытием баз и экономик. Продажи машин обвалились, а общее сокращение выручки всего «Макларена» составило 70 процентов. Привлеченные инвестиции сгорели моментально, большую часть персонала отправили в вынужденный отпуск, а четверть работников сократили (1200 человек из 4000, из них 70 человек – из команды «Ф-1»).

Уже к маю ситуация приняла критический оборот: организация обратилась за госкредитом на 187 миллионов – но получила отказ. Затем «Макларен» попытался выпустить облигации на 311 миллионов под залог базы и коллекции исторических болидов – но столкнулся с протестами держателей бондов, проданных еще в 2017-м для привлечения денег (710 миллилонов долларов!) на выкуп акций бывшего босса Рона Денниса и выплаты отступных «Хонде» при разрыве. Оказывается, держателям долга уже пообещали базу и машины в качестве обеспечения – и они не дали добро на процедуру повторного залога.

У великих частников «Ф-1» кончились деньги. «Уильямс» – на торгах (лучший лот для русских миллиардеров), «Макларен» уволил каждого четвертого

«С кризисом было трудно справиться, – признал шеф спортивного подразделения Андреас Зайдль. – Особенно когда когда не можешь поговорить с людьми лицом к лицу. Видеозвонки не очень-то подходят для сообщения некомфортных новостей.

Мы просили людей о чрезвычайно многом. Отправляли в неоплачиваемые отпуска, просили о сокращении зарплат и так далее – брутально и жестко. Но это был единственный способ выйти из кризиса».

Временным решением предстал кредит на 203 миллиона от Национального банка Бахрейна – аффилированной организации с крупнейшим акционером «Макларена» государственным фондом Mumtalakat. Но деньги арабов лишь обеспечили недавнему лидеру «Ф-1» временную передышку: поиск дополнительных вливаний и инвестиций все равно продолжился. По сути, руководство больше занималось работой с капиталом, чем развитием машины – к примеру, попыталось вновь продать базу и взять ее аренду.

«Потенциальная продажа и обратная аренда нашей штаб-квартиры, реструктуризация долгов и привлечение капитала являются составляющими стратегии рефинансирования, – признавал Браун. – Предположительная продажа с обратной арендой – обычная практика среди ведущих компаний, которая не окажет никакого влияния на повседневную деятельность. Кампус, технологический центр и центры производства и идейного лидерства «Макларена» – это культовые сооружения, которые останутся нашим домом в будущем».

Скорее всего, к идее сделки по MTC («Технологический центр «Макларена») вернутся чуть позже, после выплат основных долгов – сейчас же в Уокинге радуются новым 245 миллионам инвестиций от американского фонда MSP Sports Capital. В результате сделки 15 процентов акций гоночной команды перейдут новому владельцу, а к концу 2022-го их доля достигнет 33 процентов – итого все гоночное подразделение оценили в 740 миллионов. Производственную и инженерную ветки сделка не затронет – они остаются в собственности фонда из Бахрейна.

«Все деньги пойдут только гоночной команде, – подтвердил босс управляющей компании McLaren Group Пол Уолш. – Теперь нам больше не придется оплачивать ее убытки. Ей должно хватить денег».

На что же «Макларен» пустит новую волну инвестиций? Скорее всего, на расширение представительства в «Индикаре» (англичане уже объявили о сделке с Хуаном-Пабло Монтойей на «Инди-500»), а также на возможную экспансию в «Формулу Е» – такой вариант тоже рассматривается весьма серьезно.

Но прежде всего инвестиции пойдут в улучшение инфраструктуры для команды «Ф-1» – потому как нынешние, судя по отзывам Зайдля, уже совсем никуда не годятся.

«В сравнении с крупными командами вроде «Феррари», «Ред Булл», «Мерседеса» и в определенной степени «Рено» мы в первую очередь уступаем конкурентам в вопросе инфраструктуры, – признавался Андреас в середине сезона. – Я говорю об аэродинамической трубе, которой у нас нет на базе «Макларена». О гоночном симуляторе, конструкция которого сильно устарела, об инфраструктуре для использования вычислительной гидродинамики, которая тоже устарела, об инфраструктуре для производства деталей».

Но даже при таких условиях англичане обогнали и «Рено», и «Феррари». Потенциал у команды – колоссальный.

Продажа состоялась бы и без пандемии: «Макларен» признал провал бизнес-модели, выстроенной в 90-х

Организация из Уокинга стартовала как частная команда для новозеландского гоночного чемпионата Tasman Series еще в 1963-м и перешла в «Ф-1» три года спустя. После дебюта в Гран-при она развивалась фактически по пути «Феррари»: готовила машины для полдюжины чемпионатов и продавала клиентские болиды вместе с обслуживанием. В 70-е «Макларен» выбрал концентрацию на «Ф-1» вместе со спонсорской моделью существования: ее операционную деятельность оплачивали мотористы и генеральные партнеры.

Все изменилось в 1992-м с выпуском первого дорожного авто – «Макларен» F1. Тогда-то компания и разделилась на несколько веток, в точности повторив модель Скудерии. С тех пор команда в «Ф-1» финансировалась не только за счет призовых, спонсорства и генеральных партнеров, но и благодаря продажам элитных суперкаров – и в случае убытков или нехватки бюджета сестринские подразделения приходили на помощь. Однако в 2000-е с ростом трат из-за конкуренции с автоконцернами все изменилось – пришло время признать несостоятельность подобной бизнес-модели.

«Она была фундаментально хрупкой, поскольку денежный поток в команду вливался только при заработках автоветки, – пояснил Уолш. – Вот почему разделение владения машинного подразделения и команды «Ф-1» – лучший способ двигаться дальше.

У этих двух веток цели на возврат инвестиций и критерии успеха просто разные. Отдел машин должен генерировать нужную выручку в пересчете на акцию, а гоночная команда вращается вокруг капитальных вложений. Следовательно, здесь две фундаментально различные модели функционирования.

Думаю, это [разделение и продажа] произошло бы в любом случае. Однако без вопросов, как и в любых других компаниях, пандемия ударила точно в уязвимость и раздула ее. Вот почему возникла такая острая необходимость в закрытии сделки.

Из-за пандемии мы закрыли заводы и перестали выпускать машины. Когда ты не выпускаешь машины – не можешь их продать. И, соответственно, не можешь получить выручку. При этом в то же время у нас оставалась гоночная команда, продолжавшая тратить деньги в точности, как она и должна. Так создалось напряжение, которое заставило всех остро осознать фундаментальную слабость и необходимость в корректировке. Мы могли бы просто сократить наши вливания. Позвонить Заку Брауну и сказать, что мы не можем тратить. Но тогда нам следовало бы и посмотреть правде в глаза – и сократить наши амбиции. И нам это не понравилось.

В итоге мы попытались решить вставший вопрос поиска фискально подходящей модели существования всей группы одновременно с предоставлением возможности для развития команде. Думаю, мы выполнили миссию».

Дальше будет только прогресс: «Макларен» перейдет на лучшие моторы пелотона, ждет топ-пилота и идеально впишется в потолок расходов

В 2021-м «оранжевых» ждет сразу несколько значительных изменений: команда переходит с моторов «Рено» на сильнейшие в «Ф-1» агрегаты «Мерседеса», а также готовится принять победителя семи Гран-при Даниэля Риккардо в обмен на ушедшего в «Феррари» Карлоса Сайнса. Смена поставщика силовой установки точно обещает прибавку в мощности (по замерам GPS – в районе 30 л.с.), да и Дэн котируется выше Карлоса: новичку отдали третье место в рейтинге лучших при голосовании среди пилотов, (Сайнс – 9-й) и четвертое место – по версии шефов команд (Сайнс – 8-й). По версии экспертов «Ф-1» они примерно наравне (4-5-е места с минимальным разрывом). Поэтому болельщики уже ожидают дальнейшего прогресса от «Макларена» и в 2021-м.

Однако фактор потолка расходов, внедренного с нового сезона, станет еще важнее. Правила теперь ограничат траты на болиды и команду в 145 миллионов долларов – с учетом исключений и зарплат пилотов (а Риккардо, по слухам, выбил 18-20 миллионов) «Макларену» на год потребуется сумма в районе 200 миллионов. В предыдущие сезоны «оранжевые» тратили больше – вплоть до 250 миллионов, так что благодаря американским инвестициям финансовые проблемы на ближайший чемпионат организации больше не угрожают (особенно при условии сокращения затрат из-за заморозки шасси и поступлений от спонсоров в районе 90 миллионов). «Макларен» идеально вписывается под потолок и готов с первых же дней нового года инвестировать в базу и машину для 2022-го.

Все деньги «Формулы-1»: главные команды тратят по $400 миллионов в год, но прибыли не добивается никто

Также новые инвесторы помогут решить любые возможные финансовые проблемы в будущем – причем не за счет дополнительных вливаний, а благодаря огромному накопленному опыту работы в спорте и переговорах со спонсорами. Фонд MSP Sports Capital ранее работал в МЛБ, НБА, NASCAR и даже с ESPN – главной и первоочередной задачей в «Макларене» американцы называют помощь в погашении долгов через поиск новых стратегических партнеров.

Тем самым новый владелец еще дальше двигает «оранжевых» к точке безубыточности и даже прибыльности. За пределами «большой тройки» («Ред Булл», «Феррари» и «Мерседес») англичане все предыдущие сезоны генерировали наибольший объем маркетинговой выручки в «Ф-1» – теперь к их компетенциям добавятся знания специализирующихся на спонсорстве менеджеров. Пожалуй, теперь у «Макларена» явно не будет проблем с деньгами.

«Новые инвестиции демонстрируют план по возвращению команды в битву за победы и титулы в «Ф-1» и «Индикаре», – заявил глава фонда. – И усилят позитивный нынешний позитивный импульс. Мы верим в бизнес-план «Ф-1»: благодаря потолку бюджетов у команд «Ф-1» появится стоимость как у франшиз. Мы видим траекторию выхода в прибыль».

Однако для возвращения вложений, роста стоимости команды («Мерседес», к примеру, при последней сделке оценили в 1,2 миллиарда) и повышения заработка всем в новом альянсе нужно прежде всего добиться стабильного попадания на подиум – и в идеале новых побед. Путь к спортивному успеху тоже начерчен – прогресс в 2020-м по сравнению с 2019-м доказал перспективу «Макларена».

«Самое главное – построение очень конкурентоспособной машины, – заявил Зайдль. – Это шаг вперед по отношению к прошлому году. Здорово было видеть, как команда старается, несмотря на все вызовы из-за пандемии, постоянно привозит обновления и улучшает болид.

Отставание от «Мерседеса» в смысле общей эффективности есть, и мы не закроем его к следующему году. Мы уже значительно сократили отставание на одном быстром круге. Есть разрыв, который касается организации команды, инфраструктуры, и сначала нужно устранить его. Но у нас есть четкий план по сокращению этого отставания. Он требует времени, однако за несколько лет мы сможем закрыть разрыв».

Хоть подобные заявления тот же «Ред Булл» и «Рено» издают чуть ли не каждый год, но с нынешними темпами прогресса в способности «Макларена» вернуться в битвы за победы запросто можно поверить. Кажется, «оранжевые» знают, что делают.

«Мерседес» продал контроль над командой «Ф-1», но сохранил бренд в Гран-при и ключевого босса. А контракта с Хэмилтоном все нет

В «Ф-1» распределили места на 2021-й: убрали Квята, подписали сына русского миллиардера, взяли Шумахера и вернули Алонсо

«Ред Булл» взял нового гонщика – ради броска за обоими титулами «Ф-1». Албона не спасли подиумы: его понизили до тестера

Фото: East News/HOCH ZWEI/Pool/Steven Tee ; globallookpress.com/HOCH ZWEI/imago sportfotodienst, Hoch Zwei/Keystone Press Agency, HOCH ZWEI via www.imago-images.d/www.imago-images.de; REUTERS/Hamad I Mohammed; mclaren.com

+74
Популярные комментарии
кроуфорд
+51
бальзам на душу болельщика Макларена,но должен поправить автора насчёт седьмой по скорости машыны.Вышепоказанные диаграмы не являються рейтингом скорости машин,а показывают,сколько времени та или иная команда урвала у Мерседеса по ходу сезона.Поэтому Макларен,хорошо стартовавший,но не сумевший поддержать должный прогресс,находится ниже Феррари,которая будучи в глубокой яме на старте,всё таки поднялась.
LauuuBoris
+18
Ничего, в 2023 вынесем их всех💪🏻💪🏻💪🏻💪🏻.
Болел, болею и буду болеть за Маки!!!
Ответ на комментарий Volodya_A
В 2020 собрали "свои" очки. Помогли РП, машина гораздо быстрее, но в гонщиках Перес и Стролл, и Феррари, которым запрет движка сломал буквально все
По хорошему должны были быть 5-6
В 2021 кроме Риккардо других плюсов пока не вижу - машину придется переделывать под новую СУ, при этом оборудование для тестирования и обратной связи хуже, чем у конкурентов.
У РП и Рено при этом тоже усиливается состав гонщиков, а Феррари имеет целое межсезонье на работу над ошибками, а не несколько недель.
Так что болеем за Макларен, при этом умом понимаем что окажемся где-то в середине таблицы и скорее всего в нижней её части, благодаря Риккардо, надеюсь, зацепим подиум какой-нибудь...
Volodya_A
+10
Да, а кто-то ведь и за Вильямс болеет...
Ответ на комментарий LauuuBoris
Ничего, в 2023 вынесем их всех💪🏻💪🏻💪🏻💪🏻.
Болел, болею и буду болеть за Маки!!!
Написать комментарий 15 комментариев

Новости

Реклама 18+