Реклама 18+

Помните Тимура Дагуева с «НТВ плюс»? Теперь он работает спортивным директором в Дании

От редакции Sports.ru: вы попали в блог «Блогбастер» с классными историями о русских спортсменах за границей и интервью с героями 90-х. Подписывайтесь, ставьте плюсы – и хороших постов будет больше.

А прямо сейчас – интервью с Тимуром Дагуевым, бывшим комментатором НТВ+, футбольным скаутом, а сейчас – спортивным директором клуба «Фремад Амагер» из второго дивизиона Дании. Из него вы узнаете:

• как стать скаутом;

• кто будет новым Мбаппе;

• чем занимается спортивный директор;

• почему сорвались трансферы Суботича в «Краснодар» и Пионтека в «Локомотив»;

• сколько зарабатывают игроки в Дании;

• о стажировке у Сарри и дружбе с Дудем;

• почему быть футболистом – сложно.

– После ухода с «НТВ плюс» ты работал в британском консалтинговом агентстве Lucid Sports. Как ты туда попал?

 У меня уже был опыт в спортивном менеджменте. Я начинал работать скаутом еще в нальчикском «Спартаке» при Красножане. Мы привозили Рикарду Жезуса, Витю Файзулина. Переехав в Москву, работал экспертом и комментатором на НТВ+. За год смотрел и комментировал порядка 300 матчей. Мне было интересно поработать на телевидении, поднять скиллы, которые помогли бы в дальнейшем. Потом знакомый свел меня с английской фирмой. Им нужен был человек, который хорошо знает и разбирается в европейском футболе. Они поверили в меня, и я стал главным скаутом.

– Знакомый, который тебя свел – футболист?

 Да. Он играл в Европе. Имя называть не хочу без его разрешения.

– Как можно стать скаутом, не имея таких знакомых?

– Дело случая. Когда я был в Нальчике, меня никто ни с кем не знакомил. Мне хватило одной-двух бесед с Красножаном, чтобы он поверил в меня. В провинциальных клубах это легче. Имея знакомства в маленьком городе, где все друг друга знают, ты можешь договориться о встрече. Если я приду в «Спартак» и скажу, что хочу встретиться с Массимо Каррерой, меня уже на входе скрутит охрана и отправит в психбольницу.

Могу рассказать простую историю, которая случилась месяц-два назад. В «Алании» у меня есть знакомый, которому я абсолютно не помогал. Я недавно узнал, что он начал работать помощником Гогниева. Он там сейчас главный тренер. Тупо пришел, месяц отстажировался, а сейчас готовит видео по сопернику, участвует в разборе.

– Агентство помогает клубам в поиске игроков. Как это происходит?

– Поступает запрос от клуба, мы его обрабатываем. Условно говоря, нужен нападающий: быстрый, опытный, забивной, еще какие-то параметры. Клуб задает вводные критерии, мы стараемся найти футболиста, который будет этим параметрам соответствовать. Запрос обрабатывается в течении месяца-полутора, после чего клуб получает список игроков (примерно 10 человек), которые могут его усилить. Я считаю, что в нашей компании абсолютно топовый скаутинг. Мы можем заменить скаутинговый отдел большого клуба.

Между трансферными окнами много свободного времени. Скауты в это время делают огромные отчеты. За год компания сама, без заявок от клубов, просматривает порядка 1000 игроков.

– По ТВ или живьем?          

– Как по ТВ, InStat, Wyscout, так и вживую. В компании порядка 10 скаутов, которые отслеживают футболистов по всему миру. Дальше вся информация поступала ко мне и вышестоящему руководству. Непосредственно live-scouting осуществлял я.

– Насколько больше информации дает живой просмотр?

– Камера следит за мячом. Ты не знаешь, что футболист делает вне ее поля зрения: как он передвигается при игре в обороне, как он ищет зоны – все эти тактические нюансы очень важны. Первое впечатление о технических качествах футболиста можно сложить по ТВ-нарезке. Если игрок заинтересовал, нужно смотреть живьем. Еще важный аспект – личное общение. Никогда не знаешь, что у человека в голове. Ты обязательно должен с ним пообщаться, прежде чем предлагать клубу.

– Окей, игрок оказался адекватным. Что дальше?

– Футболист заносится в базу в зависимости от того, перспективный он или уже готовый. Возраст – тоже важный критерий. Если ему 18-19 лет, можно его спокойно развивать и ни о чем не думать. Заиграет в 20-22 – хорошо, будешь в плюсе.

Базовые характеристики уже давно известны: техническая оснащенность, выносливость, скорость – их нельзя натренировать. От этого в футболе никуда не деться. В нашем поколении уже нет футболистов как Тотти или Пирло, которые ходили пешком и делали результат.

– «В агентстве нет своих игроков, мы сводим клубы и футболистов, минимизируя расходы клуба». За счет чего?

– За счет участия в переговорном процессе. Когда у тебя есть связи с потенциально продающим клубом, ты можешь договориться о снижении цены. При условии, что аккуратно работаешь, не называя интересующийся клуб. Рассказываешь, что можно продать игрока за такие-то деньги, обсуждаешь с футболистом условия контракта. Если условный «Зенит» придет напрямую к клубу, с которым у него нет отношений, и захочет купить футболиста, ему поставят ценник в 20 миллионов. Абсолютно за любого игрока.

– За счет чего тогда зарабатывает агентство?

– За счет того, что экономит покупающий клуб. Условно, мы придем в «Зенит» и скажем, что можем снизить цену с 20 миллионов до 15, но мы за это хотим 500 тысяч. Сугубо индивидуальный подход.

– У скаута фиксированная зарплата или процент от сделки?

– У него есть фиксированная зарплата и процент за каждого футболиста. Учитывая, сколько людей работает в Luсid, конечный доход делится между большим количеством человек в разном процентном соотношении.

– Также компания проводит полный анализ состава. Как это происходит?

– Компания анализирует, какие позиции требуют усиления в зависимости от того, в какой футбол хочет играть тренер; какие футболисты ему нужны для достижения результата. Понимая примерный потенциал игроков, советуем, от кого можно избавиться, а кого стоит переподписать. То же самое в академии, дубле и далее по всем возрастам. Это сугубо наше видение. Пользоваться им или нет, решает клуб.

– Сколько стоит подобная услуга?

– Прайса нет. Зависит от клуба.

– Ты писал, что Пабло Морено станет суперзвездой уровня Мбаппе. Спустя год твое мнение не изменилось?

– Пока мой прогноз сбывается. Как раз за этот год он перешел из «Барселоны» в «Ювентус» и уже тренируется с основной командой. Играет пока за молодежную. Думаю, что уже в следующем сезоне он может понемногу выходить в основе, как это сейчас делает Мойзе Кин.

Я был на турнире в Испании среди 16-летних. Там играли «Зенит», «Шахтер» и много других крутых академий. Будучи на год младше всех, он вытворял немыслимые вещи. За 8 матчей забил 16 мячей.

– Похожая история с Пиняевым?

– Честно говоря, видел его живьем лишь раз. Мне сложно судить о его мастерстве. Одно дело, против кого играет Пиняев. Другое – когда «Барселона» играет против «Интера» – лучшей академии, против «Шахтера» – у него топ-академия (проиграли «Барсе» в полуфинале по пенальти), тогда все это немного по-другому ощущается.

– За кем следить в академии «Зенита»?

– В «Зените» – центральный полузащитник Данила Шамкин и центральный защитник Саба Сазонов. Я так понимаю, что он уже за дубль играет, хотя ему только 17 исполнилось. Шамкин за сборную своего года играет. Хорошие ребята.

– С какого возраста скауты, как правило, начинают вести футболиста?

– Мы занимаемся с 15 лет. В 13-14 еще многое может измениться: тут и пубертатный период надо учитывать, и вырасти может игрок и потерять в координации.

– Кто-то из селекционеров рассказывал, что игроков ему помогал искать сын через Football Manager. Это реально?

– Не знаю. Я никогда не обращался к этому ресурсу, хотя с удовольствием играл, когда был юнцом. Программой тоже занимаются скауты. Не скажу, что все профессионалы. Они на местах оценивают футболистов, так что, думаю, в этом есть какая-то логика.

– У каждого скаута есть история, как он предлагал клубу никому не известного футболиста, который впоследствии стал звездой. Расскажи свою.

– Пьянтек, как говорят в Италии. Мы предлагали его летом за 4 миллиона евро, но в «Локомотиве» сказали, что им не интересен этот игрок. Когда я написал об этом, со мной попытался поспорить Илья Леонидович Геркус, но потом понял, что не стоит этого делать. Есть и доказательства, и переписки, но сейчас это не столь важно. На самом деле, я не хотел никого упрекнуть. Таких историй – миллион в футболе. И мадридский «Реал» может от кого-то отказаться, а дальше футболист заиграет.

– Против перехода выступил Семин?

– Точно не Юрий Палыч. Видимо, Штоффельсхаус [бывший спортивный директор «Локомотива»]. По крайней мере, я общался с ним. Не думаю, что от него информация могла поступать Палычу.

– Про поляка ты писал в твиттер. Расскажи менее известную историю.

– Могу рассказать, как клуб не захотел покупать, и я это не понял: Суботич из «Боруссии» в «Краснодар». Им как раз нужен был защитник после ухода Гранквиста. «Краснодар» мог закрыть сделку в последний день трансферного окна, но в последний момент передумал. В итоге он перешел в «Сент-Этьен» и начал здорово играть.

– За сколько ты предлагал его «Краснодару»?

– Свободным агентом, зарплата в районе 2,5 млн евро в год.

– Кто вел переговоры от «Краснодара»?

– [Генеральный директор Владимир] Хашиг.

– Футбольный агент Алексей Тильман недавно рассказывал о том, что с Хашигом трудно вести переговоры. Ты с этим не сталкивался?

– С ним никогда не было проблем. Это вопрос выбора. Возможно, ему понравился кто-то другой.

– Как и когда тебе предложили работу в Дании?

– Я был в Лондоне по работе. Оказался в одной компании с нынешним президентом. Жером Соламито – француз из Монако. Мы вели переговоры по трансферу, параллельно начали свое общение. Оно продолжалось примерно полтора месяца. Как только клуб завершил сделку, мне поступило предложение стать спортивным директором и собрать команду. Первый месяц было сложно. Я приступил к работе за 16 дней до начала сезона и закрытия трансферного окна. В команде было только 12 игроков. За 16 дней нужно было найти и подписать 14 футболистов.

– Год назад ты был близок к подписанию контракта с «Кайратом». Почему не срослось?

– Да, действительно. Кайрат Советаевич [Боранбаев, владелец «Кайрата»] дважды предлагал мне работу в клубе. Мы встречались в Лондоне по этому поводу. Я летал в Казахстан, знакомился с условиями, смотрел базу. Когда увидел, какую академию они отстроили, был сильно удивлен. Там очень крутые условия. Однако понял, что это немного не моя история. В «Кайрате» все завязано на вышестоящем руководстве, я не видел перспектив в принятии решений. Я хотел прийти спортивным директором, который собирает команду, а там могло быть так: я говорю, что этот человек нужен, а сверху отвечают, что хотят взять из России Чума Анене. Но они молодцы, правильно развиваются.

– Инфраструктура похожа на «Краснодар»?

– Не такой масштаб, но путь и стилистика похожи. Очень много крутых футбольных тренажеров. Например, стена, где мячи вылетают с разных сторон, а ты должен попасть в квадрат [Footbonaut]. Не очень понимаю, к чему этот путь может привести именно там. Как мне говорили, около 60 процентов футболистов до 23 лет в чемпионате Казахстана – воспитанники «Кайрата». Они не знают, куда девать их, поэтому распихивают по всем командам.

– Расскажи о своем новом клубе.

– «Фремад Амагер» – один из самых старых в Дании, ему больше 100 лет. В Копенгагене только два клуба: «Копенгаген» и «Фремад Амагер». Президент мог купить клуб и в суперлиге, но хотел именно в столице. «Копенгаген» купить сложно, поэтому решили выводить команду в суперлигу.

История еще прикольная в том, что Копенгаген поделен на острова. На острове Амагер живет 220 тысяч человек, и здесь нет другого футбольного клуба. Так что болельщики относятся к «Копенгагену» скептически. Если выйдем в суперлигу, будет интересно понаблюдать за нашим противостоянием.

– Какие задачи стоят перед тобой?

– Задача одна – за два года вывести команду в суперлигу. Этот сезон – первый. Мы собирали команду с нуля, поэтому большая ставка на следующий. Хотя и в этом сезоне у нас шесть очков до плей-офф за выход в главную лигу, так что будем биться до последнего.

– Азрудин Валентич стал главным тренером через несколько недель после твоего назначения. Твоя кандидатура?

– Предыдущий тренер подписал контракт за две недели до меня, без моего согласования. После 7 очков в 3 играх я его убрал. Это было трудное решение, никто не понимал, почему я это делаю. Мы пытались наладить контакт, но мне не нравилось, как он работает с молодежью, как он им доверяет. Все-таки клуб делает на это большую ставку. Мы за маленькие деньги брали молодых футболистов, которые, по нашему мнению, имеют большой потенциал. Сейчас они стоят в 30-40 раз больше по сравнению с тем, за сколько мы их покупали.

Когда я объявил ему об отставке, у меня уже была кандидатура. За неделю до этого я встречался с четырьмя тренерами. Тяжелый вояж. За два дня побывал в трех странах: Швеция, Германия, Испания. Остановились на кандидатуре Валентича. Он пришел и в 4 играх набрал 10 очков. Болельщики успокоились, все были счастливы.

– Кто сейчас стоит в 30-40 раз больше?

– Давай трех назову. Центральный защитник Цавнич, Франко Ачу, игрок сборной Того, и воспитанник «Барселоны» Тео Чендри. Могу гарантировать, что их стоимость выросла минимум в 30 раз с того момента, как мы их подписали.

– Цена выросла по твоим оценкам?

– По моим она выросла намного больше. Можно и transfermarkt посмотреть, хотя он всегда занижает.

– Вернемся к разговору о тренере. Почему именно босниец?

– Во-первых, он работает в Скандинавии с 2002 года, без единого поражения выигрывал первый дивизион Швеции. Во-вторых, он проповедует именно тот футбол, который мы хотим видеть. В-третьих, он умеет работать с молодыми – средний возраст нашей команды 24 года. Его воспитанники сейчас играют в топ-клубах Скандинавии, в бундеслиге, два игрока – в сборной Швеции. В общем, наш профиль.

После знакомства я понял, что он классный человек, с которым мне будет легко работать. Опять же, сколько споров было между немцем [Штоффельсхаусом] и Семиным. Я считаю, что спортивный директор и тренер должны работать в тандеме.

– Почему не рассматривались местные специалисты?

– Мало кто из них играет в тот футбол, который мы хотим. Он сложный, я не отрицаю. Но состав мы подбирали именно под этот футбол. Под этих футболистов нам нужен был и тренер. В Дании больше силового футбола, а мы пытаемся играть в комбинационный.

– В клубе почти половина игроков – легионеры. Это стандартная практика для Дании?

– В суперлиге их много, особенно в «Копенгагене», «Мидтьюлланде». В первой лиге – только у двух-трех команд. Здесь было много споров на этот счет, но никто никогда мне ничего не говорил. Практически каждую игру у нас в основе 7-8 датчан. 

– Есть ли лимит?

– Нет, никакого.

– Ты говоришь, что подписал всех новичков осенью. Согласно transfermarkt, все игроки пришли летом. Где истина?

– Все футболисты, которые пришли, подписывались при мне.  

– Одним из пришедших был Сослан Лысенко. Ты помогал ему с переходом?

– Его многие в России знают. Он был на просмотре в ЦСКА. В «Алании» на него очень сильно рассчитывали – почти весь предыдущий сезон он играл в основе. Сослана не хотели отпускать, но так как я из того региона, и есть хорошие связи, все-таки уговорил команду. Мы заплатили им достаточно хорошие деньги для ПФЛ.

– Сколько?

– Около миллиона рублей за 18-летнего игрока, который только начинает. Он приехал сюда, должен был ехать в сборную Гордеева, но получил травму колена. Только сейчас восстановился, выходит потихоньку на 10-15 минут. Думаю, что будет прогрессировать. Для него этот сезон – адаптация, главным будет следующий.

– Права на Сослана и еще пятерых игроков твоего клуба принадлежат компании Ultimate Sports Ltd. Ты знаком с ними?

– Да, знаком, но через них не работал. Компания, насколько я помню, по бумагам зарегистрирована или на Мальте, или на Кипре. Я не вникал. Наших футболистов подписывали, когда они уже были в клубе. Не всех, но кого-то. Приезжали даже в Турцию, когда мы были на сборах. Я в это не лезу – это дело футболиста и агентства. Мне, честно говоря, без разницы, есть у них агент или нет. Не люблю с агентами общаться. Лучше бы, чтоб они не подписывали, но…

– Зимой в клубе появился еще один россиянин – Антон Гооге. Как состоялся этот трансфер?

– Антон – воспитанник «Амкара». Много забивал за дубль: порядка 15 мячей за сезон. Гаджи Гаджиев постоянно привлекал его к тренировкам с основой. Он был у нас на просмотре еще летом. После травмы колена он выглядел так себе, но был виден потенциал. Мы сказали: «Набирай форму, будем следить за тобой». Зимой он опять приехал на просмотр, мы его подписали.

– Как подписывались остальные футболисты?

– Часть переговоров вел Lucid по своим каналам. Мы должны были работать все вместе. Найти и подписать 10 футболистов за 16 дней – это огромная работа. Даже просто зарегистрировать их в федерации футбола.

– В отличие от «Кайрата», конечное решение о покупке игрока за тобой?

– Не совсем. Это коллегиальная работа. Очень сильно помогают и скауты, и люди, которые в Lucid работают. Последнее одобрение – за мной, все подписи – мои.

– Сколько клуб потратил на трансферы?

– Ни за одного игрока мы не заплатили больше 50 тысяч евро.

– Как иностранцы прижились в команде?

– Есть у нас правый защитник – босниец Станович. Когда он пришел, вообще не говорил по-английски. Даже «yes» и «no» не знал. Ничего не понимал на установках, на сборах играл как хотел. Но я никогда не видел такого рвения к изучению языка. Сейчас он легко общается со всеми.

– Расскажи о самых сложных переговорах.

– Самые сложные пока были по Тео Чендри. Во Францию он перебрался из академии «Барселоны», где тренировался в основе с топ-звездами: Неймаром, Месси. Завлечь такого игрока в первый дивизион Дании, даже с планами на суперлигу, было непросто.

На таком уровне многое решают личные встречи. Я поехал его смотреть в маленькую деревню, куда его отправили играть за вторую команду «Нанта». Добирался туда весь день: прилетел в Париж, затем – в Нант, оттуда на четырех электричках. Во время игры пошел ливень. Все зрители ушли, казалось, я остался один. Думаю, это произвело на него впечатление. После игры в подтрибунном помещении он сказал: «Я польщен, что вы так меня хотите».

Дальше он прилетел в Данию, посмотрел и вернулся обратно. Мы очень были напряжены, потому что проделали большую работу, а он все еще сомневался. В итоге все сложилось хорошо. Когда мы его подписали, рынок здесь буквально взорвался. Никогда прежде клуб из первого дивизиона столько не обсуждали. Главное медиа страны вышло с заголовком «Большая трансферная бомба! Воспитанник «Барселоны» переходит в датский клуб».

– Какие зарплаты в первом дивизионе?

– Варьируются в зависимости от статуса игрока и клуба. Есть команды, которые вылетели из суперлиги: «Виборг» и «Силькеборг». У них зарплаты в районе 4-5 тысяч евро чистыми. В Дании довольно высокие налоги, с ними – около 10 тысяч в месяц. В среднем в лиге получают от 2 до 5. Минимальная зарплата равна прожиточному минимуму – 1000 евро.

– Сколько получают русские футболисты в твоем клубе?

– От 1 до 3 тысяч.

– В первом дивизионе команды разбросаны по Датскому архипелагу. Как команда добирается на выезды?

– Ничего сложного. Самый дальний выезд – 6,5 часа на автобусе. А так, 60 процентов команд находятся в полутора часах езды. По меркам России – вообще ничто. В этом плане Дания удобнее Швеции, где приходится много летать. На две игры ездили на пароме: автобус с командой заезжает на него, доплываешь до земли и едешь дальше.

– В чем отличия между ФНЛ и датской первой лигой?

– В уровне футболистов, профессионализме и расстояниях.

– Где выше уровень профессионализма?

– Я думаю, в Дании более профессиональное отношение. Еще несколько отличий от ФНЛ: у команд здесь есть и спонсор, и технический спонсор, и доход от телевизионных прав.

– Ты ездишь с командой на все выезды?

– Да. Я же две роли исполняю: спортивный директор и главный ассистент тренера.

– Чем ты занимаешься как ассистент?

– Стандартная работа, ничем не отличающаяся от других помощников. Плюс я отвечаю за стандарты: как в атаке, так и в обороне. У нас есть четкое разделение, которое мы сразу обговорили с тренером: в офисе начальник – я, на поле – он. С этим никаких проблем нет.

– Получается, что ты его можешь уволить, а он тебя – нет?

– Чисто юридически – да (смеется).

– На сколько у тебя контракт?

– На два года.

– В трех матчах после зимней паузы «Фремад Амагер» набрал всего 1 очко. Как понять, что тренера пора менять?

– У этих результатов были определенные внутренние причины. Если команда совсем не повалится, чего не будет, я не буду тренера менять.

Что касается, как понять… Мне кажется, ты начинаешь чувствовать, что теряется коннект: между тренером и футболистами, между тренером и его штабом, между тренером и спортивным директором, как у нас было с предыдущим тренером. Нужно исходить из задач, которые перед тобой стоят. Помимо выхода в суперлигу, есть главная задача – развитие и продажа футболистов в другие команды. Этим клуб должен зарабатывать себе на жизнь.

– В свое время в «Спартаке» Валерий Карпин сменил официальный костюм на спортивный. Смог бы так же?

– Я точно буду двигаться в этом направлении, но не в этой ситуации.

Я был на практике у Сарри в «Наполи». Я очень хорошо дружу со спортивным директором «Наполи». Попросился на тренировку, но понимал, что перед игрой с «Ювентусом» никто не пустит. А он разрешил. Невероятно крутой мужик. Я много где был и много что видел в плане тренерства, но никогда не думал, что после 30 лет работы в футболе меня может удивить тренировка. Почти 80% упражнений на ней я никогда не видел в жизни.

– У кого еще на стажировке ты был?

– Лучше расскажу, куда поеду – в «Аталанту». Там одна из лучших академий, с небольшим бюджетом они показывают в Италии классный результат. Если мы выйдем в суперлигу, отпуск будет всего 10-11 дней. А так, я бы жил на стажировках.

– В Дании дико популярен гандбол. Это сказывается на внимании к футболу?

– Коллеги говорят, что посещаемость снижается. Еще несколько лет назад средняя посещаемость топовых клубов в суперлиге была около 18-20 тысяч. Сейчас – в районе 12-15.

Я был на гандбольном чемпионате мира здесь. Даже на игру Катара с Хорватией невозможно было достать билет. Все забито. Гандбол – часть местной культуры.

– Дания занимает 5-е место по качеству жизни. Как это ощущается внутри страны?

– Качество жизни очень хорошее. Видно, что налоги идут на благоустройство жизни людей, а не как бывает в некоторых странах. Не буду говорить в каких (смеется).

– Россия – на 71-м. Как думаешь, почему?

– Коррупция.

Люди, которые живут в пределах МКАД, не знают что такое Россия. Я думаю, что жители Москвы и Питера не могут отнести себя к 71-му месту.

– Твой инстаграм пестрит яркими геолокацими. Это все рабочие визиты?

– Да, все поездки – рабочие. У меня не было отпуска 2,5 года. В 2017-м я был дома только 26 дней. За год посетил около 45 стран, совершил около 85 перелетов.

– После запуска «Матч ТВ» ты отмечал, что на канале есть две топовые программы. Какие?

– «Дублер» Димы Шнякина. Не понимаю, как могли закрыть этот формат. И «Культ тура» Юры Дудя и Жеки Савина. Это то, что мне было интересно. Я очень долго в этом варился, мало что меня может удивить.

– Смотришь их сольные программы на YouTube?

– Да, обе. С Юрой дружу, периодически общаемся. Когда хорошее интервью, с удовольствием могу написать ему, что не зря потратил час-два в самолете.

– Когда писал ему последний раз?

– После Хабенского, Собчак. Раз пять, может, из всех выпусков.

– В начале 2016-го ты благодарил Тину Канделаки за помощь. В чем она проявлялась?

– Не могу сказать, личное.

– В твиттере ты неоднократно защищал футболистов, потому что «видел их труд, знаешь, как им тяжело». Что сложного в том, чтобы быть футболистом?

– Это работа, которая с каждым годом становится все сложнее. В плане нагрузок, интенсивности, внимания к футболисту. Нужно больше работать, отдаваться, поэтому считаю, что это большой труд. Люди не понимают, сколько времени нужно на восстановление после одной хорошей тренировки. В прошлой игре у нас Тео Чендри пробежал 14,2 километра. Следующий игрок в двух командах – 10,5. Он три дня восстанавливался после этого.

Я не беру финансовую часть, потому что осуждать их доход – это бред. Они не воруют, сами себе контракты не выписывают. Так сложилось, что зарплаты растут.

– Ты считаешь, что Кокорин поступил правильно. Бить человека стулом – это нормально?

– Я знаю историю изнутри, дружу и с Дашей [женой Кокорина], и с семьей Саши, есть много общих знакомых. Может быть, я не прав в этой ситуации, но окажись я на его месте… Если кто-то скажет нелицеприятные вещи в адрес моей мамы… В отношении любого другого человека, в принципе, можно, но в отношении мамы… Мне кажется, любой нормальный мужчина за слова о матери должен предпринять меры.

– На днях им продлили срок заключения под стражей. Назови всю эту ситуацию одним словом.

– Без мата надо, да?

– Мы запикаем, если что.

– Дерьмо.

Фото: личный архив Тимура Дагуева; программа «Международная Панорама» («НТВ+ Футбол»); Fremad Amager.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Блогбастер
+104
Популярные комментарии
Davay Babkee
+138
В его словах мало логики. Особенно про смену тренера, теряется контакт, бла-бла. У первого было 7 очков 3 матчах - увольнение, а у его креатуры в 3 матчах 1 очко. Все нерационально и логически не подкреплено. Стоимость игроков у него выросла, но ни одного дороже или в лучший клуб он не продал, хотя 14 пассажиров летом набрал. Впечатление от статьи - какая-то коммерция и реклама агентских услуг по переезду в Данию.
gra2us
+125
«Помните Тимура Дагуева с «НТВ плюс»?»
Нет.
Нехороший Человек
+120
Знаменитый сказочник писавший азиатам в твиттере, что работал с Кака и Тотти)) что бы ещё вспомнить, Браими в Краснодар из той же оперы, что и Пентек в Локо) "приглашали" в Краснодар и Кайрат, в итоге вторая лига Дании, чудак с нтвшной шоблы занимается стандартами)) вряд-ли он там добьется успеха, конечно, но удачи, пусть стажируется везде, поменьше инстапафоса желаю)
Davay Babkee
+69
Порекламировал свое классное агенство.
Маму его оскорбили, бери стул и зови друзей.
Еще в Европе человек живет.
ANTONIO BAVYKIN
+51
Не хотел писать комментарий, но спортс.рушный СММщик уже второй день пиарит эту статью в твиттере, поэтому позволю себе высказаться.
Тимурку я прекрасно помню по работе на НТВ+. Комментатор из него был отвратительный, а эксперт из него как из свиньи балерина.
А еще этот персонаж, я про Тимурку, а не про свинью, запомнился своим поведением, когда Уткин не продлил его контракт с НТВ+ и уволил его. Где-то месяца два у Тимура полыхало во всех его социальных сетях, мол как могли уволить такого профессионала, раздавал богомерзкие интервью, выкладывая наружу всю внутреннюю кухню и взаимоотношения комментаторов с плюса.
Написать комментарий 50 комментариев

Новости

Реклама 18+