Аргентина-2002 – забытый шедевр Марсело Бьелсы

Вадим Лукомский – о лучшей сборной начала нулевых. 

До Бьелсы Аргентина была простым сборищем игроков

Во время ЧМ-1998 Марсело Бьелса детально разбирал каждый матч в колонке для аргентинской El Pais. Анализ сборной Аргентины Даниэля Пассареллы после вылета был жестким и справедливым: «Аргентина еще до начала матча смирилась с превосходством соперника. Они пытались компенсировать это бунтарским духом и высокой степенью самоотдачи. Но заменить игру бегом не получилось. Они лишь подтвердили, что именно в футбольном плане исход матча был предрешен». 

У Голландии, по мнению Бьелсы, была система и команда (построенная вокруг «Аякса» ЛВГ, которым Марсело восхищался), а у Аргентины при хорошем составе этих составляющих не было вообще. «Каждый отбор мяча сопровождался дальним выносом – передачей мяча сопернику. Атака играла отдельно от команды, им не оказали совершенно никакой помощи. Обнаружить свободного аргентинца на чужой трети было почти невозможно, поэтому следовали постоянные забросы».

А так Бьелса писал про Голландию: «Голландская система была полной противоположностью: они осмысленно строили игру в нужных зонах, поддерживая при этом всю ширину поля, терпеливо держали мяч в поисках свободного игрока. Аргентина могла забить только из-за явной ошибки соперника. Любой успех Голландии был бы плодом их глобального плана и наградой за красоту. Так и получилось». 

Диагноз был сформулирован. Марсело был идеальным человеком для решения проблем. Он лучше любого другого аргентинского тренера изучил европейских новаторов Луи ван Гала и Арриго Сакки, а его собственные идеи делали систему уникальной. Именно по этой причине матчи против его команд были адом для отстающих в тактическом плане соперников. «Ньюэллс» Бьелсы был трактором, который сметал соперников на пути. Эта команда душила тебя весь матч. После игры мы шли в раздевалку с ощущением, что сейчас упадем в обморок. Никто и никогда не вынуждал нас так много бегать», – объяснял игравший за «Боку» Хуан Симон. 

Другой потенциально полезной для кризисной Аргентины фишкой Бьелсы были его легендарные сети талантов. Когда он работал с молодежным составом «Ньюэллса», он поделил карту Аргентины на 70 зон и поочередно ездил в каждую из них в поисках молодых игроков. Так он отыскал Маурисио Почеттино и Габриэля Батистуту, в которого никто не верил из-за его лишнего веса. Конечно, Бьелса не собрал в скромном «Ньюэллсе» всех лучших, но он прекрасно знал это поколение игроков – почти за каждым перспективным игроком он следил с 10-13 лет.  

Бьелсу сравнивают с Дали и Пикассо. Он ненормальный

Когда Марсело позвали работать в «Атлас», он проделал схожий трюк в Мексике. Сейчас он был главным тренером и имел больший ресурс. «За год мы наблюдали около 20 000 футболистов. В сеть «Атласа» входило 2 500 городов. Мы организовывали турниры в каждом из них, везде выделяли по 15 лучших игроков и следили за ними», – объяснял Бьелса.

И, конечно же, Марсело опережал время с точки зрения тактики. Незадолго до прихода в сборную Бьелса проходил собеседование в «Велесе». Он пришел с 51 кассетой – эти записи он использовал, чтобы показать, как можно улучшить команду. Его выбрали первым кандидатом и начали переговоры. Марсело поразил боссов: ни одного вопроса про зарплату, но четкое требование – офис с компьютером для анализа данных и работы с видео. В те годы это было редкостью. 

У философии Бьелсы был единственный реальный минус. «Его методы провоцируют определенный уровень усталости. Не только физической, но и психологической, и эмоциональной. Его требования так высоки, что тяжело им соответствовать после определенного периода времени. Стиль Бьелсы и его тренировки требуют перфекционизма от игроков – постепенно возникают трудности», – рассказывал Хуан Мануэль Льоп (работал с Марсело в «Ньюэллсе»).

Но с точки зрения работы в сборной это наоборот плюс – игроки видят его не так уж часто, прогрессируют при каждой встрече, но получают шанс передохнуть в клубе. В октябре 1998-го Бьелса пришел в кризисную, но дико перспективную сборную Аргентины. 

Стиль Бьелсы был уникальным

До Бьелсы аргентинские тренеры делились на две категории – билардисты и меноттисты. Эти течения существовали всегда, но названы в честь тренеров, которые делали Аргентину чемпионом мира (Сесар Луис Менотти и Карлос Билардо). Менотти выступал за импровизацию и атакующий футбол. Билардо за организацию обороны и детальное изучение соперников. 

Бьелса на первой пресс-конференции в роли тренера сборной поставил себя посередине: «16 лет я посвятил изучению этих тренеров – восемь Менотти, который ставил на вдохновение игроков, и восемь Билардо, который предпочитал организацию. Я постарался взять лучшее от обоих».

 

«Мне нравятся идеи Бьелсы. И он знает, как их развивать. Но мы не сходимся в фундаментальном аспекте: он считает футбол предсказуемым, я – нет», – ответил тогда Менотти. «Я разделяю философию Бьелсы, потому что делал то же самое в 1986-м. Он изучает множество видео по соперникам – я делал так же», – сказал Билардо. 

По мнению Льопа, Марсело нашел идеальный баланс: «Бьелса так и не выбрал между Билардо и Менотти. Тактиком сейчас обычно называют оборонительного тренера, который блокирует сильные стороны соперников, но Марсело доказывает, что тактика – это не только оборона. Он сочетает два подхода – всегда думает о том, как забить сопернику, но учит команду сохранять баланс и прессинговать максимально высоко. Бьелса – это сочетание двух школ». 

Бьелса заставлял повторять отдельные комбинации по 120 раз на тренировках (ход билардисты), но никогда не принял бы тезис Билардо о том, что обороняться всегда должны семь игроков, а атаковать – три. Бьелса ставил сборной атакующий стиль (ход меноттисты), но в отличие от Менотти не давал ни одному игроку полной свободы. 

«Я одержим атакой. Я изучаю видео, чтобы понять, как лучше атаковать соперника, а не как обороняться. Моя оборонительная философия предельно проста: всегда прессинговать. Защищаться проще, чем созидать. Чтобы постоянно бегать, нужна подготовка и сила воли. Чтобы созидать, нужен определенный уровень таланта», – подытожил сам Марсело. 

Кили Гонсалес вспоминал, как на первой встрече с командой Бьелса заключил сделку с игроками. Тренер сказал: «Я даю вам установку, вы ее принимаете – и видите результат. Я научу вас прессинговать высоко – у ворот соперника. Это поможет создавать голевые моменты, облегчит всем жизнь. Если вы принимаете эту идею, все сразу становится намного проще».

Методы Марсело не только делали из Аргентины команду, но и улучшали каждого игрока индивидуально. «Бьелса выжимал из меня все лучшее. У него я трансформировался в суперигрока. Он делал сильные стороны более яркими и маскировал недостатки. Я всегда был быстрым игроком, но у него научился тактике. С ним ты стремишься к совершенству, даже если знаешь, что совершенства не существует», – вспоминал Гонсалес. 

Экс-защитник «Арсенала» и «Интера» Нельсон Вивас тоже рассказывал, что перфекционизм Бьелсы помогал каждому игроку: «Он потрясающе готовил видеонарезки. Показывал нам только то, что нужно знать. Никогда не заставлял смотреть весь матч. Мне никогда не было скучно». Позже похожую историю о любви к видео Бьелсы расскажет Бенжамен Менди, который раскрылся у него в «Марселе». 

Тата Мартино однажды сказал про Бьелсу: «У него на теории было так много стрелочек на доске, что мы думали, что скоро случится нашествие индейцев». В сборной у Марсело был отличный баланс – либо он себя немного сдерживал, либо футболисты самого высокого уровня охотнее все принимали. Никто из игроков не жаловался на передоз тактикой, а детальность тренера хвалили практически все. 

Сам Марсело скромничал: «Я просто дал игрокам 3-4 идеи, которые помогли достичь тактической гармонии. Я всегда считал, что в футболе все определяют игроки. В сборной собраны футболисты прекрасного уровня – им не нужно много тактической помощи». 

Но игроки считали иначе. Хуан Себастьян Верон вообще называл Бьелсу «секретным оружием». По мнению лидера Аргентины, Марсело был еще и отличным психологом: «Нам повезло, что командой руководит выдающийся человек. У него есть редкая способность объяснять трудные игровые аспекты минимумом слов. Более того, он наделен даром мотивировать и выжимать из всех максимум». 

Марсело вывел тренировки на новый уровень. У сборной появились особенные принципы

Бьелса – человек слова. Однажды он отпустил игроков «Ньюэллса» на свадьбу одного футболиста, но с четким указанием – все должны вернуться до часа ночи, потому что через пару дней у команды был кубковый матч. Игроки гуляли до пяти. Бьелса пошел к руководству требовать штрафы, те отказались штрафовать футболистов, которые недавно взяли чемпионство – Марсело уволился. 

Каждую команду Бьелса строит вокруг честности и дисциплины. На тренировках он обращался ко всем футболистам на «вы» – даже к молодым, которых вызывал впервые. Первые месяцы работы Марсело посвятил тому, чтобы разъяснить футболистам разницу между «правильным подходом к футболу» и «диктатурой результатов». Последняя концепция держала аргентинский футбол в плену долгие годы, но для Бьелсы важнее всего было качество игры. 

Тренер хотел, чтобы сборная была примером не только на поле, но и за его пределами. Аргентина при Марсело сыграла важную роль в кампании за введение бесплатного государственного образование в стране

Бьелса перестал давать большие интервью, так как не хотел, чтобы медиа национального масштаба получали преференции относительно местных газет. Но он пообещал, что ответит на каждый вопрос на пресс-конференции. Одна пресс-конференция длилась 4 часа. Таким образом тренер также показывал игрокам, что для него все равны. 

«Марсело – мечта любого игрока. Он готовит тебя так тщательно, что ты в точности знаешь, что делать на поле. И он невероятно откровенен. Его вообще не волнует твое имя и статус. Бьелса – лучший тренер в моей карьере, даже лучше Моуринью», – рассказывал Хавьер Дзанетти. 

Правило «все равны» работало не только в пользу юниоров. Иногда оно помогало опытным игрокам с подмоченной репутацией. Фернандо Редондо отказывался от вызовов в сборную при Пассарелле. Бьелса презирал такое поведение, но все равно следил за игроком. Марсело приехал на матч Редондо в Мадрид. «Ты мне не нравишься, но мой долг дать тебе шанс», – вспоминал Фернандо слова Бьелсы. Редондо получил вызов на товарищеские матчи, где сыграл очень здорово, но потом сам решил завершить карьеру в сборной. 

Вместе с атмосферой вокруг команды менялась и игровая составляющая. Тут решал перфекционизм Марсело. После получения работы он несколько недель вообще не покидал свое ранчо в Пампасе. Он вооружился набором ручек и блокнотов и смотрел футбол. 

Каждый матч Марсело делил на 5-минутные сегменты, отмечал, какая команда контролировала каждую 5-минутку, у какой было больше моментов, какая больше владела мячом. В отдельном блокноте он помечал интересные комбинации. Все завершалось оценкой каждой команде за 5-минутку по 10-балльной шкале. Так Бьелса отсматривал игроков, искал новые идеи и анализировал старые проблемы сборной. 

Аналогичную работоспособность Бьелса поддерживал и дальше. Вратарь Пабло Кавальеро рассказывал, что однажды Марсело вышел на пробежку по базе в два часа ночи. Он был в наушниках и слушал тактические лекции, поэтому не слышал, что ему кричали охранники. Обнаружив, что на него навели пистолеты, шокированный Марсело крикнул: «Не стреляйте, я Бьелса».

Марсело блестяще переносил полученные теоретические знания на практику. Частым приемом было деление поля на зоны с помощью веревок (не на фиксированные как у Гвардиолы, а на те, которые нужны для конкретного упражнения). Игроки отрабатывали, пока не начинали делать понравившийся Бьелсе маневр с закрытыми глазами. Говорят, Марсело заставлял футболистов отрабатывать ввод мяч из аута из каждой точки по 30 раз, постоянно давая им новые вариации

Роберто Айала рассказывал, что Бьелса ввел дополнительные тренировки для игроков каждой линии: «На таких тренировках мы вообще не видели нападающих. Они тренировались в другое время. Полузащитники – тоже».

Со стороны эти методы кажутся чем-то сложным и даже безумным. Но игроки действительно впитывали новую информацию. «Бьелса – гений. Он лучше всех объясняет, что случилось на поле. Его харизма настолько сильна, что он всегда доносит до игроков правильный посыл. На каждой тренировке нас ждал важный урок под следующий матч. Каждый раз то, чем мы занимались на тренировке, проявлялось в матче. Достичь этого невероятно трудно, но у него получалось», – восхищался Диего Симеоне. 

Хотя немного безумия тоже было. После первой тренировки в сборной Бьелса собрал игроков и раздал им бумагу и ручки. Он попросил каждого выбрать между тройкой защитников и четверкой. «Четверка, четверка, четверка, – зачитывал Бьелса. – Да, желание играть с четверкой очевидно. Но отныне мы будем играть с тройкой защитников. Увидимся завтра». 

Позже Бьелса объяснял логику. Дело было в схеме соперников: «Если соперник играет с двумя нападающими, зачем мне защищаться с четверкой защитников? Достаточно трех. В противном случае мне будет не хватать футболиста, которого я поставлю четвертым защитником, в какой-то другой части поля». 

Копа Америка-1999 стала хорошим отражением стартовых изменений. Во-первых, Аргентина уже готова была всегда играть первым номером. «У меня есть необузданное желание побеждать, но я понимаю, что самый верный путь к победе – это протагонизм. Я даже мысли не допускаю о том, чтобы играть вдали от ворот соперника», – объяснял Бьелса.

Во-вторых, Марсело оценивал игру, а не результат. «Я понимаю, что вылет многих разочаровал, но считаю, что он был незаслуженным. Конечно, люди могут быть недовольны моей работы – я принимаю недовольство результатом, но, если мы говорим о качестве игры, не соглашусь. Моя команда заслужила, чтобы ее ценили. Я горд нашей работой. Для многих сам по себе факт поражения означает, что я должен признать, что мы все делали неправильно. Но я так не поступлю», – сказал тренер после поражения от Бразилии. Такие слова могли стоить ему работы, но для Бьелсы принципы важнее. 

В-третьих, тренер собственным примером показал, что высшие ценности сборной не пустые слова. Именно на том турнире случился легендарный матч против Колумбии, в котором Мартин Палермо не забил три пенальти, а Бьелсу удалили. После игры Марсело всех удивил: «Обычно я не говорю о судьях, но сейчас выскажусь по поводу моего удаления. Рефери был полностью прав, удалив меня. Я спорил в неподобающей манере». 

Аргентина играла в футбол будущего – и порвала всех в квалификации к ЧМ

Пеп Гвардиола однажды признался: «Ни одна другая футбольная идея не привлекала меня так сильно, как та, которую в 2002-м предложила Аргентина Марсело Бьелсы». Каталонец так впечатлился, что даже ездил к Бьелсе за советами перед тем, как начать тренерскую карьеру. 

Позже Гвардиола встречался с Марсело в Ла Лиге и расшифровал принципы Бьелсы: «Команды Марсело очень агрессивны. Они не дают тебе дышать. Семь футболистов регулярно заполняют твою штрафную площадь, а когда они теряют мяч, в обороне участвуют все 11 игроков. Их матчи – это всегда переход из обороны в атаку и обратно. Никаких пауз».

Аргентина была лучшим проявлением принципов Бьелсы. После первого матча в сборной Марсело мощно выступил: «В футболе нет ничего прекраснее решения тактической задачи конкретного матча. Но сегодня слишком многие тренеры и команды считают ее вторичной – это плохо и печально для футбола. Они думают, что, если отдать мяч Марадоне, он все решит и все будут счастливы. Вот только в футболе больше нет Марадон, а мы до сих пор трактуем футбол таким образом». 

Бьелса даже запрашивал специальное разрешение у ФИФА – провести ЧМ без 10-го номера. По регламенту игроки в заявке должны получить номер от 1-го до 23-го – Аргентина просила возможность дать третьему вратарю 24-й номер и не использовать 10-й. Им отказали, но посыл точно дошел до команды. 

«Мы не можем позволить себе в составе игрока, который считает, что может выигрывать матчи в одиночку. Ключ в том, чтобы максимально рационально располагаться на поле – расстояние между защитой и атакой не должно превышать 25 метров. Защита не должна распадаться, если соперники меняются позициями», – объяснял Бьелса. Расстояние в 25 метров он взял у Сакки с некоторыми другими оборонительными принципами. 

У Марсело определенно получилось построить команду с правильными ценностями. «Он из тех тренеров, которые выигрывают матчи. Игрокам легко поделить тренеров на тех, которые помогают выигрывать, и тех, кто не способен на это. Бьелса довел команду до такого состояния, что она вообще не заметит, если 2-3 игрока отсутствуют. Принципы игры не меняются», – вспоминал Хуан Пабло Сорин.

Из-за методов, основанных на системности, иногда приходилось идти на жертвы. Бьелса не верил в подстроения под игроков. Он верил в идею и схему. «Игроков невозможно убедить в том, что сам не готов отстаивать до смерти», – его главный аргумент против смены формации под качества футболистов.

Главным минусом этой стратегии стала конкуренции между Эрнаном Креспо и Габриэлем Батистутой за одну позицию. Все требовали выпускать их вместе, но Бьелса прямо говорил, что это почти невозможно в рамках его системы: «Не буду исключать этого, но найти удовлетворительное решение этой проблемы очень трудно. У меня в команде нет места двум игрокам штрафной площади. Это изменит всю систему». 

Система работала слишком хорошо, чтобы ее менять. Аргентина выиграла квалификацию за 4 тура до финиша – 43 очка (до сих пор рекорд суровой южноамериканской зоны) и 42 мяча (тоже рекорд). Сборная Бьелсы обыгрывала Испанию в Севилье, Италию в Риме и Германию в Штутгарте в товарищеских играх. Аргентина также стала первой в истории командой, которой удалось отыграться, уступая в два гола против Боливии на выезде (в высокогорье). 

При этом у Бьелсы была практически полная ясность с обоймой, что позволяло команде постоянно прибавлять и развиваться. За весь цикл Марсело задействовал лишь 28 игроков – для сравнения за Бразилию сыграли 60. Ставить рекорды не мешали даже странности вроде истории с вратарем Карлосом Роа. Он начинал цикл в роли основного и был одним из лучших в Южной Америке, но внезапно прервал карьеру, ожидая конец света в 2000-м. 

IFFHS абсолютно заслуженно назвала Бьелсу лучшим тренером сборных в 2001 году. 

У Бьелсы был лучший в мире прессинг и ложные крайние защитники (в 2002-м – !!!)

Бьелся рассказывал, что в глобальном смысле обучает 4 компонентам – постоянной концентрации, мобильности (постоянному бегу), смене позиций и контролируемой импровизации. Для последнего понятия Марсело использовал термин «repenitizacion». Его чаще всего применяют в музыке, подразумевая игру на инструменте по нотам, но без предварительных репетиций. Именно это тренер в идеале хочет видеть от игроков в атаке. 

Освоение этих концепций готовит игрока к стилю Бьелсы. «Наши принципы просты: мы хотим отбирать мяч настолько высоко, насколько это возможно. Это означает, что в процесс отбора вовлечены все игроки, начиная с нападающих. Когда мяч отобран, мы стараемся обострить настолько быстро, насколько это возможно – пока соперник не вернулся в оборону. Но мы не паникуем, если не получилось доставить мяч вперед сразу. Мы владеем мячом. Если не получилось доставить его вперед сразу, держим его и создаем пространство», – объяснял Марсело перед ЧМ-2002.

Итог: высокий прессинг + вертикальность (мгновенное обострение) + продуманное владение мячом. По современным меркам вполне типичный набор топ-клуба. В те времена сочетание не было попсовым. Но радикальность применения каждого принципа отличает ту Аргентину даже от современных топ-команд. Сорин называл Бьелсу «самым атакующим тренером мира». 

Основополагающим аспектом, конечно же, был прессинг. Его слаженность была невиданной. Пожалуй, на уровне сборных даже сейчас никто не достиг этой планки. Именно из-за желания всегда прессинговать Бьелса так часто говорил про единую команду. По мнению Марсело, ничто не подчеркивает коллективность игры лучше, чем совместное давление. «Прессинг – для меня вообще синоним футбола», – признался однажды аргентинец. 

«Оборонительная работа моей команды резюмируется одной фразой: «Мы все должны бегать». Процесс отбора мяча подчиняется 5-6 основным правилам – соблюдаешь их и все прекрасно. Атака сложнее. Количество вариантов безгранично и неопределено. Поэтому обороняться всегда проще, чем атаковать», – объяснял Бьелса.

Но за общей концепцией постоянного бега при давлении на соперника всегда стояли умные детали. Так прессинг Бьелсы характеризовал тактический гуру Джонатан Уилсон: «Он хотел, чтобы команда впитывала знания о том, как соперник разыгрывает мяч, а потом, используя гибкую систему персональных ориентировок, давила в соответствии с этим знанием. Если центральный защитник соперника любит начинать атаку пасом на правого защитника, Бьелса учил команду атаковать центрального защитника, накрывая линию паса на правого защитника».

Об этом рассказывал и помощник Гарри Монка Пеп Клотет. Он наблюдал за Аргентиной Бьелсы перед ЧМ-2002. Команда проводила сбор около Барселоны, а тренер учился на лицензию Pro. «Я был поражен вниманием к каждой детали. Бьелса много работал над прессингом. Например, если вратарь передавал мяч крайнему защитнику, он невероятно детально обучал, как нужно прессинговать в этой конкретной ситуации. Впервые я увидел такой уровень внимания к деталям. Потом все эти вещи прослеживались в матчах». 

Проще говоря, прессинг Аргентины состоял из двух компонентов: базис (персональные ориентировки) и подстроения под соперников (выбор предпочтительной зоны давления). Все это не просто проговаривалось на теории, а отрабатывалось бесконечное количество раз. 

«Подозреваю, соперники ненавидели матчи против нас, потому что мы подвергали их невероятному давлению. Мы теряли мяч – и сразу накрывали их. Всегда в активном давлении участвовало минимум три игрока. А после отбора всегда было разнообразное движение и желание создать вариант для человека с мячом. Бьелса был одним из немногих, кто не только изучил эту систему, но и реализовал ее. До него это удавалось, пожалуй, только Луи ван Галу в «Аяксе», – восхищался Сорин. 

Второй важный аспект футбола Аргентины – вертикальность. Она делилась на два типа: обострения сразу после потери мяча (описана в цитатах выше) и риски при позиционных розыгрышах. Защитники и полузащитники совсем не боялись делать рискованные переводы и продвигающие передачи – знали, что прессинг команды слишком хорош. В худшем случае будет потеря и соперника сразу накроют. 

Это работало. Несмотря на постоянные риски, Аргентина все равно выбивала больше 60% владения почти в каждом матче. В теории Гвардиола и другие современные тренеры знакомы с этой концепцией. «Перепасовкам между защитниками в форме латинской буквы U я однозначно предпочитаю дальние диагональные передачи от защитников, потому что даже если мы потеряем таким образом мяч, его будет легче отобрать у чужих ворот», – объяснял Пеп.

Логика очевидна: команда либо продвигается в атаке, либо получает ситуацию для прессинга. На практике никто не использовал ее в настолько чистом виде – все, кроме Аргентины Бьелсы, грешили подготовительными пасами.

Заключительным (и, пожалуй, самым недооцененным) компонентом были позиционные розыгрыши. Они были инновационными и интересными даже по современным меркам. Схему Аргентины часто записывали как 3-3-1-3 или 3-4-3. Без мяча команда действительно располагалась так, но в позиционных атаках все становилось труднее.

Обычно в схемах с тремя защитниками за ширину отвечают крайние защитники. От их смелости зависит смелость команды. Бьелса строил игру иначе. Ортега и Гонсалес получали установку строго держаться фланга, пока мяч не достиг финальной трети. Именно вингеры отвечали за ширину. Фланговые защитники Дзанетти и Сорин изначально сужались. А потом играли свободно и в зависимости от ситуации выбирали оптимальный путь. 

У Аргентины было три варианта поставить соперника в тупик:

– Дзанетти и Сорин помогают контролировать центр, а Верон остается повыше для созидания;

– Дзанетти или Сорин неожиданно врываются в штрафную из глубины;

– Дзанетти/Сорин создают двойную ширину – перегружают фланг, где уже есть Ортега или Гонсалес.

Никто не использовал эту концепцию до Аргентины. Оппоненты в прямом смысле терялись – некоторые просто оставляли ложных крайних без опеки, некоторые использовали против них вингеров и садились так глубоко, что вообще не могли контратаковать Аргентину. Бьелса получал либо кучу моментов, либо совсем явное территориальное доминирование, которое в итоге вело к моментам.

Единственным потенциальным минусом была заточенность на навесы. Это не самый эффективный метод атаки. С другой стороны, часто подавал свободный игрок, в штрафной был Батистута или Креспо, а количество попыток было почти неограниченным – моментов всегда было достаточно.

В 2002-м Аргентина сыграла превосходно: результат – одна из главных аномалий в истории ЧМ

Бьелса не поехал на жеребьевку и объяснил решение в типичной манере – зачем, если время перелетов можно потратить на изучение соперников? В штабе Аргентины было два человека, чья работа сводилась только к редактированию видео. В Японию Бьелса взял 1800 видео по соперникам и своим игрокам, а потом по его специальной просьбе привезли еще 200. 

Аргентину считали главным фаворитом. Президент АФА Хулио Грондона готов был переподписать контракт с Бьелсой до турнира. Даже чиновники чувствовали, что стали частью чего-то особенного. «Если тренер работает так хорошо, рано или поздно результат будет», – объяснял Грондона.  

Предтурнирный опрос показал: 76% аргентинцев верили, что команда выиграет ЧМ. Даже сам Бьелса поддался эйфории, сказав, что любой результат, кроме победы, будет провалом. Правда, его дерзко поправил Симеоне, идеально выучивший урок «игра важнее результатов».

«Я не согласен с тем, что сказал Бьелса. Я не разделяю это мнение. Провалом будет, если мы не сможем сыграть в своем стиле и не будем командой, если мы отступим от своего пути. Если нам будет стыдно за предательство собственных ценностей, это будет означать провал», – пояснил Чоло.

Первый матч с Нигерией получился достаточно легким, хотя даже тут проявились явные проблемы с реализацией. Заслуженная победа 1:0, хотя могло быть много крупнее. Аргентина доминировала по показателям – и нанесла 9 ударов в створ (всего 18). 

Потом была Англия. Здесь все не так очевидно. Аргентина уничтожила соперника в территориальном плане – 66% владения и почти в три раза больше точных передач на чужой половине поля. У Англии в отличие от Аргентины вообще не прослеживалось идей и командной игры, но было два уникальных игрока – Пол Скоулз и Майкл Оуэн. 

Скоулз отдавал невероятные передачи даже под серьезным прессингом. А Оуэн в одиночку убегал даже от трех защитников соперника. Формально система Бьелсы давала Аргентине контроль: Скоулзу было очень тяжело точно пасовать, Оуэн против трех защитников – хорошее соотношения для обороняющихся. Но на практике англичане здорово огрызались. Благодаря этой паре матч получился равным по моментам.

А решил все спорный пенальти на Оуэне – Англия победила 1:0. «Оуэн владел мячом, я выставил ногу, а он нырнул. В этот момент Оуэн был аргентинцем в большей степени, чем я», – вспоминал сфоливший Маурисио Почеттино. Иронично, учитывая, что после визита на Евро-96 в Англию Бьелса многократно нахваливал «благородство» английского футбола.

Но настоящей трагедией по соотношению «уровень футбола/невезение» стал матч со Швецией. Аргентина провела один из лучших таймов при Бьелсе и обязана была громить соперника уже после первых 45 минут. В перерыве перфекционист Марсело просто сказал игрокам, что команда играет идеально – и ему нечего менять. Такое случилось впервые за все время тренера в сборной.  

После перерыва случился штрафной Андерса Свенссона и еще град неиспользованных моментов. Матч завершился 1:1. Аргентина отыгралась в самом конце в показательной для команды с такой реализацией манере – с добивания после нереализованного пенальти. 

«Главное разочарование моей карьеры – вылет с ЧМ-2002. Не сам факт вылета, а все вместе – то, какая у нас была команда, атмосфера в ней, тренер, и как все закончилось. Если бы мы прошли в плей-офф, продвинулись бы очень далеко. Эта команда не оставляла людей равнодушными – такой футбол захватывал каждого», – делился Вальтер Самуэль.

Даже все еще злые за 1998-й английские медиа пели оду Бьелсе. Таким был вердикт BBC: 

«У команды Бьелсы есть одна невероятно редкая и ценная особенность: в любом матче с любым соперником в любых обстоятельствах они забирают инициативу. На выезде с Бразилией, против Боливии, в матчах чемпионата мира – им все равно. Они никогда не станут всей командой за линией мяча в ожидании ошибки соперника и шанса для контратаки. Их философия в том, чтобы атаковать, держать соперника под давлением и диктовать условия. 

Когда такая команда на поле, никому и никогда не захочется отвернуться. Чемпионат мира потерял команду, которая точно подарила бы нам несколько потрясающих матчей в плей-офф. И это опасный урок для футбола. Он усилил позиции осторожных тренеров – тех, кто играет на контратаках и молится на единственный гол со стандарта».

Допустил ли Бьелса хоть какие-то ошибки? Конечно, но нужно разграничить два понятия – уровень футбола и потенциальные ошибки. Уровня футбола, показанного Аргентиной, должно было хватить для уверенного первого места в группе – помешало дикое невезение. Потенциальные ошибки можно найти у любого тренера и команды, ведь всегда можно что-то улучшить. 

Главная объективная претензия к Бьелсе – слепая вера в Батистуту. Он внес огромный вклад в кошмарную реализацию. У Марсело была альтернатива в лице Креспо, который был лучшим бомбардиром команды в квалификации. Кавальеро рассказывал, что Габриэль играл через боль с травмой колена. Но даже критикуя партнера, Пабло замечал, что в первую очередь ему не хватило «порции удачи». 

Вторая по частоте претензия – игнор Хуана Романа Рикельме. Из-за культового статуса Рикельме Бьелсе часто припоминают решение не вызывать его на ЧМ. Но с этой претензией трудно согласиться. Во-первых, у команды не было проблем с созданием моментов (только с реализацией). Во-вторых, Рикельме – гений, но он не способен играть в команде Бьелсы. 

Марсело изящно разобрал причины: «Если один орган требует всю кровь, что есть в организме, он навредит здоровью остальных частей тела. В чем польза от одного здорового органа, если он будет частью мертвого тела?» Рикельме не способен прессинговать в нужном режиме и требует полной свободы – это шло против системы Бьелсы. 

После ухода из сборной Бьелса провел 3 месяца в монастыре

Под одну из самых ярких историй невезения в истории ЧМ попал один из самых честных и принципиальных людей в футболе. Бьелсу жаль. Он переживал сильнее всех. В 1996-м Марсело смотрел матчи Евро в Англии вместе с другом Хорхе Вальдано. После одной игры Бьелса спросил: «А ты когда-нибудь задумывался о самоубийстве после поражения в футбольном матче?» 

Футбол был всем для Бьелсы – игроки это понимали. После неудачи Марсело собрал команду для разбора ошибок. Воспоминания Симеоне: «Херман Бургос не играл. Бьелса предпочел ему Кавальеро, хотя в квалификации играл Бургос. Думаю, вы представляете ощущения парня, который отыграл весь отбор, а потом остался без чемпионата мира. Но после вступительной речи Бьелсы Херман был первым, кто обнял его. Мы все плакали. Бургос остался без главного момента спортивной карьеры, но все равно поступил так. Это подчеркивает силу харизмы Бьелсы и его связь с командой». 

Футболисты убедили Марсело остаться после ЧМ. Вернулись 4-часовые пресс-конференции и споры с клубами, которые не желали отпускать игроков на ближайшие турниры – Копа-2004 и Олимпиада. 

Но это не мешало команде показывать зрелищный футбол. Система для Бьелсы была важнее всего. Она сохранилась – те же 3-4-3/3-3-1-3, тот же прессинг и вертикальность. Аргентина дошла до финала Копы, где им не хватило пары секунд для победы (Адриано сравнял счет), а потом проиграла в серии пенальти. А вот Олимпиада-2004 получилась идеальной. Аргентина выиграла все матчи, забила 17 голов, не пропустила ни одного – Карлос Тевес показал футбол космического уровня. 

После турнира Бьелса ушел из сборной. Как всегда, во всем была виновата АФА. Марсело надоели конфликты с клубами, которые игнорировали правила ФИФА и не отпускали игроков. Тренер требовал, чтобы на «Интер» (Дзанетти и Гонсалес) и «Валенсию» (Аймар) подали официальную жалобу. 

АФА отказалась и ограничилась «предупредительной запиской». Президент организации пояснил: «Мы не любим конфликтных ситуаций». Сверхпринципиальный Бьелса не стал этого терпеть: «Если кто-то нарушает правила или манипулирует ими, к чему это приведет? К тому, что никто не будет соблюдать их». 

Из сборной Бьелса отправился в монастырь. Там он восстанавливался почти 3 месяца. «Я изолировался от всего мира в монастыре. Я взял туда книги, которые хотел прочитать, но там не было телефона и телевизора. Я много читал. Не думаю, что кто-то читает о футболе больше, чем я. У меня ушло три месяца, чтобы прийти в себя и начать снова нормально говорить с людьми. Без этих трех месяцев я бы сошел с ума».

Наследие Бьелсы: лучший футбол в истории сборной и поколение топ-тренеров

Позже Марсело философствовал: «Я экстремист. Я управляю командой так, как мне велит сердце. Я не иду на компромиссы. И сейчас я не хвастаюсь. Это мой дефект». Эти слова можно отнести не только к истории ухода Бьелсы из сборной, но и ко всей его работе. Но даже дефектный Бьелса остается лучшим тренером в истории Аргентины – никто не показывал аналогичной стабильности (процент побед – 66%) и никогда еще команда не играла так зрелищно. 

Пабло Аймар называл стиль Марсело «футболом, которого всегда хотел аргентинский народ». Менотти резюмировал так: «Бьелса идеален. Хотя он и вправду немного псих». Даже Грондона, несмотря на трудный уход Марсело, не скрывал восхищения: «Бьелса – лучший тренер, который работал со сборной в мою эпоху». Сильные слова (Грондона был в сборной с 1979-го и назначал Билардо, который взял ЧМ-1986). Его аргументы – никто не вкладывался в команду так сильно и никто не построил такую атмосферу. 

Помимо стиля и побед (которых было достаточно, несмотря на нехватку главной), Бьелса добился трех важных вещей. 

Во-первых, он сделал сборище игроков командой. «Три тренера сильнее всего повлияли на мою карьеру – Анчелотти, Моуринью и Бьелса. Благодаря последнему я научился быть частью команды», – объяснял Эрнан Креспо. 

Во-вторых, Бьелса победил культуру диктатуры результатов. Лучший пример легко отыскать выше по тексту – цитата Симеоне о ЧМ-2002. 

В-третьих, Марсело вдохновил целое поколение тренеров. Это вообще один из главных талантов Бьелсы – из его «Ньюэллса»-1990-92 вышло 9 тренеров. В заявке Аргентины на ЧМ-2002 было три топ-тренера (Почеттино, Симеоне и Гальярдо), еще двое пробились на добротный уровень (Альмейда и Креспо), двое работают помощниками (Бургос и Аймар). Есть еще Лучо Гонсалес, который поработал с Марсело на ОИ-2004 и сделал тату с его изображением.

«Мы – поколение его учеников. То, как он чувствовал футбол, страсть, с которой говорил об игре – мы все переняли это у него», – объяснял Почеттино. В другом интервью Маурисио и вовсе сказал, что носит пожизненную метку Бьелсы. 

Самая знаменитая цитата Бьелсы: «Если бы в футбол играли роботы, я бы всегда выигрывал». В 2002-м за Аргентину играли люди. 

Но есть и другая цитата, о которой часто забывают: «Не думаю, что меня когда-нибудь упомянут в книге. Но если все-таки упомянут, хочу, чтобы это было не из-за титулов, которые я выиграл, а из-за методов, которые использовал». Бьелса не выиграл чемпионат мира, но все равно победил.

В Аргентине полно топ-тренеров, а сборную тренирует новичок. Виновата коррупция

«Аякс» – самая яркая команда 90-х. Луи ван Гал был физруком (реально) и сделал из поколения Бергкампа суперзвезд

Фото: Gettyimages.ru/ Martin Rose, Doug Pensinger, Stu Forster, Bongarts, Keystone / Stringer, Gunnar Berning, Ross Kinnaird, Tim de Waele, Allsport /Allsport, Shaun Botterill, Phil Cole, Laurence Griffiths, Alexander Hassenstein, Andreas Rentz, Gabriele Maltinti / Stringer, Martin Rose ; globallookpress.com/imago sportfotodienst, Panoramic/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Str Old, Enrique Marcarian; mundoalbiceleste.com; es.besoccer.com

+602
Популярные комментарии
ZamoRano
+444
Главная проблема Лукомского в том, что он будучи 93-его года рождения, лезет в очень тонкие нюансы тех времен, когда он пешком под стол ходил. Он где-то что-то начитался, перевел пару статеек и накалякал свой горе-труд. Я помню 2002 год. Аргентина играла ужасно, у нее было наиталантливейшее поколение, которое попросту мучилось на поле, в центре нападения был мертвый 33-летний Батитстута с уже отвалившимися коленями, который в сезоне 01-02 забил в серии А монструозные 6 голов. Шесть голов за весь сезон. Он там был уже еле живой, весь переломанный и ковыляющий на одной ноге.

Кто в здравом уме сделает его ОСНОВНЫМ центр-форвардом?! Феерившие в то время Клаудио Лопес и Креспо сидели на банке, а играл переломанный пенсионер - вот это типичный Бьелса. У меня такое ощущение, что вся его нестандартность ради нестандартности, все его якобы прорывные идеи очень напоминают дешевую показушность и какой-то тренерский вариант графомании.

Лукомский если реально хочет лезть в дебри старого футбола, должен не статейки переводить и делать вид эксперта, а сидеть и смотреть все те матчи, он же их не видел. Качнуть матчей 20 Бьелсы, изучить эти игры, посмотреть как играли соперники, вот это уже будет что-то похожее на аналитику.

А когда тебе в 2002 году было 9 лет и ты сейчас нам, людям, которые в то время уже 10+ лет активно смотрели футбол, хочешь глаза на мир открыть... ну такое.
Marshkonev
+314
жаль, что в нашем мире ценят не то, что хорошо делается , а то, что хорошо кончилось

Вадим не впервые раз вокруг этой мысли пишет, и стоит признаться, в этой мысли достаточно смысла. Разумеется, не только в футболе
Michael Sh
+150
Бьелса крутейший мужик. Он гик, романтик, ему нужен такой клуб или сборная, где в его идеи будут фанатично и беспрекословно верить.

При этом на спорце постоянно есть обладатели 47-й хромосомы, которые считают Бьелсу бездарем и физруком. Альтернативно одаренные, не иначе.
Петр Петров
+118
Те, кто смотрел ЧМ-2002, не дадут соврать: Аргентина во всех трех матчах играла весьма и весьма посредственно. Гениальный Бьелса не взял на турнир плеймейкера Рикельме, в результате, вся игра Аргентины сводилась к бесконечным навесам, и это при том, что кроме Батистуты, в атакующей линии, у аргентинцев не было высокорослых игроков (в основном составе). Я болел за Аргентину, но никакой аномалии в их вылете не было: после заслуженной победы над Нигерией, скорее справедливое поражение от Англии (не надо смотреть на владение мячом, аргентинцы за весь матч не создали ни одного по-настоящему опасного момента, а у англичан шансы были) , ну и ничья со шведами, тоже, в принципе, по игре: в первом тайме, какие-то моменты у Аргентины (всё после навесов) были, но, говорить, что они должны были "громить" шведов просто смешно. А после пропущенного мяча, команда попросту сдулась, у шведов, при счёте 1-0, были стопроцентные моменты, в самом конце аргентинцы чуть-чуть потрепыхались, так что ничья вполне по делу.

PS Судя по тому, какие глупости регулярно публикует автор статьи, сомневаюсь, что он вообще смотрит футбол, а если всё-таки смотрит, то, очевидно, ничего в этой игре не смыслит, потому и ссылается на какие-то ничего не значащие циферки, исходя из которых Саудовская Аравия фаворит в матче с Россией, а провальная Аргентина Бьелсы - "забытый шедевр".
Вадим Лукомский
+115
Это перегиб, но направление правильное. Определенно та Россия очень красиво играла – и им тоже не повезло. Разница в степени невезение, в крутости идей и в том, что Россия-2012 не просуществовала почти 6 лет как команда, поэтому такого величия (пускай теневого) не заслуживает. Но с тем, что ту команду несправедливо плохо запомнили, согласен – они заслужили большего.
Ответ на комментарий phel
А ну тогда Россия - лучшая команда Европы 2012 года. Ее результат - одно из главных аномалий в истории Евро.
Написать комментарий 367 комментариев

Новости

Реклама 18+