Реклама 18+

«Ребята, лишних билетов на финал Кубка Стэнли нет». Койл – о главных матчах в жизни и куче родственников, болеющих хоккеем

Он вернулся в родные края.

От редакции Sports.ru: это блог «Хоккейный уголок» - место с лучшими переведенными текстами о хоккее. Поддержите блог плюсами, подписками и комментариями, чтобы крутых материалов из зарубежных медиа на Трибуне стало еще больше.

Посмотрим, кто у нас есть…

Бобби, Дики, Кевин, Саманта, Джоуи, Келли, Кендра, Тревор, Тимми, Алекс, Шон,

*глубокий вздох*

Кайла, Майки, Рэйчел, Джеки, Лорен, Коннор, Пенн, Мэдди...

И еще 52 человека.

И это только родственники по отцовской линии. Если бы я начал перечислять родню со стороны матери, то пропустил бы начало первого матча финальной серии.

Я рос в городке Уэймут, штат Массачусетс, что располагается к югу от Бостона. Это значит, что меня окружала куча родственников, у которой было полно своих родственников со своей родней. И если все эти люди собирались вместе, то можно было быть уверенным в двух вещах: во-первых, будет очень и очень шумно, а во-вторых, рано или поздно речь зайдет о хоккее.

Как и многие дети в Уэймуте, я рос в хоккейной семье. Бобби Шиэн и Тони Амонти – мои родственники. Бобби завершил карьеру прежде, чем я появился на свет, но я всегда следил за Тони. Так что в детстве меня всегда интересовали только две команды: «Брюинc» и та, за которую выступал Амонти.

Если я не гонял шайбу на улице в свободное время, то, значит, я был на катке или просто мечтал о хоккее. Ничего не мог с собой поделать. Как и мои кузены. Все наши отцы играли, и они передали эту страсть своим детям.

Мой папа, Чак, был капитаном команды Южного Уэймута в те времена, когда в городе было две школы. И он рассказывал мне, какое ожесточенное противостояние у них было с Северным Уэймутом. По обе стороны баррикад выступали родственники, но игра зачастую превращались в бои без правил.

Конечно, я мечтал выступать в НХЛ. Но еще раньше я мечтал о том, что в старших классах буду играть за «Уэймут». Как мой отец.

Мне часто задают этот вопрос, особенно сейчас: «Какое твое главное достижение в качестве хоккеиста?».

Я легко могу дать ответ, но прежде чем углубиться в историю, нужно включить какую-нибудь хорошую музыку. Просто запустите ролик и продолжим.

2007 год. Я новичок в старших классах школы, которому посчастливилось пробиться в спортивную команду. Наш капитан – Тим Кинг. Это наш лучший игрок. И, вы в это не поверите, он – мой кузен.

Его младший брат, Тревор, – мой ровесник, и мы очень часто играли вместе. Наши семьи очень близки, так что возможность вместе представлять Уэймут, как это делали когда-то наши отцы, значила для нас очень много.

И, без сомнения, до нынешнего года самым ярким воспоминанием в моей хоккейной карьере было выступление на «СуперВосьмерке».

Если вы задаетесь вопросом: «Что это такое?» – то я понимаю, что вы не из Массачусетса. И это нормально. В конце концов, никто не идеален.

«СуперВосьмерка» – это самое крупное соревнование в штате среди учеников старших классов. Там собираются представители лучших католических и (в редких случаях) публичных школ, которые определяют чемпиона штата.

Когда речь заходит о хоккее среди старшеклассников, то общественные школы находятся внизу всех рейтингов. Наша команда одержала 19 побед в 20 матчах по ходу сезона – лучший результат в штате, – но нас все равно посеяли только под пятым номером на турнире (из 10 команд). В любом случае, для нас попадание на чемпионат штата уже было огромным достижением.

Нам предстояло сразиться против лучших игроков Массачусетса. Можно сказать, команды Всех звезд, которые собирали католические школы-пансионы. А на другой чаше весов мы: «Неприятные новости» из Уэймута или «Публичная неприятность». Смело можно сказать, что от нас не ждали ничего путного.

И вот в первом матче мы одерживаем победу со счетом 3:2. Какие эмоции! Черт возьми, парни, мы выиграли матч в «СуперВосьмерке».

В следующей игре нам противостоит фаворит – «Кэфелик Мемориал». Мы вновь побеждаем – 2:1.

Парни! Что вообще происходит?!

В следующем матче еще один сильный соперник – «Централ Кэфелик», – и мы снова не уступаем – 5:2.

ОМОЙБОГНАМЭТОМСНИТСЯНЕБУДИТЕМЕНЯ!

Мы прошли групповой этап без потерь, и о нас начали говорить. Теперь весь Уэймут болеет за нас.

А теперь представьте следующее: полуфинал проходит в Гарварде. Наша скромная школа сыграет на льду команды из колледжа. Мы страшно нервничали. Были счастливы просто попасть туда, но мы вышли на лед… и снова выиграли. На этот раз со счетом 5:4 в овертайме. Дорога в финал открыта. Матч состоится на домашней арене «Бостона». Бросьте, вы шутите?

А затем… что же, теперь вы можете остановить музыку. Нажмите на паузу. История завершена.

Мы не будем говорить о том, что произошло далее. Это не имеет большого значения. Даже я сам смутно все помню.

Этим рассказом я подводил вас к следующему: с того дня, что я стирал коленки на асфальте, до тех дней, что я срывал голос, поддерживая «Брюинс», и до того легендарного успеха в «СуперВосьмерке» в 2007-м «Бостон» был для меня не только тем местом, где я сейчас продолжаю профессиональную карьеру.

«Бостон» у меня в крови.

«Бостон» взрастил меня.

Это место – мой дом.

Я до сих пор помню, как впервые встретил Патриса Бержерона.

Мне было тогда 12 или 13 лет, и мы участвовали в турнире, который приводился на Bridgewater Arena. Это был год локаута, и мы прослышали, что на арене сыграет «Провиденс». Возможно, это был первый год Патриса в профессиональном хоккее. И он выступал за фарм «Мишек» – в НХЛ был локаут.

Помню, как все мы выстроились перед входом на арену, чтобы просто увидеть настоящих игроков НХЛ. Когда появился Патрис, то это вызвало особенно бурную реакцию. Он приветствовал всех ребят и раздавал автографы. Я был потрясен одним фактом того, что вижу его живьем. Что он проходит на расстоянии вытянутой руки от меня. Помню, как один мой приятель полез к нему обниматься. Патриса это ничуть не смутило. С того момента, если кто-нибудь спрашивал, то я с уверенностью отвечал, что Патрис – просто лучший. Я навсегда превратился в его фаната.

В то время я и мечтать не мог, что однажды мы можем стать партнерами по команде. Я был тинейджером скромных физических данных, который пытался побороть угри на коже, а он был… Патрисом Бержероном.

Именно поэтому, когда я пару месяцев назад узнал о том, что меня обменяют в «Бостон», мне потребовалось некоторое время, чтобы осознать реальность происходящего. Понимаете?

Если быть точным, то я узнал об обмене прежде, чем стало известно название команды, в которую я отправляюсь. Странная ситуация. Я знал, что меня ждет переезд, но не знал, куда именно – сделка еще не было завершена. Оказался в каком-то подвешенном состоянии, когда у меня не было ответов на все вопросы. Оставалось только регулярно обновлять твиттер и ждать новой информации.

Когда стали появляться первые намеки на «Бостон», то постарался не предавать этому большого значения.

Я буду играть за «Брюинс»? За команду из родного города? Рядом с Зи и Бержи? Бросьте, такое случается только в сказках.

Но вот все больше и больше источников сообщают, что я отправляюсь в «Бостон». Первые мои мысли, если отбросить размышления о хоккее, были о том, как же здорово будет оказаться вновь рядом с семьей. Не считая кучи родственников, в Бостоне живут две мои бабушки, в которых я души не чаю. И это значит, что мы сможем видеться гораздо чаще.

Если же говорить с хоккейной точки зрения, то сложно просить о чем-то большем. «Бостон» всегда имел репутацию одного из самых уважаемых клубов НХЛ, в котором выступают отличные игроки. Более того, я переходил в команду, которая набирала очки в 19 матчах подряд. Честно, я беспокоился только об одном – как бы самому не облажаться.

Вскоре после того, как о сделке объявили официально, мне позвонили Бержи и Зи. Даже несмотря на то, что на этот день у них была назначена игра, они нашли время, чтобы поприветствовать меня и сообщить, как рады видеть меня в команде.

Я старался изображать спокойствие во время этого телефонного разговора. Почти получилось.

Забавный факт: игрок НХЛ получает в свободное распоряжение только два пригласительных билета на каждый матч.

Как вы, наверное, догадываетесь, это непростая ситуация, когда все твои близкие, дальние и предположительные родственники живут в районе Бостона и болеют за «Мишек». Когда я попал в команду, то мне звонили даже те, с кем я не общался со времен начальных классов, и спрашивали лишний билетик.

Конечно, я все понимаю.

Седьмая игра серии первого раунда против «Торонто» – самая безумная атмосфера, которую я видел на хоккее. Будто попал на арену римского Колизея. Тысячи людей жаждут зрелища. До крови. Сложно представить более эмоциональную атмосферу. Даже не спорьте.

По ходу этого плей-офф я раз за разом убеждал себя, что нельзя поддаваться эмоциям. Обычно для меня это не представляет проблем. Я считаю себя весьма спокойным человеком.

Но, честно, играя за «Бостон», сложно сохранять голову холодной.

Это Город чемпионов. Здесь не раз проводились чемпионские парады. Все ожидают от тебя победы. И если ты не ощущаешь этого давления, то у тебя, наверное, не бьется пульс.

Достаточно быстро прокатиться по городу, чтобы понять, как высоки ставки. Он окрасился в черно-золотые цвета. Они повсюду. Даже родители и сестры шлют мне фотографии из Уэймута, где люди раскрашивают свои машины и дома в цвета «Брюинс».

Я очень благодарен вам за это поддержку, но, ребята, лишних билетов нет. Извините. Я играю в этой команде, но даже мне иногда сложно пробиться на арену.

Возможно, вам все еще интересно: «Эй, Чарли, что же случилось в том финале «СуперВосьмерки»?».

Ладно, хорошо. Я вам расскажу.

Мы уступили со счетом 1:6.

Более того, мы открыли счет в матче, но потом рассыпались.

По сей день, возвращаясь в родные места, мы с парнями вспоминаем те времена. Мы смеемся о том, как наша команда «неудачников из Уэймута» чуть не выиграла чемпионат штата.

Но, знаете что? Я устал о того, что это «чуть» остается самым главным моментом моей карьеры.

Я устал от того, что приходится прерывать рассказ, когда речь заходит о финале. От того, что остается довольствоваться тем, что я просто был в финале.

Я не могу вернуться назад во времени и как-то изменить ситуацию. Но можете не сомневаться, что я отдам все силы, чтобы сотворить новую историю. Новую историю, которую будут с радостью вспоминать моя семья, друзья и родственники.

Я хочу выиграть Кубок Стэнли. Ради Бостона и Уэймута. Ради всех тех людей, что поддерживали меня на протяжении всей моей жизни и карьеры. И я хочу победить ради всех моих кузенов. Я знаю, как они сходят с ума, когда начинается каждый новый матч.

Честно говоря, даже не до конца понимаю, как здесь оказался. Но понимаю, какая возможность мне выпала. От Кубка нас отделяют всего три победы. Этот город… эти люди… они заслуживают этого. Теперь настала наша очередь его заработать.

Вернем Кубок домой!

Источник: The Players’ Tribune

Превозмогая боль. Как Патрис Бержерон смог доиграть финальную серию Кубка Стэнли

Неудавшийся пианист. Как Патрис Бержерон искал свое призвание

Фото: Instagram/charliecoyle_3; Gettyimages.ru/Bruce Bennett, Adam Glanzman

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Хоккейный уголок
+90
Популярные комментарии
Рик Нэш
+17
обожаю Чарли один из самых приятных хокков для меня.
Представляю сколько звонков и смс он получает с просьбой о тикетах на игру)
Saddila43
+15
Странная штука, но именно его обмен очень обрадовал. До сей пору не знал, что он местный) Нынешний поход Бостона это вообще огонь. Очень симпатичен Блюз, но Бостон очень хорош и их эмоции нынче и их фанаты это нечто.
sfw
+15
Вдохновляюще. Чарли, с возвращением домой. Очень хорошо влился в команду.
Alexey Alexeev
+8
Теперь понятно, почему он так играет - человек домой вернулся.
Hack Snow
+7
Чарли знаковое имя для Бостона. И да, спасибо так "обласканому" мной Дону Суини за Койла. В первых двух сериях Чарли был едва ли не лучшим на льду.
Написать комментарий 12 комментариев

Новости

Реклама 18+