«Искра» в лучшем составе, 1999 год (глава из книги)

Искренность без ответа

   Если атака – парус, то оборона – киль и балансир, придающий команде, как кораблю, необходимую остойчивость. «Искра» с ее твердой приверженностью наступательной манере, в 1999-м уже на старте сезона резво набрала турнирный ход отнюдь не из-за возросшего КПД бомбардиров (Эськов и Александр Попов вместе «сообразили» в том первенстве на мяч меньше, чем год назад). Защита команды стала, причем, в буквальном смысле, высокой грядой. Оборона - сильное звено энгельситов в первой половине чемпионата-99. Либеро Максимов, стоппер Масленников, фланговые защитники Редин и Гарин, все – рослые, фактурные – могли бы называться "великолепная четверка". Но в таком составе эта линия энгельсской команды провела немного матчей. Заключительный из них - 16 мая дома с «Дианой» (Волжск), которая – вот превратность судьбы! – для «Искры» не раз становилась предвестницей тяжелых потрясений. На следующий день – 17-го поздним вечером Владимир Масленников, многолетний капитан саратовского «Сокола», трагически погиб. Он был убит у двери собственного подъезда на почве бытовой ссоры. Удар ножом в сердце нанес ему давний сожитель его бывшей жены, связанный с криминалом.

…В предшествовавших чемпионату 1999-го сезонах у «Искры» лишь единицы демонстрировали зрелое мастерство: в 97-м «спектакль» спасали Авраменко и Эськов, через год – Бауков, Александр Попов, Редин и, пожалуй, еще Миронов с Олегом Потаповым. А в девяносто девятом круг «ведущих актеров» команды расширился: одни футболисты, и ранее считавшиеся ключевыми, засверкали вовсю, другие, оправдывая тренерское доверие, впервые заявили о себе. Открытиями стали форвард Алексей Иванилов и защитник Иван Корчагин. Но все же разница в классе между игроками «основы», в зоне «Поволжье» тогда уступавшей по кинетической мощности только «Ладе-Тольятти-ВАЗ» - и резервом «Искры", оставалась значительной. Как и год назад, когда в заявке команды засветилось 27 человек, поддержать игру, в случае потери, усталости, хандры стержневых исполнителей, было, по существу, некому. 

Искра

   Среди капризной искровской братии выделялся бойцовскими качествами, наряду с Дмитрием Максимовым, Олег Редин. Титула «несгибаемый» он достоин даже в большей степени, чем Максимов. Редин – костистый, угловатый, злой по характеру, с внешностью кавказца, утвердил себя как отличный персональщик – «на «черную жемчужину» Эйсебио спустили «цепного пса» Траппатони…» Когда-то в юношах Олег был нападающим, но до конца соответствовать этому амплуа не сумел – подвели неважное видение поля, партнеров, слабость в подыгрыше. Мог точно пробить со «стандарта» - попасть в створ ворот даже с 35 метров, а дальние пасы у него получались не очень. Часто неудачными были его попытки принять и обработать мяч, вклинившись в оборону соперника. Однако в борьбе за второй этаж Редин преуспевал, забивая в английском духе. 

   Оправдания – «больно», «иссякли силы», - не в его характере. Он был сполна востребован и «Соколом-дубль», и «Заводчанином», и СКА (Ростов-Дон), и, разумеется, «Искрой», где ему надолго доверяли роль капитана. Хоть особо не тянул он в организации игры – поэтому Редина из опорного хавбека тренер Анатолий Смаль, как только представился случай, переквалифицировал в крайнего защитника, - а все же выходило, что многие комбинации «Искры» начинались с этого игрока. Авраменко, предпочитавший вводить мяч в игру рукой, доставлять его коротким броском в ноги партнера, своими адресатами больше избирал Максимова или Редина – последнего еще и по старой привычке, которая не выветрилась за год разлуки с Олегом, когда тот выступал за армейцев Ростова. До этого Авраменко и Редин три сезона играли вместе; из первых скрипок «Заводчанина» оказались в «Искре» только они двое. При всей эмоциональности, временами чрезмерной, что мешает ему мыслить на поле, отчаянный труженик Олег Редин отнюдь не прослыл грубияном. Но его фигура становилась по-настоящему грозной не только в своей, а и, как отмечено, в чужой штрафной. Приобретенный навык форварда, голевая интуиция, одобряемая тренером страсть к дальним атакующим рейдам, привносили в действия «Искры» элемент разнообразия и внезапности. В «Энергетике» из Уреня Дмитрий Пожидаев, также игрок задней линии, однажды добыл лавры первого снайпера команды, проведя основную часть голов с пенальти. Редин в 99-м оказался в «Искре» по результативности третьим – после Эськова и Александра Попова. Как в предыдущем примере, фундамент успеха – в безукоризненной точности ударов с одиннадцатиметровой отметки. Пенальти Редина подчас выглядели совершенством: бил без уловок и намертво, свистяще вколачивая мяч под планку. А мог сыграть хитро и тонко, когда того требовала ситуация – допустим, на заключительных минутах домашнего матча с «Волгой» (Ульяновск). 

Редин

   Несгибаемый боец Олег Редин

   «Горим» 1:2, но назначается штрафной за фол против Миронова. Мяч невдалеке от бровки, к нему подходит Дмитрий Тертышный, и – делает ювелирный по точности навес в район дальнего угла вратарской площади – туда, где за спинами защитников «Волги» прятался Олег. До цели, выпрыгнувшие на мяч ульяновцы, не добрались. А Редин, угадав искомую точку, чуть пригнувшись, нанес замаскированный удар головой. Вратарь Оленев проводил глазами снаряд, влетевший в дальний открытый сектор задрапированного сетью проема. "Запальщик" же, празднуя успех, совершил ритуал гол-арта – натянул на голову футболку с шестым номером, изобразив «паранджу», и в таком виде, под радостный рев зрителей, раскрылив руки, устремился в сопровождении эскорта одноклубников к беговой дорожке. Следующей весной он перебрался на другой конец России, в зону «Восток», в иркутскую «Звезду». Надо ли говорить о том, насколько ослабела энгельсская команда с его уходом?… 

    Рождение боеспособной команды, а в особенности – ее быстрое преображение из посредственной в самобытную – загадка. Этот процесс в большей мере стихиен, чем управляем: денежные суммы с множеством нулей, затраченные на трансферном рынке, въедливая селекционная работа – еще не безотказный рецепт будущего турнирного процветания; его панацеи, пожалуй, просто нет. Виктор Павлюков – главный тренер «Энергетика» (Урень), помнится, рассказывал как в одно межсезонье их клуб, приобретая игроков, ограничился на все про все 41 тысячью рублей. И в итоге занял респектабельное четвертое место в зоне «Поволжье». А другие, угрохав бешеные «бабки», затем по ходу чемпионата напоминали перегруженный самолет, силящийся оторваться от бетонки. «Искра» при всем желании не могла позволить себе покупку или аренду дорогостоящих футболистов, и сам круг ее возможных новобранцев был узок. В результате, в 1999-м взяли почти всех, кого планировали, за исключением, пожалуй, одного Равиля Монасипова – тот сам отказался: «Хорошо сыграть вряд ли сумею, а плохо – не хочу, стыдно…» Но главное – пример «Искры» показал, сколь гармоничным бывает объединение  разностилевых исполнителей в команду. Дополняя друг друга, они вместе составили коллектив, способный развивать игровую традицию клуба, демонстрировать зрелищный футбол, и – не только дома. Много времени на притирку, налаживание связей, футболистам – почти сплошь саратовцам и энгельситам, не понадобилось; команда продуктивно провела сбор в условиях среднегорья, в Кисловодске. И все-таки исчерпывающего объяснения, почему «Искра», годом ранее застрявшая на 14-м месте, вдруг стала одним из фаворитов поволжской зоны, не найти. Проще говоря, так лег ее жребий. 

Дмитриев

   Танец без мяча. В центре композиции - полузащитник "Искры" Михаил Дмитриев

   Торжество этой команды могло быть велико, не вмешайся в ее жизнь череда серьезных осложнений. Взять хотя бы историю «умыкания» Вадима Гарина, молодого, не по годам уверенного в себе защитника. К нему, как человеку, футболисты «Искры» относились с подобающим пиететом: «Да, не промах парень этот - Гарик, лишней копейки не потратит»… А как игрока, его, о себе впервые заявившего именно в Энгельсе, восприняли неоднозначно. Иные фыркали: «Типичный разрушитель!» Ох, уж, наш доморощенный критик футбола! – все подавай технарей да плясунов на канате, будто невдомек мировой опыт, свидетельствующий, что время чистых импровизаторов безвозвратно ушло, и большие победы ныне приходят к тем, кто, прежде всего, умеет танцевать от обороны. Получив Гарина в распоряжение, «Искра» стала эффективно применять вариант с четырьмя защитниками, о чем раньше Смаль и слышать не желал, – «Нет у нас такого подбора, чтобы игроки этого амплуа, будучи выставлены вчетвером на матч, не путались бы друг у друга под ногами». Речь шла о слабой игровой дисциплине оборонцев «Искры» - Смаль их называл «кавалеристами», готовыми в любой момент, бросив свои зоны, ринуться, очертя голову, на чужую половину. А возвращаться не успевали, соперник заполнял зияющие бреши. 0:5 со «Светотехникой» в девяносто восьмом году не столько заслуга оппонентов - те как раз сыграли не ахти - сколько плод собственного разгильдяйства. 

   Тогда Смаль, как казалось безапелляционно, заявлял: «Искра» не практикует выездных моделей. Лучшие гостевые матчи проходят так же как дома: команда не позволяет сопернику коснуться мяча по две минуты и более, завершая раскатку ударом с удобной позиции. Только вот гостевых очков подобная роскошная манера приносила негусто – тем более, если противник использовал силовой стиль с элементами откровенного навала и большим количеством верховых пасов. Наша средняя линия, по традиции представленная миниатюрными игроками, любила, чтобы мяч «лежал на траве». Перед лицом же приверженцев футбольного блицкрига по-британски, хавбеки «Искры» - вольные художники, могли потерять нить игры: из них по-настоящему лишь один Погромов умел, включая тормоза, с долготерпением заниматься оборонительной работой, вести с форвардами борьбу на «втором этаже» и караулить шанс для ответного укола.

   Вернемся к случаю с Вадимом Гариным. В том, что «Искра» для него транзитная «посадочная полоса» и не более, отчет отдавался. Игрока с энгельсской командой не связывал официальный контракт, от «Сокола» достался в аренду практически даром. Думалось, обкатается в Энгельсе, и на повышение, но – через год, не раньше. И, вдруг, новость, - Гарин в Балакове, где руководство футбольным подразделением тогда только что принял Александр Корешков. «Сокол» затребовал Гарина у «Искры» якобы для участия в тренировочном турнире в Димитровграде – между кругами чемпионата, и по-тихому передал игрока в «Балаково-BRT». «Искра» оказалась поставлена перед свершившимся фактом, щелчок по самолюбию был очень болезнен. Накануне дерби 23 августа на балаковском стадионе «Труд» страсти разгорелись с новой силой – результат матча с командой Корешкова стал вопросом принципа для энгельситов. Но перед этим они отбомбили без поражений пять матчей подряд и, вымотанные павловчанами и «Дианой» в гостях, по логике вот-вот должны были сломаться. Произошел же нокаут. Два первые мяча, пропущенные от «Балаково», выглядели абсурдом, однако исход поединка уже не вызывал сомнений: Авраменко сидел, привалившись к штанге, уткнув лицо в колени, его товарищи – обмякшие, понурив головы, брели к центру поля; надо отыгрываться, но как? – ошибки громоздились одна на другую. «Искра» продолжала безоглядные атаки и при счете 0:5, когда Рябых – центральный защитник! – выложил мяч на ногу сопернику. Последовала двухходовка: Сергей Панов – машина, включившая полные обороты – выйдя один на один уже с Бауковым, вонзил шестой гол, свой четвертый в матче. Гарин «Искре» не забил, но со своим саженным ростом навел у ее ворот шороха, борясь за верховые мячи. В программке к игре встретилась речевка: «Мчит к воротам, словно пуля, реактивный хав Зозуля!» Пристегнута метафора не только ради рифмы - полузащитник был скоростным, однако в том недоброй памяти матче темповой игрой «Балаково» не пахло. Голы происходили в секундные вспышки активности хозяев, сама их команда была какой-то деревянной, и победы, тем более такой крупной, не заслуживала. Наши игроки мотали соперника, пока на 58-й минуте не впорхнул рикошетом первый балаковский мяч. А чуть ранее отменный шанс открыть счет утратил Андрей Эськов, чья карьера вскоре пошла на перекос. Кроме Эськова и Александра Попова у «Искры» в списочном составе тогда было еще двое нападающих – Алексей Иванилов и Максим Фуников. Первый из них, как и Попов, тяготеющий к игре на фланге, пообтесавшись в «Соколе-2», придя затем в команду родного города – «Искру», сезон девяносто девятого начал резво, импонируя удалью продавить на скорости оборону. Восхищали его неутомимость, мощь. Правда, неважно было с умением открыться, еще хуже – с приемом мяча и вообще с игрой в пас. Конечно, спустя год-два Иванилов расцвел, заколачивая голы прямо-таки в стиле Ван-Бастена – доставая в прыжке мяч из-за уха, пробивая через себя в «девятку» даже из-за штрафной. А Фуников оставил о себе впечатление как слишком непредсказуемый футболист, который, как ни странно, лучше себя проявлял в тяжелых погодных условиях. Когда ливень стеной, поле подтоплено, он, легкий, быстрый, не замечая скоплений воды, носился по одному ему ведомым маршрутам, а соперники, стараясь поспеть, лишь бестолково шлепали бутсами-лопастями, пока язык у них не вываливался на плечо. В целом, простор для экспериментирования в атаке отсутствовал еще и потому, что в других линиях не наблюдалось кандидатур, способных ее усилить. Насколько, допустим, Александр Жиленко прежде всего психологически неуверенно чувствовал себя вблизи своих ворот, настолько же неуютно было ему и строго на переднем рубеже.

Смаль

   Под руководством Анатолия Смаля энгельсская команда провела 57 календарных матчей

   Схему с тремя форвардами, которую в «Искре» практиковал Суровцев, Смаль наотрез отказывался применять. «Такой вариант облегчает жизнь соперникам, - говорил тренер, - в этом случае они выставят четверых защитников, закроют фланги, поставят страхующего, и нам уже по краям не пролезть – Попов будет вхолостую бегать по желобку. А против двух форвардов лишнего игрока держать не станут, в противном случае у них не хватит людей в середине поля». 

…Григорьич – идеалист, романтик – пытался под тренировочный процесс подвести некую научную основу. Тренеры в низших дивизионах обычно не обременяют себя составлением подробных конспектов, вычерчиванием графиков, отображающих микроциклы команды, как это делал Анатолий Смаль – по линеечке, разноцветными чернилами. Он «пахал», посвящая работе все наличное время, будто обстоятельство подобной самоотдачи могло быть вознаграждено по достоинству. Его предшественники и преемники в «Искре» смотрели на футбол глазами здравомыслящих людей, не усложняя его сути – мол, на этом этаже все азбучно: поле, мяч, ворота, а остальное покажет игра. А Григорьич ставил себе цель заранее спланировать матчевые действия, предугадать то, как будет выглядеть соперник, на какие сюрпризы он горазд, учесть его тактическую расстановку. Приезжая в другой город, тренер скупал всю прессу, где содержалась интересующая его информация и выуживал сведения, например, выясняя – кем из новичков доукомплектовался саранский «Биохимик» или пензенский «Зенит», на каких позициях этот футболист выступает, его возраст, рост, вес, послужной список. Так по каждой команде зоны было накоплено солидное досье. Сделав конкретные выводы, Смаль со всем жаром стремился их донести до футболистов. Григорьичу на момент его энгельсской одиссеи стукнул «полтинник» и, почти наверняка тренер признавался себе в том, что «Искра» для него – последний шанс достичь профессионального успеха по гамбургскому счету. Главное – он верил в значительность проекта, утверждая в каждом интервью, что президент клуба Петр Гамм видит «Искру» не стоящей на месте, а растущей и, быть может, в Энгельсе через энное количество лет удастся создать футбольный коллектив покруче «Заводчанина», благо есть игроки не обиженные талантом. Но когда он покинул стан «запальщиков», чему лица, не знакомые с подоплекой инцидента, несказанно удивились («Вывел команду на второе место, продемонстрировал как надо с ней работать, а его не стали удерживать или попросту выжили!»), создалось впечатление, что все как один – и высшее руководство клуба, и футболисты, перевели дух – «Наконец-то, избавил!». 

   Первый после отставки Смаля поединок со «Светотехникой» искровцы дома выиграли со смертельным счетом 5:0 – соперник был дезавуирован с той легкостью, с какой лезвие дамасского булата рассекает надвое брошенный на него сверху шелковый платок. Затем «вынесли» ульяновскую «Энергию» - 4:0, одержали в сложнейшей борьбе канатоходческую победу над «Энергетиком» (Урень) – самым неудобным своим экзаменатором. На выезде поначалу уверенно вели партию с «Биохимиком»: ничью Саранск спас на заключительной минуте встречи, когда гости исчерпали ресурс эмоций и «физики». Эта метаморфоза повторилась в Дзержинске, где первую половину энгельситы выдали на ура; в полосатых бело-голубых майках, белоснежных трусах и гетрах они смотрелись командой слаженной, утонченной, и думалось, что смогут забить напоминавшим манекены хозяевам столько, сколько захотят. Но после перерыва «Искра» внезапно расхолодилась. Три незамысловатых навеса «Химика» на штрафную, три гола, и – ни проблеска в нашей контригре. Один из мячей дзержинец Макеев отправил в сетку, выпрыгнув с такой пружинной силой, что его голова в момент удара оказалась выше рук Авраменко, отчаянно вытянутых кверху. Со стороны – рядовой эпизод, однако в нем угадывалось тревожное знамение.

   Августовский разгром в Балакове был квалифицирован как несчастный случай, правда, впоследствии некоторые футболисты «Искры» откровенно признались в неподготовленности к матчу. Шок же от оплеухи получился настолько сильным, что команда мгновенно увяла, сумев до конца чемпионата одержать еще лишь четыре победы – над середняками и аутсайдерами, и с минимальным перевесом в счете. Резко пошатнулись дисциплинарные устои, людей нещадно стали косить травмы. Блистательно начатый чемпионат по существу формально доигрывался. Лишь в двух завершающих турах команда снова обрела симпатичное лицо. На иссеченной зигзагообразными рубцами после уборки снега поляне в Кирове, где в тот год, кстати, были повержены оба главных лидера – «Лада-ВАЗ» и павловское «Торпедо» - наши выдали каскад привычных комбинаций. Александру Попову, забившему второй гол ударом адской силы с угла штрафной поверх ладоней вратаря Ваганова, по окончании матча кировский мэр Василий Киселев вручил, как лучшему у гостей, денежный приз. Увы, тот «выстрел» Попова стал прощальным в четырехлетней эпопее этого форварда в «Искре». 

Дерби

   Дерби энгельситов и саратовского "Салюта" отличались жесткой игрой. В этом эпизоде на траве - салютовец Валентин Исаков

   Итоговое пятое место в чемпионате-1999 отметили за ужином в кафе города Кирова, как подобает – шампанским и торжественным спичем. Досада за провал во втором круге в тот миг рассеялась. Не прозвучало ни критики, ни самокритики. На другой год намеревались вновь войти в «пятерку» и даже в «тройку». Но как засвидетельствовали дальнейшие события, декларация «планов громадья» носила скорее эмоциональный характер, нежели имела под собой базу. «Математическая кривая», вознося команду близко к группе лидеров, тут же отшвыривала энгельситов обратно в середину таблицы. Что-то было ими безнадежно утеряно.

                                                                   *   *   * 

Кроме «Лады-Тольятти-ВАЗ», впереди «Искры» в том сезоне были «Торпедо» (Павлово), «Волга» (Ульяновск) и «Энергетик» (Урень). С павловчанами и уренцами очки поделили, а с «Волгой» баланс отрицательный – поражение и ничья. Единственные из этой группы, кто однажды обыграл команду Тольятти – футболисты от завода знаменитых автобусов-малолитражек. Заключительный матч автозаводцев Павлова с «Ладой» заведомо ничего не решал, но игроки из приокского города такое на домашнем поле вытворили, что осеннему небу стало жарко – 3:1. Павлово – старинный, уютный, на всхолмье, откуда великолепный вид на заречные дали, крутую излучину Оки; понтоны разводного моста приводятся в движение маленькими буксирами. История футбола в этом городе богатая: ее отсчет – с 1915 года. «Торпедо» тренера Александра Сарафанникова явилось на Нижегородчине в конце 90-х оазисом остроумного стиля игры. Располагая по меньшей мере тремя равноценными, острыми форвардами, павловчане отличались быстрым переходом из обороны в атаку – в два-три паса, и чаще через фланги, умением прессинговать на чужой половине.

Павлово

   Стадион в Павлово-на-Оке

   Броски из аута у штрафной соперника выполнял Игорь Мордвинов, кидая мяч на 30-35 метров. В 1998-м Олег Редин, замороченный этим броском и траекторией полета мяча, выпрыгнул так несвоевременно, что, задев его голову, «шарик» очутился в сетке энгельсских ворот. "Искра" же торпедовцам, пока те были в лучшем виде, не забила ни разу. Но какое рождалось зрелище, когда, находясь на подъеме, состязались между собой их и наша команды, и друг другу противостояли самые интеллигентные в «Поволжье» линии полузащиты, которую у «Искры» олицетворял Анатолий Миронов, а у «Торпедо» - Дмитрий Белозеров! В 1999-2000 г.г. три встречи с футболистами из Павлова принесли итог 0:0. Это кажется нонсенсом. Однако не счесть эпизодов, сполна характеризовавших уровень и дух соперничества: Миронов, теснимый у кромки поля Белозеровым, сумел элегантно – затылком! – прокинуть мяч на ход Тертышному; в свою очередь Шевченко столь же изящно обыграл Миронова у бровки, поймав пяткой мяч в воздухе и перебросив его себе дальше – было это 4 мая 1999 года в Энгельсе. Матч третьего тура запомнился особо: «Искра» в нем прошла боевое крещение в качестве новоявленного фаворита. А до этого у нее – шесть очков из шести возможных, победы – и дома, и в гостях: старт дерзкий, для энгельсских футболистов – беспрецедентный. Но с другой стороны, оснований завышать оценку этого успеха не возникало. Кировский «Динамо-Машиностроитель», обыгранный в открывающем поединке – 4:1, был «никаким», а «Металлург» (Выкса), только что шагнувший из третьего дивизиона во второй, хоть и давил на оборону «запальщиков» безостановочно, все же чересчур трудных задач ей не поставил. Энгельситы грамотно отразили простецкий натиск, а в контратаке Погромов забил единственный решающий гол. Команда же автозаводцев – конкурент куда как серьезный. Матч с ними выдался напряженным, коса нашла на камень, и Сарафанников – человек-душа – уходя вместе со Смалем под трибуну, дружески его обнимая, не переставая нахваливать «Искру», признал, что в Энгельсе его «Торпедо» оказалось одной лопаткой на ковре. В моральном плане эта ничья была для хозяев важнее некоторых побед. Гостей спасли феноменально сыгравший голкипер, белорус по фамилии Чистый, который отразил ногой в шпагате ближний удар Миронова, и либеро Александр Абдулхаликов – ученик Смаля по «Заводчанину» - гепардовым рывком настигший Эськова, когда тот, выходя один к воротам, готовил содрогание сетки. Этот защитник, по-свойски – «Халик» - со скромным ростом, заурядной техникой, как никто другой, благодаря смелости, резкости, позиционному чутью, умеющий держать оборону на замке, в дальнейшем выступал за саранскую «Светотехнику», в 2002 году вошедшую в первый дивизион. Членство в нем лишь пригрезиться могло павловчанам: как привлекательно команда ни выглядела, ее роль все равно оставалась вспомогательной, и в этом смысле коллектив ничем не отличался от серых аутсайдеров.

Торпедовцы

   Тренерская скамейка павловского "Торпедо". Крайний справа - Александр Сарафанников

   Он выложился по максимуму, три года подряд завоевывая второе место на пьедестале «Поволжья», во всех случаях поровну деля очки в матчах с победителями зоны. Но вот реальной конкуренции с ними в масштабе чемпионата близко не было: в 1998-м на финише «Торпедо-Виктория» обогнала автозаводцев Павлова на 17 очков, в 1999-м итоговый отрыв «Лады» от них – ближайших преследователей – составил 14, а «Светотехники» в 2000-м – 11 очков. И глубоко прав журналист Кирилл Снастин, на страницах «Спортивного Саратова» назвавший этот турнир «поволжским болотом», где после локального успеха, главным образом, вероятен откат, если не тяжелый кризис, грозящий снятием с розыгрыша.

Преграда «Лады»

   Самым могучим соперником из тех, с кем «Искре» когда-либо доводилось встречаться в календарных соревнованиях, была в 1999-м «Лада-Тольятти-ВАЗ». Годом ранее, у этой команды вычли шесть очков из-за отсутствия на ее стадионе «Торпедо» системы подогрева поля и пластиковых сидений, таким образом, отправив ее в ссылку во второй дивизион. Где, как ожидалось, «Лада», прежде чем возвратиться на свое законное место в турнирной иерархии, выглядела Гулливером среди лилипутов. 

   Александр Гармашов, культовая фигура команды, снова заняв пост ее главного тренера, вместо уехавшего в «Балтику» (Калининград) Владимира Дергача, в корне перестроил игру тольяттинцев. На смену тягучей манере действий «Лады» пришли быстрый перепас и агрессивность в атаке. Там был собран кулак из трех форвардов: многоопытного Александра Татаркина, некогда выступавшего за столичные «Спартак» и «Локомотив», универсала Дмитрия Емельянова, который продуктивно отрабатывал и в средней линии, а также молодого Алексея Верещака. Последний – миниатюрный, верткий, словно обмылок, с неожиданным хлестким ударом, в итоге с 27-ю забитыми мячами оказался первым лауреатом гонки бомбардиров «Поволжья». Показательно, что не один Верещак, но и два других упомянутых игрока тогда превзошли снайпера «Искры» Андрея Эськова по индивидуальной результативности. За первые десять туров чемпионата-99 ладовцы достигли решительного отрыва от основного пелотона, дав осечку лишь в Ульяновске, где ограничились ничьей 1:1 с «Волгой». Впечатляли их победы над «Балаково-BRT» - 4:0, «Светотехникой» - 6:0, пензенским «Зенитом» - 8:1! В том сезоне амбициозный Гармашов рассчитывал даже на голеаду с двухзначным счетом, чего, однако, не удалось осуществить.

    Гармашов 

Александр Гармашов с выражением сарказма на лице

   «Искра» после некоторых сбоев, вызванных в том числе обстоятельством гибели Владимира Масленникова, начала летнюю кампанию серией успехов. 2 июня впервые был ею повергнут в дерби на чужом поле «Салют», который, имея еще крепкий подбор кадров, вел поединок, вопреки сложившейся практике, в нагнетательном темпе и доставил энгельсской обороне немало томительных мгновений. «Искра» тогда отскочила просто чудом – мяч касался ее «ленточки», но… Гол, ставший решающим, прорезался на 18-й минуте. После вброса из аута, Дмитриев отдал пас Эськову, тот, освободившись от опекуна, продвинулся вперед, и от полудуги жестким обводящим ударом вколотил мяч в правую «шестерку». Вратарь «Салюта» в досаде от напрасного броска, возлежа на истерзанном шипами бутс пятачке, несколько секунд пребывал в неэстетичной позе - задрав кверху и раскорячив ноги-ходули. 

   Через неделю, в знойном мареве летнего Энгельса, «запальщики» под занавес противостояния волжскому «Торпедо», обеспечили-таки себе голевой перевес, причем, крупный. Необходимый результат пришел как воздаяние магнитной нацеленности на ворота (за матч хозяева произвели по «раме» 21 удар, тогда как гости всего 4), доблести, не отчаиваясь от промахов, прибавлять в игре, а еще, конечно же, как элемент везения. С 79-й по 84-ю минуты Эськов сделал «хет-трик», тем самым, установив рекорд скорострельности и вознеся «Искру» на вторую графу таблицы «Поволжья». Очередную встречу энгельситы провели в Волгограде с «Ротором-2», выставившим состав, с которым, при должном его постоянстве посильно было бы решать в зоне серьезные задачи (у хозяев на тот матч выходили Чичкин, Алдонин, Зернов и Бородин). Однако футболисты Энгельса одержали уверенную победу – 2:0.

   Итак, 21 июня в 11-м туре чемпионата пути «Искры» и «Лады» пересеклись – уже третий раз в том году. Ну а расклад накануне был таким: с 28 очками лидировал Тольятти, на 8 пунктов отставал от него Энгельс, 19 имелось у торпедовцев Павлова, далее плотным строем шли «Балаково-BRT», «Диана», «Энергетик», «Биохимик-Мордовия». Ульяновская «Волга» еще обреталась за пределами первой «десятки». Забегая вперед, отметим: ни одна из перечисленных вслед за «Искрой» команд не потерпела поражений в матчах этого и следующего тура, где перед энгельситами в случае успеха открывались если еще не врата рая, то перспективы уже завидные. Гипотетический выигрыш у «Лады» мог быть расценен как сенсация всероссийского масштаба. И антураж был подходящий. За матчем наблюдало множество VIP-персон, и облик нашего стадиона радовал глаз нарядностью – тогда впервые от подтрибунного входа к беговой дорожке протянули парусиновый «тоннель», а пространство за воротами запестрело новенькими рекламными щитами с названием фирмы Bosch. Из обители «Жигулей» на матч приехали несколько десятков «фанатов». 

   Наши соперники были далеки от шапкозакидательских настроений. Несмотря на относительную близость расстояния от Тольятти до Энгельса, руководство «Лады» предпочло раскошелиться на чартер АН-24 – из аэропорта Курумоч в Саратов. Ее футболисты готовились к игре в интенсивном режиме. Прежде, - 6 июня, - противники встречались официально – на стадии 1/64 финала Кубка России в Тольятти, где хозяева хоть и победили со счетом 3:0, однако, сочтя действия команды вальяжными, Гармашов ее оштрафовал. На «Искру» в тот момент обрушилась эпидемия гриппа, но заболевшие приняли-таки участие в матче, после которого, кстати, у капитана Дмитрия Максимова градусник «настукал» 39. Энгельситы стойко оборонялись до 61-й минуты, когда рязанский арбитр Бращин назначил в их ворота классический «домашний пенальти». Говорят – «Всякое безобразие должно иметь свое приличие». Но тогда судья откровенно поглумился над гостями, ибо невооруженным взглядом было видно - Емельянов рухнул в штрафной лишь от досады, поскольку не дотянулся до незамысловатого навеса. С находившимся в шаге от форварда «Лады» Погромовым и легкого контакта в том эпизоде не наблюдалось. А в апреле на сборах в Кисловодске «Искра» даже выиграла один тайм у ВАЗ-овцев.

   Анатолий Миронов продемонстрировал такую феерию пасов и обводок, что затем его попросту умышленно сломали. И теперь никто в "Искре" не собирался дрожать перед фаворитами, и то, как надо играть, Смаль расписал досконально. Он понимал: нельзя действовать в ключе «шарик» налево, «шарик» направо. «Лада» это делает быстрее; «Искра» пока еще не умеет мыслить на таких скоростях, пусть в плане функционалки она в принципе ничуть не хуже тольяттинцев. На руку было и то, что соперник пресытился победами, а его состав по уровню мастерства был, пожалуй, самым скромным за последние годы. Когда пресс-атташе «Лады-ВАЗ» Максима Курочкина попросили охарактеризовать, например, новобранца Алишера Гиппота, прежде выступавшего в минераловодском «Локомотиве-Тайм», собеседник ответил выразительным жестом, соединив указательный и большой пальцы – «ноль». Правда, сказал он, Гиппот иногда отдает голевые передачи, но в остальных аспектах игры преуспевает не слишком. Все же тренерский замысел хозяев не отвергал поединка на встречных курсах. Разумеется, было предпринято все возможное, дабы нейтрализовать тройку бомбардиров Тольятти: Верещака под надзор взял Гарин, Татаркина – Редин, Емельянова – Андрей Попов. И трудно судить о том, как развернулись бы события, не приключись в первом тайме ряда оплошностей, что называется - в нашенском репертуаре.

   Калешин

   Виталий Калешин (в темной форме) выступал в нескольких топ-командах чемпионата России по футболу. Здесь он в составе "Краснодара"

   Вероятно, ответственность таки легла на плечи футболистов «Искры» чересчур тяжелым грузом, а может быть, их сдавило что-то иное. Так или иначе, на стартовом отрезке энгельсская команда словно ожидала, когда же гости, наконец, откроют счет. Первый удар «колокола» раздался на 15-й минуте – правый хавбек Виталий Калешин, сын полузащитника краснодарской «Кубани» 70-80-х Игоря Калешина, как из-под земли вырос перед Авраменко и, неприкрытый, кивком головы отправил мяч в правый сектор ворот, замкнув подачу другого флангового midfield-а – «нулевого» Гиппота. Возвращать долг «запальщики» были обязаны тут же: Александр Попов «обокрал» мешковатого либеро «Лады» 35-летнего Наиля Миначева, и далее последовал выход «два в один» - Александр Попов и Эськов против защитника. Реализовать дарованный небом шанс, однако, не удалось: Попов отдал партнеру неудобный пас – прямо в ноги. Адресат передачи слишком жестко останавливал мяч, и тот рикошетом от ступни форварда прикатился к вратарю Соловьеву. А на 32-й минуте состоялся второй гол «Лады-ВАЗ». Мяч, введенный Тертышным из аута, приземлился в ногах соперника. Рванувшийся в эшелон атаки капитан и диспетчер гостей Павел Табаков пересекся с направленным ему снарядом у линии штрафной и без подготовки левой ногой с неимоверной силой вонзил его в дальний участок створа. Отчаянный бросок Авраменко в этой ситуации был только «приправой к острому блюду». В дальнейшем, кстати, высказывалось мнение: игроку "Лады" уж очень повезло – дескать, ударь он из такого положения еще хоть пятьдесят раз – все непременно ушло бы в «молоко». Впрочем, хорошо знакомые с командой из Тольятти, свидетельствовали: выступавшему за нее с 1987 года Табакову доводилось забивать и с сорока метров. 

   Налицо было грубейшее невыполнение «Искрой» тренерской установки, из-за чего противник легко получил фору. Отквитать же 0:2 у такого конкурента, да еще при благоприятном для него судействе – задача, казалось бы, невыполнимая. На «разборе полетов» Смаль по первому тайму отметил провал тактического плана игры от обороны и слабую физическую готовность ряда футболистов. Другие наблюдатели зафиксировали неуверенность наших у своих ворот на «втором этаже», отсутствие в обороне «Искры» такого фигуранта, кто при подаче углового мог бы решительно «сыграть по мячу», сделать головой мощный вынос. Обращала на себя внимание ненадежность Авраменко, выразившаяся в стремлении Николая не ловить, а отпихивать зависавшие над вратарской площадью мячи. 

   После перерыва, однако, положение перестало выглядеть беспросветным. Слабые стороны «Лады-ВАЗ», действовавшей в первой половине встречи подобно отлаженному механизму (быстрый короткий пас, согласованные маневры, строгая взаимостраховка), обнажились, как только «Искра», освеженная заменами и взвинтившая темп, стала тут и там навязывать жесткие единоборства, резче, злее выполнять перехваты мяча. Все увидели, что и хваленые тольяттинцы теряются, испытывая сложности при выходе из обороны и, не найдя оптимального решения, затевают реалистический отбой. Играй энгельситы большую часть матча так, как 25-30 минут во втором тайме, никто не посмел бы при любом исходе матча бросить камень в их огород. Ожесточившаяся борьба обернулась двумя вынесенными хозяевам предупреждениями. Но если фол Редина против Татаркина был мотивирован – форвард вырывался один на один с Авраменко, то Александру Попову следовало бы поостеречься с нарушением правил. Назначенный из-за него штрафной вышел опасным: мяч откатили влево Табакову, а тот нанес низовой удар, к счастью, отбитый нашим вратарем на корнер.

    Шанс обозначить перелом в игре у «Искры» сорвался с крючка, когда секундная стрелка еще не прошла оборота после сигнала на старт второго тайма. Миронов, все чаще смещаясь в зону правого инсайда и накручивая «португальскими» финтами своих визави, в тот раз легко «ликвидировал» Табакова у кромки. Все, что успел в этой ситуации капитан «Лады» - тупо двинуть Анатолия сзади по ногам. На выполнение штрафного поспешил Вадим Гарин. Словно лазерным лучом навел он подачу на дальнюю штангу, где быстрее всех выпрыгнувший из массовки Эськов приложился по мячу головой. Удар получился для вратаря неприятным, дав кикс от земли - Соловьеву, хоть мяч летел прямо в него, оставалось судорожным движением отбить перед собой. Дабы в этой быстротечной атаке поставить восклицательный знак, Александру Попову не хватило нескольких сантиметров – наш форвард не угадал точку отскока. Зато на 65-й минуте энгельситы разыграли комбинацию как по нотам. Андрей Попов забросил снаряд в зиявшую справа пустующую зону, куда устремился Миронов, который, правда, настиг передачу лишь у перпендикуляра лицевой и боковой линии штрафной площади. Оттуда «восьмерка» хозяев попыталась прострелить «под себя». Один из тольяттинцев, стремясь прервать этот пас, мягко опустил «добычу» прямо на ногу Алексея Распопова. А тот – не слишком дружный с техникой, вдруг разразился идеально меткой «пушкой» - в касание. Соловьев реагировал здорово, в прыжке едва не коснувшись ладонью мяча, о коем все же уместно сказать – «И трактором не вытянешь!» - от дальней стойки в сетку (чем не достойный ответ на второй гол гостей?). Словом, стало 1:2, означая лучик света в конце тоннеля. «Искра» продолжала теснить соперника. И еще семь минут спустя могла крепко зацепиться за «спасательный круг». Погромов, поборовшись на своей половине у бровки с Гиппотом, выцарапал мяч для Александра Попова. Десятый номер «Искры» иногда смотрелся на поле истым аргентинцем – невысокий поджарый брюнет, играл, приспустив гетры, мелькая щитками, будто какой Даниэль Ортега, да еще ассоциацию усиливала наша полосатая форма!… Рванулся он в наступление и «передернул» поперек поляны на только что вышедшего на замену Михаила Дмитриева. В свою очередь партнер мгновенно прокинул головой – за спину Чебураева (этот ортодоксальный блондин, в частности выступавший за «Анжи» из Махачкалы, в Тольятти носил кличку «Седой» - А.Т.) – Погромову, который, поддержав атаку, оказался вблизи ворот «Лады». Но, уже находясь в цейтноте, чувствуя за спиной дыхание защитника, энгельсский хавбек, нанеся удар в падении – неудобной левой ногой, - «подлакировал» им ближнюю штангу. Увы!… Остается только гадать, каким бы выдался результат матча, отличись в том кульминационном эпизоде «Погром». Конечно, гости, имевшие превосходство в классе, ради победы могли бы тогда навалиться всем миром на наш «редут», однако верно и то, что во втором тайме «Лада» ни разу не завершала позиционных действий ударом в створ. Впоследствии Смаль приводил такие цифры: за игру футболисты Тольятти семь раз били по воротам «Искры», причем, после перерыва дважды – со «стандартов». Энгельситы всего произвели восемь «выстрелов» – по четыре в каждом тайме. Таким образом, если у соперника процент реализации в этом поединке приблизился к отметке 50, то у «запальщиков» он составил где-то 12,5. Подобная картина иллюстрировала скорее не разницу в уровне исполнительского мастерства команд, а отражала подспудную скованность наших игроков, которую они в своем большинстве так и не превозмогли.

Статистика

   Программки "Искры" содержали подробную статистику и отчеты об играх

   Ближе к финальному свистку вместо Емельянова на поле появился 36-летний Рустем Фахрутдинов. На своем веку он защищал цвета самарских «Крылышек», в клуб Тольятти перебрался из «Носты» (Новотроицк), а завершал карьеру спортсмена в «Балаково-BRT». Личность замечательная – с жилкой бизнесмена, знаток закоулков бухгалтерии, а в футболе - по крайней мере, в зрелом возрасте – сполна освоил метод забивания «на подхвате», коим славился знаменитый динамовец Тбилиси Рамаз Шенгелия. И уже через три минуты ему довелось развязать все узелки. К слову, в его активе голы команде Энгельса во всех трех официальных встречах означенного сезона – в чемпионате и Кубке. Третий мяч ВАЗ-овцев нам отзывался предопределенностью. В конце концов, Мартышкин – рефери из Рузаевки – твердо знал метод подсвиста фавориту. Тогда у правого угла штрафной хозяев возникла толчея вокруг мяча, однако - без грубости. Арбитр же показал в сторону «Искры». Табаков пустил снаряд по пологой траектории, но с тем расчетом, чтобы никто из стоявших в «стенке» энгельситов не достал его в прыжке. Татаркин, в своей манере выскочив за спины конкурентам, на опережении Редина, боднул головой мяч в перекладину. Наблюдавшие за событиями вблизи, свидетельствовали об очередном повторении варианта в финале первенства мира 1966 года - когда «шарик» транзитом от планки на микроны заскакивает за «ленточку». К счастью для «Лады», тему «было – не было» закрыл Фахрутдинов, добивший мяч со «второго этажа». Авраменко в тот миг, отыгранный, сидел в дальнем углу. Он потом рассказывал, как еще до навеса Табакова, указав на Фахрутдинова, предостерег Андрея Попова: «Суля, держи его!». Маститый на эту реплику откликнулся снисходительным смехом, подчеркивая, что «Искра» для него – просто детский сад. Песочница.

«Бархатная революция»

    В повести «Зеленый фургон» есть такой образ: милиционер Грищенко (никакой ассоциации с бывшим вице-мэром Энгельса!), понукая лошадей, дергал вожжами и взмахивал кнутом настолько вразнобой, что каждое из этих действий как бы отменяло предыдущее, не прибавляя резвости упряжке. Смысл в том, что одни и те же упражнения спортивного тренинга могут в равной мере обернуться и благом, и злом: дело в их последовательности, паузах – словом, в нюансах, именуемых искусством профессионала. Известно: после спартаковских «квадратов» демонстрируется комбинационный футбол, а после нижегородских – ничего. Можно выдать ряд матчей на ура, не особенно готовясь к ним – на одном кураже. Но затем вступает в силу «физиология»: загнать команду – не штука, а вот планомерно вести тренировочный процесс, да еще при бедности «Искры», когда не могли даже толком подкормить игроков необходимым набором овощей и фруктов – сложно. Помнится, принимаясь с командой за учения в леске у озера Сазанка, Смаль сокрушенно говорил: «Опять этот тополиный пух, жара, июль!», но все равно упрямо, согласно схеме, муштровал братию на «убитых» площадках, выжимая всю доступную пользу. На его фундаменте «Искра» продержалась до августа. Когда же, уйдя в отставку, он спросил, чем занимались игроки между кругами, то ему стало ясно – ерундой. Бегали кроссы по тем же тропинкам, что и раньше, сохранив общую выносливость, но скорости уже не было, а после разгрома в Балакове у «Искры» вообще наступил полный «айсинг». В целом, она в 1999 году завоевала под водительством Смаля почти 60 % возможных очков, а после его отлучения – 49 %. 

   Налицо был дисбаланс между возможностями команды и уровнем организации клуба. Неизбежен вопрос: так ли значимо пятое место «Искры» в том чемпионате, если ее потенциал в принципе позволял занять третью, а то и вторую строчку? Вероятно, останься тогда Петр Гамм во главе «Запальных свечей», и многие проблемы касаемо футболистов потихоньку решились бы. В клубе, однако, существовала особая система передачи информации наверх – директору предприятия, этому выдающемуся хозяйственнику, который, не слишком разбираясь в футболе, почти никогда не присутствовал на играх, в отличие от своего заместителя Владимира Марченкова. Рядовым сотрудникам клуба категорически запрещалось беседовать с его президентом (где еще бытует подобный «волюнтаризм»?), и посему немыслимо было напрямую выносить на обсуждение элементарные вещи. Работая тогда в должности пресс-атташе «Искры», я получил строгий нагоняй за попытку «отжать» у гендиректора на нужды информационного обеспечения команды 700 рублей в месяц: кое-кто расценил сей демарш как поползновение влезть в святая святых – клубную кассу (хотя, ей Богу, такие мизерные суммы своим сотрудникам обычно «отстегивают» без малейших возражений). Дальше стало еще хуже: с уходом Гамма у завода отобрали часть налоговых льгот, из которых черпали средства на «забаву с мячом», а тех денег, на кои подшефной «Искре» законом о благотворительной деятельности предприятий позволялось рассчитывать, могло хватать лишь на покупку формы для ее детских коллективов. Заступивший к руководству “Запальными свечами» гражданин ФРГ Петер Циммерманн, правда, иногда посещал ее матчи, приходя с переводчицей – как-то уже осенью, когда лил беспрестанный дождь, футболисты на поле месили грязь, и в их адрес с директорских уст слетало не требующее толмача «schweine». Но вернемся к обстоятельствам конца июня 99-го. Есть категория тренеров, кого ничем не проймешь: «сгорели» вчистую, а мужику хоть бы хны – примостился в креслице  клубного автобуса , кулачок под голову подсунул и отключился. Вот и думай – или у человека железные нервы, или ему все «по барабану». Смаль же оставался самоедом. По собственному признанию, после игры с Тольятти несколько ночей он мучился бессонницей, анализируя матч, ворочая мозгами, обсасывая все моменты, чем вызывал недоумение домашних: «Ты что, совсем «ку-ку»? Они другим-то вон сколько забили, а вам всего три. Брось!». Однако Анатолий Григорьевич – личность цельная. И вопрос он поставил так: если в клубе предусмотрены премиальные, то должна четко функционировать и система штрафов для игроков, нарушивших матчевые установки. Это было хождением в чужой монастырь со своим уставом. В результате, и генералитет «Искры», и футболисты очутились в открытой оппозиции тренеру: первый, потому что Смаль тем самым как бы превысил полномочия наемного работника, а не сохозяина, вторые – из-за того, что тренерские придирки мешали спокойно жить. Вначале за игру с «Ладой» под репрессию попал Тертышный. Ему было поручено: «Дима, Калешина знаешь? Тупой парень – 19 лет. Так вот: на чужую половину не переходишь, но и чтобы соперник ни разу за твоей спиной не оказался». Что сталось в итоге, известно – тольяттинец вонзил мяч без помех. Тертышный оправдывался – хотел подстраховать партнера, поэтому и потерял хавбека «Лады». А Смаль уперся: «Тебе дали конкретное задание, и ты как профессиональный футболист был обязан его выполнить!» Разбор того матча вышел бурным. Но это - еще «цветочки». «Ягодки» проросли в Пензе. Туда на игру ездил наблюдатель от дирекции свечного завода. Возвратившись в Энгельс, он обронил единственную фразу: «Как можно, имея один удар в створ своих ворот, проиграть 0:1?».

Борьба

   Кувырок Павла Лекхаря ("Салют" Саратов), встреча 2000 года 

   А как вышло? «Зенит» разводил свободный; Рябых побежав помогать Андрею Попову, столкнулся с ним, оба упали, Максимов страховать уже не успевал, а брошенный Рябых Федосеев, приняв пас и подработав мяч, вколотил его с угла штрафной в самую «девятку». До этого сыр-бор происходил на половине соперников, которым «общипали» обе штанги. И Федосеев не был заметен – в свое время его, записного бомбардира Пензы, «выключал» даже не классный защитник «Искры» Ромашов. Что интересно: перекантовавшись через год на сезон в Энгельс и став на безрыбье лучшим снайпером нашей команды с девятью мячами, этот рослый и хорошо действующий вверху футболист, тем не менее, заслужил у болельщиков режущее слух применительно к форварду прозвище - «Трамвай» (антипод «электрички», видимо). Этим прозвищем «осчастливили» за прямолинейность игры и возмутительное неумение развернуться с мячом на узком участке. Юрий Васильев, наш главный тренер в 2000-м, характеризовал Александра Федосеева – «добрый нападающий». Ну а сам пензенский «Зенит», если привести экспромт спортивного комментатора Василия Уткина, прежде был для «Искры» - «маслом, намазанным на хлеб, с аппетитом съеденным»: последние результаты приучили думать о заведомо легкой усвояемости этого соперника для «желудка» энгельсской команды (на Кубке "Искра" победила дома "Зенит" 4:0). Игра виделась несложной и таковой она, по сути, оказалась. Но уже назрела дилемма: с одной стороны руководство осознавало готовность «Искры» демонстрировать приличный результат не от случая к случаю, а постоянно, однако с другой все понимали: премиальный фонд клуба – не копи царя Соломона, и серийные успехи быстро выбрали его запас. Поэтому волей-неволей приходилось команду притормаживать. Футболисты - чуткий индикатор финансового положения в клубе. Когда премии задерживаются либо не выплачиваются вовсе, на поле у каждого свербит мыслишка – «А фиг ли стану я мчать куда-то через «не могу»? Все равно денег не обломится!». Таким вот образом, во встрече, где все решает «чуть-чуть», преимущество достается тому, кто лучше подкован в плане этики или больше верит начальству. Смаль же, вися на волоске, по утверждению очевидцев, на какой-то минуте того злополучного матча воскликнул: «Да они меня внаглую сливают!». Нет, он не хотел сказать, будто игроки, с кем пройдены огни и воды, сдают матч за деньги, но и посудите сами: Александр Попов восемь раз (!) умудрился попасть в офсайд, трижды выходил один на один с вратарем «Зенита» - вхолостую! Потом, погнавшись аж от центра поля, в момент приема передачи вновь оказался во «вне игры». Тренер возопил: «Какого рожна тебе еще надо?!» И форвард вгорячах ответил – «какого» именно: отборно, с перекатами. Разумеется, в «Заводчанине» подобного с Анатолием Григорьевичем не стряслось бы: там игроки в похожей ситуации упали бы за "главного", что называется, мордой в грязь, а тут…

   Далее – в кабинете директора "Запальных свечей" прозвучал диалог почти как у Кнута Гамсуна, - «И между ними происходит следующий разговор…» Смаль: «Двоих надо срочно убрать из команды, или хотя бы одного». Гамм: «Кого?». Смаль: «Попова». Гамм: «Допустим, уберу, но дашь ли гарантию, что до конца сезона команда больше не проиграет?» Эх, Петр Петрович, да кто может гарантировать что-то в этом зыбком мире, где, говоря словами классика – «и свет – иллюзия, и звук – иллюзия»? А Костыряченко разрубил гордиев узел: «Без Попова мы не обойдемся!». «Нам теперь все равно не быть с ним в одной команде. Значит, уйти должен я», - произнес тренер напоследок. Он больше никогда не появлялся на энгельсском стадионе «Торпедо». Долго сидеть без работы ему не пришлось.

Саратов, июнь-июль 2001 года

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Футбол, которого не вернуть
+13
Популярные комментарии
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+