Реклама 18+

«До Солженицына надо дорасти». Поговорили с Семеном Антоновым о его интересе к книгам

Форвард ЦСКА и сборной России Семен Антонов — новый гость видеоподкаста «Перехват». Мы обсудили:

• как играть в баскетбол, когда зал находится за городом, туда почти не ходит транспорт, а на улице -40;

• чем обратить на себя внимание тренера сборной, когда ты играешь в «Тамбове» (спойлер: ничем);

• что читает Семен и что может порекомендовать;

• почему он так любит книги и есть ли у него какая-то система чтения (и не одна!)

Полная версия в качестве видеоподкаста доступна на YouTube.

Вы очень поможете продвижению видео, если напишете что-то в комментариях на YouTube, лайкнете или подпишетесь на канал. Если вам удобнее читать, а не смотреть, то вот полная расшифровка разговора.

«В ГОРОДЕ НЕ БЫЛО НЕ ТО ЧТО ХОРОШИХ БАСКЕТБОЛЬНЫХ ЗАЛОВ, А В ПРИНЦИПЕ ЗАЛОВ, ГДЕ МОЖНО БЫЛО ЗАНИМАТЬСЯ БАСКЕТБОЛОМ»

— Семен, когда ты в последний раз был дома в Нижневартовске?

— Мне кажется, я был в 2017 году на пятилетие своего турнира, который мы начали проводить с 2013 года для детей на призы Семена Антонова. Я был на самом первом турнире и потом смог прилететь только в 2017 на юбилейный пятый.

Сейчас сразу объясню почему не получается приезжать каждый год. Просто турнир заложен в городскую смету, в календарь, что эти соревнования проходят в начале сентября, чтобы ребята смогли поиграть перед сезоном. Потому что потом начинается у них «КЭС Баскет», различные зональные первенства России, прочие соревнования. У них тоже достаточно плотный график, и куда-то втиснуть этот турнир, чтобы ребята приехали в Нижневартовск, не очень удобно. И мы с моим тренером приняли такое решение, что нужно именно в начале сентября проводить, в начале учебного года — для ребят это игровая практика, и для тренеров, чтобы они смогли посмотреть какие-то нюансы, обкатать новую свою программу, если можно так сказать.

Если первые два года мы проводили чисто на местном уровне – то есть были мальчики и девочки из Нижневартовска, Нижневартовского района, ближайшие города, то сейчас мы чуть-чуть расширили по зоне Урала: приезжают из Екатеринбурга, Нижнего Тагила, еще откуда-то. За то, какие будут составы, какие команды, какой возраст, отвечает мой первый тренер, который все это курирует. 

Хотелось бы прилетать чаще, знакомиться с ребятами и просто смотреть игры, проводить время, может быть, какой-то мастер-класс. Но график очень плотный, потому что обычно начало сентября — это или предсезонка с клубом, или какие-то соревнования с национальной сборной. Например, осенью 2019 года был чемпионат мира. Мы вернулись с чемпионата мира, нам в ЦСКА дали буквально три дня, чтобы мы смогли прийти в себя после того путешествия в Китай. Конечно, там не было возможности полететь в Нижневартовск, и я уже поехал в расположение клуба. Вот в 2017 был чуть больше перерыв, и так совпало по датам, что я успевал. Буквально я пробыл дома сутки – прилетел рано утром, побыл на открытии турнира, пообщался с ребятами и вечером быстро пробежался по всем родственникам и знакомым, а на следующий день рано утром я уже улетел обратно в Москву.

— Это большое дело, что у тебя есть свой турнир, возможно, в нем играют будущие Семены Антоновы. Расскажи, как ты сам занимался баскетболом? Я посмотрел погоду в Нижневартовске, там сейчас -25, средняя температура в феврале -20. Там в апреле иногда минус в среднем выходит. Как заниматься баскетболом в вечной мерзлоте? Что это такое? Как ты это делал?

— Был какой-то сюжет от Евролиги, когда я играл еще за «Нижний Новгород». Они делали специально ролик про Нижневартовск, и я там подробно рассказывал. Кто захочет, может посмотреть, чтобы все это не пересказывать. Действительно, очень холодно! На тот момент в черте города не было каких-то не то что хороших баскетбольных залов, а в принципе залов, где можно было заниматься баскетболом. Ну помимо школьных залов, которые в обычной школе. Там постоянно шли уроки, и было неудобно проводить полноценные тренировки.

У нас была школа — сейчас она школа олимпийского резерва, а на тот момент это был детский юношеский клуб физической подготовки, — она находилась чуть-чуть за чертой города, добраться туда можно было только общественным транспортом, автобусом. На тот момент, опять же, автобусов было не так много, и приходилось достаточно много времени ждать, чтобы добраться туда. Этот район назывался УТТ4, это была промзона. Как-то пару лет у нас был автобус, который нас возил, после школьных занятий мы сразу ехали в зал и занимались, но это было недолго может быть, буквально год-два. Потом почему-то автобус у нас забрали. Не знаю, может быть, отдали на какие-то другие нужды. Мы были вынуждены добираться общественным транспортом, потому что маршруткой было чуть-чуть накладно — мы школьники, у нас школьные проездные, приходилось ждать рейсовые автобусы. Иногда после тренировки порядка 30 минут мы могли ожидать. Тренер, кого мог, забирал сразу на своем автомобиле, 4-5 человек мы набивались, а остальные добирались на обычном автобусе. Тренер старался чередовать — сегодня одну группу ребят захватил, на следующий день другую. Когда была возможность у кого-то из родителей ребят забрать нас после тренировки, это, конечно, облегчало жизнь существенно.

Сейчас ребятам намного легче — черте города уже появились два-три хороших зала, где они сейчас занимаются, где мы проводим свой турнир. Я надеюсь, что у них сейчас больше возможностей — в плане доступности зала и различные соревнования, «КЭС Баскет», они очень много играют сначала на городском уровне, потом на окружном, потом на региональном, потом приезжают на финал в Москву. Я думаю, что у них больше игровой практики, чем было у нас в свое время. Сейчас, опять же, так развит интернет, что и тренеры, и сами ребята могут найти всю подробную информацию в интернете, какие упражнения, как делать, посмотреть видео. Мой первый тренер тогда начинал по каким-то видеокасcетам, журналам «Планета Баскетбол», которые тогда выходили в Москве… То есть, выпуск «Планеты Баскетбол» за сентябрь в Нижневартовске мы смотрели в январе-феврале. Так что, я считаю, что у нынешнего поколения больше возможностей.

Но также у них больше и отвлекающих факторов. Тот же интернет, те же гаджеты— Instagram, соцсети, Facebook. Не знаю, где они сейчас больше проводят времени.

— В Сlubhouse!

— Да, это что-то новое, я еще не понял, что это такое. Но и вообще сейчас больше мест, куда можно сходить, много различных торговых центров, где молодежь собирается, проводит время. Когда я занимался, таких возможностей не было. То есть школа, а потом ты либо сидишь дома, либо тренируешься. Мне повезло, у меня был хороший тренер — он меня привлек, заинтересовал и я старался ходить.

Надеюсь, что из моего региона когда-нибудь тоже появится кто-то из ребят. Сейчас есть мальчик Егор Ванин из Сургута, очень перспективный. У меня была фотография с ним в Instagram, я с ним лично познакомился. Подает большие надежды. Мы с ним встретились, пообщались, когда он был в Москве на сборах. Надеюсь, что у него все получится. Я ему при встрече все рассказал, пожелал удачи, чтобы он не останавливался на достигнутом, не довольствовался наградой лучшего центрового первенства России. Это, конечно, очень здорово, но если он хочет большего, а он хочет большего, нужно работать без остановки.

— Я поэтому и спросил про Нижневартовск, потому что я примерно представляю, как это было тогда, когда ты занимался. Ты сказал, что ты уже говорил о погоде в сюжете Евролиги, и насколько я помню, там двое перчаток было. Ты рассказывал, чтобы руки не замерзали и чтобы потом ты их вообще чувствовал, двое перчаток приходилось надевать.

— По-моему, не двое перчаток, кажется, я рассказывал про двое подштанников. Может, и про двое перчаток. Потому что действительно очень холодно. Когда стоишь ждешь автобус на остановке, это минимум 20 минут, доходило и до 40, как тебе повезет. Когда ты из города уезжаешь на базу на УТТ4, то у тебя больше шансов уехать, ты можешь забежать в магазинчик на остановке и просто там погреться, пока ждешь автобус. А вот на обратном пути это было настоящее испытание. Плюс, ты после тренировки, ты распаренный. Душевых и таких вещей в те времена не было. Ну то есть по проекту они были, но были заколочены. Не то чтобы все часто болели, но простыть можно было легко. В целом, все справились, добирались до дома, никто не отморозился. Это самое главное.

«БЛАТТ ПОПРОСИЛ, ЧТОБЫ ЕМУ ПРИВЕЗЛИ ОДНОГО МОЛОДОГО ИЗ СУПЕРЛИГИ И КОГО-ТО ИЗ ДУБЛИРУЮЩИХ СОСТАВОВ»

— В 2008 году ты уехал в «Автодор». Расскажи немного про этот этап своей карьеры. Как это было? Лучше ли были условия, чем были у тебя в Нижневартовске?  

— На самом деле, если копать глубже, то я после 10 класса я переехал из Нижневартовска в Москву и тренировался с «Динамо». Тогда я подписал свой первый контракт, тренировался со второй командой. Тренерами у нас были Сидякин Александр Иванович и Скорочкин Сергей Михайлович, это они меня и пригласили. Сергей Михайлович увидел меня где-то на финальном этапе первенства России в Зеленограде и пригласил, так я переехал. Школу я заканчивал уже в Москве и спустя год переехал в Саратов — вслед за вышеперечисленными тренерами. Они меня пригласили, и я переехал в «Автодор».

Все начинают отсчитывать время, которое я провел в Саратове, с момента сезона-2008/09 сезон, потому что с того момента у меня стоит первая запись в трудовой книжке. Но, на самом деле, к этому моменту я провел уже 2 года в Саратове, играл по Высшей лиге Б, тогда был такой турнир, дивизион, по-моему, Центр. Со мной в первый год в команде был Артем Забелин, Андрей Матеюнас. Потом на следующий год Артем перешел в ЦСКА уже, Андрей, по-моему, куда-то тоже на повышение в Суперлигу пошел. А я остался получать игровое время, тренироваться в Саратове. Играл в Высшей лиге Б и помимо этого принимал участие в различных ДЮБЛах, в первенстве России. Плюс, каждое лето, начиная с 18 лет я в молодежных, юношеских сборных. То есть до 18, 19, 20 лет и потом уже основная. И уже потом, в то сезоне, который ты назвал, мы выиграли Суперлигу.

— Условия были хорошие?

— Мы буквально сегодня после тренировки разговаривали с Антоном Квитковских, который в сборную из Саратова приехал. Я ему рассказал какие-то истории, он рассказал. В принципе, в Саратове все абсолютно так же. На тот момент там для меня были идеальные условия. Ты живешь в общежитии, у тебя трехразовое питание, ты всегда сытый, двухразовые тренировки. В принципе, помогали с учебой в институте. Собственно говоря, я закончил Саратовский социально-государственный университет, получил там степень магистра, по направлению «Туризм и гостиничный бизнес в России». Так что Саратов для меня не последний город, у меня там много друзей, и когда мы приезжаем на игры с «Автодором», я всегда встречаюсь со своими друзьями, иы обмениваемся какими-то воспоминаниями.

Так что те, кто думает, что я из Нижнего Новгорода, — нет, сначала 3 года Саратова, потом у меня была аренда в Тамбов, да и мой первый год в Нижнем тоже был арендой. Потом меня уже выкупили.

Считаю, что на тот момент [в Саратове] это были идеальные условия для развития, для тренировочного процесса. Я мог играть по Высшей лиге Б с мужиками, а мне было 17 лет. И я одним из самых старших был на тот момент в коллективе! После того, как ушли Артем Забелин и Андрей Матеюнас на повышение, мы всем проигрывали, но набивали шишки, проходили через этот опыт. И потом, когда мы играли матчи ДЮБЛ, у нас был какой-то, может, психологический опыт, преимущество над своими сверстниками.

— После этого сезон-2009/10 провел в «Тамбове» и оттуда попал в сборную России. У тебя есть ответ на вопрос, как Дэвид Блатт разыскал тебя? Это же, наверное, не самая простая задача. Обычно тренер сборной смотрит более-менее по верхам. Как он нашел тебя в Тамбове?

— Там, по-моему, был такой экспериментальный сбор в 2010 году перед чемпионатом мира, когда ребята поехали в Турцию. Дэвид Блатт попросил, чтобы ему привезли одного молодого из Суперлиги и кого-то из дублирующих составов. На тот момент из дублирующих составов Максим Григорьев был на сборах. Олег Фокин, который тогда работал в федерации, а сейчас работает директором спортшколы ЦСКА, нас пригласил, помог нам, дал рекомендацию. Олег был у нас менеджером, начальником команды на последнем молодежном чемпионате Европы, который проходил на Родосе в 2009 году. Вот он и порекомендовал.

Мы с Максом приехали, и видите, как наши баскетбольные пути с ним пересекаются с тех пор, уже больше 10 лет прошло. Так что Дэвид просто попросил, чтобы ему привели [ребят]. Я был очень, конечно, рад и, если честно, шокирован. Тем более, сезон в Тамбове тогда уже закончился — мы закончили в апреле, а сбор был в середине мая. И я начал готовиться, чтобы постараться произвести хорошее впечатление на тренерский штаб. И на следующий год я перешел дальше на повышение.

— Получается, Дэвид Блатт взял вас с Максом вслепую?

— Я думаю, он не знал, кто, что и как. Просто у него была такая цель. Сейчас же РФБ проводят расширенные лагеря перед сбором, и я думаю, что это был такой пробник расширенного сбора. Потому что были ребята, которые играли в ПБЛ и в Лиге ВТБ, но он хотел посмотреть именно на ближайший резерв и попросил одного из Суперлиги и одного из дублирующих составов. Макс тогда играл за «Локомотив-Кубань» и был одним из лучших. Вот нас и порекомендовали.

— Какие у тебя были чувства, когда ты впервые оказался в сборной? Тебе, получается, тогда был 21 год. Когда ты молод и во многом случайно оказываешься в сборной, у тебя не возникает синдром самозванца?

— Нет, я тогда не думал об этом. Меня пригласили, я приехал, старался себя показать. Понятно, что я практически никого не знал, потому что все ребята, кто был в расширенном списке, они уже были в командах первого дивизиона. Конечно, про меня никто ничего не знал. Дима Хвостов, с которым мы пересекались уже на тот момент по молодежным турнирам, Паша Громыко. Не помню, ребята какие там были. А так в основном меня никто не знал. В каких-то моментах мне было некомфортно, не по себе, потому что приехал в новый коллектив. Но все помогали, никто не смотрел, типа, кто ты такой, откуда ты приехал. Подсказывали, помогали. В принципе, сбор был такой, чтобы посмотреть. Было много индивидуальной работы, какие-то игровые тренировки. Потом уже спустя неделю, по-моему, приехали основные ребята. И меня попросили… Сказали: «Мы тебе позвоним».

— Позвонят, как Антону Понкрашову?

— Я не знаю, как там Антону звонили. Но для меня это был такой бесценный опыт. С ребятами, которых я только смотрел по телевизору, оказался рядом и принимал участие в тренировочном процессе.

«РАССКАЗАЛ РОДИТЕЛЯМ О ПРЕДЛОЖЕНИИ ЦСКА ЗА ДЕНЬ ДО ПОДПИСАНИЯ КОНТРАКТА»

— После того сезона с «Тамбовом» ты оказался в «Нижнем». Я правильно понимаю у тебя вся семья теперь живет в Нижнем? Ты провел там 6 лет и за это время вся твоя семья переехала в Нижний?

— Моя семья переехала в Нижний Новгород в тот момент, когда я перешел в ЦСКА, летом. Мы планировали переезд моей семьи, ждали, пока папа выйдет на пенсию, мама уже была на пенсии. Они уже отправили все вещи оттуда грузоперевозками, мы должны были встретить их в Москве. Это 2016 год, мы ожидали второго ребенка. Мы думали, что будем жить в Нижнем Новгороде, а родители будут помогать. У меня был еще один год по контракту с Нижним.

Буквально за четыре дня до переезда мне позвонили из ЦСКА. Мы пообщались с тренером Итудисом и начали готовить этот переход. Я не говорил родителям, чтобы не спугнуть их переезд, потому что мы так долго к этому шли. В итоге за день до подписания контракта я во всем признался родителям и старшему брату. Но они уже не стали «включать заднюю». Первый год им, конечно, было безумно тяжело, потому что после 45 лет мои родители, которые прожили на севере, переехали в абсолютно чужой незнакомый город, где у них нет ни знакомых, ни приятелей, ни друзей, никого, кроме моих ребят, с которыми я дружил, кто был у меня на свадьбе, кому я доверял. Было очень сложно, но сейчас они уже адаптировались, и я очень рад, что всё у нас получилось.

— А что они сказали, когда ты признался, что у тебя контракт с ЦСКА?

— Они были очень рады. Они меня поздравили, сказали, что я заслужил этот переход, это повышение. Они признали, что им будет, конечно, тяжело без нас там, но все равно 400 км это не 3 тысячи км разница с Москвой: есть и «сапсаны», и «стрижи», и автомобили. За 6-6,5 часа они уже здесь. Просто нужно было время, чтобы они адаптировались к новому месту, к новым условиям, к новому климату, в первую очередь. Но сейчас все здорово.

— За те шесть лет, что ты играл в «Нижнем», ты выиграл Универсиаду, стал лидером клуба, капитаном клуба, стал регулярным членом сборной России. У тебя были возможности перейти куда-то из «НН» раньше? Не в 2016 году, а пораньше?

— Я точно не помню, может, и были какие-то разговоры. Но на тот момент я четко понимал, что мне нужно развиваться именно в этой системе, не бежать куда-то за выгодным контрактом. Поэтому год за годом я постепенно шел, шел, шел. Сначала 4 года с Зораном Лукичем, потом он ушел, мы вышли в Евролигу. Я считаю, что всему пришло свое время.

Потом ЦСКА вышел на меня, мы согласовали этот переход, все получилось вовремя. Есть примеры некоторых ребят, которые проводят хороший сезон в команде-участнице плей-офф, через год переходят в более серьезный клуб, где нужно решить задачу. Что-то не получается, психологически не готовы, возвращаются обратно в тот клуб, где провели до этого хороший сезон. И таких уже было несколько примеров. Я считаю, что у меня было все шаг за шагом, постепенно. Я никуда не торопился. Было свое видение ситуации, и, как говорится, что ни делается, все к лучшему.

— Мне кажется, история показывает, что ты правильно поступил. Получаешь время и отрабатываешь его.

— Я считаю, что так и должно быть. Ты должен сначала развиваться, развиваться и развиваться, а потом уже переходить в какую-то большую команду и быть готовым к тому, что тебе отведут какую-то определенную роль, которую ты должен выполнять. И об этом во время первой встречи, при нашем знакомстве с Дмитрисом Итудисом, мы разговаривали. Он рассказывал, как конкретно он меня видит, какие задачи, что он хочет от меня. И понятно, что ты должен быть морально готовым, а не так, что «я там играл, и приду здесь, дайте мне мяч, я вам всем покажу». Конечно, любому хорошему игроку хочется больше, но есть 12 игроков, 40 минут и, конечно, кто-то будет играть меньше, кто-то больше. Я считаю, что в команды очень высокого уровня, где решаются [высочайшие] задачи, нужно приходить готовым к любой роли и стрессоустойчивым. Чтобы потом не было сюрпризов. Тем более, когда тренер с тобой это все обговаривал перед тем, как подписать тебя. Ты взвешивал, ты мог сказать «я не согласен на эту роль», «давайте подождем» или «нет, спасибо». Это личное дело каждого, у каждого своя голова на плечах.

— Как изменился тренер Итудис за те пять лет, что ты его знаешь? Мы тут снаружи что-то видим, что-то нет, а как это выглядит изнутри?

— Да я бы не сказал, на самом деле, что тренер как-то изменился. У него есть свои принципы по жизни, свои правила. Правила на площадке, вне площадки. Он всегда мотивирован, всегда голоден до побед, и он своим этим огнем не дает нам где-то потерять мотивацию. В этом плане он остался такой же, как и когда мы с ним познакомились, почти пять лет назад, летом 2016, когда я приехал на первую встречу в УСК ЦСКА.

«ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ИЗ ДРУГОЙ СТРАНЫ, ИЗ ДРУГОЙ КУЛЬТУРЫ, С ДРУГИМ МИРОВОЗЗРЕНИЕМ СПЕЦИАЛЬНО ВЫУЧИЛ НАШ ЯЗЫК, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ НАШИХ АВТОРОВ, НАШИХ ПИСАТЕЛЕЙ, ПОЭТОВ, ТО ПОЧЕМУ Я НЕ ПОЛЬЗУЮСЬ ЭТОЙ ВОЗМОЖНОСТЬЮ, КОТОРАЯ У МЕНЯ ЕСТЬ?»

— Я хотел большую часть нашего разговора посвятить книгам. ЦСКА постоянно постит фотографии из самолета, где ты читаешь, и это постоянно разные книги. Если, конечно, это не просто постановочные фото, где ты с разными книгами сидишь… Расскажи, что ты читаешь прямо сейчас?

— Прямо сейчас я читаю «Герой нашего времени» Лермонтова. В школе я не особо уделял внимание программе. Не сказать, что я начал прямо перечитывать школьную классику, которую нужно было читать по школьной программе, но я просто нашел для себя такое издание, которое находится в Санкт-Петербурге, называется оно «Малая классика речи». Сейчас прорекламирую, может, они мне потом что-то подарят, какую-то подписку… «Малая классика речи», там есть иллюстрации автора и по ходу книги есть иллюстрации. Специальная красивая закладка, чтобы не использовать посадочные билеты или еще что-то. Каждая книга начинается с предисловия какого-то известного критика, рассказывается, как писалась эта книга, о жизни автора и прочее, в какой этап жизни писателя эта книга была написана. В самом конце есть такие небольшие сноски, где переводятся какие-то слова, что они означают. Это было очень удобно, когда я читал «Тихий Дон», потому что там много донского, кубанского жаргона, который ты не понимаешь, а посмотришь, что это означает — и очень интересно.

Я сразу взял с запасом порядка 18 книг этого издательства. Там в основном, конечно, школьная классика. Но я стараюсь чередовать классику с какими-то новинками, которые выходят на рынке.

— А к чьим советам по выбору книг прислушиваешься? 

— Прислушиваюсь к совету президента ЦСКА, читаю то, что Андрей Владимирович может порекомендовать. Я тоже могу иногда ему рассказать, что понравилось, что не понравилось, дать какую-то рекомендацию. Последнее, что я ему рекомендовал, это «Дом правительства» Юрия Слезкина. Но это было еще во время первой волны, первой самоизоляции. Это достаточно большая книга про знаменитый дом на набережной, достаточно тяжелая, но интересная. Конечно, эти книги надо читать подряд, без остановки, чтобы полностью получить удовольствие и погрузиться. А он мне в свое время порекомендовал —и даже подарил мне книгу — Павла Палажченко, «Профессия и время. Записки переводчика-дипломата». Он был и у Познера с презентацией этой книги. Очень интересная. Понятно, эта книга написана со стороны человека, который много времени провел с Горбачевым, и где-то больше он рассказывает в положительном ключе обо всех этих событиях, об этапе его правления, президентства. Но я, в целом, изменил свое отношение… Как говорят обычно – Горбачев все разрушил. А кто захочет прочитать эту книгу, я думаю, он тоже изменит свое мнение в лучшую сторону.

Также прислушиваюсь к мнению своего агента, который тоже мне иногда советует хорошие книги. Один человек посоветовал, второй, третий. Потом вышла какая-то новинка. Покупаешь их, покупаешь. Конечно, выездов много, но я стараюсь читать в основном в самолете. Потому что дома, во-первых, нет возможности, во-вторых, дома, в основном, читаем детские книги детям перед сном. Я пришел к такому мнению для себя, что пока ты сел в самолет, пока все прошли, пока самолет закрылся, пока его обработали, особенно зимой. Взлетаешь: тут iPad нельзя включать, здесь уберите столик, еще что-то. А ты книгу открыл, читаешь, и тебя не дергают.

С тех пор у меня так пошло-пошло. Сейчас в ЦСКА много выездов, достаточно длительные перелеты, а с книгой время коротаешь. Конечно, если читаешь и чувствуешь, что начинаешь засыпать, то лучше подремать, чтобы не упустить смысл книги, суть. Но даже если заснул, то на две страницы потом просто назад отматываешь.

Я стараюсь, если дочитал книгу на выезде, по пути обратно уже не читать — смотрю что-то на iPad, фильм или сериал. Я руководствуюсь расписанием: сейчас вторник, игра на выезде, потом следующая гостевая через 10 дней. Тогда не начинаю новую книгу. Чтобы не так, что ты ее начал, отложил, потом через 10 дней опять начинаешь читать. Я как-то не любитель… Да, если через два дня новый выезд, тогда можно начать какую-то новую книгу.

Но и все равно нужно время, чтобы где-то переварить, осмыслить все, что было в книге.

— Ого, целое расписание по чтению книг. Ты рассказал, что в школе не очень увлекался чтением. Получается, из школьной программы ты не особо много знал до того, как начал читать?

— Если честно, школьную программу вообще не помню. Или я так [плохо] читал, или я читал краткий пересказ, чтобы рассказать учителю литературы, прочитал Антонов задание или нет. То, что задавали на лето, я точно не читал, потому что в Нижневартовске лето было очень короткое и нужно было получить витамин D. Плюс, мы уезжали на сборы на три недели. Нас тренер вывозил, и там я точно не проводил время за чтением книг.

Не знаю, жалею ли я об этом. Потому что, как я уже сказал, все идет шаг за шагом. Понятно, учиться нужно, читать нужно и предметы знать нужно, но на тот момент у меня как-то не получалось. Понятно, помню «У лукоморья дуб зеленый», да и все. Потому что ЕГЭ по литературе я не сдавал, было не нужно.

А сейчас, в целом, делаю это для себя. Когда мы были на чемпионате мира в Китае, с нами был парень, местный волонтер. Он говорил по-русски, помогал нам и был переводчиком в нашей делегации. И мы спросили у него, как он выучил русский. Может быть, родители, может кто-то из родственников в свое время был... И он сказал, что специально выучил русский, чтобы читать классических русских писателей в оригинале. Если человек из другой страны, из другой культуры, с другим мировоззрением специально выучил наш язык, чтобы читать наших авторов, наших писателей, поэтов, то почему я не пользуюсь этой возможностью, которая у меня есть? И я тоже начал изучать.

Вот сейчас я начал Лермонтова, до этого у меня был Бунин, «Жизнь Арсеньева», «Тихий Дон», «Доктор Живаго» Пастернака. Я решил прочитать наших писателей, которые получили Нобелевскую премию. Потому что, когда человеку дают Нобелевскую премию, значит, что-то он понимает в литературе и, наверное, хорошую книгу написал. Поэтому стоит ее прочитать. Понятно, что там еще есть Солженыцин и Бродский. Но до Бродского и до Солженицына – особенно до Солженицына – нужно как-то дорасти в духовном, в моральном плане, чтобы начать читать. Я смотрел некоторые экранизации по его книгам, но пока до чтения я не готов.

«ЛЮБЛЮ ОЩУЩАТЬ СТРАНИЧКИ»

— Ты сказал, что недавно заказал 18 книг. Есть детские книги. Без этих 18, очевидно, было очень много книг. Где ты их хранишь? Ты их перепродаешь или завел специальный гараж?

— Нет, никакого гаража нет. Просто они хранятся в гардеробе. Я их складываю, складываю, и понятно, что это невыгодно с материальной точки зрения. Книги в бумажном переплете выходят дороже, чем в электронном виде, и еще занимают место. Электронную книгу ты прослушал, удалил, захотел — еще раз скачал, послушал. Но я почему-то люблю ощущать странички. И если потом будет много книг, надо будет что-то придумывать, куда-то их отдавать. Но эта серия из школьной классики потом детям в школе понадобится, например.

— Когда ты перечислял книги, которые читаешь, ты упомянул только российских авторов. Зарубежных не читаешь?

— Из зарубежных мне очень понравилась «Девушка с татуировкой дракона» Стига Ларссона. Это когда я еще только начинал читать. Мне очень понравилось. И я читал потом про автора, что он планировал вообще до 10 книг про эту героиню, но, к сожалению, он умер и все закончилось трилогией. Потом кто-то дописал четвертую книгу по его черновикам сохранившимся, я прочитал, но мне совсем не зашло, не понравилось.

А так в основном стараюсь читать наших. Из русских авторов мне нравятся Борис Акунин, Алексей Иванов. И у меня много чего лежит в очереди. А, Айн Рэнд, «Атлант расправил плечи» читал. Тоже очень понравилось.

— У Айн Рэнд российские корни, поэтому она не считается.

— Да-да, я знаю. У нее еще есть «Источник», еще какие-то книги, но они, в принципе, похожи на утопии какие-то. Я прочитал «Атланта», мне «Атлант» очень понравился. Всем, когда где-то когда-то становится тяжело, рекомендую прочитать «Атланта», чтобы не отчаиваться.

Еще стараюсь спортивные биографии читать, потому что интересно. Именно биографии спортсменов, которые уже завершили карьеру и находят потом себя где-то вне спорта. Я видел биографии спортсменов, когда он еще действующий спортсмен, а уже написал автобиографию. Мне это как-то не очень интересно. Больше люблю посмотреть, как человек после спорта себя находил, чем занимался, бизнес, в споре или не в спорте. Какие эмоции он испытывал. В этом плане очень понравился Андре Агасси, «Откровенно», и Алекс Фергюсон, «Автобиография». Очень легко, интересно написано, классно зашла. И Зинедин Зидан, его биография, очень классно, легко и с пользой.

— Когда-нибудь напишешь свою автобиографию?

— Я думаю, что нет. Потому что считаю, что этому нужно учиться целенаправленно. Можно взять обученных людей, и ты будешь им наговаривать. Не так, что «давай я тебе дам интервью на пять часов, расскажу свою жизнь, а ты потом красиво что-то напишешь, я одобрю, если понравится, и мы это запустим в печать». Нет, таких мыслей нет. Потому что всему нужно учиться, учиться этому ремеслу, как это все делать. Или очень тщательно подходить, осмысленно, выбирать людей, которые смогут тебе это написать. Которые направят, все отредактируют. Так что нет, даже таких мыслей нет. Лучше читать.

«У МЕНЯ ВООБРАЖЕНИЕ НА АУДИОКНИГИ НЕ РАБОТАЕТ. Я ЛЮБЛЮ ПОДОБРАТЬ ГОЛОС, ИНТОНАЦИЮ ДЛЯ КАЖДОГО ГЕРОЯ, КАК ОН ВЫГЛЯДИТ. ПРЕДСТАВИТЬ ЕГО В СВОЕЙ ГОЛОВЕ, ВООБРАЖЕНИЕ ПОДКЛЮЧИТЬ»

— Ты уже сказал, что даешь советы некоторым, какие книги прочитать. А из чего ты исходишь? Подошел Андрей Ватутин, спросил у тебя, что почитать. Что ты ему посоветуешь? Просто первое из понравившегося, что вспомнилось, или ты конкретно под человека выбираешь, какую книгу ему было бы интересно прочитать?

— Например, с Андреем Владимировичем мы часто разговариваем про книги. Он знает мой вкус, я знаю его вкус. У нас точечные рекомендации, что, где изучить, на какую книгу обратить внимание. А так не сказать, что я кому-то что-то часто советую. Если кто-то спросит, то я, конечно, посоветую. Смотря какая там биография. Но я думаю для начала лучше начинать со спортивных книг, чтобы, во-первых, тебе легче было понять, о чем книга. Потому что ты тоже проходишь этот путь, который проходил этот человек.

Это, на самом деле, на любителя. Вчера обсуждали, что кто-то любит читать и ощущать книги — я, например, — кто-то предпочитает аудиокниги. У меня аудио как-то не получается, не заходит. Понятно, что с помощью аудиокниги можно намного больше изучить. То есть ты едешь где-то по трассе, скажем, ты поехал в Питер на машине. Включил на 7-8 часов аудиокнигу и прослушал, пока доехал. Но я так не могу. У меня воображение не работает, видимо, на звук. Я люблю почитать, подобрать голос, интонацию для каждого героя, как он выглядит. Представить его в своей голове, воображение подключить.

Но это сугубо личное, кому что больше нравится. Кто-то iPhone, кто-то Android, постоянная борьба. Кто-то съедает пиццу, кто-то оставляет краешек. Все мы люди разные. Мне нравится так — я делаю так, кому-то нравится по-другому — я не буду осуждать и показывать пальцем, мол, «а, легкий способ выбрал».

— А ты перечитываешь любимые книги? Те, которые тебе когда-то понравились, но в памяти запылились и нужно перечитать, ощутить те эмоции, которые ощущал при первом прочтении?

— Нет, пока такого нет. Потому что сейчас стараюсь как можно больше охватить, изучить. У меня есть единственная книга, «Заводной апельсин», которую я бы не захотел перечитывать. Потому что она очень тяжелая была. Так что ее я точно не буду перечитывать. А так пока ничего, пока я все складываю и может когда-то перечитаю. Кстати, вспомнил еще из иностранных Дэн Браун, я его всего прочитал. Тоже очень интересно было. Вот еще один зарубежный автор.

— У тебя есть какая-то статистика? Люди, которые любят книги, часто ведут какую-то статистику на Bookmate или еще где-то. Они записывают: «Я это прочитал, отсюда вот это запомнил, цитату такую выписал». И потом смотрят — статистика за год есть, количество прочитанных слов и все такое. Ты ведешь какую-то статистику?

— Нет, не записываю. Просто читаю и получаю удовольствие. И потом в целом составляю свое мнение — понравилась мне книга или не понравилась, буду ли я ее кому-то советовать и рекомендовать. Чтобы такого в заметках или в специальной программе… Нет, я такой цели не преследую, что я должен за сезон прочитать 30 книг и потом всем рассказывать, что я за сезон 30 книг прочитал. Это мое такое хобби и оно мне нравится. Я не хочу из себя строить какого-то суперначитанного эрудита. Просто мне нравится. Кому-то нравится слушать музыку в самолете, кому-то нравится смотреть кино. Я читаю.

— ЦСКА не так давно предлагал угадать, какую книгу сейчас на выезде читает Семен Антонов. Я угадал — это был Борис Акунин, «Просто Маса», продолжение всех романов про Эраста Фандорина. Если бы тебе нужно было порекомендовать эту книгу в нескольких предложениях, как бы ты ее порекомендовал?

— Именно «Просто Маса»?

— Если хочешь, любую другую. Мне просто эта пришла на ум. Я ее тоже читал, неплохая.

— Я могу с тобой согласиться, что последние книги про приключения Фандорина они уже были такие… Мне они уже не очень нравились. Все, что было после «Нефритовых четок», уже такое было.

— Я читал не по порядку…

— А, а я по порядку. И потом, когда начали выходить новые — «Планета Вода», «Весь мир театр», «Черный город», потом «Не прощаюсь», — они как-то… Когда ты читаешь подряд книги, это как смотреть сериал, идет взахлеб. Потом идет перерыв до следующего сезона или до следующей книги, ты где-то уже остываешь. И вот эти выходили как раз после перерыва. Но мне показалось, что последние книги были чуть-чуть смазанными. Но это мое сугубо личное мнение.

А «Просто Маса» мне зашел, да. Достаточно интересно было посмотреть продолжение, потому что Маса пропал после «Черного города», был ранен. Я считаю, что стилистика где-то сохранилась, но она как-то быстро закончилась, к сожалению. Там три небольших главы или рассказа было, и оно так быстро закончилось.

— Если хочешь, ты можешь другую книгу предложить. Может, я ее прочитаю после твоей рекомендации.

— «Жизнь Арсеньева». Я ее прочитал не так давно. Я вчера тут говорил, что, прочитав Бунина, я понял, насколько наш русский язык красив, прекрасен и сколько в нем замечательных слов, чтобы описать различные действия. И нам нужно ценить эту возможность, что мы говорим на этом хорошем и красивом языке. Действительно, там описание природы и действий… Лично на меня эта книга произвела такое впечатление. Русский язык богат. Не только русский могучий мат, когда мы можем трехэтажным описать все свои эмоции и всем рассказать на дороге, что они неправы. А именно так культурно, красиво, со смыслом. Я читал и просто восхищался.

— У тебя получилось. Мне кажется я добавлю ее в свой вишлист.

«МОЖЕТ, БЫЛО БЫ ИНТЕРЕСНО С КЕМ-ТО ИЗ АВТОРОВ ПООБЩАТЬСЯ. НАПРИМЕР, УЗНАТЬ ИСТОРИЮ СОЗДАНИЯ ФАНДОРИНА»

— А ты ходишь на встречи с какими-нибудь писателями?

— Нет. Никуда не хожу, просто покупаю книги. Может, было бы интересно с кем-то из авторов пообщаться. Например, узнать историю создания Фандорина. Как Акунин пришел к этому, как он придумал этого персонажа, почему именно в этот период времени. Как, что, почему он придумал, что он (Фандорин — прим. «Перехват») заикается, что у него седые виски, что он должен быть обязательно с четками, когда ловит мысль, делать эти «это раз, это два, это три», история создания… Мы говорим про Акунина, наверное, потому, что я больше всего его книг прочитал.

— Осталось буквально спросить тебя блицем. Три твоих самых любимых писателя?

— Тут, наверное, сложно что-то придумать. Из тех, кого больше всего прочитал, как уже говорили, это Акунин. Потому что я читаю его и исторические книги и приключения Фандорина. Еще, наверно, Алексей Иванов. Потому что у меня тоже достаточно много его книг, какие-то я уже прочитал, какие-то ждут своей очереди. И третий, наверное, Михаил Зыгарь, потому что я все его книги прочитал. Зыгарь — немного другая тематика, но мне нравится.

— Три любимых книги?

— «Жизнь Арсеньева» мне очень понравилась. Я прочитал «Ложится мгла на старые ступени» Александра Чудакова и всем советую. Мне ее посоветовали, я думал, будет не очень. Это премия «Русский Букер». Сначала было много героев, все переплеталось, но потом очень понравилось. Это из последних, я бы вот ее рекомендовал. А ещё что… В голову не приходит. Можно с первого Фандорина начать, с «Азазель», познакомиться с героем.

— Думаю те, кто прочитают «Азазель», дальше начнут просто подряд прочитывать…

— Я говорю, это как сериал начинаешь смотреть. Первую серию посмотрел, думаешь — я пошел спать, а нет, еще одну посмотрю. Так что, думаю, «Азазель» была бы тоже так достаточно интересна.

— Три нелюбимые книги. Ты сказал «Заводной апельсин», есть еще какие-то, какие тебе не понравились?

— Нет, я не могу вспомнить. Вот «Заводной апельсин» я случайно вспомнил, что я бы не стал ее перечитывать. Опять же, потому что все книги, которые я стараюсь читать, это или мой осознанный выбор, или какие-то рекомендации. То есть, я не так что пришел в магазин, увидел новую книгу и ее покупаю, какой-то неизвестный автор, почитаю и посмотрю, что и как. Нет, я стараюсь не распыляться. Может, есть много хороших книг, мимо которых я прохожу, но я пока в этом направлении двигаюсь.

— Три книги, которые нужно прочитать всем до 30 лет?

— У меня нет такого рейтинга. Это абсолютно личное дело каждого.

— Может они чему-то учат, чему-то важному? Такому, что только с опытом придет, а ты их прочитаешь и узнаешь.

— Не знаю, не могу сказать. Как я уже сказал про Солженицына, что нужно дорасти. Мне Довлатов, «Полное собрание сочинений», понравился, я читал года два назад. Там были и хорошие, интересные рассказы, и те, что не совсем. Но в общем и целом не могу я сказать, что обязательно три этих книги прочитай и ты будешь мегаграмотным, умным и научишься разбираться в жизни. Здесь кому что.

Если вам нравится читать о российском и европейском баскетболе, подписывайтесь на Telegram-канал «Перехват».

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Владимир Песня; cskabasket.com; VK/clubsaimoncup

+80
Популярные комментарии
dangora
+126
Что-бы воспринимать всерьез Солженицина - скорее надо детской незамутненностью обладать.
denbodrov
+82
Солж, Чхартишвили, Алиска Розенбаум... Знатный паноптикум. Эдди Радзинского не хватает. И Резуна с Фоменко на десерт.
Артём Дзюба
+68
И - как противовес - прибежал сюда любитель невидимой руки рынка и хруста французской булки. Всё как обычно - ничего нового, соглашусь
Ответ на комментарий coastick
На одно лишь упоминание Солженицына слетаются любители пломбира за 48 копеек, которым остальное содержание материала не важно. Все как обычно - ничего нового
Написать комментарий 62 комментария

Новости

Реклама 18+