NBA Live! на 7ТВ изменила язык баскетбола и упрочила миф вокруг НБА

Вспоминаем еще один культовый ТВ-проект.  

Нулевые для НБА в России – темное время. НБА с Гомельскими уже исчезла с канала «РТР», сошли на нет и трансляции матчей на 7ТВ, а NBA League Pass тогда еще не появился.

На протяжении второй половины нулевых Россию с лучшей лигой мира связывала лишь программа NBA Live на 7ТВ, ежедневная 13-минутная нарезка всего самого главного, которая выходила с комментарием Дмитрия Матеранского, Игоря Знаменского, Николая Цынкевича и Стаса Крайнова.

Программа быстро приобрела культовый характер.

«Я до сих пор получаю благодарности, – вспоминает Матеранский. – Недавно на презентации какой-то ко мне подходит такой взрослый дяденька: «Вы ведь тот самый Дмитрий с 7ТВ?» Мы с сыном записывали все выпуски на кассеты». Я потом у него забрал целый мешок с этими кассетами».

Программа неумолимо вклинивалась в лексический запас любого, кто так или иначе был связан с баскетболом. Фирменные фразы «Один, совсем один», «А-а-а-а-акробатический этюд», «По радуге-дуге», «Заткнуть сирену», «Ваши планы изменились», «Рука быстрее глаза» и другие регулярно звучали на всех площадках, а потом проникли и в трансляции других комментаторов.

И не только.

Матеранский: «Совершенно ########### момент: кусочек NBA Live даже присутствует на звуковой дорожке в фильме «День выборов». Полный отвал башки: сижу в кинотеатре, и там в одной сцене губернатор с помощником разговаривает, на фоне работает телевизор, и я понимаю что на фоне звучит мой голос.

По стечению обстоятельств в этот момент на экране мой знакомый актер, Юра Круценко, из Владимира. Я ему после звоню: «Вы там что, смотрели телевизор?» А он мне говорит: «Ты обалдел, звук никто на площадке не пишет – это каким-то образом подложил звукорежиссер».

Как появилась NBA Live на 7ТВ

NBA Live стартовала зимой сезона-2006/07. Изначально предполагалось, что комментировать нарезки должен Владимир Гомельский.

Климент Колосов, тогда заместитель гендиректора канала 7ТВ и «Муз-ТВ»: «Переговоры проходили легко. Вел их лично.

Точную сумму сейчас не вспомню, порядка пары сотен тысяч долларов, но в мировом масштабе это было практически даром за тот объем и то качество.

Мы получили ровно что хотели. У нас была безупречная международная репутация, мы были понятны и перспективны. И добивались своего. Причем умели корректно сопрячь мудреный стостраничный американский контракт с отсталой отечественной бухгалтерией. 

Уважаемый Владимир Александрович был даже в штате канала, и он не только мог вести обзоры NBA – он просто обязан был! Я ему это лично предложил, даже, можно сказать, очень просил – и он тщательно обдумывал. И в итоге не решился, потому что это была очень большая нагрузка: плотнейшие полчаса в неделю с жестким дедлайном. Было довольно глупо купить суперклассный пакет – и не получить в ведущие суперклассного специалиста...

И я дал дорогу молодым: Дмитрий Матеранский – несомненная удача и находка, он образцовый ведущий нового поколения. Он вырос в новостной редакции у Ольги Стрелковой и Андрея Андреевич Шкляревского, был отличным корреспондентом – и он оценил этот шанс, взялся с большой энергией и с большим старанием, и я буквально заслушивался его озвучкой. Это было по-настоящему классно! А когда летом 2009 года почти двухметровый Дмитрий Матеранский пробовался в новой прямоэфирной студии, его напарники вставали на скамеечку».

Матеранский: В 2003-м я окончил институт во Владимире. Всякая спортивная журналистика была уже тогда: я делал на местном телеке спортивную программу. Сезон отбарабанил в одиночку – выдохся. Это была дико наивная история: на этой неделе 13 минут, на другой – 44. Никакого представления об авторском праве: помню, на VHS записали открытие Олимпиады в черно-белом виде, и в программу вставлял… Дико провинциальное телевидение. Программа называлась «Спортивный народ».

Зато с того времени мне по хрену, когда меня узнают на улице. Это случилось после того, как меня узнала бабушка из соседнего подъезда, увидела по телевизору, а потом мне говорит: «Митя, не морщи лоб». Вот тогда вот меня УЗНАЛИ. А после для меня это уже не вызов.

Реклама со «Спортивным народом» висела в маршрутках и троллейбусах. Сидишь в троллейбусе, и рядом с компостером висит твоя фотография.  Я ездил по Владимиру на «Девятке», и у меня на стекле была наклейка «Спортивный народ». Люди узнавали и бибикали.

Вообще сам плакат – это смешная история, но именно в нашей семье. Мы с супругой работали на одном канале, но отношения у нас начались, когда я перестал там работать. Когда реклама появилась, младшая сестра жены попросила этот плакат, я ей нравился. Ей жена принесла, и он где-то дома у них был. И когда мы начали встречаться, сестра вывесила его специально для нее.

Потом я перебрался на радио. Там мы делали «100 секунд о спорте», новостные блоки, которые шли каждый день. Начальник – серьезный такой деловой человек из местных – до этого был тренером по самбо. Для меня это было важной школой: на «Спортивном народе» было сплошное разгильдяйство – ну не будет настроения, не сделаю эфир, ну не врежемся мы в эфир местного СТС и местного ТНТ. А там уже было эфирное планирование – это то, что не может не выйти.

Я занимался тогда всем подряд – вел вечеринки в клубах, рассказывал об уличных гонках… У нас с другом был бизнес. Мы ездили в Москву, покупали здесь рифленый алюминий, такой сверкающий. Выпиливали ковры для машин и с дикой маржей продавали стритрейсерам.

Потом открылся RMA, менеджмент в игровых видах спорта, где преподавал Сергей Кущенко. Для меня это была магия «Спорт-экспресса»: я решил, что хочу учиться у Кущенко. Это была самая первая группа. Так получилось, что с Валентиновичем я познакомился там. Это и было поводом для переезда в Москву.

Сначала я пытался устроиться на канал «Спорт». Там меня быстро завернули: я-то думал, что я какая-то звезда, хотя на самом деле был никакущим. Игорь Будников мне так и сказал: «Видимо, это не ваше, Дмитрий». Я помню, как совершенно разбитый я дошел до машины. Сажусь в свою «Девятку», поворачиваю зеркало  и говорю себе что-то мотивационное.

Потом пошел на «Семерку». Меня взяли, приютили. Но первый год было очень тяжело – на новостях, с никакущими деньгами.

Во время Туринской Олимпиады 7ТВ начал выходить из сумрака. Это было связано с тем, что он становится областным каналом, появились деньги, какие-то новые продукты. Тогда я уже начал зарабатывать 500-600 долларов.

Зимой 2006-го я узнаю, что покупают НБАшный продукт. А времена, когда на 7ТВ показывали НБА, уже закончились – никого не осталось сотрудников, никаких комментаторов… У канала были до этого какие-то прямо черные времена. Как мне рассказывали, там были драки за очередь в бухгалтерию, так как люди понимали, что денег всем не хватит. Теряли человеческий облик. Я этих времен не застал – мы получали маленькие деньги, но получали. С гуманными задержками.

И вот я набираюсь смелости и прошу: «Можно я попробую?». «Ну, попробуй».

Как все было устроено

В какой-то момент Дмитрия Матеранского выдвинули на ТЭФИ от 7ТВ за работу над NBA Live.

Матеранский: «Материал приходил по спутнику через пару часов после окончания последнего матча. Мы все это делали на кассетах…  Сигнал пришел – мы на кассету записали, кассету согнали, на компьютере смонтировали (там был простой монтаж, подогнать хронометраж), на кассету выгнали, и – можно в озвучку. Озвучили – поставили в эфир.

Не скажу, что это было лучшее время жизни, но это было прекрасное время, которое приятно вспоминать. Это продукт, от которого я кайфовал. Это то, о чем ты не мог и мечтать.

Вот что для меня Владимир Гомельский? Человек, из-за которого выбираешь профессию. Человек, который помог мне полюбить баскетбол… Для всего нашего поколения тот продукт, который был на РТР, стал определяющим – из-за него мы вот так знаем баскетбол, из-за него мы так любим НБА. И это факт, что для другого поколения тем же самым стала NBA Live  - я до сих пор получаю позитивные фидбэки.

Это была романтика. Ты уехал в Москву. Когда ты уезжаешь из деревни, все же тебе говорят: «Да, да, обосрешься ты там в своей Москве». А тут все складывается. Пошли чуть более серьезные деньги. Уехал – а через полтора-два года ты уже рассказываешь про НБА. Я дико кайфовал от каждой записи. Я приходил в озвучку: текст прописал, вставляют кассету, пошло на экране, и я не мог сидеть – я скакал по студии. Гарнитура болталась на длинном проводе.

Мне дали абсолютную свободу. Это было чисто искусство. Я себя ни в чем не ограничивал. У меня было какое-то понимание того, как это должно быть – какие-то «приветики», что-то из фильмов, из «Назло рекордам»… Все органично слилось.

Климент Колосов: К тому моменту ТЭФИ уже было не столь желанно: оно не зажигало новых звезд, а скорее раздавало цацки по сумме выслуги. Но да, я лично и выдвигал Дмитрия как спортивного ведущего или как там называлась номинация. 

Матеранский: Первый выпуск я готовил часов 6-8 – тяжело. Потом к концу, на второй-третий сезон, было так: утром проглядываешь, как сыграли, на перегоне просмотрел видео и шел даже без бумажки. Чуть ли не в прямом эфире получалось.

Я тратил много времени на перевод сюжетов и там въедался в каждое слово, если шутка какая-то звучит. Не знаю, откуда это взялось. Для меня было важно, чтобы ни одна атака не прошла впустую. Обзор состоит из 80 эпизодов, мне было важно, что в этом эпизоде произошло. Ко мне пытался устроиться один комментатор, он говорил: «Человек бросает… и ПОПАДАЕТ». Здорово, а что никто больше не видит, что человек ПОПАДАЕТ?! Даже если ты это громко сказал.

У нас было не про это: нужно было сказать, кто ошибся в защите, увидеть какой-то сюжет в атаке – и о нем рассказать. Не тупо озвучить то, что человек видит сам. Комментатор должен что-то сделать.

Когда я брал пацанов, я всех обязательно ########## – не думаю, что я говорил кому-либо: «Ок».

Крайнов: Мне было 17 лет, я только перешел на второй курс института. До этого NBA Live существовал года два. Я смотрел все эти обзоры – тогда проблематично было посмотреть НБА. Этот проект спасал.

С Диманом было достаточно комфортно работать – он взял меня под свое крыло, подсказывал, постоянно наставлял меня, всегда был рядом.

Он начал меня знакомить с баскетболом со стороны журналиста. Мы ездили на матчи Евролиги в ЦСКА, заходили на пресс-конференции тренеров… Как-то даже выбирались на Кубок России в Люберцах, тогда УНИКС стал победителем, и Матеранский провел нас в раздевалку. Для меня это сумасшедшие эмоции.

Знаменский: Мне было 19. Я учился на инженера-связиста в Университете связи и информатики. Мне нравилось работать со всякими проводами, налаживать связи, всегда думал, что это будет моя профессия.

И вот я оказался в области, которую совершенно не знал. С кого мне еще надо было брать пример, кроме как с нереально крутого чувака?

Я этого не стесняюсь. Матеранский был офигенным примером для подражания – он очень хорошо чувствовал микрофон, чувствовал эфир, быстро реагировал. Он видит момент, который не прописал в сценарии, и прямо по ходу записи импровизирует. Он производил мощное впечатление: для меня он был The Матеранский, The комментатор. Чувак хотел быть большим человеком, и он им был уже тогда.

До этого я работал только в двух местах: в течение месяца – когда мне было 14 лет – на заводе, где у меня мама работала, и еще какое-то время продавал технику в «Мире». Я не представлял, какие есть стандарты, как на других работах относятся к комментаторам. Мне суперповезло, потому что если бы на всех наших каналах была такая ответственность за качество, за весь процесс так, как это было там, то у нас было бы офигительное телевидение. Климент – гениальный персонаж, который все это дело создал, в том числе и на энтузиазме. Все люди работали и понимали, какое они хотят видеть качество в итоге, и все к этому стремились.

Не было такого: «Ах ты гондон» – и дубинками колотить. Ну кроме Матеранского, Матеранский так делал, конечно, но я воспринимал это как норму. Я до фига косячил. Совершал безумные фактические ошибки – путал команды, которые играют в гостях или на выезде; показывают Айверсона, я говорю, что это Кобе Брайант. Бывают заскоки.

Тогда не было соцсетей, но была уже почта, были личные страницы на сайте, куда можно было зайти и написать. И Матеранскому постоянно писал какой-то чувак про все мои зашквары, и он меня за каждый мочил.

Я такой человек, что для меня это работает. Для меня он был идеальным ментором. Не думаю, что это идеальная модель поведения для многих людей, многим бы не подошло. Кто-нибудь стал бы возмущаться.

Он меня естественно никогда не хвалил. За что? Я был его копией и соответственно херовой копией.

Матеранский: Что плохого в том, что человек стал моей копией? Человек зарабатывает, у него семья.

Первоначально он жутко брыкался. Считал, что я его ######## за каждую запятую. А потом уже, когда поработал в других местах, понял. Через несколько лет он мне говорил: «Ты мне задал правильное отношение к жизни».

Знаменский: Я смотрел его выпуски и не видел другой модели. Мне говорят: иди делай журнал, который славится тем, что Матеранский озвучивает его вот так. Если оставить одни хайлайты, то ничего особенного: это просто нарезки матчей, где забиваются броски – там не показывают фэйлы, не показывают невероятные вещи, которые происходят на трибунах… Это просто хайлайты. Но он их так преподносил, что это выглядело круто и динамично. Классные 13 минут.

У меня не было соображалки, чтобы придумать что-то другое. Я начал копировать его. Потом начал полноценно комментировать, используя его наработки. Он тем временем отошел от дел. Когда мы начинали, он был топ, я был в жопе. Но он перестал работать, и с тех пор я его обошел. Мне прикольно, что я брал у него все – и подачу, и интонации. А теперь вижу, как уже мои фишки начинают повсеместно использовать другие комментаторы. Недавно услышал «Ба-бах» от Тараканова. Полетела трешка, и Тараканов сказал «Ба-бах». Или «Да ладно» на трехочковом – ее теперь кричат все.

В итоге я стал тем, кем должен был быть Матеранский.

Цынкевич: В Москве я оказался осенью 2006-го по приглашению Димы Навоши, недавно (на тот момент) возглавившего sports.ru. Проект был интересным и невероятно перспективным, мне отводилась завидная роль баскетбольного редактора, колумниста и хозяина самому себе. Писать о баскете в свое удовольствие было кайфово, но мне жутко не хватало телевидения.

Белорусское телевидение жутко затянуло с контрактом с НБА во время сезона-2003/04 – дебютного и прорывного для баскетбола на ТВ в стране. Помню, что первым матчем в эфире – с большим опозданием – была встреча «Юты» и «Сан-Антонио». Юный Андрей Кириленко и дебют Девина Брауна в родном Солт-Лейк-Сити в форме другой команды. Но главным было не это. Чтобы возместить отсутствие трансляций в первой части сезона, НБА предложила по окончании сезона выдать в эфир серию классических матчей. Каким удовольствием было выбирать самые интересные мне (!) из длинного списка легендарных сражений с участием Доктора Джея, Лэрри, Мэджика, Майкла…

Дима Матеранский, вместе с Никитой Загдаем тогда активно «блоггеривший» на «спортсе», помог не остаться без наслаждения телевидением. Пробиться на любой баскетбольный комментарий в эпоху «России-2» и «НТВ Плюс» новичку было нереально, и Дима, прекрасно представлявший мои возможности, позволил не закиснуть в одних текстах. Что я помню о тех временах? Первые визиты в Останкино и совершенно новый формат работы. Озвучка тележурналов не имеет ничего общего с комментированием. У нас были американские скрипты выпусков, которые необходимо было творчески перевести и эмоционально озвучить. Относительно спокойный стиль общения с телезрителем здесь «не прокатывал» – нужно было постоянно давать огня. Поначалу Матеранский еще контролировал мою стилистику, но затем полностью оставил на редакторов, у которых и перенималась наука.

Знаменский: Вся команда хотела делать качественно. На 7ТВ там даже дартс гениально комментировали. Над чуваком тогда все смеялись, но эту игру именно так и нужно комментировать. Он постоянно реагировал на каждое действие, менял тембр голоса. Подсознательно и он повлиял на мое становление.

Профессия была бы гораздо лучше, если бы так всех хреначили за каждую ошибку. Я жду подобного последние 10 лет.

Климент Колосов: Да, делали качественный продукт в ситуации полного отсутствия запроса на качество. И это была принципиальная позиция менеджмента – то есть в первую очередь гендиректора 7ТВ Рубена Оганесова и моя. Принципы были тверды, следовать им было недешево, компромиссы же в итоге выходили дороже.

Если о принципах. Состав собрался по принципу: нам нужны профи, которые разделяют наши ценности. Которые готовы аккуратно встроить свою виртуозную скрипку в большой оркестр. Каждый, буквально каждый был в чем-то важном совершенен. Каждый был мотивирован на рост, и этот рост постоянно происходил. Каждый знал свой маневр в большом движении. Каждый радовался новой задаче. Иерархия была проста, без лишних звеньев. Административно вертикальная, производственно горизонтальная. Конвейер работал четко – причем на самом примитивном оборудовании. Кассетный выпуск. Пульт, который потом сразу сдали в музей в вестибюле АСК-1.

Продолжая сравнение с оркестром: написали хорошие ноты, хорошо отрепетировали, хорошо отдирижировали. Знали, что работаем для вечности. И пробовали самое передовое, цифровое – несмотря на технически отсталую производственную базу. 

Поняли, что на равных можем говорить с ESPN, например. И с 1 сентября 2009 готов был к запуску сквозной прямоэфирный формат – даже круче, чем у тогдашнего ESPN. Но это все уже неважно сегодня, наверно. Эпоха переменилась.

Крайнов: Запомнилось, как 31 декабря никто не хотел работать. А я с энтузиазмом сам вызвался. Провел новогодний выпуск и поздравил всю страну с Новым годом.

Почему все закончилось

NBA Live завершилась в сезоне-2008/09. Через какое-то время прекратил работу и канал 7ТВ.

Климент Колосов: «Заканчивал эти отношения уже поставленный новым акционером новый менеджмент после нашего ухода. Почему – потому же, почему не стало и самого канала. Иные бизнес-цели, иное видение. Их священное право».

Матеранский: «Все закончилось в 2008-м. Не было денег, но сохранялась какая-то инерция – по-моему, мы доехали до конца сезона.

Я одновременно отвечал за всю коммуникацию с НБА: контролировал доставку сигнала, ведь они могли включить не тот канал, прислать не те дорожки, я должен был звонить и просить перезапустить. И помню до меня доходили какие-то имейлы: «Ребята, ну, где оплата?!».

Грянул кризис. Доллар скакал. Все накрылось.

Еще до закрытия программы я поехал в пресс-тур Nike в Милан с Димой Кулагиным. Моя первая публикация для PROСпорт – общение с Джорданом. Я первый раз за границей.

Мне тогда хотелось пошутить, и я сморозил какую-то #####. Джордан улыбнулся, но не потому, что это было смешно, а потому, что какой-то парень непонятно говорит по-английски. Я его спрашивал: «От чего ты получаешь удовольствие сейчас? В гольф играешь?». «От всего».

Что было дальше

Дмитрий Матеранский в настоящее время делает спецпроекты, в том числе для Единой лиги ВТБ, и комментирует баскетбол. Два года вместе со Знаменским вел на Youtube шоу «Взял Мяч».

Игорь Знаменский комментирует матчи на Виасате и «Матч-ТВ», а также покоряет Youtube (теперь уже в одиночку).

Николай Цынкевич в 2008-м году стал медиа-директором баскетбольного ЦСКА.

Стас Крайнов играл за вторую команду «Триумфа» и признавался «Игроком десятилетия» в  Ассоциации студенческого баскетбола.

Климент Колосов: Я работал для вечности. Вот 10 лет прошло, и я в нее, кажется, попал. Уверен, пройдет еще время, оценят и другие наши свершения, где мы были первее первых. Я не тороплюсь.

Во-первых, новости. Бескассетные спортивные новости, по 30 выпусков в день с полным тройным обновлением в течение суток. Оперативность – почти как нынче в соцсетях: в 7:45 заканчивается хоккейный матч в каком-то городе, в 8:00 сюжет в новостях с картинками голов и с итоговым счетом. Этот объем новостного эфира – больше, чем на двух обоих центральных каналах.

Более двадцати целиком отечественных проектов, под тридцать премьер в неделю: малые форматы, все спортивное или околоспортивное: рыбалка (да! это был высший рейтинг! и тоже культ), киберспорт, всякий экстрим. Много познавательного. Много поддержки отечественного. Много всего впервые на экране: взять хотя бы настольный хоккей, где, как говорится, кипели нешуточные страсти. 

Салонный спорт: дартс, пул, снукер. Очень хотели, чтоб канал постоянно шел в пабах. Причем в пабах не измерялись рейтинги, большие каналы жёстко блокировали измерение внедомашнего телесмотрения. Но мы понимаем ведь, что в набитом спортбаре явно не программу «Время» смотрят под пиво. Так что давали полдюжины футбольных лиг и Кубок Англии – кажется, это вообще старейший футбольный турнир в мире! Комментатор Александр Елагин – вот уж кто по-настоящему культовый! Наш великий современник, без преувеличения. Классно было с ним работать.

Экстрим – отдельная песня: столько, как на 7ТВ, экстрима не было в открытом эфире нигде и никогда. Воздушные гонки Ред Булла – тоже большая тема. 

Автогонки: вытащили в эфир буквально все, что было доступно. Первыми показали в открытом эфире 24 часа Ле-Мана и 500 миль Индианаполиса. Все мыслимые мотогонки. Индикар и Наскар. Картинг. Конечно же, DTM, которое с нашей легкой руки пришло на отечественную трассу. Недоставало Формулы-1 – и она бы точно нам досталась зимой 2009-2010 года. Но зато показали всю классическую историю Ф-1 – ее блестяще перевел и озвучил безвременно ушедший Андрей Ларинин. Сегодняшний востребованный и успешный гоночный комментатор Владимир Башмаков впервые начал комментировать гонки именно в эфире 7ТВ: он большой молодец.

Огромный объем прямых трансляций. В один рекордный уик-энд их было, кажется, две дюжины, и все прошло гладко. Ну и главное мировое спортивное шоу – Супербоул, где самая дорогая телереклама: в открытом эфире тоже впервые показали на 7ТВ.

Первый брендированный канал на Ютубе – это тоже 7ТВ. Первая мобильная трансляция большого бокса – тоже. И многое другое. 

Не будет также преувеличением сказать, что дали первотолчок не только нынешнему КХЛ-ТВ, но и вообще самой КХЛ. Но это отдельная песня.

Ну и люди, которым 7ТВ подарило новое видение мира и самих себя (а не просто пресловутую путевку в жизнь) – и которые поныне вспоминают это как лучшую свою работу в лучшем дрим-тиме, какой себе только можно представить, с непревзойденно высокой планкой, с самоуважением и самоиронией, с отдачей и с целью. Быть частью этих добрых воспоминаний – бесценно.

Знаменский: Мы с женой познакомились случайно – на форуме.

Я был фанатом «Лейкерс», что, естественно, ведь я начал смотреть баскетбол в 2000-м. Роберт Орри не был моим любимым игроком, но я знал, что это прикольный чувак, который забил главный бросок «Сакраменто»:  я видел это в прямом эфире и тогда всех разбудил.

И вот кто-то создал топик «А Орри-то, на самом деле, говно». Я увидел там девушку, которая писала в защиту Орри. Написал ей: «Привет». И она ответила мне. В итоге мы так с ней познакомились. Через два года она ко мне переехала. Так и живем с 2006-го вместе.

Потом Орри приезжал в Москву. Матеранский нам устроил встречу. На ломаном английском рассказали ему, что мы встретились на форуме, где вместе защищали его. Он кивал, но вряд ли что-то понял.

Потом он приехал еще раз. У меня уже был нормальный английский, и я рассказал ему все снова. Он уже понял: «Да ладно, из-за меня?». «Вот у нас родилась дочка, запиши ей поздравление». Он записал: «Пусть у вас будет еще много детей, заведите мальчика, назовите его Роберт». Смешно.

Потом у нас уже мальчик на подходе. Какое имя выбрать?  Роберт сначала даже не рассматривали. Роберт – это имя из прикола, из нашего семейного мема. И вдруг решили, а это же прикольное имя. Не Кобе, не Шакил. Назвали сына Робертом.

Надеюсь, что Орри еще вернется в Россию.

Крайнов: После того как программа закрылась, я ушел с 7ТВ. Мы с Игорем Знаменским пытались делать программу NBA Weekly, формат похож на «Взял мяч», но тогда YouTube не был так развит, и ничего не получилось.

У меня был вариант пойти играть профессионально в молодежную команду «Триумфа», параллельно мне позвонили с НТВ-Плюс и предложили работать комментатором. Сделал выбор в пользу баскетбола – год играл за молодежку, подключался к играм основной команды.

Потом я взял паузу в баскетбольной карьере – у меня были проблемы с сессией. Нужно было сделать акцент на учебу. Тогда я учился и выступал за Малаховку: три раза выиграл чемпионат России, два раза международную лигу, ну и кучу разных индивидуальных наград получил. В конце мне даже дали приз «Игрок десятилетия».

После окончания я поехал в Пермь на просмотр. Полтора месяца тренировался с «Пармой», ездил на сборы в Латвию и Литву. В итоге в конце сентября так и не смогли мы договориться по финансовому вопросу – в течение двух лет играл в суперлиге за МБА. Сейчас уже завязал с профессиональным спортом.

Цынкевич: Сейчас я даже не вспомню, что случилось раньше – мой переход в ЦСКА или закрытие тележурнала на «7ТВ». Скажу точно, что работы у микрофона мне не хватало. Да и сейчас не хватает. Потому с удовольствием пользуюсь приглашениями выпускника «семерки» Игоря Знаменского составить ему пару на каком-нибудь комментарии матча НБА. Каждый раз серьезно готовлюсь и даже немного волнуюсь, хотя делаю это абсолютно бесплатно – на правах приглашенного эксперта.

Я немного ортодоксален, потому не думаю, что обзоры положительно повлияли на культуру комментирования баскетбола в стране. Повторю, это абсолютно разные, на мой взгляд, вещи. Конечно, комментарий должен быть эмоциональным, но мне не нравится «трах-бабах» в эфире. Диман об этом знает, но считает «фишкой». Я не согласен, но принимаю необходимость субъективности в журналистской работе.

Матеранский: 7ТВ грохнулся. У меня был напряженный тяжелый момент, когда я вообще не понимал, на что жить. Это не было единственной работой никогда, я организовывал ивенты параллельно, вел мероприятия, блог на Sports.ru, журнал Proспорт, потом появился «Дождь» (на год с небольшим) и, конечно, работа с  Сергеем Кущенко, сначала эпизодически, потом более плотно.  

Журналистики становилось все меньше, в организации мероприятий все больше.  

В 2010 году мы с Сергеем Рябцом проводили организовывали «слэмданк-контест» на «Финале Четырех» Кубка России. Это была идея Ватутина – в тот момент в России играли Джеймс Уайт, Джеральд Грин, Попс Менса Бонсу. В общем очень достойный набор, и мы это все должны были вместе собрать и реализовать. После этого уже осенью мне предложили в ЦСКА быть ведущим матчей, и это года три продолжалось.

В 2011 году очень плотно занимался Матчем всех звезд ПБЛ. Да, это я придумал, чтобы Джеральду Грину подарили чайник. Так и запиши: горжусь тем, что подарили чайник. Такие все умные, идите и найдите в тот момент 25 тысяч долларов на нормальный подарок. Да хоть сейчас найдите… У нас был спонсор БЕКО, производитель бытовой техники: они предоставили чайник. Скажите спасибо, что не подарили стиральную машину. Она, кстати, тоже фигурировала, но были проблемы с доставкой.

Так появилась и фраза «Баскетбол вытащит». Она связана с организацией спортивных мероприятий в том или ином формате. Если ты относишься к баскетболу с максимальным уважением, то он возвращает это интересным бонусом, непредсказуемостью.

Например, мы проводили первый благотворительный матч. Тогда разбилась «Булгария», и мы собирали деньги за возможность поиграть баскетбол с  Михаилом Прохоровым и Эйвери Джонсоном. Там все было диковато: не очень хорошо приспособленный зал, много всего, что по нашим критериям пошло не так, но в концовке Дмитрий Носов, дзюдоист, который в третий раз в жизни играл, берет мяч, забивает по невероятной дуге через Сергея Панова! Он сравнивает счет, но овертайм не играется. Ничья. Вот эта невероятная концовка, где Дмитрий Носов – ба-бах – что-то такое делает. После такого никто не вспомнит, что звук хрюкает, что ролик не пошел. Но мы-то помним, конечно.

Журналистика меня разочаровала. Потому что журналистика не имеет никакого эффекта. Никита Белоголовцев мне время от времени сообщает: «Я написал важный текст». «Да что он поменяет твой важный текст? Сколько можно #######, пойди сделай что-то». Мне это надоело. Невозможно так что-либо изменить.

Сейчас мы делаем проект «Баскетботл», и это офигенно. То есть мы начали с «Баскетботла», а сейчас есть уже и «Буллитботл» и «Эйсботл» и «Гандботл». Смысл в том, чтобы в спортивных залах и аренах внедрить раздельный сбор пластика и отправить эти бутылки в переработку. Надо мной все ржут: Диман ходит и пустые бутылки собирает. Но это работает: разделение мусора работает, пластиковые бутылки, которые выбрасываешь в синий контейнер у дома, отправляются в переработку. Пластик – потрясающе экологичный материал, который легко переработать, и вред природе наносит не пластик, а наша же безответственность. И вот через «баскетботл» мы заставляем людей включать голову и утилизировать отходы осознанно.

Если ты провел в жизнь хотя бы один проект – от стадии идеи, получения денег до стадии реализации – то ты поймешь, через что проходит каждый руководитель. И тогда гораздо больше будешь следить за языком.

«Лучшие игры НБА на РТР» – программа, с которой началась наша любовь к баскетболу

Фото: Gettyimages.ru/Lisa Blumenfeld / Stringer; instagram.com/kk_underwater (1, 9); instagram.com/materanskiy (2, 4, 6, 7, 12); instagram.com/therealskraynov (5, 11); instagram.com/znamteam; cskabasket.com

888 зеркало

+342
Популярные комментарии
Стэн Смит
+159
Как же мне олдскулы свело... Просто паралич. Аж скупая мужская слеза пошла😭. 29 лет.
Алексей Кузнецов
+113
Помню в декабре 2007 года в поселке появилось кабельное телевидение. Как я умолял маму подключить его. Уговорил. И самым любимым каналом, наравне с 2х2 был 7 ТВ. Даже на новый год смотрел лучшие матчи НХЛ. А NBA Live было одной из самых любимых программ тогда, наравне с "Классикой английского футбола". Всегда смотрел, как играл Андрей Кириленко и его "Юта Джаз".
Мне кажется 7ТВ в плане подаче информации круче нынешнего Матч ТВ. Спасибо за статью.
Степан Плотников
+79
7-ТВ Ностальгия... Хорошая статья=)
кандид
+45
7тв реально хороший канал был. Баскетбол начал по-настоящему смотреть именно на нем, хотя помню и ртр-овскую НБА. Но проблема России в том, что мы не умеем сохранять и приумножать хорошее. Регулярно варим суп из кур, несущих золотые яйца.
Taxi64
+42
Помню 2008 год, кризис, в нашем городе стала жопа с работой, денег не было даже купить пиво и напиться. , все было ужасно .. Единственной отдушиной стала NBA live, каждый день ждал этой передачи и смотрел её по несколько раз. Такой заряд позитива, я больше не получал не от чего.. И она изменила мою жизнь, глядя на накаченных баскетболист - я занялся спортом, каждый день бегал до интернет клуба (6 км туда), платил 10 руб, взахлёб читал статьи на спортс ру и бежал обратно, затем турники.. Потом устроился на нормальную работу, кризис прошёл, все нормализоваолось. Спасибо Вам ребята...)
Написать комментарий 73 комментария

Новости

Реклама 18+