Реклама 18+
Реклама

12 баскетболистов, ради которых стоило смотреть Олимпиаду

Лишь в одном матче плей-офф баскетбольной Олимпиады была интрига. Люди, которые хотя бы старались, чтобы эти две недели не были потрачены зря.

Милош Теодосич (Сербия)

alt

Жизненное предназначение Теодосича – сглаживать ощущение абсолютной безнадежности и создавать иллюзию праздника там, где им даже не пахнет. Исходя из такой формулировки, очевидно, что эти Игры словно были созданы для него.

Этот олимпийский турнир мало чем отличается от лиги ВТБ: немало хороших матчей, симпатичные команды, интересные результаты на полуподвальном уровне – но плей-офф в одну калитку, полное отсутствие интриги и навевающий скуку заведомый фаворит, которого, как кажется, местами тошнит от самого себя. Короче, без суперсилы Теодосича тут явно было не обойтись – если бы не он, то в плане эстетики баскетбольная Олимпиада лишилась как минимум половины своеобразия.

По своим меркам Теодосич провел не самый выдающийся турнир и выдал лишь один матч, который можно назвать гениальным. Хотя и этого оказалось достаточно, чтобы считать именно его самым ценным игроком баскетбольного Рио, самое главное, что мы любим его не за процент трехочковых, количество передач и даже не за победы. Всех баскетболистов, приехавших в Рио, можно разделить на две категории: одной части было откровенно скучно, другая – уже, еще или почему-то не могла. А Теодосич и мог, и при этом развлекался по полной – придумывал штуки на удивление не только нам, но и самому себе, шоуменствовал и привносил элемент непредсказуемости.

Даже сербская сборная как будто немного абстрагировалась от него. Джорджевич отчаялся бороться с этими авантюрными передачами через всю площадку, контроль за пульсом команды давно подхватил Маркович, главным по набору очков на периметре стал Богданович. А Теодосич надевал свой цилиндр признанного гения и выходил на прогулку в мюзикле собственного сочинения, где остальным нужно было лишь улыбаться, открывать рты и вскидывать брови домиком.

По идее цель присутствия баскетбола на Олимпийских играх состоит в популяризации этого вида спорта. По ощущению именно с такой задачей в Рио приехал только Теодосич.

Андрес Носьони (Аргентина)

alt

Аргентина не сподобилась на лебединую песню или что-то не менее эффектное, но зато была одной из самых запоминающихся команд турнира, даже несмотря на явные проблемы с составом, волосами и количеством советов, которыми ветераны отпотчевали Факундо Кампаццо.

Лучшее, что удалось Аргентине на турнире – помимо громоподобного прощания-пирушки, всеаргентинского флэшмоба с Факом (или факингом?), нового образа Ману Джинобили и интернет-атаки на ни в чем не повинных литовцев – это, конечно, матч с Бразилией, единственная игра турнира, которая сохранится в памяти.

Самым моложавым на площадке в неугомонной перестрелке того вечера оказался 36-летний Андрес Носьони, который отбегал 47 минут и выбил 37 очков (8 из 12 трехочковых) и 11 подборов. В такие моменты – когда форвард не просто гадит соперникам, артистично валится и замышляет разные подлянки, но и открывает в своей игре трансцендентные области – внешность опереточного дьявола особенно уместна.

Пол Джордж (США)

По ходу турнира Пол Джордж вспомнил, что ради/из-за/благодаря всей этой сборной он получил страшнейший перелом ноги и пережил непростой год. И это осознание было очень уместно не только для тех, кто рекламировал форварда в качестве элитного стоппера, а потом был вынужден смотреть на его ляпы в защите.

Джорджу, конечно, по-прежнему не хватает стабильного броска, чтобы адекватно соревноваться с Кармело, Дюрэнтом, Ирвингом и Томпсоном в американской национальной забаве «встали на периметре и начали бросать до упора». Но так это и прекрасно, так как вынуждает хоть как-то разнообразить игру команды, удовлетворяющейся легкими очками и утомительно-неэффективным пулянием.

Нельзя сказать, чтобы его игра выглядела гармонично – в этой команде гармонично лишь лицо ДеМаркуса Казинса на скамейке. Нельзя сказать, что его атакующие экспромты заставляют изменить отношение к сборной – это не под силу даже Кайри Ирвингу. Нельзя сказать, чтобы в нем угадывался обязательный прорыв, который обычно ждет каждого из сборников.

Но Джордж совершенно точно многое меняет своими появлениями и помогает влиять на ментальность товарищей хотя бы на небольших отрезках. Да, такой ботаник против разгильдяев – единственный сюжет, выбивающийся из картины «кто в лес, кто по дрова» в исполнении сборной раз не мечты, то хотя бы мечтателей.

Пэтти Миллс (Австралия)

Провел совершенно чумовой турнир до того момента, как Стефан Маркович и прочие не «украли его ветер».

Самое главное откровение, связанное с Миллсом, состоит в том, что он умудрялся поддерживать свои запредельные скорости, концентрированную агрессию, неудержимую нацеленность на кольцо и вообще совершенную упоротость на протяжении практически получаса игрового времени. Ни малейшей разницы по сравнению с тем, как он выкладывается в «Сперс», заметно не было.

Карслон в облике австралийского бушмена – избавившийся от толстозадости по заветам Поповича, естественно – на своем пропеллере выделывал невообразимые пируэты в зоне, без устали лупил трехочковые, залетал в «заднюю дверь», вылавливая передачи от «больших», и вообще резвился до упада. Когда все попадало и не то что угнаться, а даже схватить его никто не мог – а так было до самого полуфинала – разыгрывающий выглядел самым опасным игроком периметра в Рио и к четвертьфиналу с Литвой уже превратился в жуткое, но дико симпатичное привидение с моторчиком.

Даже то, что моторчик все же оказался не оригинального производства, впечатления не меняет. Олимпиада как турнир, где резервисты «Сан-Антонио» выясняют между собой, кто из них круче, совершенно точно имеет право на жизнь.

Мантас Калниетис (Литва)

alt

Калниетис, по крайней мере, сумел создать иллюзию того, что эта сборная Литвы не отличается от обычных своих ипостасей – не самый зажигательный баскетбол, проблемная атака, крайне нестабильная игра основных людей в ротации, но непременная неприглядная схватка в плей-офф, завершающаяся местом в полуфинале. Многие продолжали верить, даже несмотря на -50 от Испании.

Калниетис оказался самой эффективной звездой турнира (18,0 очка, 7,5 передачи, 73% с игры), в нескольких матчах вообще не уходил с площадки и пытался разбудить партнеров до того самого момента, когда выяснилось, что это просто невозможно. Контраст между его умным расчетливым баскетболом и тем шалтай-болтаем, что поразил Литву, выглядел просто парадоксальным.

Как бы то ни было, Калниетис завершил турнир с тремя попаданиями:

– впечатлил всех так, что интернет взорвался шумными призывами к клубам НБА;

– выдал лучшую цитату последних двух недель: «Могу сказать вам следующее: Литва может играть хорошо, Литва может играть ужасно, но Литва никогда не будет сливать»

– А также был опознан в качестве представителя команды «Хужерс».

alt

Мэттью Деллаведова (Австралия)

Деллаведова был фаворитом этого списка еще задолго до его появления – не так много в международном баскетболе людей, которые вцепятся зубами в однозначного фаворита и будут висеть на нем, пока их не пробьют судороги. Лишь это умение заставляло поверить, что у олимпийского турнира есть хоть какая-то надежда.

Делли не подвел, так как удивлял на регулярной основе.

Во-первых, удивлял своей двужильной многосторонностью, умудряясь и вести игру австралийцев, и впиваться в оппонентов на периметре.

Во-вторых, удивлял фантастическим соотношением передач к потерям и хладнокровностью в принятии решений. Большую часть турнира казалось, что в голове у Делли все происходящее воспроизводится в режиме замедленной съемки.

Наконец, удивил в полуфинале, когда нехарактерно расклеился перед заслонами Радулицы и агрессивностью Теодосича. Есть подозрение, что здесь его добила травма бедра, но это уже не важно.

В общем, Делли заставил американцев немного испугаться, смягчил требовательные сердца экономных болельщиков «Бакс» и запомнился уверенностью чемпиона. Неплохой букет для человека, которому многие отказывают в умении играть в баскетбол.

Эндрю Богут (Австралия)

Богут – главное открытие Олимпиады. Просто потому, что еще за несколько дней до старта не знали, сыграет ли центровой на турнире вообще.

В который раз стало понятно, что вся карьера Богута – это вечное «если бы не»: именно во время краткосрочного олимпийского турнира становится очевиднее, насколько синдром хроника, довольно необычный и несколько даже удивительный в условиях современной медицины, повлиял на его историю в НБА. Даже «Уорриорс», рискнувшие и вытащившие австралийца из Милуоки, разглядевшие в нем фундамент защиты и давшие ему столько функций, сколько вообще можно было, и те подразочаровались в нем из-за проблем со здоровьем, всплывающих в самые неприятные моменты. Богут был первым пиком на драфте и в Рио доказал, что готов был бы стать звездой, если бы не.

Все, что вам надо знать об игре Богута в Рио – Люк Лонгли рассказал, что даже на скамейке австралийский центровой влияет на команду примерно так же, как это делал Майкл Джордан.

Все остальное вы видели сами: Богут показал себя чуть ли не идеальным центровым в рамках этих двух недель – символом всего, что делала Австралия: феноменальным страхующим и предельно жестким защитником, виртуозным дирижером, просчитывающим игру на несколько шагов вперед и разбрасывающим любые построения за счет выверенных передач. Ну, и конечно, олимпийским чемпионом в том, что касается грязных заслонов и отшлифованных цитат.

Факундо Кампаццо (Аргентина)

alt

Аллен Айверсон аргентинского разлива всю дорогу находился под бдительным надзором «золотого поколения» и после каждой глупости получал зуботычины. Благодаря такой бдительной опеке Кампаццо оказался не только лучшим в составе, но и чрезвычайно эффективным – явно ограниченное вмешательством число потерь, высокий процент, если учесть, сколько ему приходилось бросать из безвыходных ситуаций. В сборной реактивный «малыш» всегда преображается и феерит, но в этот раз было настолько убедительно, что, возможно, это даст импульс его клубной карьере. Хотя, если бы Джинобили, Носьони и Скола везде с ним таскались, то он бы давно стал звездой.

В любом случае концовка с Бразилией – когда Кампаццо решил, что можно немного и себя показать, после чего затащил ветеранов в овертайм и, как потом выяснилось, вообще в плей-офф – это хорошая зарисовка в портфолио.

Мирослав Радулица (Сербия)

Айзейя Томас, Стеф Карри, Кент Бэйзмор, Дрэймонд Грин и Радулица. Вот так выглядит символическая пятерка игроков, с которыми баскетбол становится на порядок веселее. Здесь нет никаких лишних понтов, зато куча самопроизвольных и беспрестанно чередующихся эмоций, и каждая из них подчеркивает прелесть игры и собственно детскую радость от игры.

Радулица играет меньше Йокича, подбирает меньше Богдановича и теряет мяч чаще Марковича. Но какое это имеет значение, если его прет от баскетбола больше, чем любого в Бразилии.

Калейдоскоп впечатлений Радулицы и от самого Радулицы настолько огромен, что за ухмылками, смешками, взглядами, перемигиванием и доминантной бородой даже затерялось выставленное на всеобщее обозрение убийство Шарича.

Я примерно понимаю, почему ЦСКА, вечно находящийся в поисках центрового, всегда проходит мимо Радулицы. Но периодически возникает ощущение, что если бы здоровяк приехал и вот точно так же перемигивался в УСК, то все вокруг бы полюбили не только леопардов, но и вообще всю природу вместе с ответственными за нее.

Пау Газоль (Испания)

alt

Газоль не до конца восстановился после повреждения – Испания плохо начала турнир.

Газоль начал чувствовать себя лучше – пошли победы.

Газоль надорвал икроножную мышцу – набрал всего лишь 23 и 8 в полуфинале со Штатами.

В итоге Испания будет играть в матче за бронзу, и предъявлять претензии вроде как можно лишь тем частям тела Газоля, которые подчеркивают свое 36-летие. Если бы не странный провал на старте, то свое традиционное второе место команда вряд ли бы упустила.

В остальном единственная проблема, которая заметна у Газоля – это здоровье. Если бы не какие-то недомогания, недовосстановления и прочий возраст, то и здесь бы он рвал соперников не менее воодушевленно, чем на Евробаскете. В первом матче турнира испанский центровой едва передвигался в защите и открыл все дыры, какие только можно было, зато потом нанес тяжелую моральную травму литовцам, воспользовался старыми моральными травмами собственного производства у французов и пободался с США и на одной ноге.

Короче, можно поздравить «Сперс». Теперь у них есть еще один одноногий пенсионер, готовый выставлять клоунами разнообразных Казинсов и Джорданов. «Сперс» не меняются, даже когда Данкан уходит.

Боян Богданович (Хорватия)

Пусть это прозвучит баяном, но Богданович давно претендовал на роль самого зловещего игрока периметра в Европе. На чемпионате Европы в 2013-м его еще как-то оттенял Симон в своей команде и он даже не вошел тогда в пятерку лучших бомбардиров, но даже ассоциация с «Нетс» не всегда может испортить человека.

Ацо Петрович вернулся на пост главного тренера и сделал хотя бы тот минимум, который был не под силу его предшественникам. Вместо вечно рыхловатой, мягкотелой и заранее уступавшей Хорватии вокруг Богдановича возникла атлетичная бригада, рубящаяся, не жалеющая себя и дерзкая не только по отношению к старикам, женщинам и детям. Этого вполне хватило, чтобы мусорная статистика превратилась в убийственную статистику машины смерти, которую по большому счету никто так и не смог остановить на протяжении всего турнира. Белый Пол Пирс со своими замедленными проходами, бесконечными средними попытками и лицом уставшего от жизни киллера зачастую выступал в качестве единственного действенного орудия хорватов, но каким-то образом умудрился вывести их на первое место в группе и сократить 14-очковое отставание от сербов в четвертьфинале.

Короче, самый результативный игрок Рио.

Кевин Дюрэнт (США)

Один из самых интересных доводов касательно перехода в «Уорриорс» звучит просто: Дюрэнт ценит эффективный баскетбол и, как и все нормальные люди, кайфует от той игры, которую показывали «Голден Стэйт». Даже в наполненном изоляциями и Уэстбруком (смешно, что эта вполне нормальная фраза еще недавно выглядела адекватно, но теперь гарантирует общественное непонимание: ты, сцука, булку крошишь на самого Уэстбрука?!) нападении «Тандер» форвард умудрялся показывать умопомрачительный кпд при высоченном проценте задействования. И если уж какой-то там недобитый доходяга Карри претендует на роль самого эффективного шутера в истории, то КейДи теперь обязан выдвигаться в качестве баскетбольного Микеланджело в этом квартете столпов высокого искусства. Совершенный баскетбол непостижимым образом должен стать еще изысканнее и разнообразнее и мощнее. И вот конь бледный, и на нем всадник, имя которому Дюрэнт, и ад следовал за ними… И так далее.

Подобные мысли были связаны в том числе и с тем, что в свое предыдущее появление в качестве лидера сборной Дюрэнт выбивал шикарные цифры, подмял под себя всех партнеров и единолично уничтожил всех соперников. КейДи настолько любит выступать за сборную именно потому, что здесь его игра будто бы выходит на новый уровень действенности, качества и эстетической и смысловой завершенности.

По совокупности всех зевков, причитаний и хмыканий именно Дюрэнт оказался лучшим в составе Штатов по ходу олимпийского турнира (то есть автоматически и лучшим вообще). Он стабильнее всех набирал свои очки, проводил больше всех времени на паркете и опять же без труда приспособился к тому ватно-изоляционному баскетболу, который катали американцы всю дорогу. Его 59% с игры и 63% из-за дуги при одном из самых высоких показателей бросков в команде вроде бы убеждают в том же.

И самое удивительное при этом, что лидером этой Америки он так и не стал. Просто не был признан в качестве оного. Кармело Энтони, возможно, и перестал ему мешать так сильно, как на групповом этапе, но совершал больше бросков (для сравнения у него 39 с игры и 40 из-за дуги). На него не играли осознанно, когда нужно было сплотиться вокруг вожака. Он и казался зачастую каким-то стыдливо извиняющимся, хотя по всем цифрам доминировал в собственной команде.

Из этого вряд ли можно делать какие-то выводы, но сам факт отсутствия авторитета у самого эффективного игрока турнира точно забавлял на всем его протяжении. Тренерскому штабу США удалось построить баскетбольный коммунизм в отдельно взятой команде, и, наверное, это было полезно для «химии», но настоящего страшного Дюрэнта мы увидели лишь один раз, в четвертьфинале против Аргентины.

Фото: Gettyimages.ru/Tom Pennington; REUTERS/Jim Young, Eric Gay/Pool; Gettyimages.ru/Elsa; REUTERS/Jim Young

+135
Популярные комментарии
+27
paradisechild
< Провел совершенно чумовой турнир до того момента, как Стефан Маркович и прочие не «украли его ветер».

Обожаю отсылки к Друзьям в ваших текстах)
+14
Кудрявцев Максим
" (смешно, что эта вполне нормальная фраза еще недавно выглядела адекватно, но теперь гарантирует общественное непонимание: ты, сцука, булку крошишь на самого Уэстбрука?!) "

Щас что-то будет. :D
+13
Владислав Севастьянов
Может потому что российской сборной не было, но для меня это самый скучный турнир за последние годы. Не лучше ли сразу отдать обеим американским сборным платиновые медали и не пускать на турнир? А остальные пусть золото разыгрывают.
Написать комментарий 33 комментария
Реклама 18+