Реклама 18+

Смертин вспоминает Евро-2004: чуть не подрался в стыках, защищался против юного Криштиану и понимал волнение Мостового 

Алексей возвращается в Португалию.

Евро-2004 начался для России с памятных стыков против Уэльса, которые я чуть не пропустил. Дело было в «Портсмуте». Я проводил один из лучших сезонов в жизни, но вдруг почувствовал, что окончательно надорвал внешний мениск – боль была зверской. Поскольку я принадлежал «Челси», «Портсмут» обратился в Лондон: оттуда меня направили на операцию в Париж к знакомому доктору Романа Абрамовича. Звучало здорово, но нужно было ждать несколько дней. Ждать я не хотел, потому что до первой игры с Уэльсом оставалось меньше месяца. «Портсмут» предложил альтернативу: «Есть клиника по дороге в Саутгемптон. Поедешь туда?» Ответил, что поеду. 

Меня сразу предупредили, что шансов быстро вернуться мало, но надо было попробовать. Рискнул – и остался очень доволен. Вроде бы самая обычная английская клиника – и прооперировали идеально. А дальше началось тяжелое восстановление. 

В «Портсмуте» работал тренер по физподготовке, которого все называли Ginger («рыжий») – маленький, коренастый, хрен поймешь как говорил по-английски. То ли кокни, то ли из Ливерпуля. Когда я только приехал в Англию, понимать Ginger было одной из тяжелейших задач. В общем, сказал ему, что хочу быстро восстановиться, и попросил заниматься со мной персонально. Он согласился, но предупредил: «Учти, будет жестко». Я тогда вспомнил тренировки с отцом, сборы Яковенко и подумал: «Хм, еще жестче, что ли?»

Ginger на самом деле был очень брутален и бескомпромиссен. Я вернулся к тренировкам через день после операции, хотя из швов текла сукровица. Приезжал на базу, команда тренировалась на поле, а я бегал в горку и после обеда занимался в бассейне – Ginger давал мне комплекс упражнений. Восстановился за 25 дней. 

С Евсеевым мы тормозили Гиггза, а еще я воевал с Сэвиджем 

Когда мы созванивались с Ярцевым, я говорил, что готовлюсь к Уэльсу и хочу сыграть. И он вызвал меня в сборную. Правда, я думал, что исключительно как капитана – ради поддержания атмосферы. 

Кстати, про капитанскую повязку. Я получил ее еще при Газзаеве: он сделал капитаном Егора Титова, а меня – вице-капитаном. Потом Ярцев вернул в сборную Онопко и сделал капитаном его, но он, как и Титов, получил травму. Перед Евро Ярцев передал повязку мне, я поблагодарил его за доверие, но попросил провести тайное голосование среди игроков. Он неприятно удивился, но мне было очень важно знать мнение ребят. Когда они поддержали, я успокоился. 

Перед Уэльсом я занимался отдельно и впервые почувствовал мяч только на предыгровой тренировке. И вдруг на установке Ярцев объявляет, что выйду в основе – в центре полузащиты. Одной из моих главных задач было смещение в правую зону при обороне, чтобы помогать Евсееву справляться с Гиггзом. Вадим играл строго против Райана, даже поднимался за ним на чужую половину поля. Когда Гиггз принимал мяч, я сразу смещался к Евсееву, чтобы страховать. Думаю, мы неплохо справились. 

Другая дуэль была с Робби Сэвиджем. Мы уже друг друга знали, потому что он играл за «Бирмингем», и друг друга не любили. Нас сравнивали: худые, длинноволосые, жесткие. Только он еще был задиристый и в Кардиффе вел себя очень неприлично: провоцировал, бил исподтишка и даже оскорблял. Чтобы выдержать его натиск, я отвечал абсолютно тем же. После одного единоборства дело чуть не дошло до драки, у нас случился глубокий диалог: 

– Fuck you!

– Fuck yourself! 

Но я не могу не отдать ему должное. После матча Сэвидж подошел ко мне, пожал руку и сказал: «Респект, мужик. Спасибо за игру». Я был очень удивлен: только что мы друг друга лупасили, а теперь жмем руки. Прекрасно.  

Выход на Евро получился драматичным, команда воодушевилась. Когда узнали соперников по группе (Испания, Португалия, Греция), поняли, что будет крайне сложно, но хотели зацепиться за выход из группы: рассчитывали, что обыграем Грецию и поборемся с Португалией. Стало тревожнее, когда из-за травм потеряли двух основных центральных защитников – сначала Онопко, потом Игнашевича. Ярцев начал наигрывать Романа Шаронова из «Рубина» и меня, а в ротацию добавил молодого торпедовца Алексея Бугаева.

Перед Испанией были очень серьезные нагрузки. Мы проиграли еще в подтрибунке

За несколько дней до первого матча сборная получила очень серьезную нагрузку. Но не вся. Мостовой, Аленичев и я занимались по отдельной программе, так как в Европе сезон только закончился. Пока мы, условно говоря, бегали по кругу, игроки из чемпионата России выполняли сложные челноки. Вместе делали только упражнения с мячом. Честно говоря, такая дифференциация и степень нагрузки нас очень удивили. В команде стало как-то напряженнее – ребята были недовольны. 

В итоге на первый матч с Испанией большая часть игроков вышла на усталых ногах. Да и было ощущение, что мы просто не готовы бороться с такими звездами – проиграли еще в подтрибунке. Мы могли действовать более настойчиво, но прижались и только контратаковали. Тогда я снова понял, насколько важно бороться с лучшими игроками в европейских чемпионатах – не выходить разово на каких-то турнирах, а постоянно испытывать этот темп и технику.  

После матча Александр Мостовой дал то самое интервью испанскому радио про жесткие нагрузки. Видимо, он говорил не за себя, а за других игроков. Помню, как вечером меня пригласил взбешенный Ярцев и спросил: «Обо мне прошла неприятная информация. Это не ты сказал?» Странная встреча: то ли такой психологический ход, то ли Ярцев еще действительно не знал, кто дал интервью. Хотя в команде многие уже были в курсе. На следующий день Мостового отчислили. 

После Испании Ярцев разрешил съездить на пляж. К нам из Виго приехал Валера Карпин, мы сидели у воды, ярко светило солнце. Кто-то сказал Карпину: 

– Блин, Ярцев загонял нас, такие нагрузки! 

– Нагрузки-то большие, но кто-то же бегает.  

В тот момент Карпин показал на меня. Я действительно чувствовал себя хорошо. Но я и не тренировался так тяжело, как другие. Да и травма дала возможность дополнительно перевести дух. 

Роналду посадил меня на дисквалификацию, а Греция казалась очень средней командой 

С Португалией мы тоже выглядели неважно. Все стало очевидно, когда удалили Овчинникова. Это прямо точнейшая иллюстрация того турнира: Дима Лоськов оказался на своей половине поля и сделал слабый пас назад, Овчинникову пришлось вылетать из ворот в подкате – правда, комиссия потом признала, что руки не было. Супертехничный Лоськов, наверное, больше никогда в жизни не отдавал таких пасов, но на том Евро случались даже несвойственные нам вещи. 

Помните, в том матче на поле выбежал Отар Кушанашвили? Босс потом рассказывал, что хотел ему втащить. Говорит, слышит сзади какие-то шаги, думает, что сейчас на него набросятся, разворачивается – а там Отар. Его тут же свинтили и увели. 

Было очень интересно играть против 18-летнего Криштиану Роналду. Уже тогда стало понятно, что парень изменит историю футбола. Встречать его с мячом – невыносимо. Даже если ты берешь зазор, плассируясь, у него в любом случае остается вариант обыграть тебя за счет скорости и сумасшедшего рывка. Поэтому с Роналду нельзя оставлять одного опекуна – их должно быть минимум двое. На Криштиану я заработал вторую желтую, из-за которой пропустил матч с Грецией. 

Хорошо, что Грецию удалось обыграть. Мы с Овчинниковым смотрели тот матч с трибуны и даже не думали, что у греков могут быть шансы зайти так далеко. Да, неплохая организованная команда, но без выдающихся скоростей и техники. 

Несмотря на то, что чемпионат получился очень скомканным, мы не унывали. Вот на ЧМ-2002 у нас действительно было подавленное состояние, а после Евро казалось, что у сборной есть перспектива. Все-таки выиграли матч, который должны были выиграть, а бороться с Испанией и Португалией сложно всем. К тому же, когда у тебя такие проблемы с составом. 

По ходу чемпионата я встретился с Моуринью, он дал понять, что рассчитывает на меня в «Челси». Казалось, что впереди все самое интересное. Но про Моуринью и «Челси» я еще обязательно расскажу отдельно. 

Другие посты Смертина:

Отец сбегал с завода ради его тренировок и укладывал спать с мячом

Почему завидовать – полезно. Алексей восхищался партнером, который делал его игру умнее, научил материться и чуть не затащил в казино

Игроки падали в обморок и сбегали со сборов – Смертин вспоминает безумные тренировки в «Уралане»

Подписывайтесь на инстаграм легенды

Фото: Gettyimages.ru/Oleg Nikishin, Andreas Rentz/Bongarts; РИА Новости/Владимир Федоренко; East News/AP Photo/Darko Vojinovic, AP Photo/Thomas Kienzle

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Алексей Смертин
+302
Популярные комментарии
tonyadams
+110
Алексей, спасибо за искренне рассказанные истории! Ждем еще.
пользователь заблокирован
+98
Статья ни о чём , ни путина ни навального, ни как всё плохо в России , как будто на спортивный сайт зашёл.
Mikhalych77
+66
Алексей, Вас очень интересно читать, пишите пожалуйста больше!
Написать комментарий 39 комментариев

Новости