Реклама 18+

Валентин Филатов: «На первых же тренировках Григорян устраивал боксерские поединки»

Экс-защитник «Зенита», выступающий за «МашТех», рассказывает Кириллу Сухорукову о лучших и худших тренерах в своей долгой футбольной карьере.

«Давай на завтра, у «МашТеха» еще тренировки на большое поле есть, но собираются не всегда», – ответил Филатов на мою просьбу о беседе. Так и случилось, вечерний звонок на следующий день застал Валентина дома.

– Мы же не больше получаса? А то мне ребенка из кружка забирать надо.

– Постараюсь уложиться. Тренировка все-таки отменилась?

– Да, у нас игра послезавтра, народ не собирается.

– Непривычно сейчас оказаться в любителях?

– Конечно, все-таки с пяти лет в футболе. Хотя команда у нас неплохая – та, которая играет на большое поле. Если прибавить немного в «физике», добавить нескольких человек, может что-то получиться.

– Для себя уже точно решил, что закончил с профессиональным футболом?

– Еще не точно. Если будут какие-то варианты, то я не против попробовать. Какие варианты? На Сахалин вряд ли поеду. На Северо-Западе, если будет хороший вариант, можно поиграть. Знаю, что сейчас во второй лиге тяжело с финансами, берут и наигрывают в основном молодежь. Ветеранов зачастую подписывают только под задачу.

– Мотивация играть в футбол не пропала в последний год?

– Мотивация в питерском «Динамо» была, другое дело – мне почти не давали играть. Было непонимание. Все знали, что я недоволен тем игровым временем, которое получал, и пришлось разорвать контракт.

– Точилин не объяснял, почему ты не играл?

– Тренер может не объяснять причину. А говорить, что было на самом деле, невозможно, можно только догадываться. В «Динамо» сейчас дела идут хорошо, поэтому, наверное, можно сказать, что тренер прав в тех решениях, которые принимает.

– Ставит ли клуб задачу выхода в премьер-лигу?

– На выход в ФНЛ была однозначная задача, и мы ее выполнили. Что касается премьер-лиги, то думаю, скрытая задача присутствует. Команда постоянно на слуху, идет наверху, и упускать такую возможность нельзя, нужно цепляться сейчас.

– Ты воспитанник ФК «Звезда». Почему так и не попал в систему «Зенита»?

– Я сам с Металлостроя и ближайшим клубом, который играл в высшей лиге города, была «Звезда». Не та, которая сейчас выступает, а команда с метро «Пролетарская». К тому же меня тогда позвал тренер Манвэл Аранесович Арапетян. Интересная личность.

– Чем запомнился?

– Эмоциональный был тренер. А еще был бизнесменом и брал на себя расходы на команду, вывозил нас даже заграницу.

– А времена-то непростые были.

– Почему-то вспоминаю походы домой с тренировок. По пути еще были советские автоматы по продаже газировки. Одна копейка – просто газировка, три копейки – сладкая газировка. Шли, по пути находили на дороге мелочь, радовались безумно. И коллектив у нас был хороший, мы конкурировали со «Сменой», сильнейшей командой того года. Все это поспособствовало дальнейшему росту.

– И подписанию первого профессионального контракта.

– Да, мне повезло тогда, что образовалась команда «Локомотив-Зенит-2», в которой мне и предложили контракт аж на 100 долларов. Нам еле хватало на проезд на тренировки. Коллектив был хороший: Макс Мосин, Игорь Зазулин, Сергей Иванов, тренировал Борис Завельевич Раппопорт. После сезона во второй лиге меня перевели в первую команду.

– Ты заиграл в «Зените» в последний год работы Морозова. Чувствовалось, что у тренера уже проблемы со здоровьем?

– Конечно, но могу с уверенностью сказать, что лучшего тренера у меня не было. Он же вытащил столько ребят, которые потом заиграли в сборной. Тот же Кержаков, Аршавин. Морозов отличный психолог, который разбирался в людях. Сейчас таких нет. И мелочей для него в футболе не было.

– Например?

– Помню, как перед матчем со «Спартаком» он просил специально не стричь коротко газон на стадионе, чтобы более быстрые москвичи не имели преимущества. Юрий Андреевич держал на контроле все. Того же Денисова он придерживал в дубле, хотя тот давно его перерос. Видел, что он не готов эмоционально к основному составу. Потом направил его непростой характер в нужное русло, и Денисов стал тем Денисовым, которого все знают.

– Как прощались с тренером? Он как-то выступил перед вами?

– Когда я дебютировал в игре с «Локомотивом», Морозов звонил мне по телефону из больницы, поддержал и давал установку на матч. Потом звонил и в перерыве матча, объяснял какие-то корректировки.

– Петржела положительно о тебе отзывался. Был ли разговор с ним?

– К сожалению, все было только на словах. Я тогда не понимал, что не все зависит только от футбола. Его слова давали надежду на то, что все будет нормально, а по факту я теперь понимаю, почему и как так вышло, что я перестал играть. Кстати, то третье место в 2003 году, по моему мнению, больше заслуга не Петржелы, а Морозова.

– Когда купили Мареша, дорога в основу была закрыта окончательно?

– Не только его, но и других чехов. Шансов не было. А после сборов меня неожиданно поставили на игру за дубль в ДСИ «Зенит», и я «сломался».

– 4 октября минует 14-й год со дня трагедии с твоими родителями. Помнишь последний разговор с ними?

– Это был день матча с «Черноморцем». Отец попросил абонемент, чтобы поехать на стадион, а я после тренировки был уставший и решил остаться посмотреть футбол дома. Наверное, причина во мне, не надо было давать им билеты.

– Почему «Ока»? Это был выбор родителей?

– Картонный автомобиль. «Гроб на колесах», правильно его так называют. Готов был купить отцу новый автомобиль, но папа был человеком принципиальным. То, что заработал, тем и пользовался. Я просил взять свою машину в ту поездку, но он не захотел.

– Что вспоминается сейчас о родителях?

– Мама с высшим образованием, папа и вовсе был кандидатом физико-математических наук. За рубежом его признали ученым с мировым именем, но у нас в стране об этом даже не знают. Несмотря на все это, жили мы небогато. Папа был разносторонним человеком и хорошо разбирался в футболе, сам в него когда-то играл на любительском уровне. Никогда не ставил свое мнение выше других, никогда не тянул одеяло на себя.

– Прислушивался к его словам?

– Иной раз папа мог переубедить меня в каких-то вещах, но никогда этого не делал. Давал дельные советы… Может, и мало я прислушивался. Просто он не навязывал свое мнение, такой был человек.

– Как часто вспоминаешь родителей?

– Раз, а то и два раза в месяц выбираюсь в церковь и на могилу.

– Трагедия сказалась на твоей карьере?

– Конечно, да и отношение к жизни поменяла. Я потерял жизненный ориентир, для меня это был эталон, идеал. Я потерял намного больше, чем просто родителей.

– Как в «Зените» отреагировали?

– «Зенит» помог с похоронами, это было большое дело. В дальнейшем ситуация с клубом складывалась не самым лучшим образом. Из-за новой политики клуба команде оказались не нужны питерские игроки, которые не были слабее чехов. Скажу так: есть люди, которые действуют по такой схеме. Могу сказать, что Морозов никогда бы так не сделал. На таких людях, как он, держалась вся наша страна. Да и Виталий Леонтьевич давал тренеру полный карт-бланш в игровом смысле.

– Чем запомнился Мутко?

– Человек с феноменальной памятью. Как-то он прибыл в Нальчик в качестве министра спорта, приехал на базу, увидел меня: «Валя, что ты тут делаешь?» При всем при этом талантливый человек, грамотно управлял клубом во времена, когда бюджет был всего 6 миллионов долларов.

– Как ты оказался в «Носте»?

– После травмы мне надо было восстанавливаться, нужна была игровая практика, которую мне в «Носте» предоставили. К тому же команда ставила задачу. Да, город не особо приметный, регион на границе с Казахстаном, температура под 40 градусов. Но надо было чем-то жертвовать. Там были и свои плюсы: натуральное поле, хороший тренер, задачи.

– В том же году убили гендиректора «Носты».

– Разные слухи ходили. Не хочу говорить ни хорошее, ни плохое. Но то, что ему был небезразличен клуб, это совершенно точно. Он вкладывал свои финансы и в конце концов «Носта» вышла в первую лигу, хоть и недолго там продержалась.

– Что за клуб из Румынии, куда ты потом попал?

– «Униря» – команда из маленького городка с населением не больше 10 тысяч человек. Мы пробились в высший дивизион, и весь город вышел на улицу. Нас в буквальном смысле слова несли на руках в центре города, никто не ожидал такого результата.

– Тренером «Унири» был Дан Петреску. Что запомнилось от общения с ним?

– В тренировочном процессе проскальзывали английские нюансы. Каково было мое удивление, когда уже через несколько лет я встретил Петреску в России. Машин у него много было. Помню, Петреску приезжал на игры и тренировки из Бухареста – и каждый раз на новом автомобиле. Заработал человек в «Челси».

– Часто ли у тебя возникали конфликты с тренерами?

– Вообще-то да. Открытых конфликтов было мало, но я всегда имел свое мнение, свою точку зрения. И не всегда она совпадала с тренерской.

– Это я не просто так спросил. Григорян рассказывал, что поссорился с тобой уже на второй тренировке.

– Иногда за счет подавления, принижения одного авторитетного игрока люди пытаются, таким образом, приподнять себя. Со мной такого не получилось. Если бы это было по делу, я бы принял. Но то, в какой форме это происходило, понравиться не могло. Да и вообще Григорян, конечно, тренер эпатажный.

– Он и сейчас во всех хит-парадах.

– Я считаю, что можно по-разному налаживать отношения в коллективе, но всему свое время. И если игроки даже толком не познакомились друг с другом, устраивать на первых же занятиях боксерские поединки…

– И перчатки раздавал?

– Прямо на поле. А еще был хор и театральные сценки. Но не у всех же есть театральные способности. (смеется) Как-то на тренировке проиграли в квадрат, пришлось петь «Катюшу». А в команде был и Нарубин, и Павленко, и Бочков, которые играли и играют еще в премьер-лиге. Не только я, но и многие ребята этого не понимали.

– Почему в «Тосно» так часто меняли тренеров?

– Не хотел бы говорить на эту тему. Удивлен, что Парфенов так долго держится. По игре команда неплохо смотрится, но очков, к сожалению, немного. В этом году им надо наиграть состав, игру. С приходом опыта эта команда сможет занимать в РФПЛ более высокие места.

– Много ли было неожиданных поздравлений после твоего знаменитого гола «Спартаку»?

– Конечно, и звонили, и смс слали. Я не знаю, почему у нас так ненавидят «Спартак», там своя подоплека.

– Говорили потом, что твой гол уволил Карпина.

– Кстати, я хорошо относился и отношусь к его работе. Жалко, что так получилось. Но может, Карпин еще вернется. Я на самом деле больше расстроился, что дальше мы не смогли пройти «Краснодар», у нас были шансы. Еще хочу сказать, что ту команду построил Виктор Викторович Демидов. Он, кстати, и вывел «Тосно» из второго дивизиона в первый.

– Самый запоминающийся легионер, которого ты встречал?

– Айзек Окоронкво, который поиграл в английской премьер-лиге. Добродушный парень, но если он ускорялся на тренировке, после него можно было новый газон класть. В подкат шел по схеме: одна нога в шею, вторая – в колено. Но удивительно – всегда сначала в мяч попадал. (смеется) А еще он рассказывал, что он глава какого-то своего местного африканского клана.

– Забавно.

– Насколько я понимаю, когда умер его отец, он стал главой. Ему приходилось уезжать туда для решения каких-то вопросов. Там есть свои странные обычаи. Например, когда человек умирает, какое-то время не хоронят его тело. Может, мумифицируют?

– Нальчик – лучшее время в твоей карьере?

– В плане быта, обстановки и атмосферы в команде – да. Кабардино-Балкария – красивый регион. Четыре года в таком красивом и теплом месте – идеально.

– Про Красножана ходит много слухов, в том числе, что он многое решает за пределами поля. Что ты о нем скажешь?

– Конечно, у нас тоже были разногласия. Но человек многое делал, контролировал всю систему клуба. При тех условиях и финансовых возможностях нальчикского «Спартака» он давал максимальный результат. А в 2010 году были все предпосылки зайти в еврокубки. К сожалению, в тот год я получил травму.

– Как ты относишься к тому, что футболисты в премьер-лиге зарабатывают огромные деньги и живут в роскоши?

– У меня не было больших зарплат. Выступая в Нальчике, я только на четвертый год стал зарабатывать больше, чем зарабатывают в первом дивизионе, хотя я знал, что там получают больше. Для меня непонятны некоторые вещи в плане расходов футболистов, например, когда летают частными самолетами. В наше время такого позволить себе не могли.

– Расскажи, что интересного ты нашел для себя в «Спортинг-лиге»?

– Интересно играть, на самом деле. Радует, что много знакомых лиц, люди умеют играть футбол. Плотность игры – в этом есть своя специфика, надо привыкать, но есть интерес и конкуренция между командами присутствует. К сожалению, мы выступаем пока неудачно.

– Есть ли те, против кого тебе принципиально сыграть?

– Мне сейчас тяжело, но стараюсь в каждом матче доказывать и показывать, что не зря я так долго играл в футбол профессионально. Здесь против всех надо выходить с одинаковым настроем. У нас в «МашТехе», который играет 11х11, игроки выступают в «Спортинг-лиге» за разные команды, вот и обсуждаем предстоящие матчи. Что запомнилось? Как мы таким составом еще не набрали в турнире ни одного очка.

– Как будете исправлять ситуацию?

– Следующий тур станет определяющим. Проигрывать больше нельзя, хочется попасть в четверку.

Кирилл Сухоруков, http://sporting-spb.ru

Фото: fc-rostov.rufctosno.ru

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Жизненные интервью
+21
Реклама 18+
Популярные комментарии
elole
+1
Из песни слово не выкинешь, забил же гол и гол решающий
Ответ на комментарий Neos945
Тег "Спартак"??? Потому что он когда то нам забил, и его гол якобы уволил Карпина?

Задолбали уже, честное слово!!!
Andspartak
0
Ну ооочень своеобразный он человек
JohnnyMulka
0
Григорян , конечно, феерический долб..б
Написать комментарий 4 комментария

Новости

Реклама 18+