«Хотим, чтобы к 2020-му воспитанники составляли половину команды». Как живет ПСВ

Столетие, прожитое бок о бок с одной из крупнейших мировых бизнес-корпораций. Героическое прошлое, турбулентное настоящее и будущее, полагаться в котором придется только на себя. О положении дел в ПСВ участникам германо-голландской стажировки Red-White Business Tour, организованной бизнес-школой RMA для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» и его партнеров, рассказал генеральный менеджер эйндховенского клуба Питер Фоссен.

- Расскажите об отношениях ПСВ с Philips. Им уже больше 100 лет, в связи с чем хочется спросить: возможен ли такой вариант, при котором компания перестанет быть титульным спонсором клуба, владеющим к тому же правами на название стадиона? Может ли ПСВ отказаться от услуг Рhilips в случае если кто-то другой предложит клубу более выгодные условия спонсорства?

– Нет, это немыслимо. Просто потому, что присутствие слова Philips в нашем названии, в названии нашего стадиона – это наша история, это вопрос нашей идентичности. Собственно, аббревиатура PSV – это не что иное как Philips Sport Vereniging, спортивный союз Philips, организация, в свое время основанная хозяевами компании в первую очередь для ее сотрудников. Это сейчас мы ассоциируемся исключительно с футболом, а тогда, в 1913 году, ПСВ объединял представителей 18 видов, вплоть до шахмат.

На протяжении 100 лет мы всегда были с Philips, с ними связаны все наши достижения, все победы, в том числе самая главная победа в нашей истории – Кубок чемпионов 1988 года. Мы очень ей гордимся. Потому, что мы – маленький город, мы – небогатый клуб, мы находимся далеко за пределами первой двадцаткой Deloitte, но вот – у многих европейских столиц – у Москвы, у Берлина, у Рима, у Парижа – такой победы нет, а у нас она есть.

То же самое, если продолжать тему, касается и стадиона. Все, что мы выиграли, мы выиграли на нем. Он всегда стоял на том самом месте, где стоит сейчас. Он всегда назывался Philips Stadion. Он соседствовал с самой первой фабрикой Philips, на которой производились электрические лампочки, рядом с кварталом, построенным специально для стеклодувов и других работников предприятия – эти дома вы можете видеть и теперь.

Кстати, вам, как представителям России, наверное, интересно будет узнать о том, что первым крупным международным контрактом Philips был договор на поставку 50 тысяч ламп для Зимнего дворца. Его заключал сам основатель компании Антон Филипс, в 1898 году он лично ездил для этого в Петербург, и, по тем временам, это был такой успех, что когда он телеграфировал в Эйндховен о заключении сделки, то его компаньоны долго не могли поверить в происшедшее, и все переспрашивали: «Сколько-сколько?». И он раз за разом, на разных языках передавал: «Пятьдесят тысяч, пятьдесят тысяч, пятьдесят тысяч…»

В общем, нет, невозможно представить себе, что наш клуб как-то «оторвется» от Philips, перестанет ассоциироваться с этой компанией. Как, я думаю, невозможно и то, что о таком шаге по отношению к клубу задумаются в самой компании. При том, что уже очень давно непосредственно оперативным управлением PSV Philips не занимается.

Формально сейчас наши отношения закреплены этими двумя периодически продлеваемыми контрактами – о титульном спонсорстве и о продаже прав на название стадиона. Первый на данный момент приносит клубу 8 миллионов евро в год, второй – 4 миллиона. Ну, и разумеется, в рамках спонсорского соглашения Рhilips обеспечивает клуб всевозможным электронным оборудованием, электронной техникой – в частности, те четыре табло, которые вы видите на стадионе – это их продукция.


В музее ПСВ: свитер Ханса ван Брокелена, в котором 25 мая 1988 года вратарь провел финальную игру Кубка чемпионов против «Бенфики» и в послематчевой серии пенальти принес своей команде победу, отразив решающий  удар Велозу. Спустя месяц, 25 июня, ван Брокелен в составе сборной Голландии стал чемпионом Европы; в финале против сборной Советского Союза он не позволил реализовать пенальти Игорю Беланову


Нападающий ПСВ Коэн Диллен, родной брат Кора Диллена, в 60-е – 70-е годы возглавлявшего южноамериканское подразделение Philips, и обладатель до сих пор непревзойденного рекорда Эредивизи по количеству мячей, забитых в одном турнире: в сезоне 1956/57 он поразил ворота соперников 43 раза. По окончании карьеры Коэн основал табачную компанию, одна из марок сигар которой в честь его бомбардирского достижения получила название № 43


В музее Philips: реконстукция одного из цехов на первой фабрике компании, производившей электрические лампы


Телевизоры Philips разных годов выпуска. Первая телевизионная трансляция футбольного матча в Голландии состоялась в 1950 году. Технику, обеспечившую показ игры между ПСВ и «Эйндховеном» разработал и произвел, разумеется, Philips


Антон Фредерик Филипс, основатель Philips


Фриц Филипс, сын Антона Филипса, последний президент компании, имевший отношение к семье ее основавшей. Он прожил до 100 лет и умер в 2005-м. В память о Фрице администрация ПСВ навсегда закрепила за ним место на трибуне Philips Stadion (cектор D, ряд 22, сиденье 43)

- Какую долю вашего дохода обеспечивают упомянутые вами спонсорские выплаты от Philips? И как формируются остальные статьи бюджета?

– У нас бюджет текущего сезона утвержден в размере 64 миллионов долларов, и если говорить о том, какую часть этого дохода нам обеспечивают спонсоры – не только Philips, но и другие – в том числе Mercedes, Bavaria, UBC Media Group – то это 31%, почти треть. Вторая по величине статья – 22% бюджета – это доходы от эксплуатации стадиона.

Я в данном случае говорю не о футболе. Футбол – это только 25 дней в году, а мы стараемся, чтобы прибыльным для нас был каждый день. Соответственно, мы сдаем стадион – его можно взять в аренду целиком, можно договориться об отдельных помещениях. Здесь, например, на постоянной основе работает азиатский ресторан De Blauwe Lotus, довольно известное заведение, у него даже есть «звезда» Michelin.

Здесь проводятся выставки, концерты, конференции, какие угодно мероприятия – вплоть до частных вечеринок. Я подчеркиваю, снять можно абсолютно все – для любых целей, на разный срок. Единственное, что мы не сдаем – это собственно игровое поле, все остальное, даже раздевалки – пожалуйста.

Если говорить о том, сколько стадион приносит нам в дни матчей, о выручке за билеты, абонементы, то это еще примерно 20% бюджета. Телеправа дают 12%. Продажа атрибутики, сувенирной продукции – примерно 7%. Ну, и еще 8% в этом сезоне мы гарантированно закроем за счет денег, заработанных участием в Лиге Европы. Будь это Лига чемпионов, бюджет у нас, конечно, выглядел бы более внушительно. Вообще, скажу я вам, это очень плохо – надолго выпадать из Лиги чемпионов: если с вами это происходит, доходы сразу существенно падают, компенсировать их нечем, растет дефицит.

И с нами как раз так все и произошло: в период с 2004 по 2008 годы, когда мы четыре сезона подряд выигрывали чемпионат Нидерландов, и, таким образом, напрямую квалифицировались в Лигу чемпионов, бюджет у нас иногда доходил до 100 миллионов, и баланс доходов и расходов выдерживался. Но потом, именно потому, что в чемпионате мы с 2008 года не побеждали и в Лигу не отбирались, финансовое положение клуба стало ухудшаться, и в итоге в 2011 году мы оказались совсем уже в затруднительной ситуации.

- Как вы из нее выходили?

Нам пришлось включать режим очень жесткой экономии, сокращать нефутбольные департаменты, продавать игроков, уменьшать зарплаты. Нам пришлось под гарантии финансовой поддержки отдавать в залог муниципалитету землю под стадионом и тренировочной базой, пришлось брать кредиты. И, самое главное, и в этой в целом неприятной истории это – позитивный момент, мы пришли к окончательному выводу о том, что нам необходимо делать ставку на своих футболистов, на воспитанников собственной Академии, De Herdgang, потому что покупать звезд, пусть даже только восходящих, как это бывало прежде, мы сейчас позволить себе не можем.

Теперь мы ориентируемся именно на эту модель – поиск талантливой молодежи, ее воспитание, выведение на высокий профессиональный уровень и – последующая продажа в более богатые клубы. В принципе с этим, с поиском и продажей, у нас и прежде все обстояло благополучно. Если вы вспомните, как, на каких условиях в ПСВ приходили Гуллит, Роналдо, ван Нистелрой, Роббен, или тот же Стротман, если говорить о более поздних примерах, и какие суммы клуб выручил от их дальнейших трансферов, вы с этим безусловно согласитесь.

Другое дело, что всех этих игроков при всем желании сложно назвать нашими воспитанниками. А вот Депая, который в Академию ПСВ пришел 12-летним и дорос до первой команды и до сборной Голландии, мы воспитали сами. Нам, кстати, «Тоттенхэм» за него предлагал 16 миллионов евро, но мы отказались: думаю, он стоит дороже.

- Ставка на своих – это что значит? При каком соотношении воспитанников Академии и приглашенных футболистов в первой команде вы будете считать эту установку выполненной?

– У нас на данный момент в заявке главной команды из 25 игроков – 11 своих, и 5 из них, как правило, выходят в основе. Это нормальный результат. Задача на ближайшее время – ниже него не опускаться. А к 2020 году мы планируем достичь такого уровня, при котором не меньше половины главной команды будет состоять из воспитанников De Herdgang. Впрочем, я хочу сказать, что ставка на своих – это не только про игроков. Мы сейчас стараемся, чтобы и тренеры у нас были из этой же категории – из тех, кто за нас в свое время поиграл. Причем это касается как Академии, так и главной команды.

Вы знаете, главный тренер у нас сейчас – Коку. Ван Нистелрой работает с молодежной командой, которая играет во втором дивизионе, ван Боммель – с командой U-19. Это только звезды первой величины. И помимо них есть еще среди детских тренеров несколько человек с очень внушительным послужным списком – Зенден, например. Патрик Пауве, Йонас Колкка.

Мы рады, что они к нам вернулись. Мы этого хотели. Я думаю, это хорошо, что у нас работают именно наши бывшие игроки. Во-первых, потому, что для них наш клуб, его история, его ценности, это не пустой звук. И во-вторых, конечно, для молодых футболистов, в том числе для детей, эти люди – живой пример того, чего можно добиться упорной работой над собой.

Вообще, если говорить об Академии, мы сейчас уделяем ей очень большое внимание, мы очень серьезно в нее вкладываемся. Годовое содержание De Herdgang обходится клубу примерно в 4 миллиона евро, и довольно значительная часть этих средств идет на развитие новых, высокотехнологичные методик, разрабатываемых так называемой полевой лабораторией ПСВ (PSV’s Field Lab) для контроля за физическим состоянием игроков, их скоростью, выносливостью, оценки различных игровых действий и успешности принимаемых на поле решений.

- Учитывая экономию, которой вынужден придерживаться ПСВ, установлен ли в клубе потолок зарплат для выступающих за него футболистов?

– Да, конечно. Причем у нас сейчас ограничен не только уровень зарплат, но и уровень трансферных сделок. Мы не покупаем игроков, чья стоимость превышает 2,5 миллиона евро. Причем если сумма трансфера доходит до этой планки, то он обязательно должен быть согласован с акционерами клуба. Что касается зарплат: в ПСВ сейчас нет футболистов, зарабатывающих больше миллиона евро в год, а все контракты от полумиллиона также должны быть рассмотрены и одобрены акционерами.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Министерство образования
+144
Популярные комментарии
Zkent
+37
Мы по развитию своего футбола отстаем от апельсиновых лет на 100 наверное
surfer
+19
У меня вот после текстов этого блога о том как клубы добиваются лучшего результата обладая в 10 раз меньшим бюджетом меньше чем Зенит/Анжи обычно не стоит выбора за кого переживать.
Ответ на комментарий Sherlock Holmes
Да, клуб своеобразный, но сейчас, насколько понимаю, у него снова наметился подъем, отрыв в чемпионате очень приличный, в следующем году ЛЧ. Отличный пример симбиоза компании-клуба. Типичная голландская "семейственность" и расчет на своих в академии и все структурах клуба вплоть до взрослой команды. Мишленовский! ресторан на стадионе. Даже не знаю, за кого переживать в противостоянии с Зенитом)
Sherlock Holmes
+19
Да, клуб своеобразный, но сейчас, насколько понимаю, у него снова наметился подъем, отрыв в чемпионате очень приличный, в следующем году ЛЧ. Отличный пример симбиоза компании-клуба. Типичная голландская "семейственность" и расчет на своих в академии и все структурах клуба вплоть до взрослой команды. Мишленовский! ресторан на стадионе. Даже не знаю, за кого переживать в противостоянии с Зенитом)
philadelphia765
+17
в ПСВ сейчас нет футболистов, зарабатывающих больше миллиона евро в год, а все контракты от полумиллиона также должны быть рассмотрены и одобрены акционерами (c)
может, в рф стоит перенять голландский опыт, как уже сделали 315 лет назад?
Ёж-шатун
+13
Основная причина наличия частных клубов - развитый конкурирующий бизнес. Без частного бизнеса не будет частных клубов, некому давать рекламу. А у нас весь бизнес либо продажа ресурсов государством, либо перепродажа и торговля. Корень, как мне кажется. в этом.
Написать комментарий 32 комментария

Новости

Реклама 18+