Реклама 18+

Сказ о том, как сборная Латвии в своем первом турнире участвовала (часть первая)

Пока идёт межсезонье, «Рижский Динамит» решил провести очередной урок истории Латвийского хоккея и рассказать своим читателям о первом турнире сборной Латвии. Ну не совсем рассказать, а скорее перевести с латышского языка на русский статью, найденную на сайте Латвийской Хоккейной Федерации (оригинал статьи в блоге автора – здесь, в блоге можно найти много интересных статей на латышском языке).

Шел март 1932 года. Сборная Латвия отправилась на свой первый международный турнир – чемпионат Европы в Берлине. Беспокоиться за сохранение своего места в элите (в группе А) не было надобности - до такой упорядоченной системы градации мировой хоккей еще не дошел. Единственное, что тогда волновало – как Латвия будет выглядеть в сравнении с другими Европейскими странами, где в хоккей играют уже десятки лет.

В международную федерацию хоккея – LIHG (именно так в то время называлась IIHF, все дело в том, что название федерации в то время писалось на французском) – Латвию приняли 22 февраля 1931 года. Принято считать, что это произошло на конгрессе, прошедшем во время чемпионата мира в Крынице (город в Польше, в наше время – Крыница-Здруй). При этом как чемпионат, так и конгресс LIHG, закончился 8 февраля, а официальная дата принятия сборной Латвии указывается 22 февраля, т.е. на две недели позже.

В сезоне 1930/1931 годов в Латвии уже прошел чемпионат среди мастеров, который, как правило, не считается официальным, т.к. правление Латвийского Союза Зимнего Спорта (LZSS) официально назвала этот чемпионат «розыгрышем звания лучшей хоккейной команды», а не чемпионатом Латвии. Только в следующем сезоне (1931/1932 годов) этот хоккейный турнир получил название чемпионата Латвии. В это же время было принято решение отправить на чемпионат Европы в марте 1932 года Латвийскую «составную команду» или «представительскую команду» (так в то время называли сборную). Заявка Латвийской команды была принята, и сборная могла начинать подготовительную работу. Хотя при этом стоит отметить, что окончательное решение об участии в чемпионате LZSS принял только 3 марта 1932 года.

После проведения национального чемпионата, LZSS в своем официальном итоге сезона 1931/1932 годов указала цели участия и задачу: «Отправка команды на эти соревнование не означает желание достичь каких-либо успехов на турнире, это делается для того, чтобы наши хоккеисты понаблюдали и поучились этой игре в том виде, в котором в нее играют в Западной Европе».

Эта задача отразилась и в прессе перед отъездом в Берлин: «Поездка, в первую очередь, предусмотрена в целях обучения. На крупном турнире у наших спортсменов будет редкая возможность сойтись в борьбе с сильнейшими сборными Европы, и в то же время в течение недели наблюдать лучшие достижения в игре в хоккей на льду» (газета «Jaunākas Ziņas» [«Свежие Новости»], 4 марта 1932 года).

Чтобы полученные знания и наблюдения передать дальше.

Набор опыта в качестве задачи на участие в соревновании определил и принципы комплектации состава сборной. «Для этих целей команда была собрана с таким расчётом, чтобы из каждого общества [клуба] в нее попали лучшие и добросовестные хоккеисты, которые смогут добытые знания и наблюдения передать дальше» - сказано в сезонном отчете LZSS.

На практике план предусматривал, что «В нашу сборную будут включены по 1 игроку из ASK [Спортивный Клую Армии, т.е. СКА], US [Университетский Спорт], RFK [Рижский Футбольный Клуб], LSB [Латвийское Спортивное Общество], «Кейзармежса» [так же известного как «Кайзервальд», нем. Kaiserwald], «Унионса» [нем. Union], а так же еще 4 лучших игроков» (газета «Latvijas Kareivis» [«Латвийский солдат»], 3 марта 1932 года). То есть, было предусмотрено, что за сборную сыграют по меньшей мере по одному игроку с каждого клуба, играющего в Рижской зоне Латвийских соревнований мастеров. 3 клуба, игравших в Лиепайской зоне (Лиепайские ASK, LTK и «Olimpija») уже с самого начала остались «за бортом».

Стоит добавить, что заявка на одну игру в то время формулировалась по форме «8+1» (2 защитника, 6 нападающих (2 смены) и 1 вратарь). Запасной вратарь мог быть вне заявки, и его «одевали» при необходимости.

Где взять деньги?

Этот вопрос всегда был актуален, ведь, несмотря на то, что в 30-х годах чемпионаты проходили при поддержке национальных федераций, они все равно оставались любительскими. К тому же, время проведение совпало с мировым экономическим кризисом 1929-1933 годов. Спонсоров, в нашем понимании этого слова, не было, да и бюджет LZSS составлял пару тысяч лат, даже по курсу того времени это вовсе не было большой суммой, особенно учитывая то, что под контролем федерации находились и другие виды спорта – бенди, фигурное катание, конькобежный спорт, лыжный спорт…

В начале «тихая надежда» была на то, что дорожные издержки покроют «немцы, организующие соревнования в Берлине». Но «Берлинский клуб конькобежцев вчера [2 марта] телеграфировал о том, что не сможет выполнить просьбу возместить часть дорожных издержек Латвийским спортсменам» («Jaunākas Ziņas», 3 марта 1932 года) (речь идет о Berliner Schlittschuhclub, текущем на тот момент (1932 год) и многократном чемпионе Германии по хоккею).

Все-таки искать средства пришлось самим. Один из источников доходов был проведенный 5-6 марта 1932 года на катке LSB в Риге «Блиц турнир по Канадскому Хоккею». В этом турнире приняли участие все 6 клубов Рижской зоны, а доход от этого турнира был предусмотрен «на сбор средств для командирования нашей представительской команды в Берлин» (пишет «Latvijas Kareivis» 5 марта 1932 года). Днем позже этот же журнал оптимистично объявил: «Поединки [на турнире] очень интересны и собирают много зрителей, цель союза оправдается и часть средств на поездку на чемпионат Европы будет собрана».

Но этой прибыли оказалось мало, поэтому «Для увеличения средств, союз [LZSS] организует тренировочные соревнования между национальной командой и лучшими командами клубов на катке Эспланады в 9 вечера 8 и 10 марта» («Latvijas Sargs» [«Страж Латвии»], 7 марта 1932 года). И все же доходы от всех этих соревнований вместе взятые не были настолько велики, насколько их представляла в 1932 году пресса.

Бухгалтерский отчет LZSS о сезоне 1931/1932 годов свидетельствует, что «участие в Чемпионате Европы» стоили 869,77 латов. Из указанной суммы большую часть составляло пособие от LSOA [Латвийское Объединение Спортивных Организаций] в размере 300 латов, а «сборы средств с прибыли от соревнований» (в том числе и блитц-турнир) составил 200 латов, спортивные общества (т.е. клубы) ASK и LSB пожертвовали по 60 латов. Официальные отчеты свидетельствуют, что «тяжелый вопрос о средствах на это мероприятие был решен так, что часть денег на дорожные издержки принесли сами игроки, некоторые добирались за свой счет […]». Вот как…

«Проверочные» игры и проверка состава.

Подготовку к чемпионату Европы сборная Латвии начала своей исторической первой игрой 27 февраля 1932 года против сборной Литвы. Еще до игры спортивный обозреватель журнала «Pēdējā Brīdī» («В последний момент») предостерегал: «Это будет первая международная встреча, так как у нас практиковаться играть в эту игру начали только в прошлом году. Латвии сегодня придется выдержать тяжелую борьбу с гораздо более закаленным противником, так как в Литве в хоккей тренируются играть вот уже 5 лет. То, что литовцы – опасные соперники для нас доказывает тот факт, что в прошлом году одна из их команд победила сильнейшую команду Риги» (27 февраля 1932 года).

Состав сборной на эту игру определяли заместитель председателя LZSS Александрс Лиепиньш (представлял LSB) и член правления LZSS Паулс Фрелихс («Унион»). Примечательно, что состав сборной был сформирован из составов всего лишь двух Латвийских клубов – чемпиона и, на тот момент, лидера чемпионата «Унионса» и US. На игру с литовцами на каток отправились 9 человек – из «Унионса»: вратарь Хербертс Кушкис, защитники Индрикис Реинбахс (капитан), Арведс Кеслерс (в послевоенной литературе – Хербертс Кеслерс), нападающие Алфредс Вернерс и Йоханс Скадыньш; из US – нападающие Робертс Блукис и Адолфс Петровскис (по другим сведениям Адолфс был защитником), Леонидс Ведейс и Валентинс Волфрамс. Кандидатами (запасными) были названы вратарь Петерис Скуя (RFK) и Константинс Отланс (US), но на площадке они не появлялись. Латвия победила 3:0!

Общее фото сборных Литвы и Латвии перед товарищеской игрой 27 февраля 1932 года

Общее фото сборных Литвы и Латвии перед товарищеской игрой 27 февраля 1932 года. 

Фактически, в рамках подготовки сборной можно учитывать и последовавшую на следующий день (28 февраля) встречу столичных сборных – Рига против Каунаса. В этой игре на площадку вышли 4 человека из состава сборной, участвовавших в предыдущей игре (Блукис, Петровскис, Волфрамс, а так же резервист Отланс), а так же 5 других хоккеистов – Алфредс Брашманис (LSB), Арвидс Юргенс (ASK), Юлийс Линденбергс («Унионс»), Арвидс Петерсонс (ASK), Эрикс Петерсонс (RFK). Рижане победили со счетом 5:2. Непроверенными в матчах этих сборных остались лишь игроки «Кайзервальда».

Перед отъездом в Берлин сборная провела тренировку, на которой решался вопрос комплектации состава. 9-10 марта был объявлен состав, в котором были представлены все шесть клубов Рижской зоны чемпионата Латвии. Представителем сборной, которого в наше время можно было бы назвать генеральным менеджером (ну или, по крайней мере, главой делегации), был назначен член правления LZSS и администратор «Унионс» Паулс Фрелихс, который, как было упомянуто выше, уже участвовал в формировании состава сборной на первый матч. В процессе тренировки в сборной возникли разногласия, которые угрожали стать причиной отмены поездки сборной на свой первый турнир...

«Наши хоккеисты в Берлин не поедут»

Такой заголовок украсил спортивную рубрику журнала «Latvijas Kareivis» 12 марта 1932 года. Обозреватель издания изложил ситуацию: «Наша представительская команда по Канадскому хоккею потерпела фиаско в последней проверке против RFK. Играя в неполном составе, RFK победила сборную со счетом 5:4 (1:1, 4:1 и 0:2). Плюс ко всему, разногласия вызвал выбор представителя, поэтому команду в Берлин было решено не отправлять».

В вопросе о формировании сборной функционеры дошли до настоящего конфликта. «Кровь пустило» не столько поражение лучших хоккеистов страны от хоккейной команды RFK, сколько разногласия по вопросу формирования состава сборной, упоминания о котором в то время в прессе проскальзывало «сквозь цветы». Так, рупор Латвийской Армии, а так же принадлежащего ей клуба ASK, «Latvijas Kareivis» упоминал недовольство представителем сборной Паулсом Фрелихсом, при этом умолчав о недовольстве тем, что в составе сборной присутствовал только один хоккеист Рижского ASK – Арвидс Юргенс. При этом в версии состава от 9-10 марта присутствовало 4 игрока «Унионса», 3 – из US и даже 2 из RFK, но лишь по одному из Рижского ASK, LSB и «Кайзервальда».

«Наши хоккеисты в Берлине все-таки едут»

Такие или подобные заголовки украшали спортивные рубрики Латвийской прессы 12-14 марта. Дело в том, что поздно вечером 11 марта, на внеочередном заседании LZSS был вновь рассмотрен вопрос об отправлении сборной в Берлин и решены все разногласия. «Вчера Латвийское общество зимнего спорта окончательно решило отправить составную хоккейную дружину на Европейские соревнования в Берлине. После неудачи составной [команды] в тренировочном поединке против RFK, где она потерпела поражение со счетом 4:5, в состав команды были внесены изменения [..]» сообщает газета «Pēdēja Brīdī»(12 марта 1935 года).

Так же публикации в прессе (как и официальный отчет LZSS) указали на то, что был заменен представитель сборной на этом чемпионате – им стал Сергейс Фрелихс, который являлся братом предыдущего представителя – Паулса Фрелихса, а так же спортсменом и администратором спортивного общества «Унионс».

Стоит добавить, что в игре против RFK (пополненным двумя игроками US), проигранной сборной 10 января, были решены некоторые вопросы комплектации состава сборной, в том числе – выбор вратаря. «В команде победителей периодически играли 2 игрока US, которые заменяли играющего на противоположенной стороне [в сборной] нападающего RFK[Эрикса] Петерсонса. В первом периоде в воротах составной команды играл Кушке, а во втором периоде Отланс. Команда RFK отметилась победой в этом периоде со счетом 4:1. На последнем отрезке матча место в воротах составной команды занял вратарь RFK П.Скуя» пишет издание «Jaunakās Ziņas» 11 марта 1932 года. Ясно, что в состав сборной попали вратари Кушкис и Скуя.

В сезонном отчете LZSS назвал окончательный состав сборной, которая отправилась в Берлин:

  • Хербертс Кушкис (так же известен как Кушке; «Унионс»), вратарь
  • Петерис Скуя (RFK), вратарь
  • Херманис Залумс (RFK)
  • Эрикс Петерсонс (RFK)
  • Индрикис Рейнбахс («Унионс»), капитан
  • Йоханс Скадыньш («Унионс»)
  • Юлийс Линденбергс («Унионс»)
  • Алфредс Вернерс («Унионс»)
  • Арвидс Юргенс (ASK)
  • Алфредс Брашманис (LSB)
  • Адолфс Петровскис (US)
  • Леонидс Вэдейс (US)
  • Андрейс Йессенс (US)
  • Валентинс Волфрамс (US) 

До объявления состава сборной, в предыдущих «окончательных составах» так же фигурировали Зигурдс Бергманис («Кайзервальд»), Робертс Блукис (US), Янис Ланге («Кайзервальд»), Константинс Отланс (US), Карлис Паэгле (RFK), Арвидс Петерсонс (ASK), но в итоге они остались вне окончательного списка. В результате, в официальную делегацию не вошли не только команды Лиепайской зоны, но и «Кайзервальд».

Стоит напомнить,что непосредственно перед выездом команды в Берлин не был до конца улажен финансовый вопрос, и решен он был при помощи, в том числе, «софинансирования» со стороны игроков, что так же могло повлиять на выбор окончательного состава. Обозреватель газеты Latvijas Kareivis в номере от 13 марта отметил, что «за свои деньги поедут Линдбергс [Линденбергс], Залюмс, Вернерс и Йесенс», а так же морализирует: «Надеемся, что крупные издержки на дорогу не будут выброшены на землю и наши хоккеисты приобретут знания и впечатления вместе с голевым потопом». В армейском журнале не смогли скрыть критического отношения даже в пожелании «попутного ветра»...

В окончательный состав сборной вошли 14 игроков. Учитывая величину заявки на игру (9 игроков + запасной вратарь), можно было смело предположить, что не все они смогут добраться до практики. Но все же сборная ехала получать опыт, учиться, что, теоретически, можно делать и находясь вне площадки.

Сказ о том, как сборная Латвии в своем первом турнире участвовала (часть вторая)

"Рижский Динамит" в Facebook

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Рижский Динамит
+17
Популярные комментарии
dm
+2
A по-моему очень простой вопрос. Пусть по-латышски Виктор Тихонов будет Viktors Tihonovs, но почему он должен быть Викторсом Тихоновсом по-русски?
Ответ на комментарий cokpat
Спасибо за комментарий! Это сложный вопрос, пока, наверное, оставим все так, как есть, чтобы не разжигать лишний раз... :)

Вторая часть, кстати, здесь:

www.sports.ru/tribuna/blogs/rdynamite/811357.html
Maksims
+2
+
Только может мне одному, но на русском языке латышские окончания в порой совсем не латышских именах режут слух, в конце концов разница не в самих именах, а лишь в грамматике (морфемике), которую иногда лучше тоже подправить в соответствии с русским языком.
fira
+2
Заблудились где то и скитались целых 9 лет.)
Ответ на комментарий AlEg
Ну выыехали они в 1923-м а тобрались в 1932-м))))
MarGo
+1
Спасибо автору!
AlEg
+1
Ну выыехали они в 1923-м а тобрались в 1932-м))))
Ответ на комментарий dm
"Шел март 1923 года. Сборная Латвия отправилась на свой первый международный турнир..."

Так 1923-й или 1932-й?
Написать комментарий 10 комментариев

Новости

Реклама 18+