Реклама 18+

Сергей Кузьмин: «При правильной подготовке мне не составит труда побить Джошуа»

Российский боксер Сергей Кузьмин стал гостем эфира на Радио Зенит. С ним мы обсудили преимущество тяжелой весовой категории, невероятную скромность Энтони Джошуа и победы ценой переломанных пальцев.

- Когда вы приходили в бокс, вы четко понимали, что рано или поздно перейдете в профессионалы?

- Я еще в юношеском возрасте, когда совсем маленьким начал заниматься боксом, не мог представить, что так далеко зайду. На определенном этапе я начал понимать, что хочу заниматься именно боксом. В секцию я попал не сразу, в какой-то момент ходил на уроки музыки и на занятия «Школы выживания». И только потом я попал в бокс, выиграл свой первый турнир, отобрался на областные соревнования, поехал на окружной чемпионат, победил на юношеском первенстве России, и так моя жизнь закрутилась. Если оглянуться назад, то в боксе я уже выполнил норматив «Заслуженный мастер спорта» - а это самая высокая ступень. Конечно, когда я был любителем, то ставил перед собой цель поехать на Олимпиаду. Я этого момента не дождался, поэтому пошел в профессионалы.

- Это произошло уже в сознательном возрасте. Вам было 26-27 лет. Почему именно в это время?

- Я заметил, что в США практически каждый может пойти в бокс. Даже обычный учитель, коим является Ларон Митчелл. У него была мечта, и он реализует её в своих поединках.

- У каждого боксера случается поражение, после которого очень тяжело вернуться на ринг. Согласны, что именно вы нанесли такое поражение Митчеллу?

- Думаю, да. Ведь самое сложное – это вернуться после нокаута. Впрочем, были примеры, когда спортсмены возвращались после таких поединков и становились чемпионами. Главное – не как ты упадешь, а как ты поднимешься. Вспомнить хотя бы Мэнни Пакьяо. Он в свое время проиграл несколько боёв нокаутами. Но филиппинец вернулся на ринг и добился чемпионского пояса.

- А вы на старте карьеры на кого равнялись?

- Не было какой-то одной личности, которая меня тогда интересовала. Я очень любил смотреть бои с участием Мохаммеда Али, Джорджа Формана, Джо Фрейзера и Майка Тайсона. Это классика тяжеловесов. Одна боксёрская эпоха сменялась другой. А не так давно перед моим мартовским боем я побывал в зале славы. Там от всего исходит очень сильная энергетика: от зубных кап, до халатов. Этой боксерской атрибутикой владели великие чемпионы – Али, Форман, Шугар Рэй. Ну и наши спортсмены там тоже представлены.

- После первых пяти-шести боев у вас началась череда нокаутов. Почему так произошло?

- К тому моменту я уже отточил свою технику: нужно не просто махать кулаками, а более точно наносить удары. Тогда соперник будет тосковать.

- Один из самых обсуждаемых боев у вас был с Амиром Мансуром.  Он завершился технической ничьей, потом у вашего соперника нашли допинг, и бой остался без результата. Как вы сами вспоминаете произошедшее?

- Складывалось всё по плану. Мы с моим тренером Геннадием Машьяновым отрабатывали на тренировочном лагере все комбинации. Техника, тактика - все было в порядке. Но в боксе, когда бьются левша с правшой, велика вероятность столкновения головами. Есть даже такая статистика. При атаке я пошел вниз головой, он тоже наклонился. Это было непреднамеренно. Хотя в профессиональном боксе много грязных штучек: удары ниже пояса, по затылку, как-то исподтишка. Такое бывает. Ну а мы ударились головами, и рефери принял решение остановить поединок. Конечно, я испытывал обиду, горечь и некий осадок. Ведь я же готовился! Мы переговорили с менеджером, нам предложили матч-реванш. Я ответил: «Конечно, хочу».

Потом у соперника появились проблемы со здоровьем. Мы не стали зацикливаться на этом, я только начал набирать обороты, так что мы решили не ждать Мансура. Мне предложили поехать в Великобританию, это очень важно было на том этапе карьеры. Там я одолел Дэвида Прайса, а затем был бой с Джо Давежко – это американский поляк. Тогда я травмировал палец во втором раунде: перелом и вывих со смещением обломков. Я проводил свою комбинацию, но соперник двинулся на меня, и я повредил палец. В медицине это называется бенетта. Я думал, что просто его выбил, но через несколько раундов уже не могу зажимать кулак – рука опухла. Полурасслабленно старался контролировать бой, не показывая сопернику, что я получил травму.

- Тот бой был одним из самых эмоциональных с вашим участием. Это такая тактика у вас?

- Джо очень закрытый: и сам не идет вперед, и сопернику ничего не позволяет. Поэтому я пытался показать ему: «Иди сюда, я готов, твои удары ничего не значат».

- А ведь на него это не действовало. Давежко – это такой уравновешенный увалень. Он напоминает чем-то широченную тумбу.

- Настоящая пивная бочка. У него в профессиональном боксе прозвище «танк». Только малокалиберный, по ходу. Короче говоря, я провел 8 раундов со сломанным пальцем. Мой шеф Геннадий Юрьевич Машьянов умеет настроить. Я ему сказал: «У меня палец выбит». А он мне: «Забудь о руке, о боли, обо всем». Уже сейчас, когда спицы вытаскивал, чувствовал, как же больно. А тогда – сложно даже представить. Передняя рука у боксера выполняет 60-70 процентов работы. Мне в этом бою нужно было просто выиграть – довести поединок до конца. Если нокаутирую соперника, то будет идеально. Но в итоге я победил решением судьи.

- А как вашего соперника допустили до боя? У него же очень много поражений. А это был поединок за предчемпионский титул.

- Ему еще 28 лет, на любительском ринге он показывал хорошие результаты. Поэтому его держат в рейтинге, чтобы проверять бойцов: «мешок» или не «мешок».

 - После того боя с Давежко как сейчас тренируетесь?

- Сейчас я готовлюсь к титульному бою – в умеренном ритме с пробежками. Залечиваю травму руки. Спаррингов у меня нет. В мае начну готовиться к поединку. Надеюсь, что в августе выйду на ринг, буду прославлять Россию и Санкт-Петербург.

- Ваш ближайший бой будет с Мануэлем Чарром?

- Это один из вариантов. Может быть, кто-то из других боксеров станет моим соперником. Но Чарр – сейчас активизировался. Это неплохой вариант.

- К слову, один из ваших первых боев – это поединок с Марсело Насименто. Удивительный бразилец, с которым почти все уважаемые тяжеловесы когда-то встречались. Как так получилось?

- Так вышло, что он очутился на моем пути, и я должен был пройти его на пути к своему первому поясу. Это был мой третий бой. А у Тайсона Фьюри он был 14-м соперником. Делайте выводы, господа!

- У вас все бои – с отнюдь не проходными соперниками. Не было соблазна встретиться на ринге с оппонентом более низкого уровня?

- Мы пришли в профессиональный бокс не для того, чтобы «набивать статистику» непонятными боями, а чтобы стать чемпионами мира. И речи быть не может о проходных поединках. Даже в любительском боксе у меня такого не было. Я встречался и с олимпийскими чемпионами, и с чемпионами мира. Самый известный – это Роберто Каммарелле - он дважды побеждал на первенстве планеты. И он проиграл мне в четвертьфинале на чемпионате Европы.

- А вы с Энтони Джошуа не пересекались?

- Конечно, это мой близкий друг! (смеётся) Я бился с ним семь лет назад. Это чемпион мира по трем версиям, который избил Владимира Кличко и боксировал с Александром Поветкиным. Кстати, не сказать, что для Джошуа тот бой прошел легко, Александр продемонстрировал свои лучшие качества, хотя сработал, конечно, возраст.

- А это правда, что Энтони такой скромный?

- Да, как наши тренеры учили: хочешь чего-то добиться, тренируйся в спартанских условиях. Думаю, он сам себя ограничил, чтобы «не поймать звезду». Каждый профессиональный спортсмен должен работать, тренироваться и побеждать столько, чтобы ни в чём себе не отказывать.

- Сейчас в мире три ярких тяжеловеса – Джошуа, Фьюри и Уайлдер. Вокруг них всё вертится?

- Конечно. Уайлдер – чемпион, Фьюри был линейным чемпионом, но он же им и остаётся, потому что у них же была ничья. Джошуа – тоже чемпион мира, у него три пояса. Конечно, мне нужно, прежде всего, добиться претендентства, чтобы они захотели со мной провести бой. Тот же Энтони знает, как я бью, мы с ним провели поединок в любителях. Я не завышаю свои возможности, говоря о том, что я могу его побить. Потому что я – человек с большим опытом, столько лет уже в боксе. Если такой бой будет, то мы с моим тренерским штабом подойдём к нему на 100 процентов, и я думаю, что мне не составит труда победить его. Запишите эти слова, мы потом увековечим их! (смеётся)

-  Из всех ваших боев поединок с Прайсом стоит особняком. По крайней мере, так считают болельщики. А для вас?

- Каждый поединок по-своему запоминается. Бой с Дэвидом - не исключение. Я впервые боксировал на стадионе «Уэмбли», где с трибун на тебя смотрят 80 тысяч болельщиков. И почти все болеют за твоего соперника. Запомнился мне этот поединок своей эмоциональностью. Было много пресс-конференций до боя. Нас с Прайсом постоянно ставили лицом к лицу, он поднимал руку и улыбался. Я не придавал этому значение, так как знаю все боксерские фишки. Мне нужно было выйти в ринг - собрано и сфокусировано провести поединок. Хотел его нокаутировать, но это уже дело случая. Я все исполнил согласно заданию, выполнял установку на 100 процентов.   

- Вам сейчас 31 год. Это лучший возраст для тяжеловеса?

- У меня только начинается расцвет профессиональной карьеры. Я хочу защищать титулы, тренироваться, радовать болельщиков. Я не собираюсь никуда бегать.   

- Вы уже говорили о своем тренере. За Машьяновым интересно наблюдать во время боев. А как с ним работается?

- Геннадий Юрьевич – фантастический человек. У него огромный опыт работы и с профессионалами, и с любителями. Он предан делу, целиком и полностью отдается на 100 процентов. Мы подолгу не видим свои семьи, поэтому общаемся как родные. У нас очень тёплые отношения – что с Дмитрием Биволом, что с Геннадием Юрьевичем. Благодарен судьбе, что по сей день работаю со своим тренером. Мы многого добились в любителях и профессионалах и будем дальше прославлять нашу страну и наш город на Неве.

- Вы живете в Петербурге уже 10 лет. Насколько это для вас родной город?

- Я тут женился, у меня дочь здесь родилась. Я целиком и полностью пророс корнями в Петербург. Чувствую себя здесь дома.

- Вы выступаете в тяжелом весе. Это направление сейчас развивается динамично?

- Любая весовая категория – зрелищна. Если интересно посмотреть бои, которые заканчиваются нокаутами, то лучше выбрать более тяжелые категории. А техника – это про более легкие. Конечно, супертяжёлая весовая категория всегда была в приоритете. Настоящая элита. На ринг выходят здоровые громилы: они ломают друг другу кости, кровь, мясо. Это зрелищно. После ухода Владимира Кличко из бокса, это направление набирает обороты. Сейчас вступает в игру мое поколение, так что болельщиков ждут большие бои.

-  Сейчас очень много высокорослых боксеров. Насколько сложно с ними биться?

- Если не можешь достать головы, бей по туловищу. Мне так тренер говорил: «Бей по пузу, голова сама отвалится». Главное, чтобы это было отработано во время сборов. А рост соперника не так важен.

- Сейчас большой спрос на бои с вашим участием?

- Я седьмой в рейтинге WBA. Сейчас у меня такое время, что нужно немного подождать. На ловца и зверь бежит. Я не бью себя в грудь, что я всех одолею. Мы – скромные люди и ведем себя достойно.

 

Фото: Sportbox

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Выигранный воздух
+4
Популярные комментарии
Крыс Пол
+1
Какой-то клоун с зашкаливающим ЧСВ
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+