Правила жизни Марка Дегриза

alt

Моя карьера могла начаться не в «Брюгге», а в «Руселаре». Мне тогда было всего 15 лет, поэтому переговоры вели родители. Они подписали предварительное соглашение, но вскоре мной заинтересовался «Брюгге». Антуан ван Хов (бывший председатель правления клуба — прим. авт.) убедил маму, что договор с «Руселаре» не имеет юридической силы. Конечно, здорово подписать первый контракт с любым клубом, но я с детства мечтал оказаться в «Брюгге». Только представьте: парнишка из небольшого городка попадает в лучший клуб страны. Я был на седьмом небе от счастья. Мы с ребятами жили в школе-интернате. Я довольно быстро вписался в новый коллектив, но адаптироваться в большом городе было тяжело. У жителей Брюгге был совершенно другой менталитет.

В июле 1983-го меня перевели в дубль, а вскоре после 18-летия (25 сентября 1983 — прим. авт.) я дебютировал в первой команде в домашнем матче против «Кортрейка». Перед матчем я жутко волновался, ведь в нашем составе были такие громкие имена! Зато на поле стресс как рукой сняло, я просто наслаждался игрой. Конечно, раньше СМИ не оказывали такого давления на футболистов, как сегодня. Впрочем, кое-что не изменилось: в основу пробиваются считанные воспитанники. Наверное, отчасти в этом виноваты сами юниоры. Получив шанс, они расслабляются. Когда в руки попадают большие деньги, трудно противостоять искушениям.

В «Брюгге» я работал с Георгом Кесслером и Хенком Хаувартом. Два тренера с разными подходами, но единым посылом: нужно верить в себя, сохранять мужество и усердно работать. Перед дебютным матчем Кесслер отвёл меня в сторону и сказал: «Тебе всего 18 лет, но это неважно. На поле выходят лучшие. Покажи всем, на что ты способен». Знаете, сам я никогда не горел желанием стать тренером. Постоянный стресс — не для меня, да и учебный процесс кажется утомительным. Думаю, что не гожусь для этой работы. Другое дело — Прюдомм. Вот у кого глаза горят!

Лучший сезон в моей карьере — безусловно, 1987/88. Мы стали чемпионами Бельгии и дошли до полуфинала Кубка УЕФА. Конечно, мы соперничали за место в составе, но это не мешало нам оставаться лучшими друзьями. Худшее воспоминание — концовка сезона 1985/86. В марте Хенк Хауварт сказал, что я недостаточно стараюсь. Я пропустил финал кубка против «Серкль Брюгге» и предсезонные сборы, а потом не полетел на чемпионат мира в Мексику. Это был очень тяжёлый период. Другой болезненный опыт — отставка с поста спортивного директора. Я думаю, эта должность идеально мне подходит. За эти четыре года я изучил механизмы власти. Политика — своего рода спорт, и там тоже есть люди, которые готовы побеждать любой ценой.

Marc Degryse

Самый сильный соперник? Трудно выбрать одного. В чемпионате Бельгии, пожалуй, Марк Эммерс. Он просто не давал развернуться в центре поля. Лучший друг в футболе — без сомнения, Ян Кулеманс.

Сейчас многие футболисты занимаются бизнесом. Например, Венсан Компани открывает спорт-бары. Мы с друзьями были владельцами кафе, но толком не заработали. Честно говоря, мы ничего не смыслили в инвестициях, нам просто нравилось пить кофе после тренировок. В один прекрасный день, когда мы возвращались из Испании, пришла идея открыть собственное заведение. Мы назвали его Los Amigos — «Друзья».

По окончании сезона 1987/88 я захотел уехать за границу. Мной интересовались несколько европейских клубов, особенно мадридский «Атлетико», но в то время игроки были марионетками в руках боссов — ситуация изменилась только в 1995-м году после введения правила Босмана. Руководство «Брюгге» меня не отпустило, и я затаил обиду. Следующим летом появился вариант с «Андерлехтом», но я не хотел оставаться в Бельгии. Потом поступило предложение от «Мехелена». Клуб выиграл Кубок обладателей кубков УЕФА, и президент Джон Кордье хотел усилить команду, но я снова отказался. Фанаты стали освистывать меня за дезертирство. Я никогда не отвечал на их провокации, потому что иначе только подлил бы масла в огонь, но порой сдержаться было непросто.

В конце концов мне всё-таки удалось перейти в зарубежный клуб, но моё европейское приключение вышло коротким. Мне было уже тридцать лет, когда я подписал контракт с «Шеффилд Уэнсдей». К тому моменту я отыграл 12 сезонов в чемпионате Бельгии. Мне не удалось задержаться в Англии, но я не жалею, что принял этот вызов. Высокая конкуренция заставляет каждый день доказывать свою состоятельность. Современные бельгийские футболисты, за исключением Куртуа, Де Брюйне и Азара, не готовы срываться с насиженных мест. Молодые таланты должны сначала окрепнуть на родине — вот почему я думаю, что Бьорн Энгелс принял верное решение.

40920c1e-3eea-11e2-a41e-e80aa3b7627e_original

За 19 лет я четыре раза становился лучшим футболистом года в Бельгии — это рекорд, которым я очень горжусь, ведь победителя выбирают другие игроки. Они не понаслышке знают о способностях товарищей по команде и соперников.

«Брюгге» дважды давал мне шанс проявить себя, и я очень признателен клубу за помощь. У меня в груди по-прежнему чёрно-синее сердце, вот только шрамы на нём никогда не заживут.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Футболом жгу сердца людей!
+2
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+