Реклама 18+

«Меня вызывали в комитеты, отговаривали от перехода в ЦСКА, но обещали отстоять мои интересы». Вратарь сборной СССР, который отказал Тарасову

Мы публикуем главу из книги «Мужская работа» – книги, посвященной советским хоккейным голкиперам 60-х и 70-х годов прошлого века. Эту книгу написали вратари-с детства-любители Александр Зарецкий (известный также как лидер музыкальной группы «Старый приятель») и Евгений Стариков. Этой работе они отдали несколько лет жизни, разыскивая и встречаясь с известными или почти забытыми вратарями, составившими славу советского хоккея.

К сожалению, эта книга стала посмертной для одного из авторов – Александр Зарецкий скончался в этом году.

Сейчас на краудфандинговом сайте Планета заканчивается сбор денег на ее издание – других вариантов увидеть эту работу напечатанной уже не осталось.

* * *

Витя Пучков родился в не самое простое время: вовсю еще грохотала Великая Отечественная война, трудно было и на фронте, и в тылу.

После войны страна потихоньку приходила в себя, жизнь возвращалась в города и села, а для подрастающих мальчишек любая забава превращалась в большую радость. Когда же в Серове – родном городе Виктора Пучкова – открылась детская спортивная школа, ребятишки рванулись записываться в хоккейную секцию.

Инициатором создания школы стал Лев Павлович Моисеев, бывший фронтовик, а также большой энтузиаст спортивного движения в городе. Круг его спортивных пристрастий был поистине богат: от легкой атлетики и волейбола до хоккея с шайбой. Еще будучи действующим игроком «Металлурга» (команды Серовского металлургического завода, выступавшей в первенстве России, класс «Б»), Лев Моисеев добился строительства в городе хоккейной коробки с электрическим освещением, что в ту пору в Советском Союзе было исключительной редкостью. Неудивительно, что, став тренером хоккейной команды города Серова, он загорелся идеей создания ДЮСШ.

Хоккей в городе в ту пору был сродни религии, местные игроки для мальчишек были кумирами, в какой-то степени даже небожителями. Детвора бегала за хоккеистами, выпрашивала клюшки, на стадион пытались попасть самыми невероятными способами, стараясь не пропустить ни одного матча любимой команды. А двор дома, в котором жили Пучковы, был исключительно спортивный: летом пацаны играли в футбол, зимой гоняли шайбу по льду.

Один местный энтузиаст поставил во дворе небольшую хоккейную коробку. Вот тогда маленький Витя и решился пойти в хоккей. Была лишь незадача: на коньках не умел кататься! Друзья его уже с успехом осваивали первые азы игры, а Витя скромно стоял в стороне. Тогда его первый тренер, Лев Моисеев, принял действительно судьбоносное решение – отправил его играть в ворота. С этого момента и началась вратарская карьера Пучкова.


Виктор Пучков

Не сказать, что поначалу все у него гладко складывалось, нужно было очень многому учиться – в этом как раз помогал тогдашний вратарь «Металлурга» Арсентий Яковлевич Боровиков.

В 1961 году Виктор стал игроком главной команды города. Команда была заводская – и хоккеисты в ней играли закаленные: сталевары, прокатчики – словом, крепкие мужики. Вся команда старалась поддержать молодого вратаря, всячески помочь ему закрепиться в составе и демонстрировать надежную игру.

В том же сезоне-1961/62 «Металлург» вышел в финал первенства России, который проводился в Казани. Участвовали местные хоккеисты СК им. Урицкого, «Химик» (Новосибирск), «Труд» (Пенза), две команды из Челябинска – «Металлург» и «Буревестник», раменский и ангарский «Труд», а также саратовский «Авангард». Хозяева турнира по игре были на голову выше своих соперников – в итоге и заняли первое место, но команде из Серова удалось сыграть с казанцами вничью (1:1).

Кроме этой ничьей у «Металлурга» были четыре победы, достигнутые в немалой степени благодаря уверенной игре Виктора Пучкова. Уже тогда в 17-летнем юноше стали проявляться задатки талантливого вратаря, подкрепленные невероятным трудолюбием и беззаветной преданностью хоккею. Неудивительно, что по результатам того турнира Виктор заслуженно получил место первого вратаря сборной команды России для участия в Спартакиаде народов СССР 1962 года. Местом проведения выбрали Свердловск. Но случилось непредвиденное.

– Первая игра моя, полная, была в Глазове, – вспоминал Пучков. – Тогда Моисеев или поверил, или рискнул – и я удачно отыграл. После игры тренер тогда со мной где-то час ходил по вокзалу, мы все говорили, говорили о будущем спортивном.


Вратари, в разные годы защищавшие ворота серовского «Металлурга». Слева направо: заслуженный тренер России Лев Павлович Моисеев, Вячеслав Павлович Илюхин, мастер спорта Арсентий Яковлевич Боровиков, Александр Михайлович Лаптев, мастер спорта международного класса Виктор Иванович Пучков, Александр Васильевич Силенко, Геннадий Андреевич Шеповалов (фото из личного архива А. Силенко)

В 1962 году Пучков переезжает в Свердловск – в местный «Спартак». В составе команды тогда было 15 человек, еще пару молодых игроков держали в запасе. Это был не самый сильный хоккейный клуб, звезд с неба не хватали, но Виктор в «Спартаке» ходил в статусе третьего вратаря; в команде уже было два добротных голкипера: Борис Веретенников и Валерий Зубарев. Первый потом уехал играть в «Сибирь», а Зубарев выступал за воскресенский «Химик».

18-летнему Вите Пучкову приходилось довольствоваться выступлениями за свердловское «Динамо» и УПИ, тренироваться с юношеской и молодежной командами – все ради поддержания спортивной формы. Но даже в такой ситуации у него не оставалось иного выхода, кроме как вернуться в «Металлург». Случилось это в декабре 1962-го, а летом следующего года он снова предпринял попытку закрепиться в составе свердловской команды. Как раз к тому моменту Веретенников и Зубарев разъехались по своим новым клубам, и у Виктора появился реальный шанс закрепиться, более того – стать основным голкипером.

– Вечером мне предстояло ехать поездом в Свердловск. Играли мы тогда без масок, в одном из эпизодов шайба попала мне в лицо. В тот момент я даже ничего и не понял: как это, что? Спрашивают:

– Голова кружится?

– Да нет, вроде не кружится.

– А, может, кружится?

– Может, и кружится…

– Парень, у тебя сотрясение мозга!

– Какое сотрясение? Я ничего не чувствую.

Молодой я был, а руководство не стало рисковать: в общем, мимо Спартакиады я «пролетел». Да, вратаря (парень этот пензенский был), которого мне на замену взяли, буквально прямо с поезда Казань – Пенза сняли. С поезда – и в сборную! (Смеется).

* * *

Для более полного представления того, в каких условиях оттачивалось вратарское мастерство Пучкова, поближе познакомимся с историей свердловского «Спартака» – впоследствии «Автомобилиста».

В далеком 1956 году уральский клуб завоевал право представлять свердловский хоккей в Высшей лиге советского хоккея. С одной стороны, это было огромное достижение всего спортивного коллектива и его игроков, с другой – тогдашний состав и финансирование клуба не позволяли думать о каких-то серьезных результатах. Собственно, следующие несколько сезонов и подтвердили, что комплектация уральской команды не соответствует уровню класса «А» нашего хоккея – за командой прочно закрепился статус аутсайдера лиги.

Справедливости ради надо отметить, что за время пребывания в элите советского хоккея свердловчане порой показывали зубы, лишая очков торпедовцев Горького или московских динамовцев, обыгрывая армейцев Ленинграда или челябинский «Трактор», но… сезон-1963/64 «Спартак» уже провел во второй группе класса «А». Кризис назрел. Как ни критична была ситуация, надо отметить, что радикальные меры, предпринятые местными партийными и спортивными функционерами, оказались весьма эффективными и позволили сохранить боеспособную команду в городе. В первую очередь была проведена замена тренерского штаба: возглавил команду Сергей Андреевич Митин, заслуженный тренер РСФСР, вторым тренером был назначен коренной свердловчанин, Владимир Григорьевич Шумков.

– Выдали форму – и контрольная игра. – Поначалу, конечно, было несколько непривычно, ведь команды с таким названием никогда не было. Что же касается финансирования, то тут тоже у нас были большие сомнения. Одно дело – Уралмаш, финансировавший тогда футбольный клуб, другое дело – обычное Управление. Но начальник управления Зернов тогда нам однозначно заявил: «Я как свистну со всей области автохозяйства, мы Уралмаш по финансам за пояс заткнем!».

Именно этот тренерский дуэт смог заинтересовать игроков, поигравших за столичные клубы, в перспективе выступлений за свердловский клуб, вдобавок ко всему в состав «Спартака» была привлечена значительная часть молодых игроков, преимущественно из Серова. И началась конкуренция: молодежь «подпирала», рвалась в бой, и как раз за счет сплава молодых, жадных до побед игроков и опытных добротных хоккеистов получилось создать боеспособную команду, которую теперь стали называть «Автомобилист». Дело все в том, что тогдашнее финансовое положение общества «Спартак» было, мягко говоря, скромным и не позволяло хоккейной команде выйти на качественно новый уровень игры, качество финансирования уже не соответствовало возросшим требованиям по комплектации клуба.

В такой ситуации было найдено нестандартное, но весьма эффективное решение: все заботы по содержанию «Спартака» легли на плечи Средне-Уральского транспортного управления. И коль уж транспортники стали оказывать всемерную помощь хоккеистам, то и команда с 1967 года стала именоваться по-другому. Идея названия «Автомобилист» пришла в голову тогдашнему руководителю областного совета «Спартака», ветерану Великой Отечественной войны Владимиру Даниловичу Коту. Постепенно, год за годом, «Автомобилист» шел к своему самому удачному хоккейному результату, которого он добился в рамках розыгрыша XXIII чемпионата СССР сезона-1968/69.


Виктор Пучков

Первенство проводилось в несколько этапов. Вначале команды первой подгруппы провели турнир в два круга. Затем клубы, занявшие шесть первых мест, продолжили игры между собой еще в четыре круга. Свердловская команда на предварительном этапе пропустила вперед лишь ЦСКА, московский «Спартак» и «Химик» (Воскресенск). Но в финальной части «Автомобилист» уже не смог противостоять тогдашним грандам советского хоккея – три московских клуба и один из Подмосковья оттеснили свердловчан на пятую строчку итоговой таблицы. Пусть уральская команда и осталась без медалей чемпионата, Кубок прогресса, врученный по итогам первенства, стал подтверждением возросшего мастерства хоккеистов под руководством Сергея Митина.

* * *

Теперь самое время вернуться к главному герою нашего рассказа. 1968 год оставил на своем календаре два десятка страниц, наступил четверг 12 декабря. Вы наверняка знаете, что московский армейский хоккейный клуб в те времена редко кому удавалось обыгрывать – по причинам так же всем известным. Но чтобы разгромно уступить провинциальному клубу, да еще на второй день после 50-летнего юбилея главного тренера ЦСКА... Говорят, что даже радиостанция «Голос Америки» известила своих слушателей о столь сенсационном результате.

Попробуем восстановить подробности того памятного поединка.

Москва, Дворец спорта ЦСКА. 12 декабря 1968 г. 3000 зрителей. 0:6 (0:2, 0:0, 0:4).

Судьи: Ю. Агапов (Ленинград), А. Сеглин (Москва).

Составы команд:

ЦСКА (6 минут штрафного времени): Толстиков (Толмачев); Зайцев – Ромишевский, Рагулин – Лутченко, Гусев – Брежнев; Мишаков – Ионов – Моисеев, Викулов – Александров – Фирсов, Михайлов – Петров – Харламов, Полупанов.

«Автомобилист» (2 минуты): Пучков; Прокопьев – Асташев, Велижанин – Наумов, Язовских – В. С. Кузнецов; Замонин – Голоухов – Чекалкин, Игошин – Шугин – Рудаков; Коковин – Елистратов – Мендубаев.

Большинство: 0 : 0.

Шайбы забросили: Мендубаев (10), Елистратов (20), Елистратов (42), В. С. Кузнецов (43), Мендубаев (45), Коковин (60).

– Был еще эпизод, когда Володя Петров выкатился один на один со мной. Щелчок у него в те времена был стра-а-а-шный! Я весь сконцентрировался, встал в стойку. Петров бросает – и шайба попадает точно в черенок моей клюшки. Вот потому я и говорю, что Бог тогда был на нашей стороне.

А отдельные моменты я и не помню уже. Когда же прозвучал финальный свисток, наступило какое-то опустошение. Мы даже не могли поверить, что такое могло случиться.

На 10-й минуте Мендубаев забросил шайбу после передач Коковина и Елистратова, на 20-й минуте Елистратов забросил шайбу с передачи Мендубаева.

Порядок бьет класс: «Автомобилист» вышел тогда на лед с четким осознанием того, что только строгая игра в обороне, дисциплина и терпение может принести им достойный результат – поражение, но не крупное. Годом ранее такая тактика вообще позволила уральцам добиться ничейного результата в матче с ЦСКА.

На этот раз тренер гостей выбрал в качестве главного оружия игру на контратаках малыми силами. Во-первых, это позволяло обезопаситься от провалов в обороне, а во-вторых, атакующие возможности свердловчан были крайне разнообразны, стремительны и позволяли разыгрывать многоходовые комбинации в зоне соперника. Потому хоккеисты «Автомобилиста» не бросились на ворота соперника, а терпеливо сдерживали атаки армейцев, которые с первых минут решили подавить соперника стремительным темпом игры и многочисленными бросками по воротам Пучкова.

Гости постепенно стали тревожить своими контратаками защитные порядки армейцев, которые на 10-й минуте первого периода не смогли справиться с комбинацией Коковин – Елистратов – Мендубаев. Именно эта тройка молодых, но уже набравшихся опыта хоккеистов сыграла великолепно в тот вечер! На последней минуте первого периода они вновь убежали в контратаку, оставили не у дел Рагулина и Толстикова, а Александр Елистратов поразил ворота ЦСКА.

Второй период не внес радикальных изменений: ЦСКА так же энергично атаковал, «Автомобилист» уверенно оборонялся. Анатолий Тарасов активно работал на скамейке запасных, подсаживался к тому или иному игроку с указаниями, пытался внести коррективы, чтобы изменить ход игры. Но все было тщетно. Когда Рим Мендубаев установил на табло счет 5:0 в пользу гостей, Анатолий Владимирович уже не обращал внимания на происходящее на льду: идет атака на ворота армейцев, а он вполоборота стоит и с Кулагиным разговаривает. Юрий Коковин шестую шайбу забрасывает, Тарасов даже головы не повернул. Окончательный результат матча удивителен не только разгромным поражением хозяев льда, но и тем, что все шайбы забросила одна пятерка!

Сразу же пошли слухи, что игроки ЦСКА были в этот день не в форме – якобы накануне чисто по-русски отметили юбилей главного тренера. Это решительно отвергает Борис Михайлов: «Да не напивались мы! Проиграли так крупно, потому что это просто был не наш день. В атаке мало что получалось, а соперник, наоборот, поймал кураж. А уж что вытворял вратарь “Автомобилиста”! Стою, помню, перед пустым углом ворот, бросаю, а лежащий в стороне Пучков каким-то невероятным образом поднимает руку, и шайба залетает в ловушку».

«Я любил играть на выезде, – вспоминал сам голкипер. – Дома-то играть – двойная ответственность, там свои трибуны, все ждут победы, жестко реагируют на твои ошибки. А в выездных поединках ты – король: ты отбил шайбу на глазах болельщиков домашней команды, они неистовствуют, а тебе хорошо. На выезде я не боялся играть, даже интереснее было.

С московским «Спартаком» был замечательный матч в 1970 году. Игра проходила при полных трибунах, 13 тысяч зрителей, хозяева играли вдохновенно, а мы их обыграли, если не ошибаюсь, со счетом 9:2. Я даже как-то просматривал фотографии в альбоме: счет меняется, счет меняется… это было прекрасно!».

Бесспорно, в тот день голкипер свердловчан был главной звездой матча: отразил более 30 бросков в створ ворот, не пропустил ни одного и показал максимально самоотверженную игру. 

Для тренера любой команды счет 0:6 – удар по самолюбию. Теперь представьте, как на такое поражение мог отреагировать Тарасов! Но он нашел в себе силы зайти в раздевалку победителей. Воцарилась тишина...

«Спасибо за урок, уральцы! А вот мои засранцы… поздравили, называется, с юбилеем» – и низко поклонился!

Пучков сидел на выходе из раздевалки, у двери. Тарасов, проходя мимо, за ухо его: «Не зазнавайся!». А потом уже, когда в коридор вышел, то встретился там с тренерами «Автомобилиста». Тут он Митину и говорит: «Серега, что же ты наделал?!» – «Это не я, Анатолий Владимирович, это они!».

Вспоминая ощущения после того разгрома армейцев, сами авторы сенсации говорят, что у всех наступила какая-то психологическая опустошенность. После игры команда отправилась в гостиницу, все пришли в комнату к капитану команды Александру Язовских, включили телевизор – как раз в то время шел «Спортивный дневник». Там просто объявили результат – и не более, матч по телевидению не транслировали.

На следующий день министр автомобильного транспорта РСФСР распорядился предоставить свердловчанам более комфортабельную гостиницу, пригласил к себе отобедать на дачу и подарил каждому игроку по радиоприемнику. Шутливо спросил: «Ну что мне теперь? Гречко (тогдашний министр обороны Советского Союза) звонить?».

Через четыре дня ждал матч с московским «Спартаком» – по большому счету встречались две команды, которые относились к ДСО «Спартак». Москвичи в сезоне-1968/69 показывали качественную игру, боролись с ЦСКА за чемпионство – и на высшем уровне было решено, что не стоит спартаковцам терять очки в этом матче. «Автомобилисту», который вполне мог продолжить победную серию в столице, сказали: «Нельзя!». В этой ситуации тренерскому штабу пришлось радикально перекроить звенья, место в воротах занял Валерий Голдобин (Пучков вышел на лед во втором периоде, когда счет был уже 3:0). Сдержать в тот день Александра Якушева было нереально – он забросил 4 шайбы (итог – 6:3) За матчем, который проходил в Лужниках на открытой площадке, наблюдали 12 тысяч зрителей. Только представьте себе!

Не лишним будет напомнить еще об одном матче – 26 ноября 1968 года в Свердловске – в рамках розыгрыша XXIII чемпионата СССР. Зрители увидели убедительную победу «Автомобилиста» над армейцами Ленинграда. Виктор Пучков отыграл на ноль, а его партнеры по команде забросили шесть шайб. Но запомнилась та игра не только счетом.

Турнир тогда проводился в два этапа – и чтобы попасть в финальную часть соревнования, хозяевам нужно было обязательно побеждать, гарантировав попадание в топ-6. Настрой был запредельным, градус ответственности просто зашкаливал. Нервозности предстоящему матчу добавил факт, что бригада судей не явилась на игру – опоздала на самолет. Срочно были назначены местные арбитры, но, как ни старались они объективно относиться к нарушениям с той или иной стороны, к гостям проявляли излишнюю строгость.

При счете 1:0 «Автомобилист» получил большинство. У хозяев была наигранная комбинация, которая практически всегда приводила к заброшенной шайбе. Соперник, даже зная об этой домашней заготовке, ничего не мог противопоставить стремительному входу в зону. Хитрость еще заключалась в том, что один из игроков – Валерий Чекалкин – активно работал с вратарем: закрывал ему видимость во время броска, слегка его цеплял, мешал зафиксировать шайбу. Судьи зачастую не успевали заметить это. И все же в какой-то раз Чекалкин перестарался: так зацепил голкипера СКА, что тот потерял шайбу из видимости и увидел ее только в своих воротах. Счет стал 2:0.

Что тут началось! Разъяренный вратарь ленинградцев стал требовать отмены гола – по его мнению, шайба была заброшена с нарушением правил. Игроки обеих команд обступили судей, каждый доказывал свою правоту, голкипер армейцев сильнее и эмоциональнее всех настаивал на отмене гола… В какой-то момент он не выдержал и со всего маха врезал ловушкой по лицу арбитру! Страсти накалились до предела: тренер ленинградцев в знак протеста увел свою команду в раздевалку. Около 7000 зрителей, присутствовавших на матче, кричали и свистели

Минут через 10–15 игра возобновилась – видимо, тренеру СКА Николаю Пучкову дали понять, что такой протест будет ему дорого стоить. Три игрока из его же команды получили каждый по 10-минутному штрафу, а зачинщик скандала Владимир Шеповалов был удален до конца игры. Говорят, армейцы тогда прилетели в Свердловск с одним вратарем – и доигрывать тот матч СКА пришлось с полевым игроком в воротах. Может быть и так, но почему тогда на следующий день второй вратарь армейцев, Олег Володяев, отыграл полный матч против свердловчан?

* * *

«После каждой игры сборной в Канаде Анатолий Тарасов звонил руководителю нашей делегации Андрею Старовойтову и всякий раз интересовался: «Как Пучков, как Пучков?». То есть он конкретно держал мою игру на контроле. Когда же нам оставалось провести в Канаде еще два матча, Старовойтов вызвал меня к себе: «Вот тебе билет на самолет до Москвы, завтра вылетаешь!». Первая сборная СССР готовилась к выступлению на чемпионате мира по хоккею, и Тарасов включил меня в список кандидатов», – вспоминал Виктор Пучков.

Определенно, 1969 год стал знаковым для 24-летнего Виктора Пучкова. Своей уверенной и надежной игрой он привлек внимание тренерского штаба сборной Советского Союза, в первую очередь Тарасова. Чувствовалось, что тренер его заприметил, проникся к нему уважением и интересом. Когда свердловчане бывали в Москве, тренировались там на арене ЦСКА, Анатолий Владимирович регулярно приходил посмотреть на их игру и подолгу общался с Виктором. Очередная такая беседа закончилась тем, что вратарь получил указание готовиться к турне по Канаде в составе второй сборной СССР по хоккею и получил перечень индивидуальных заданий для обязательного их выполнения. Стало понятно, что это своего рода аванс для хоккеиста. Но сразу же пошли разговоры, что песенка Пучкова спета, что скоро его призовут в армию и он станет игроком ЦСКА.

Как-то раз Тарасов так и сказал: «Все, что ты имеешь в Свердловске, будешь иметь в Москве… квартиру, машину и прочее-прочее. Забирать тебя по призыву не буду. Мы с тобой договорились?».

Пучков попал в список игроков для поездки на чемпионат мира 1969 года. Тут следует напомнить, что железными кандидатами на поездку в Стокгольм были вратари Виктор Зингер и Виктор Коноваленко. За несколько дней до отъезда в Швецию, накануне 8 марта, тренеры сборной решили отпустить игроков со сборов в Архангельском по домам, и Коноваленко как единственный иногородний хоккеист, хорошо все обдумав, решил повидаться с супругой и дочкой в Горьком. Но на обратный поезд в Москву он проспал, а попытка улететь самолетом тоже не увенчалась успехом: не дали добро на вылет в столицу из-за нелетной погоды. Расплата за такой проступок наступила моментально: вратарь получил дисквалификацию до конца текущего сезона, да еще и на следующий год условную дисквалификацию. Тарасову пришлось срочно искать замену Коноваленко – в сборную СССР вызвали Виктора Пучкова.

Кстати, сам Коноваленко прекрасно отзывался о своем тезке: «Пучков играет отлично. У него хорошая реакция. Он умело выбирает позицию. Отлично видит поле и умеет вовремя расслабиться, чтобы снять нервное напряжение. Он интереснее всех наших молодых вратарей. И еще мне Пучков нравится тем, что играет в такой же манере, как мы с Виктором Зингером».

Дебют Пучкова в сборной состоялся 15 марта 1969 года, когда он при счете 14:0 появился в воротах команды, заменив Виктора Зингера. Эта игра против сборной США закончилась со счетом 17:2. В общей же сложности Пучков провел на чемпионате мира 60 минут, не пропустил ни одной шайбы от канадцев, а вот финны дважды его расстроили. Таким образом, он стал первым в истории свердловского хоккея чемпионом мира в составе первой сборной страны.

«Я, конечно же, ответил Тарасову согласием, но в голове еще совсем не понимал, как принять правильное решение, – вспоминает Пучков. – Понятно, что меня взяли в оборот очень круто, что уже в мае Тарасов ждет меня в Москве. Когда завершался сезон, меня начали активно обрабатывать местные профсоюзы, Спорткомитет… вызывали на различные беседы с тем, чтобы отговорить меня от перехода в ЦСКА. Я же себе четко представлял, что в случае моего отказа путь в сборную страны мне будет закрыт, ведь были уже такие прецеденты, что, если игрок не попадал в руки Тарасова, – все, забудь о сборной. Однако наши спортивные функционеры уверяли меня в том, что они отстоят мои интересы, они даже были готовы отпустить меня в любую столичную команду, но только не в ЦСКА. По приезде в Свердловск меня тоже атаковали: «Давай, давай, давай, никуда не дергайся, будем тебя прятать!»

Чтобы читатель детально представлял себе атмосферу в советском хоккее и около него, позволим небольшое отступление, которое поможет ярче раскрыть ситуацию, возникшую после того, как герой нашего повествования получил приглашение в ЦСКА.

Сложнейший характер Анатолия Владимировича до сих пор подвергается изучению, и чаще всего, воспоминания о нем окрашены в достаточно полярные цвета. Тарасов быстро сходился с людьми – так же быстро и расходился. В Госкомспорте СССР пытались хоть как-то противостоять таким диктаторским замашкам Тарасова. Тогдашние руководители комитета Владимир Коваль и Валентин Сыч вряд ли особо задумывались о судьбе того или иного хоккеиста – скорее всего, они старались не допустить тотального воздействия Тарасова на советский хоккей.

Именно в такой ситуации – между молотом и наковальней – оказался Виктор Пучков.


1969 год. Приз «Известий». Запасной вратарь Виктор Пучков во время матча СССР – ГДР

– В итоге спрятали меня (поскольку Тарасов сказал, что призывать в армию меня не будет) на номерной завод. Но недолго плакала старушка (смеется). В Свердловск приехал Константин Локтев, который и искал меня по военкоматам, по заводам, везде. В результате меня нашли на номерном заводе, директору предприятия объявили выговор прямо по телефону из Москвы, потому как в столице дело дошло дело до Министерства обороны, оттуда связались с Министерством среднего машиностроения – в итоге меня за день вычислили. Все, думают, взяли меня тепленьким. Но не тут-то было, меня наши функционеры перекинули во ВНИИ «Химмаш» – и вот там меня уже никто не нашел!

Выбор был сделан в пользу «Автомобилиста» – и Виктор Иванович до сих пор не жалеет об этом. Справедливости ради отметим, что после приглашения в ЦСКА его звали в «Динамо», «Спартак» предлагал заманчивые условия. Но Пучков для себя однозначно решил: раз уж он отказал самому Тарасову, то будет играть только за свой родной, свердловский клуб. А Тарасов, приезжая с армейцами на игры в Свердловск, всякий раз кричал со своего тренерского мостика: «Пучкову по лапам бей, по лапам!».

Окончательный разрыв Пучкова и первой сборной страны случился 5 декабря. Догадываетесь, по чьей инициативе?

Вторая сборная СССР под руководством Николая Георгиевича Пучкова и Бориса Александровича Майорова, в которой Виктор был основным голкипером, накануне вернулась из турне по Швеции. Через несколько дней должен был стартовать турнир на приз газеты «Известия», несколько игроков второй сборной получили туда приглашение. Тарасов в тот момент находился в госпитале, поправлял здоровье. Хоккеисты обеих сборных находились на сборах в Архангельском – и между ними решили провести контрольный матч, победителями в котором неожиданно стали игроки второй сборной.

Утром следующего дня спортсмены выходят на утреннюю пробежку, а из-за деревьев совершенно неожиданно появляется фигура Анатолия Владимировича: «С Днем Сталинской Конституции, товарищи! После зарядки Лутченко, Пучков, Мошкаров – ко мне в кабинет!». В кабинете он что-то писал, сидя за рабочим столом, и как бы между делом завел разговор:

– Лутченко, молодая звезда… прекратил работать, возвращайтесь обратно в команду, в ЦСКА. Мошкаров, вы курите!

– Бросил, я давно бросил!

– Игрок сборной! Бросил? Вон отсюда! Все!

В кабинете остались двое. Тарасов сидит, пишет, уткнувшись в бумаги, и даже не оборачивается. Пучков слегка кашлянул, немного на стуле поерзал. Лишь спустя некоторое время Анатолий Владимирович, удивленно взглянув на присутствующего, произносит: «Пучков, а вы еще здесь?! Я вам еще в марте все объяснил!».

Вот так и вышло, что вместо него на сборы в Швецию, на совместные тренировки, проводившиеся знаменитым Лейфом Хольмквистом, поехал молодой Владислав Третьяк.

За золотые медали чемпионата мира и Европы 1969 года в Стокгольме (Швеция) и серебряные Всемирной Универсиады 1970 года в Тампере (Финляндия) Виктор Пучков был удостоен звания «Мастер спорта СССР международного класса». Однако после известных событий дорога в первую сборную была окончательно закрыта.

«Во вторую сборную меня еще приглашали, – вспоминает Пучков один из случаев. – Во время турне второй сборной по Швеции – Финляндии у нас была пара вратарей Виктор Пучков – Виктор Толмачев. В составе же первой сборной страны, отправлявшейся в зарубежную поездку, на тот момент был только один Виктор Коноваленко – Виктор Зингер тогда приболел. В аэропорту Хельсинки нас провожал домой Виктор Домбровский, хоккейный судья, входивший в состав нашей хоккейной делегации.

Домбровский говорит: «Он… ОН [в смысле Тарасов] сказал, что Виктор должен остаться здесь, чтобы пополнить состав главной сборной».

Николай Георгиевич Пучков мне говорит: «Витя, оставайся».

И тут кто-то догадался позвонить Тарасову, а тот в ответ: «Какой еще Пучков?! Толмачева оставляйте!».

Когда Виктору Толмачеву передали тарасовские слова, тот был в полнейшем недоумении: «Да он [Тарасов] меня три года в упор не видел, а сейчас за сборную берет? Что же ты, Витя, такого натворил-то?!».

А, надо сказать, у Виктора Толмачева с Тарасовым был серьезнейший конфликт, который даже заставил Толмачева уйти из ЦСКА. Так вот и закончилась моя эпопея с Тарасовым.

 

Где-то до 1973-74 годов не общался я с Тарасовым. Команда наша улетала на юг, на сборы, а Анатолий Владимирович, на тот момент уже уволенный из ЦСКА, тоже отправлялся на лечение куда-то на море. Пока ждали вылета, Тарасов беседовал с нашим тренером, Виктором Шумковым. Тут он неожиданно в нашу сторону повернулся, спрашивает: «Там Витька что ли стоит? Позови-ка его сюда».

– Ну что, привет. Теперь можно и поздороваться. И все-таки ты был неправ!

* * *

Как это неудивительно, но всякого рода тяжелые травмы и повреждения, столь распространенные среди хоккейных вратарей, Виктора обошли стороной. Сотрясение мозга было только раз, когда «Автомобилист» принимал у себя дома московское «Динамо»: тогда Александр Мальцев, прорываясь к воротам свердловчан, врезался в Пучкова. Врач команды отправил спортсмена в городскую больницу на 10-дневное лечение. В остальном же все стандартно: ушибы, растяжения…

В общей сложности 13 сезонов провел Виктор Иванович в составе «Автомобилиста». Еще будучи действующим игроком, он подготовил себе прекрасную смену – вратарей Николая Никонцева и Сергея Печенина. Нравилось Пучкову работать с подрастающими хоккеистами, делиться с ними секретами вратарского мастерства. До декабря 1976 года он еще был в статусе играющего тренера, а потом, почувствовав, что последствия травм уже не дают ему полноценно выступать на льду, заявил: «Все, Николай [Никонцев], иди в ворота».

Оказалось, что тренерский труд, в особенности второго тренера, – не сахар: старший тренер команды все же держится несколько обособленно от всего происходящего, а вот на плечи второго тренера тогда ложилась гигантская обязанность. Следить за дисциплиной, расстановкой игроков на льду, своевременными заменами и многим-многим другим. Виктору Ивановичу была ближе по душе кропотливая работа с вратарями, вот только не было тогда в штате наших команд такой должности – тренер вратарей!

Следующая попытка попробовать себя в роли второго тренера была предпринята в тот год, когда на место старшего тренера заступил Владимир Шугин. Пучков тогда трудился в местном «Спартаке» и получал истинное удовольствие от работы с молодыми спартаковцами. Предложение тренировать «Автомобилист» поступило от Спорткомитета, отказываться было как-то несолидно, но уже через год Пучкову стало окончательно ясно, что это не его призвание.

И слава богу! Потому как Виктор Иванович Пучков в 1980 году возглавил СДЮСШОР № 2 «Юность» по хоккею и вплоть до своего 70-летия очень продуктивно там работал. За это время тысячи мальчишек пристрастились к хоккею, а шестеро учащихся школы, став профессиональными спортсменами, завоевали золотые медали чемпионов мира и Европы. Достаточно назвать фамилии Ильи Бякина и Павла Дацюка, чтобы представлять себе, насколько умело была поставлена работа в хоккейной школе, коль скоро эти ребята добились столь впечатляющих результатов! И, бесспорно, немаловажная роль в подготовке этих хоккеистов, в воспитании у них чувства преданности своему клубу, ответственности за свою команду, за результат, любви к хоккею с шайбой принадлежит прославленному вратарю Виктору Ивановичу Пучкову!

– Год я не помню, да и с кем уже мы играли, не скажу, но было примерно следующее: закрутили нас как клоунов на манеже! Я вертелся, крутился, падал, снова вскакивал… у нас же первым делом, как вскакиваешь, штангу надо потрогать. Так вот я ее не потрогал… посмотрел, ага, она здесь. Ну, я встал в стойку, играю, а мне кричат: «Пуча! Ты что?! Вернись в ворота!!!» Я не понимаю, я же в воротах играю. Оказывается, ворота-то рядом, а я в стороне от них стою! Так нас закрутили, что когда я вскочил, то встал рядом со штангой, а ворота – пустые. Кошмар (смеется), но обошлось…

В качестве эпилога

Легендарный советский хоккейный вратарь, кумир миллионов советских болельщиков хоккея Николай Григорьевич Пучков получал медали олимпийского чемпиона в Кортина-д’Ампеццо в то время, когда в далеком уральском городке Серове его совсем юный однофамилец неуклюже выкатывался на лед и занимал место в воротах.

Маленький Витька очень хотел стать настоящим хоккеистом, стать вратарем, которому никто не забросит шайбу, но тогда ему раз за разом приходилось вынимать шайбу из ворот. Сверстники ехидно кричали: «Пучков, нечего присваивать себе вратарскую фамилию, ты только голы и пропускаешь!». Они и не подозревали, какими качествами настоящего спортсмена обладал Виктор.

Пройдет несколько лет, и благодаря мужеству, воле, верности делу он получит возможность противостоять лучшим форвардам страны и мира, набираться опыта у ведущих голкиперов СССР и вместе с ними защищать спортивную честь Родины на ледовых аренах по всему свету. Пучков – вратарская фамилия!

Книга о советских хоккейных вратарях «Мужская работа» планируется к изданию в 2022 году. Сейчас идет сбор средств на издание книги

В книге около 30 героев-вратарей. Это Николай Пучков (ВВС, ЦСКА, СКА Ленинград), Евгений Ёркин и Александр Сидельников («Крылья Советов» Москва), Станислав Литовко и Владимир Шеповалов (СКА Ленинград), Николай Кульков («Динамо» Киев), Борис Зайцев и Владимир Полупанов («Динамо» Москва), Виктор Толмачёв и Николай Толстиков (ЦСКА), Анатолий Рагулин и Валерий Зубарев («Химик» Воскресенск), Виктор Пучков («Автомобилист» Свердловск), Бронислав Самович («Локомотив» Москва, «Кристалл» Саратов), Александр Пашков («Крылья Советов», ЦСКА, «Динамо», «Химик»), Виктор Зингер и Виктор Криволапов («Спартак» Москва), Виктор Коноваленко («Торпедо» Горький) и Владислав Третьяк (ЦСКА).

Поддержать краудфандинговый проект на сайте Planeta, предзаказать книгу и получить подарки можно здесь

Фото: РИА Новости/Дмитрий Донской; forum.hc-avto.ru; khl.ru; forum.hc-avto.ru

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Гридасов с бородой
+82
Популярные комментарии
SALTAN
+10
Мой сосед.Квартиры напротив.
Годзилко
+10
Я эту историю, что Тарасов обиделся на Пучкова и отцепил его навсегда от сборной читал еще в 90-х, в "СЭ" интервью было. Что сказать - это полуправда. На ЧМ-70 поехали Коноваленко и Третьяк. Коноваленко "вернули" после дисквы, и он провел выдающийся турнир, попав в Олл старз, и выиграв звание чемпиона, перенеся тяжелейшую травму. Допустим Третьяка протолкнул Тарасов, потому что Владик свой. А куда деть Зингера, вратаря номер один сезона 68/69 (спартаковский кипер стал чемпионом страны и первым номером сборной... и ему всего 28 лет!)? Пучков просто по классу проигрывал всем им.
Изменилось бы что-то, перейди он к армейцам? Возможно еще один сезон он в сборной и поиграл, но Третьяк тогда уже рос семимильными шагами, и скорее всего уже в 70-м просто вытеснил из рамки ЦСКА Пучкова. Вот и вся правда.
cahes
+6
Спасибо за статью! Прочитал с огромным интересом к деталям и на одном дыхании!
Написать комментарий 12 комментариев

Новости

Реклама 18+