Реклама 18+
Реклама

«На борту корабля нашли тонну кокаина». Футболист, которого называли главным наркоторговцем Германии

От гола в ворота Оливера Кана до тюремной камеры.

Кевин проснулся от громкого стука в дверь. «Что происходит?» – непонимающе спросила его сонная подруга. Она испуганно накрылась одеялом с головой.

Мужчина побледнел и ошарашено приподнялся с кровати – в этот момент дверь слетела с петель, а в квартиру вломились восемь спецназовцев. Несколько парней наставили автоматы.

– Поднимите руки вверх. Медленно встаньте с кровати. Кевин Хансен? Вы задержаны. В квартире будет произведен обыск.

Кевин сдался без сопротивления. Полицейские поняли, что он не опасен: мужчине и его спутнице дали одеться. Потом деликатно, без киношных заламываний и швыряний на пол, надели на Хансена наручники.

«Парни, в чем вообще дело?» – спросил Кевин. Офицер ответил: «Вас подозревают в пособничестве наркомафии».

***

На другом конце телефонной трубки плакал отец.

– Папа, перестань. Ты чего?

– Прости, Кевин. Я так долго этого ждал.

Несколько часов назад 22-летний полузащитник «Ганзы» Кевин Хансен дебютировал в бундеслиге. На 70-й минуте он вышел на замену в матче против «Баварии» в Мюнхене.

Через 12 минут Кевин правой подрезал мяч мимо Оливера Кана, сократив отставание в счете до одного гола. Вырвавшись из объятий одноклубников, он побежал доставать мяч из сетки. Оливер Кан что-то недовольно пробурчал, а Кевин не стушевался, похлопал вратаря по плечу и ответил: «Теперь спокойно езжай на чемпионат мира, Оли».

Тот день, 4 мая 2002 года, Хансен называет лучшим в жизни. После игры Кевин позвонил родителям. Эмоции переполняли. Папа не мог сдержать слез радости. Лучший вратарь Германии оказался бессилен после удара сына.

В 90-х родители водили Кевина на матчи «Гамбурга»: парень фанател от блиставшего тогда Томаса Долля. Кевин пытался наследовать кумира в местном клубе «Форвертс-Ваккер» из региональной лиги.

Он не был самым быстрым в команде, но хорошо работал с мячом. Его штрафные были убийственны. Частенько Кевин забивал прямо с угловых. Юниора заметили скауты бундеслиговой «Ганзы» – в 19 лет Кевин переехал на побережье Балтийского моря.

Папа Кевина отпрашивался с работы и часто ездил в Росток – на тренировки и матчи сына. Родители, бывало, приезжали даже на выезды дубля «Ганзы» – болели на кромках деревенских полей и дряхлых стадионах заштатных городишек северной Германии. С первой профессиональной зарплаты Кевин помог родителям купить квартиру.

«У Хансена была лучшая техника удара из всех, кого я когда-либо тренировал», – говорил репортерам журнала Der Spiegel Армин Фе, который тогда работал с основой «Ганзы».

Карьера Хансена в основе быстро закончилась. Через полгода после гола «Баварии» он провалился в домашнем матче против «Мюнхена-1860». Кевин постоянно обрезал, терял мяч в безобидных ситуациях. Тренер не вытерпел и заменил его еще в первом тайме, когда на табло горели 0:3.

В беседе с журналистами 11 Freunde Кевин признал, что тогда ему не хватало уверенности в себе. Фе постоянно повторял: «Выпрямись, парень. Грудь вперед. Ты мужчина, или кто?» – «Конечно, мужчина».

Хансен до боли пахал на тренировках, но его отправили в дубль: «Еще сырой, пусть набирается опыта».

В феврале 2003 года Кевин вышел на промерзлое поле в футболке «Ганзы-II». После жесткого столкновения с деревенским верзилой он неудачно рухнул на газон – послышался мерзкий хруст. Клубные доктора диагностировали перелом левой лодыжки.

Травма дала осложнения: сильно ныло в спине, отдавало в паху. Боль доходила до кончиков пальцев ног. Врачи перепробовали все возможные способы: инъекции, иглоукалывания, лазерная терапия.

Хансен в страшных снах вспоминал комнату с розовыми стенами, каменным полом, тренажерами и запахом пота в воздухе. «Иногда я просто не мог видеть все это – каждый день приходилось как-то мотивировать себя». Кевин проводил дни в фитнес-центре «Ганзы», но так и не смог полностью восстановиться. Его тело сдалось.

Отчаявшись, Хансен разорвал контракт и перешел во второлиговый «Эрцгебирге», но и там не закрепился. Опять травма, опять операция. Его конечность напоминала изрешеченную осколками ногу ветерана войны. 

Агент подыскивал клубы из третьей лиги, но после изучения медицинской карты Хансена все отказывались.

После девятой операции Кевин записался в «Хамм Юнайтед», любительский клуб с восточной окраины Гамбурга. Он получал 3800 евро пособия, как спортивный инвалид.

В «Хамме» не ждали от Хансена чудес. Ему разрешали пропускать тренировки, когда нога слишком болела. Но, если Кевин чувствовал, что готов играть – тренер стабильно давал место в старте.

Хансен мало двигался, но делал результат: благодаря отличному видению поля он раздавал голевые передачи, да и хлесткий удар со стандартов тоже никуда не делся. Его назначили капитаном команды.

После матчей футболисты зажигали по кабакам Репербана, а ранним утром понедельника с похмельными головами зависали в Макдональдсе: смеялись и давились гамбургерами. «Мы были как банда, слепо доверяли друг другу», – вспоминал игрок «Хамма» Флориан Саймон, который по основной профессии работал рекламным агентом.

***

– Эй, Кевин. Дома сумка с деньгами. Ты только не переживай, я тебе потом все объясню.

На базу «Хамма» неожиданно нагрянул лучший друг Хансена, экс-футболист греческого происхождения. В судебных материалах он фигурирует под псевдонимом «Коста».

Кевин ошалело кивнул: «Какая сумка? Ладно-ладно, потом разберемся». Что имел в виду Коста он понял только дома. «В шкафу действительно лежала сумка, полная пачек денег. Там был, наверно, миллион долларов», – вспоминал Хансен.

Хансен шапочно знал Косту еще во времена футбольной молодости. На одной из вечеринок парни сдружились, стали проводить время вместе: ночные клубы, красивые девушки, выпивка ночи напролет, фильмы Квентина Тарантино под пиццу. Хансен дал Косте ключи от своей квартиры – друг жил в пригороде Гамбурга и часто оставался дома у Кевина после ночных загулов.

Кевина не смущала темная история о Косте, которого связывали с криминалом: полиция обвиняла его в вымогательстве, причем одной из жертв оказался бывший одноклубник. Дело рассыпалось, когда в суде все свидетели резко передумали давать показания. Хансен знал о темной стороне друга, но верил, что уголовщина осталась в прошлом.

В конце 2009 года полиция Гамбурга работала сверхурочно. Город наводнил дешевый кокс. Мелкие барыги жаловались друг другу, что цены на товар нещадно падают. По оперативной информации, наркорынок сотрясла банда «Лос Паравайос», которая завезла морем полтонны кокаина. Группировка получила название в честь одного из участников – латиноамериканца, который когда-то давно играл в одноименной музыкальной группе.

Оружие, изъятое полицией у членов банды «Лос Парагвайос»

Со временем полицейские вышли на неосторожных членов банды, затем начали прослушку телефонов. Несколько недель опера просидели в засаде в гавани Гамбурга. Ожидалось прибытие корабля с товаром из Южной Америки.

Группа спецназа зашла на борт, специалисты начали обыск. Один, второй, третий контейнер – все чисто. Когда открыли седьмой, овчарки радостно залаяли. В пустых полостях деревянных брикетов были запрятаны пакеты с кокаином. Много, очень много кокса.

Всего на борту корабля нашли 1244 упаковок кокаина весом 1,33 тонны, – писал Der Spiegel. – Это была самая большая партия наркотиков в истории Германии.

Некий «Константин Ф.» по прозвищу Коста упоминался в оперативных разработках участником группировки, а гражданин Германии Кевин Хансен – в качестве пособника наркотрафикеров.

***

На следующий день репортеры ломились на базу «Хамм Юнайтед».

– Вы слышали о рейде полиции в порту Гамбурга? О корабле, доверху набитом коксом? Где Кевин Хансен?

– Кевин в отпуске, отдыхает со своей девушкой, – отвечали недоуменные одноклубники.

В тот самый момент Хансена в наручниках везли в полицейской машине. Прокуратура обвинила одного из самых неординарных молодых талантов бундеслиги своего времени в «содействии обороту наркотиков».

–  Я просто оказался слишком наивен. Ну, скажите: зачем мне было нужно, если спортивная пенсия полностью меня обеспечивала? – оправдывался Хансен.

Следователи не верили: двухкомнатное жилище Хансена в центре Гамбурга в обвинительных бумагах проходило как «конспиративная квартира группировки». Согласно обвинению, там временно хранилась часть выручки от продажи первой, полумиллионной партии кокаина – около 5 миллионов евро. При обыске нашли даже машинку для пересчета купюр.

Задокументировано, что лично Хансен передавал сумку с частью денег другому подозреваемому. Кроме того, на деньги из квартиры Кевина Коста снял склад в районе гамбургского порта.

Пакеты с кокаином, найденные полицией на корабле

Следователям показалась подозрительной поездка Хансена с Костой на три недели в Майами. В клубе Кевину дали добро на отпуск на время дисквалификации после красной карточки. В прослушанных разговорах Кевин не рассказывал ничего криминального, только хвастался одноклубникам: «Отличная ночная жизнь, шикарные женщины, крутые вечеринки». А вот Коста, по данным оперативников, во Флориде получал инструкции о рейсе с товаром.

Репортеры осаждали дом родителей Кевина: в погоне за дешевой сенсацией папарацци называли Хансена лидером банды и главным наркоторговцем Германии. Неудивительно, ведь Хансен был единственным более-менее медийным лицом из всех арестованных.

«Он добросердечный парень, просто мягкотелый. Кевин никогда не давал ни малейшего повода подозревать, что он связан с наркотиками», – говорил Флориан Саймон, который стал новым капитаном «Хамм Юнайтед».

Партнеры по команде не верили, что Хансен был наркоторговцем и вел двойную жизнь. Они считали, что Кевина подставил Коста и обманом втянул в грязные дела.

***

Правоохранители смягчились, когда Хансен начал давать показания и активно сотрудничать со следствием. Его включили в программу защиты свидетелей из-за «риска внешней угрозы». На суде Кевин выглядел очень бледным и постоянно смотрел вниз, сидя за пуленепробиваемым стеклом.

Боссы латиноамериканской наркомафии потеряли на арестованной партии кокаина около 40 миллионов евро. В рознице цена могла дотянуть и до 100 миллионов.

Ребята из «Хамма» не забывали капитана: они пообещали дождаться его из тюрьмы и зарезервировали за Кевином №14. Один из близких приятелей каждый матч после ареста Кевина носил под своей футболкой его игровую майку.

Кевин освободился в конце 2012 года. №14 дождался его: по выходным он теперь снова может бегать за «Хамм».

– Давай, Кевин. Пульни в девятку, как в старые-добрые времена.

– Сейчас сделаю.

Кевин медленно подходит к мячу и обводящим ударом кладет мимо стенки точно в сетку.

В будни Хансен изучает налогообложение. В профессиональном училище Кевин часто ловит косые взгляды коллег.

«Если вы хотите что-то узнать – спрашивайте, мне скрывать нечего», – говорит им Хансен. Он сполна расплатился за грехи, а теперь начал жизнь с чистого листа.

***

Чумной доктор советует почитать:

Он подписал контракт с «Реалом», но работал электриком и водителем Де Хеа

Президент «Баварии» пережил концлагерь и потерял семью. Но вернулся, чтобы восстановить клуб

Фото: fc-hansa.de (1); imago  (2, 4, 8); WITTERS/Witters Sport Presse Fotos (3); noveski.com (5); DPA (6); dapd (7).

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Чумной доктор
+172
Популярные комментарии
+62
Sevuska
« Отличная ночная жизнь, шикарные девушки, крутые вечеринки «. Всё это есть в жизни Аршавина, и всё честно , без всякой наркоты.
+53
Morozov 23
в погоне за дешевой сенсацией папарацци называли Хансена лидером банды и главным наркоторговцем Германии. Неудивительно, ведь Хансен был единственным более-менее медийным лицом из всех арестованных.

Прямо как Спортс в заголовке.
+13
Morozov 23
Он получал 3800 евро пособия, как спортивный инвалид.

Вот тупая гейропа с мигрантами!!! Другое дело у нас. Главное, чтобы как не в Парижах и Берлинах!
Написать комментарий 18 комментариев
Реклама 18+