Реклама 18+

Глава восьмая. Боль или слава. Часть третья

Вот что я вам скажу: нужно много удачи, чтобы побить мировой рекорд. Одного таланта тут недостаточно. Сегодня я с удовольствием вспоминаю о своем пятом забеге на стометровке в Нью-Йорке, ведь именно тогда я стал одним из главных фаворитов Олимпиады. Но самым удивительным в этих воспоминаниях является то, сколько вещей произошло в нужное время. Ведь это должен был быть обычный забег, ничего особенного. Но вместо этого он превратился в настоящее сумасшествие, впервые сделавшее меня самым быстрым человеком в мире.

Мне очень нравился Нью-Йорк, там было много ямайцев и стадион Икан, расположенный на острове Редналла показался мне отличным. В ночь перед стартом был сильный дождь, молнии освещали все небо и гром грохотал над головой. Суеверному человеку это могло бы показаться плохим предзнаменованием. Я знал, что мокрый трек иногда был даже лучше, потому что становился более упругим.

Меня не очень волновали личные рекорды. Все мое внимание было сосредоточено на человеке, стоявшим рядом со мной на стартовой линии: Тайсон Гэй. Тайсон был Чемпионом мира на обеих дистанциях. В тот день такой сильный соперник был как нельзя кстати, потому что я был абсолютно спокоен и ничто не давило на меня. Единственное, что я должен был сделать, это показать на что способен.

Это была настоящая удача для меня. Психологически, я занял своеобразную поул-позицию, потому что мне было абсолютно нечего терять. Я выступал против лучшего и просто хотел узнать, смогу ли что-нибудь противопоставить ему. Если мне удастся, я буду счастлив, если нет – никому не будет до этого дела. Но я чувствовал, Тайсон нервничает из за моих недавних результатов. Он должно быть думал: «черт возьми, может этот парень и вправду так силен?»

Я же был спокоен, потому что проделал отличную работу на тренировках и был абсолютно здоров. Небольшое волнение появилось только перед стартом, что было совершенно естественно, ведь это был мой первый серьезный экзамен на стометровке и Нью-Йорк давал мне шанс заявить о себе всему миру. У меня не было никаких мыслей по поводу мирового рекорда. В то время я вообще никогда не задумывался о таких вещах. Я знал, для того чтобы показать отличное время, нужно быть спокойным и совершенно расслабленным. Мысли о мировых рекордах могли привести к лишним волнениям. А если ты сильно волнуешься, на хороший результат можно не рассчитывать.

Высокое давление часто становилось проблемой ямайских спортсменов. Когда Асафа побил мировой рекорд, я не думаю, что его очень интересовало время. Он просто хотел победить, а рекорд стал своего рода бонусом. Однако, после этого он изменился. Я видел, что перед каждым забегом он был очень напряжен. Он как будто был обязан превзойти свое достижение, что создавало очень большое давление. Он уже не мог выкинуть эту мысль из головы. И хотя в 2007 году ему удалось еще раз побить рекорд, он никогда больше не побеждал на крупных соревнованиях.

И вот время пришло. Я встал в блоки: «давай, сделай это».

«На старт!»

Бах! Пистолет выстрелил, но через мгновенье мы все остановились. Кто-то совершил фальстарт. Это было хорошо для меня, потому что я почувствовал, что в этот раз реакция подвела меня и я стартовал плохо. Снова случилось то, о чем я говорил – мне повезло.

«Эй, тебе нужно быстрее реагировать» – подумал я перед рестартом, – «ты не можешь давать соперникам фору в два шага».

Бах! На этот раз все было идеально. Я стартовал резко и мощно. На тридцати метрах я вышел в лидеры и когда оглянулся через плечо, не смог увидеть Тайсона. Я даже не мог его слышать. И тогда произошло самое странное: я помчался к финишу, осознавая, что уже победил. Это была моя единственная мысль в тот момент. «Да, я сделал его!»

Я просто продолжал работать, мое сердце билось ровно, а ноги, казалось, были легче воздуха. Я мог бы пробежать еще сто метров в том же темпе. Черт, а может и все триста. Пересекая линию я посмотрел на секундомер и увидел время:

1. Болт 9,72 сек. (Новый мировой рекорд).

«О, боже!»

Начался хаос. Я потерял рассудок. Я не понимал как вести себя и что делать. Остановиться? Продолжать бежать как сумасшедший? А может прыгнуть прямо в толпу? Наконец, я упал на колени и коснулся лбом трека. Должно быть это выглядело как молитва. Да это она и была.

Тренер тоже был счастлив. Он бросился ко мне так быстро, как никогда раньше. Обхватив меня руками, он кричал:

«Я знал, ты сможешь! Я знал, ты победишь его!»

Тренер имел полное право на эту радость, потому что это была его крупнейшая победа за всю карьеру. Первое место в Нью-Йорке для него стало тем же, чем победа Манчестера в Лиге чемпионов для сэра Алекса Фергюсона. Однако, рекордное время было неожиданностью. Никто из нас не предполагал, что я способен бежать настолько быстро.

Тайсон был расстроен. Когда он подошел ко мне, чтобы поздравить, я понял – нашей дружбе пришел конец. Если, конечно, это можно было назвать дружбой. Но, в любом случае, улыбки и приветственные кивки на стартовой линии остались в прошлом. Я не помню точно, что он сказал мне в тот день, но определенно это был последний раз, когда мы разговаривали. Я теперь не был для него просто парнем на треке. Я превратился в главного соперника. Но я не был удивлен этим. Все мы люди и спортсмены по разному реагируют на успехи или неудачи. Некоторые быстро остывают, другие же хотят убить всех своих соперников. Я понимал его, потому что если бы такое случилось со мной, я был бы очень зол. Но, с другой стороны, это подстегнуло бы меня тренироваться более усердно, чтобы в следующий раз взять реванш.

Этому меня научил тренер. В одной из наших бесед он объяснил мне, как я должен вести себя, если хочу стать настоящим победителем.

«Единственное, что ты должен понять – у каждого спортсмена есть свое время. Сейчас время Тайсона. До этого было время Асафы. А до них – олимпийских чемпионов Маурисио Грина и Донована Бэйли. Но время проходит и появляется новый чемпион. Нужно всегда это помнить, особенно в моменты поражений».

Тем не менее были и положительные стороны от обладания мировым рекордом. Результат в Нью-Йорке сделал меня главным фаворитом Олимпийских игр. Единственным человеком, который теперь беспокоил меня был Асафа. Даже не смотря на его нестабильное психологическое состояние. Я часто видел, как он тренируется. Особенно меня впечатлял его старт. Он был так хорош, что я не понимал, почему он не может бежать быстрее. Казалось, что если бы у меня была такая реакция, я бы мог бежать со временем 9,30.

Однажды я даже видел как он сломал блоки. Это было невероятно. Мы разминались перед забегом и он отрабатывал старт, снова и снова, как вдруг – бах, его блоки просто развалились на части.

«Какого черта» – подумал я, – «как такое вообще могло произойти?»

Через мгновенье я увидел, как Асафа бежит с куском метала, приставшем к его ноге. Его сила была просто потрясающей.

Я предполагал, что если Асафа справится с давлением, он будет очень опасен в Пекине. Проблема была еще и в том, что я до сих пор не проверил свои силы в противостоянии с ним.

Такой шанс мне представился через некоторое время. За пару недель до старта Олимпиады был турнир в Стокгольме. Этот старт стал для меня важнейшим уроком в первую очередь из за системы старта. Это было в новинку для меня, но здесь все происходило очень быстро. Не успел я как следует встать в блоки, как услышал голос судьи – «На старт». И вдруг сразу после этого прозвучал выстрел, соперники рванули вперед, а я отстал. Моей первой реакцией была паника. Я был еще недостаточно опытен на стометровке, но мой разум подсказал мне что делать.

«Беги, идиот!»

И я побежал. Через несколько секунд я догнал Асафу, который занимал первое место. Последние метры дистанции я висел у него на хвосте и знал, что если наклонюсь вперед на финише, то обойду его. Но мой разум снова вмешался.

«Нет. Не нужно этого делать».

Я дал ему победить.

Ладно, то, что я скажу дальше может звучать странно, но это были мои мысли в тот момент. Я считал, что раз провалил старт, то не заслуживаю победы. Я был не очень хорош. Но я был счастлив, потому что узнал кое что очень важное об Асафе. Даже несмотря на плохой старт, я смог догнать его и проиграл в итоге лишь несколько дюймов.

Когда я рассказал тренеру, он был озадачен.

«Ты что решил раньше времени раздать Рождественские подарки?»

Но я знал, что это был хороший ход. Я почувствовал дополнительную уверенность перед Олимпийскими играми. Асафа всегда будет быстрее меня на первых сорока метрах, благодаря его старту. Но на дистанции я имел преимущество. Оно заключалось в том, что мне нужен только 41 шаг, тогда как всем остальным – 44. Мне также удалось уменьшить психологическое давление. Асафа теперь считал, что может обойти меня, а вместе со мной и Тайсона. Эта победа сделала его самоуверенным. Я же знал – все в моих руках.

* * *

Как и в других видах спорта, в легкой атлетике есть противостояние тренеров и беговых клубов. Со стороны может показаться, что раз это индивидуальный вид спорта, тут каждый сам за себя, но в реальности все по другому. У спортсмена была своя команда. Каждое соперничество было особенным, и подобно противостоянию Манчестер Юнайтед с Сити, или Роджера Федерера с Рафаэлем Надалем, у каждого была своя уникальная история. Главным соперником моего тренера был Стивен Фрэнсисиз, или просто Франо, из клуба MVP, который относился к технологическому университету Кингстона. Франо был известен, как специалист, готовивший Асафу. Так как мы занимались в клубе Racers при университете Вест-Индии, соперничество тренеров заключалось не только в сравнении трофеев, но и в успешности системы образования. По крайней мере, так это выглядело со стороны.

На самом деле все было немного глубже. Тренер и Франо раньше работали вместе. Не знаю, почему их дорожки разошлись, но с того момента они были непримиримыми соперниками. Помню, когда мы только начали работать на стометровке, все говорили, что тренер не сможет подготовить меня к этой дистанции. Рекорд в Нью-Йорке заставил всех этих людей замолчать. Теперь тренер был человеком с Самым Быстрым Парнем На Земле в своем портфолио.

Такая конкуренция положительно сказывалась на всем спорте Ямайки. Она помогала двигаться вперед. Когда новые ребята приходили тренироваться к нам, я говорил им:

«Вы больше не в школе, парни. Это тренировочный лагерь. И когда вы выступаете на международных соревнованиях, не думайте, что вы представляете Ямайку. Вы представляете наш клуб. Вы должны сказать — эй, я каждый день тренируюсь с Болтом, а у вас что есть? А если вы проиграете, можете не возвращаться».

Это была шутка, конечно. Но на самом деле, лишь наполовину.

Люди все время спорили, за какой клуб выступают лучшие спортсмены, считали медали и трофеи. А когда наступал Олимпийский сезон, вопрос стоял не «как нам сделать сборную Ямайки сильнее?», нет. Он стоял так – «Сколько атлетов из конкурирующих клубов поедут на соревнования?». Вот как серьезно обстояли дела.

Рекорд в Нью-Йорке вывел наш клуб в лидеры. Мы с тренером выиграли это противостояние. Но самое главное было впереди.

Глава восьмая. Боль или слава. Часть первая

Глава восьмая. Боль или слава. Часть вторая

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Автобиография Усэйна Болта
+26
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+